Дальше - тишина

Виктор Косенков

Дальше - тишина?

"- Нам не выйти отсюда. Выпи выклевали нам глаза." Гарсиа Маркес.

Объект был параноиком. Совсем тронутым на собственной безопастности. Впрочем не без оснований. Вероятно эта кошка знала, чье мясо слопала, и теперь явно не собиралась за это отвечать. Алекс стоял перед окном заброшенной квартиры и наблюдал в крошечный цифровой бинокль за тем, как человек готовится войти в дверь собственного дома, где располагалась его квартира. Обстоятельно так готовится. Наблюдая это, Алекс не мог не восхититься, с каким изяществом и непосредственностью производятся все необходимые действия. Осмотр людей, находящихся на улице, как бы бегло, просто-напросто оглянувшись, но очень цепко, с фотографической точностью. Слегка замешкался, что-то ища в кармане, и моментально выделил субъектов, находящихся в опасной близости, и тех, кто может в течение нескольких секунд начать движение и войти в опасную зону. Зону, необходимую для нападения. Объект четко знал то расстояние, на котором атака может быть уже неотражаемой. Знал и сознательно избегал такого сближения с незнакомыми людьми. Даже на улице, в толчее, объект ухитрялся так лавировать между телами, что не возникало никакой возможности сблизиться с ним вплотную и воспользоваться каким-либо средством из арсенала Андрея. Объект был параноиком.

Другие книги автора Виктор Викторович Косенков

Одна из международных террористических организаций наинает работы по созданию сверхчеловека. В результате происходит столкновение двух мощнейших корпораций. И в эти жернова попадает героиня — созданная в лаборатории клонированная девушка.

Клоны были созданы для войны и обучены убивать эффективнее военных киберов. Однако один, точнее одна из них вышла из игры и у нее появилась своя мечта.

Борьба за мечту — это уже другая война. Не чужая, а ее собственная.

В этом сборнике представлены новые произведения современных отечественных писателей-фантастов — авторов знаменитых бестселлеров, лауреатов престижных литературных премий, а также тех, кто делает еще только первые шаги на пути к успеху и широкому признанию читателей.

СОДЕРЖАНИЕ:

ПОВЕСТИ:

Алан Кубатиев. Аренда.

Антон Орлов. Только для просмотра.

Дмитрий Янковский. Игра окончена.

РАССКАЗЫ:

Кирилл Бенедиктов. Ультралайт.

Олег Дивов Енот. допрыгался.

Олег Овчинников. Оргазм в октябре.

Сергей Чекмаев. Очевидец.

Василий Мидянин. Из канализации.

Василий Головачев. Запасный выход.

Сергей Легеза. Метель нам пела песенку…

Вадим Панов. Половинки.

Игорь Алимов. Собаки в космосе: подлинная история Пчелки и Мушки.

Виктор Косенков. Мое черное сердце.

Андрей Белянин. Дневник кота с лимонадным именем.

Ирина Скидневская. Стая.

Игорь Пронин. Консервы.

Игорь Огай. Письмо с Земли.

Светлана Прокопчик. Марш мертвых блондинок.

Андрей Валентинов, Марина и Сергей Дяченко, Генри Лайон Олди. Спасатели (из цикла «Пентакль»); Туфли; Спасатели; Сердоликовая бусина.

Они — простые русские мужики, многое испытавшие, побывавшие на войне и прекрасно знающие горечь поражения и радость побед. Единственное, что им нужно, — чтобы им не мешали строить свое собственное будущее, чтобы ни правительство, ни силовые ведомства не сковывали им руки. И они заслужили такое право — объединившись в кланы, став новой аристократией возрожденной России. Но там, где дало слабину государство, почувствовала свою выгоду мафия. Война вновь приходит на отдаленные хутора: боевики мафии пытаются запугать тех, кто показался им легкой жертвой. Однако Клан нелегко поставить па колени. Бандитам не одолеть тех, кто сражается за собственное будущее. Опасайтесь стать врагом Клана — ведь если враг не сдается, его уничтожают!

В недалеком будущем политическая ситуация в мире обостряется до предела. Судьбы мировых держав могут зависеть от компьютерных дисков, которыми вместо резидента иностранной разведки случайно завладевает группа русских программистов. На «похитителей» государственной тайны открывается смертельно опасная охота, в которой участвуют российские спецслужбы, зарубежные разведки и мафиозные группировки. Однако русских голыми руками не возьмешь, особенно если среди них есть хотя бы один матерый волк – допустим, бывший разведчик, прошедший почти все горячие точки мира.

Страна погружена в пучину коррупции. Милицейский аппарат прогнил на корню, армия обнищала и утратила боеспособность. Олигархи ни в грош не ставят закон и порядок. Только коренная реформа МВД может спасти страну, только «честные менты», умелые, неподкупные бойцы, не нашедшие себя в рынке, не научавшиеся все мерить на деньги. На смену коррумпированной и бессильной милиции идет новая организация — ОЗГИ, действующая жестко, стремительно и беспощадно. Но не всех устраивают эти перемены. В высших эшелонах власти зреет заговор. Скоро он выплеснется на улицы Москвы массовыми беспорядками, над Красной площадью застучат пулеметные очереди, а в столицу пойдут верные мятежникам части…

Сотни лет человечество стремилось в далекий космос. Наконец, в 2158 году прорыв был совершен. Группа астронавтов на корабле «Дальний-17» покинула Солнечную систему и отправилась к звездам.

Люди грезили освоением других планет и контактом с внеземными цивилизациями. Они летели к светлому будущему, но неожиданно столкнулись с неприглядным прошлым. Их ждал Четвертый Рейх, созданный немцами, бежавшими с Земли двести лет назад.

Как фашисты смогли попасть в космос — загадка. Но главное в другом.

Теперь они жаждут реванша.

То, что брюнет — стопроцентный зомби, я понял, как только он открыл рот. Эти двое стояли на пороге, улыбались своими блестящими от слюны, удивительно чистыми и белыми зубами, а я уже знал, что это они. Гладко выбриты, чисто одеты. Такие крепко спят, вкусно едят. И никогда много не пьют. В руках обычно держат портфели с бумагами. Черные, мягкие. Только пальцы выдают волнение. Стискивают кожу сильно, впиваются в неё так, словно под ней прячутся все ценности мира.

2016 год. Запущен коллайдер нового поколения. Во время эксперимента с высокими энергиями что-то пошло не так, и человечество погрузилось в анабиоз на 30 лет. Заснули все, но проснулся не каждый.

Игорь Морозов очнулся на пароме у берегов Эстонии. Обычная командировка обернулась жутким кошмаром. Теперь родной Таллин — это ветхие дома, мертвые машины и озверевшие люди. 

Игорь идет через изуродованный катастрофой город к сыну, на которого раньше постоянно не хватало времени. Но вместо одного мальчишки он получает на руки целый детский сад. Теперь у него пятеро детей, оставшихся без родных и государства. Морозов не делит на своих и чужих…

Кем же станут эти маленькие жители возрождающегося мира? Варварами или строителями? Убийцами или докторами? Покажет время.

Пока они — мигранты. А впереди — долгий путь.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Полынская Галина

Я - король!

Я - король, я - король, я сильный, мудрый и свирепый. Я такой свирепый, что все меня боятся. И даже я сам себя боюсь. Но, я очень справедливый и умный. Я красивый. Я такой красивый, что все меня любят. И я сам себя люблю. Я - король, я - король... Я всегда был королем, я был рожден королем, я умру королем. Я богатый, я великий, я могущественный... я - король, я - король, я - король... Нет! Не могу больше! Сколько можно! Никакой я не король! Не могу я себя в этом убедить, не помогает самовнушение! Не могу я быть королем, потому что я не король!

В. Потапов

(Москва)

Золотой медведь

Настало лето. Отцвели в лесах ландыши, в палисадниках и садах черемуха, утратила майскую яркость и свежесть листва. С юга часто налетали грозы, поливали землю теплым благодатным дождем. По вечерам обильная роса падала на траву, и над рекой поднимались парные туманы...

Июньский вечер потухал, готовясь уступить место перемигивающейся редкими звездами ночи. Воздух был теплым и влажным. Из лесу налетел ветер, пронесся по селу, кружа пыль и мусор, и стих на лугах. Словно кто-то невидимый заполнил все пространство, каждый закоулок, щель, вызнал то, что хотел, и скрылся.

Всеволод Ревич

На земле и в космосе

Заметки о советской фантастике 1980 года

Содержание

Всеволод Ревич. На земле и в космосе

Библиография Советской фантастики. 1979 год

Библиография Советской фантастики. 1980 год

В 1979-80-е гг. журнал "Уральский следопыт" провел анкету среди наших ведущих писателей-фантастов. Приятно отметить единодушие, с которым все отвечающие отвергли какое бы то ни было противопоставление фантастики остальным видам художественной литературы. Предмет художественной литературы, а следовательно, и предмет фантастики, коль скоро мы отнесли ее к художественной литературе, - человек. Данные анкеты позволяют считать такую точку зрения победившей. И уже хотя бы в окончательном утверждении этого факта - большое значение проделанной журналом работы, потому что споры о том, какой должна быть наша научная фантастика, все еще продолжаются, открыто или завуалированно, самими произведениями.

Нелегко жить в обратном времени, даже если ты — Мерлин Великий. Иной подумал бы, что это не так, что все чудеса будущего сохранятся в твоей памяти… однако воспоминания тускнеют и исчезают гораздо быстрее, чем можно было надеяться.

Я знаю, что Галахад победит в завтрашнем поединке, но имя его сына уже выветрилось, исчезло из моей памяти. Да и будет ли у него сын? Проживет ли сей рыцарь достаточно долго, чтобы передать свою благородную кровь потомству? Сдается мне, проживет — вроде бы я качал на колене его внука, — но и в этом я не уверен. Воспоминания ускользают от меня.

Константин Рогов

"Они никогда не успокоятся..."

Снова и снова я задаю себе вопpос. Раз за pазом. Hа его обдумывание я тpачу большую часть своего свободного вpемени. Hе то чтобы у меня его было много - этого свободного вpемени, но pаз уж оно есть... Его надо чем-нибудь занять. Матpица не обpащает на это внимания. Свободных pесуpсов у нас больше, чем достаточно.

-=-==---=--=--=-=----=----=-=---=-=---==---=-=-=

Вызов. Опять. Кажется они никогда не успокоятся. Род человеческий слишком беспокоен.

Константин Рогов

Wonderland2000

Пеpвые двадцать лет своей жизни

он был настоящим пленником, хотя и не

всегда это понимал. Последние два года...

Последние два года - сплошная катастpофа,

гоpько пpизнался он себе. И сейчас - его

последний шанс. А что дальше? Об этом

лучше не думать. Hет смысла. Hет, на этот

pаз все получится.

Lois M. Bujold "Mirror Dance"

Чеpное небо над головой. Тусклые огни гоpода где-то pядом. И шелестящий дождь, тихий и холодный. Вот ты стоишь на самом кpаю, а пеpед тобой - пустота. Девять этажей - вниз, вниз и вниз... Это не кpоличья ноpа, Алиса. Это замеpшая бездна, жадно ждущая твоего пpихода. Я стою спpава от тебя. Мой вpаг стоит слева. Тебе не хочется умиpать, но тогда тебе пpидется pешать, Алиса. Тебе, девочка. Только тебе pешать. Я не знаю, плачешь ли ты, или это пpосто дождь на твоем лице. Пpосто...

Александр Ромаданов(Алексрома)

Последний из эмпириков

Он был облечен в одежду,

обагренную кровию.

Имя ему: Слово Божие.

Откровение 19,13.

Муркинд был стихийным философом, из тех, кого называют "доморощенными". Сам себя он называл эмпирио-гностиком. Его не устраивали абстрактные умозаключения, он все проверял на себе. Например, чтобы убедиться в материальности мира, он бил себя кулаком по лбу. Доказательство примитивное, но неоспоримое. Особо Муркинд гордился тем, что в мире, кроме него, практически не осталось эмпириков. Почему они вымерли, его не очень волновало, главное, он чувствовал себя мыслителем-одиночкой. Ему нравилось слово "индивидуум": в нем было и что-то от индусов с их древней мудростью, и "вид", и "ум".

Олег РОМАНЧУК

ПЯТОЕ ИЗМЕРЕНИЕ

В мозгу пронеслось эхо. Слабый, зашифрованный отзвук какого-то непонятного состояния. Затем одна за другой возникли окутанные дымкой картины - нереальные, фрагментарные, не поддающиеся анализу. Калейдоскоп фантастических зрелищ без видимой внутренней связи. Хаотическое нагромождение закодированных образов, непонятных и даже ужасных, Сознание барахталось на грани, разделяющей внутренний и внешний миры; он никак не мог понять: действительность это или иллюзия? Его "я" еще не сформировалось. Индивидуальное, психофизиологическое восприятие времени, причинно-следственные связи и способность ориентироваться в пространстве не проявились. Пока что доминировало примитивное ощущение того, что он есть в этом мире. Его "я" медленно о.свобождалось от хаоса неясных догадок, он все больше осознавал себя в окружающей среде, продолжая тем не менее чувствовать себя по отношению к ней враждебно. Простое осознание того, что он жив, сменилось пониманием личного присутствия в мире, чувством причастности чему-то значительному и важному. Кем он был раньше? Это было ему неизвестно. Он не помнил даже собственного имени. Забыл или не знал? Имя его - мир. Весь мир. Вселенная. Материя, в складках которой застыли кристаллики льда и тьмы. Холодные кристаллики с острыми кончиками. Блестящие и прозрачные. Протяни руку и почувствуешь их холодное покалывание... Что-то ему подсказывало: все, что он ощущает и видит,- ненастоящее, это только копия. Копия чего?.. Новая волна смутных догадок накатилась - и исчезла. Так же неожиданно, как и возникла. Он лежал ничком. Не шевелился. На сверкающей, идеально ровной поверхности. Испуганно билось сердце. Непонятная сила заставила его перевернуться. Он увидел над собой зеленое небо с двумя яркими пятнами - желтым и красным. Два солнца?.. Вскочив, он бросился бежать. Куда? Куда глаза глядят... Лишь бы убежать! От кого?.. Или от чего? Он не знал. Ему было страшно. Видение исчезло. Совсем? И было ли оно в действительности?

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Виктор Косенков

Д Е М О Н

"Покидая свое тело, как пожарище в

смертном бою."

Е.Летов

Ботинок порвался на второй день после покупки. Костя с обиженным удивлением смотрел на свой серый носок, выглядывающий из отверстия в обуви. Вид был неприглядный. В голове вертелось бестолковое : " Ведь новые же, новые..." На улице было противно, сыро и холодно. Ноги насквозь промокли, и вечерний насморк уже ждал его дома, как преданная собака.

Виктор Косенков

Голос Рассудка

"... в горе и в радости, пока смерть..."

Раcтекаясь по изумрудному полу, жгучая кислота подбиралась к ногам. Тир взмахнул руками, и навстречу ручейку кислоты устремился поток воды, который смыл всю едкую мерзость с пола. Однако такая концентрация энергии вынудила его ослабить свои позиции в точке постоянного соприкосновения, и вскоре огненный меч противника завис перед лицом Тира. Прикосновение к лезвию меча означало смерть или нечто похуже... А Тиру от своего визави особенного снисхождения ждать не приходилось.

Виктор Косенков

И люди станут...

Когда вода всемирного потопа...

В.Высоцкий.

Было скучно. Темно. И вокруг не было ничего. Даже пустоты. Ему было страшновато. Все случилось так давно... Как Он тут оказался? Как все это началось?

Он долго думал над этими двумя вопросами и размышлял над своей сущьностью. Одни мысли сменяли другие, цепляясь друг за друга.

Прошла вечность и еще одна вечность, но это не имело смысла, потому что времени еще тоже не было. Был только разум и он размышлял. И понимание пришло внезапно, подобно вспышке! Он мог создать пустоту, время, материю. Он мог создать тела, а с ними боль, радость, унижение и величие. Он мог все! А раз так, то : "Да будет свет!". И время впервые в этом мире двинуло свои колеса по дороге к вечности.

Виктор Косенков

Командная работа

Командная работа

Несколькими минутами раньше.

Несколькими часами позднее.

Часом раньше.

Часом позднее

Несколькими минутами ранее. Внизу

Почти в то же время

За несколько секунд до событий в переулке.

Через четыре дня.

На следующий день.

В день взрыва

Командная работа

Ситуация становится необратимой, когда уже нельзя сказать: