Давайте подсмотрим

И.Кучеренко

ДАВАЙТЕ ПОДСМОТРИМ

Старые знакомые

Я не сразу освоился с подводным миром. Дело в том, что все предметы в воде кажутся увеличенными почти в полтора раза. Когда перед моими глазами поверх пушистых головок роголистника показалась шустрая стайка рыбешек, я с трудом узнал своих старых знакомых - верховок, или, как их называют в народе, малявок. Это самая маленькая и потешная рыбка степных водоемов. Бросишь корочку хлеба, и она суетливо пощипывает ее снизу, забывая об опасности.

Популярные книги в жанре Природа и животные

Г. И. ОРЛОВ, Н. Р. ОРЛОВА

Хозяева каменистых россыпей

Кто часто бывает в горах, не может не обратить внимания на быстрых небольших зверьков, с тревожным писком скрывающихся в россыпях при появлении человека. Там, где вы увидели зверька, легко найти и следы его пребывания: белые и красные пятна мочи, характерный помет в виде зеленоватых дробинок, запасы сена в миниатюрных «стожках», услышать своеобразный свист. Кто же он? Давайте наберемся терпения, подождем, пока хозяин россыпи успокоится и появится. Тут мы и познакомимся с ним. Забавный зверек подарит нам немало познавательных и приятных минут.

О песках Тосумах я слышал давно от своих коллег. И вот представилась возможность побывать здесь самому в составе комплексной экспедиции Института зоологии в 1983 году.

Тосумы — изолированные пески шириной до 15 километров, протянувшиеся вдоль левого берега реки Тургай на 50 километров. Своеобразие им придает необычная для песков растительность. Представьте себе песчаный массив с рощицами тополя, березы, ивы в межбарханных понижениях. А самое примечательное — это песчаная арча (можжевельник казачий). Вершины отдельных барханов покрыты ее густыми стелющимися зарослями. Когда продираешься сквозь них в жару, тебя обволакивает смолянистый свежий запах арчи, и создается впечатление, что ты находишься в горах, а не в раскаленных песках.

Солнце уже клонилось за пустынные увалы, когда я возвращался к экспедиционному лагерю берегом речушки Орта-Теректы, стекающей с горных отрогов Южного Алтая. Неожиданно среди несмолкаемой стрекотни цикад послышалось нарастающее жужжание — и тотчас я получил хлесткий шлепок по щеке. К моим ногам упал черный жук. Им оказался крупный экземпляр навозника-гимноплевра, сородича знаменитого священного скарабея. Жук смешно шевелил усиками и, видимо, еще не пришел в себя от непредвиденного тарана. А мимо, как шальные пули, проносились другие навозники.

В невысоком северном отроге Западного Тянь-Шаня, хребте Каратау, есть одно интересное ущелье, называемое Беркарой. Природа этого местечка уникальна. В ботаническом заказнике, созданном здесь, встречаются древние и редкие растения. Удивительно богат и животный мир. Каждый раз, возвращаясь в город, забываешь об усталости, предвкушая в следующий свой приезд вновь встретиться с неожиданными моментами из жизни животных, приподнять «завесу» над тайнами, которые хранит этот замечательный уголок природы.

В очерке Н. Маркеловой рассказывается о морских животных, не обладающих огромными пастями с острыми зубами, совсем безобидных внешне, но представляющих для жизни человека опасность не меньшую, чем прожорливые акулы, мурены или барракуды.

Какие только средства человек не перепробовал в борьбе с акулами! Чтобы избежать опасности и спокойно работать под водой, аквалангисты используют яды, парализующие акул, сильнопахнущие вещества, отпугивающие этих странных рыб, и даже испытывают кольчужные скафандры, способные противостоять зубам морских хищников. Совсем недавно получило распространение еще одно средство. Аквалангисты, ведущие подводные наблюдения в Тихом океане близ берегов Калифорнии, начали раскрашивать свои легководолазные костюмы, копируя окраску морских змей. Оказывается, при встрече с водными ядовитыми пресмыкающимися акулы испытывают сильный страх и спешат убраться подальше, а хитроумная мимикрия подводников вводит их в заблуждение. Словом, от акул аквалангисты застрахованы. Пока остается невыясненной одна деталь: не покажутся ли новые костюмы привлекательными для «сородичей» — настоящих морских змей?

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

АЛЕКСАНДР КУЧЕРУК

Памяти Б. Г. Штерна

Прощайте, Борис Гедальич!

Полета: это много иль мало?..

Прощайте, хохляцкий гидальго,

Лица не скрывавший забралом.

Прощайте, отец Бел Амора!

Прощайте, творец "Эфиопа"!..

Страна в черной краске позора:

Не Азия... и не Европа...

Прощайте, Борис Гедальич!

Полета - это все-таки много...

Прощайте, хохляцкий гидальго,

Теперь вы уже у Бога.

В. КУЧЕВА

ПОЛТИННИК

Рассказ

Перевел В. Муравьев

День начался хорошо. Во-первых, Витька получил пятерку по математике и учитель похвалил его, во-вторых, их класс отпустили с последнего урока.

Витька весело бежал домой, в интернат. В одной руке он держал портфель, а другой прикрывал то одно, то другое ухо - день был морозный.

В интернате было тихо, ребята еще не вернулись из школы. Витька сел к столу. Попробовал играть в шашки и в домино, но играть самому с собой неинтересно. Ему стало скучно, к тому же очень захотелось есть.

Андрей Кучик

Кастанеда-Блюз

Нынешнюю эпидемию латиноамериканской музыкальной продукции, охватившую территорию США и Западной Европы, можно сравнить, разве, с эпидемией Итальянской эстрады начала 80-х. Итало-музыкальная болезнь поразила тогда практически половину населения планеты, продолжаясь, однако, недолго. Сейчас ее след остался лишь в сердцах людей, у которых тот примитивно-инфантильный поток итальянского эстрадного мышления накрепко ассоциировался и закрепился в памяти с какими-нибудь прекрасными и запоминающимися событиями в их обычной, неитальянской жизни. Чего ждать от уже весьма затянувшегося мексиканского брачного периода зачарованности разноцветными женскими купальными костюмами, забарабанизированного японскими drum machines и вытянутого загорелыми южноамериканскими пальцами из Sound Bank-ов музыкальных компьютеров Korg или Yamahа, - предсказать весьма несложно.

Андрей Кучик

Миры Сергея Лукьяненко

Лица стерты, краски тусклы,

То ли люди, то ли куклы.

Взгляд похож на взгляд,

А тень на тень...

Так, еще в начале 70-х, о книгах Сергея Лукьяненко довольно точно, используя носовое пение, сказал Андрей Макаревич, предсказав, таким образом, это литературное явление за четверть века вперед, и лишний раз доказав справедливость названия своего проекта "Машина Времени".

Именно эти строчки неотступно сопровождали меня, когда я начинал читать произведения этого популярного ныне в России фантаста. И эта же мелодия упрямо звучала in my mind, когда в который раз приходилось закрывать файл после 60-70 прочитанных страниц очередной повести или романа, так и не отыскав в них ни единого намека на присутствие хоть одного живого человека, растения или существа из другого мира.