Далеко ли до счастья

Рассказы и повесть, вошедшие в эту книгу, читаются на одном дыхании. Автор талантливо, с почитанием и бесконечной любовью рисует образы знакомых ей не понаслышке людей. Живые характеры, доброта и тепло человеческой души, прошедшей нелегкие испытания, которые выпали на долю поколения героев этих произведений, – отличительные особенности творчества Валентины Астапенко.

Отрывок из произведения:

Живу в г. Усолье-Сибирское.

Член Усольского городского Литобъединения имени Юрия Аксаментова, 7-кратный лауреат МФ ВСМ; магистр МФ ВСМ – 2014 г., премьер магистр – 2015 г., лауреат МТОДа – конкурса «Улыбка лета» 2012 г., лауреат конкурса «Золотой листопад» – 2008 имени Юрия Егоровича Черных в номинации «В шутку и всерьёз».

Издавалась в сборниках: «Сказки из Сибири», «В мире сказок и легенд», в областных и местных изданиях.

Издала сборники стихов «Подснежник» и «Вот такие мы».

Рекомендуем почитать

«Герои космоса» – сборник произведений о бесстрашном рыцаре с далеких звезд, Маске. Во-влеченный в войну богов за Господство над мирами, он вынужден отстаивать как славу собратьев по оружию, так и собственное право на жизнь. Но храбрый рыцарь идет своей дорогой не один – ему помогает верный друг Хехшт… Читайте о приключениях Маски в сборнике «Герои космоса».

Данный цикл рассказов продолжает в качестве параллельной сюжетной линии события романа «Вечная Битва: Восход Черной Луны» и находится в рамках вселенной «Вечной Битвы».

Записки дорана. Записка первая: выжженная земля.

Первый рассказ из цикла.

Дораны – эльфы, ритуально изгнанные из родного мира, дабы избежать его перенаселения вечноживущими. Жестокий ритуал лишает их спокойствия прошлой жизни, но делает сильнее. Однако в час смертельной опасности изгнанники, нарушая предписания давних традиций, возвращаются в родной Аллин-Лирр. И вот настал такой момент: орды демонов по мановению пальца своего Царя обрушаются на безмятежную колыбель Жизни в поисках ее источника. Доран по имени Нуаллан возвращается на родину под знаменами короля Аэдана Яркоокого, эльфа из правящего рода мехар, который не обошла участь изгнанников. Но победа под стенами Эльтвиллана – лишь начало пути к освобождению от ига проклятых. Нуаллан отправляется с отрядом разведчиков, разыскивая следы попавшей в самый эпицентр страшной войны семьи, так начинается его нелегкое путешествие по выжженной родной земле…

Книга Надежды Беляковой – это импульс к размышлению. Она заставляет задуматься о многом. О том, как нужно беречь родных и близких людей. Как нужно ценить искренние чувства и дорожить ими. Как нам всем нужно быть добрее друг к другу. Потому что вернуть кого-то или что-то уже может быть поздно…

Книга очерков «Возвращение из небытия» военного журналиста, поэта, прозаика, переводчика, одного из организаторов и лидеров казачьего возрождения Валерия Латынина повествует о выдающихся военных деятелях и народных вождях прошлых веков и наших современниках. Очерки основаны на реальных фактах, глубоком изучении материала, а порой и на личном участии автора в важных исторических событиях. Вошедшие в книгу произведения были опубликованы в периодических изданиях России, Украины, Болгарии и вызвали широкий общественный интерес.

Как устроена человеческая память? Какие непостижимые тайны она хранит в себе? И случайно ли порой всплывают какие-то обрывки не то воспоминаний, не то чувств… Что это – просто «миражи» или память о том, что с нами происходило когда-то в прежней жизни?

Виктория Балашова в своей повести «Эксперимент» заставляет читателя задуматься над этими вопросами. Произведение написано легко и увлекательно и читается на одном дыхании.

В сборнике стихов, который сейчас находится в ваших руках, собраны стихи большого жизненного периода автора – 7 лет. Для того, чтобы читатель смог увидеть, как произведения росли вместе со своим создателем, они стоят в хронологическом порядке без попытки объединить их по темам, стилю, направленности. Рядом со стихами о любви соседствуют философские размышления, а рядом со стихами о природе – произведения о близких. Автор хочет показать, насколько его затрагивают все события его жизни, все грани, чувства, разочарования, раскрывает читателю свои боль, любовь, надежды, радость, пытаясь стать понятным и быть услышанным. Если стихи показались вам близкими, вы нашли в произведениях ответы на какие-то вопросы, значит, книга вышла не зря.

Откровенно о жизни, проникновенно о чувствах – вот как можно описать строчки сборника Анны Ромеро. Открытая книга, словно распахнутая душа автора, приглашает читателя пройти по дороге своих мыслей. Остановите мгновение и почувствуйте эту жизнь!

«Дружище, знай, о Тебе радуется и скорбит душа моя!» – таков лейтмотив новой книги Бориса Алексеева.

Когда мы с товарищем разговариваем, спорим, сетуем на его непонятливость, наше возбуждённое, непримиримое «Я» отвергает доводы собеседника, как говорят в таких случаях, «с порога»! Но с течением времени, на душе у нас образуется тяжесть, и становится неловко за проявленные в том давнем разговоре сердечную несдержанность и максимализм.

Причина проста: время успокоило наше сердце, пелена осуждения спала. Оказалось, товарищ-то говорил разумные вещи. Более того, именно это хотели сказать и мы… только другими словами. «Ищите интонацию» – сборник коротких рассказов о непридуманном. Пожалуйте автора своим вниманием, откройте книгу на произвольной странице и убедитесь: всё в ней написанное – о Вас!

Популярные книги в жанре Современная проза

Криста Вольф

На своей шкуре

Повесть

Перевод Н. Федоровой

Больно

Что-то жалуется, без слов. Словесный напор разбивается о немоту, которая неуклонно ширится, вместе с беспамятством. Сознание то всплывает, то снова тонет в фантастическом первопотоке. Память - как островки. Теперь ее уносит туда, куда слова не достигают, - кажется, это одна из последних отчетливых ее мыслей. Что-то жалуется, плачет. В ней, о ней. И нет никого, кто бы мог принять эту жалобу. Лишь поток и дух над водами. Странная идея. По давней привычке к вежливости она шепчет, едва ворочая опухшим непослушным языком: Какие же скверные рессоры у машин "скорой помощи". Врач, сидящий на откидном сиденье возле носилок, с жаром, до странности возбужденно, подхватывает эту фразу. Позор, твердит он, сущий позор, сколько ни протестовали, все без толку. Потом просит ее не двигать левой рукой. Из прозрачной овальной емкости, которая в ритме санитарной машины трясется над головой, капля за каплей сплывают по трубкам в ее локтевую вену. Эликсир. Жизненный эликсир. Правой рукой она поневоле цепляется за рукоятку, свисающую с потолка, иначе можно скатиться с жесткого ложа. Боль в ране усиливается; а что удивляться, в таких-то условиях, сердито бросает врач. Дорога долгая. Подъемы и спуски. Провалы. И ведь именно тогда жалобы становятся громче. Ухожу. Новая, высокая волна того же потока увлекает меня за собой. Тону. Даю себя утопить. Темнота. Безмолвие.

Шломо Вульф

Сионюга

1.

1.

Я простучала каблуками сапожек по оледеневшему пятнами бесснежному зимнему владивостокскому двору, профессионально кося глазом на голые ветки сквера, со-дрогающиеся под порывами сухого ветра, и вошла в знакомый подъезд. Здесь ни-когда не жил никто из моих знакомых, но я хожу сюда уже много лет в одно и то же дневное время. Привычно поднимаюсь на лифте на седьмой этаж и без звонка или стука открываю всегда приоткрытую дверь чужой квартиры. Никто не спешит мне навстречу. Я снимаю в прихожей шубку и шапку, но не меняю сапоги на стоя-щие здесь чужие женские шлепанцы. Поправляя у зеркала прическу, я с удоволь-ствием отмечаю свою отличную фигуру, здоровый цвет лица с нежным румянцем с мороза, большие блестящие глаза. "Блеск, струящийся из них, - сказал мне как-то мой благоверный, - походит на сияние полной луны. Когда я смотрю в твои глаза, их золотистая глубина притягивет меня к себе так, что я не вижу ничего другого. Глубина их кажется неизмеримой, бездонной, как само небо. Они сияют в темноте своим собственным лунным блеском..." Я тогда еще не знала, что он почитатель Уилки Коллинса с его удивительным "Лунным камнем", и была поражена поэтич-ностью сравнений своей персоны с космическими далями.

Шломо Вульф

Водолазия

* 1. *

1.

"Тень метнется от палатки\ кто-то вскрикнет в тишине\ и душа уходит в пятки\ на проклятой целине..." - пелось в песне моей комсомольской молодости. В конце концов, кто-то же создавал все, на чем только и стояла великая держава для безбедного существования всяких феликсов, их эллочек и прочей швали из твоего романа "Убежище". И не им приклеивать мне ярлык чуть ли не фашиста какого-то. Мой отец, старший сержант Святослав Водолазов погиб, между прочим, на куполе рейхстага - последняя с нашей стороны жертва штурма Берлина.

Вурсак Антон

Синдром Мартина Брауна

Имя, которое может быть названо, не есть постоянное имя.

(ДАО ДЭ ЦЗИН)

Синдром Мартина Брауна Столбцы текста, возвышающиеся как гигантские черные небоскребы, все немыслимое переплетение логических связей, похожее на паутину узловатых голых ветвей за окном. Дождь. Вечный, пожирающий душу своим ненавистным постоянством. Строки на экране расплываются и наползают одна на другую, амфетамин, смешавшись с медлительной холодной кровью в жилах выжигает человека изнутри. Мартин изо всех сил ударил по клавише Enter, переполняющее его отчаянье уже не могло удерживаться внутри и изливалось в пустой, обезображенный безжалостным осенним светом воздух. Мир - тюрьма, причем несредневековая, которую представлял себе бедняга Гамлет, а самая настоящая, современная, со множеством камер, пропитанных воздухом безысходности и десятками заключенных-извращенцев и садистов надзирателей. Впрочем Интернет не лучше. Глупо пытаться сбежать от жизни в инфопространство, все, созданное человеком носит печать бессмысленности и обреченности. Иерархические отношения, существующие в человеческом стаде прекрасно переносятся в глобальную сеть. То же самое касается и всего остального - пошлость, тупость, пустота. И более всего одиночество одиночество души, безжалостно выброшенной в гигантский человеческий отстойник.

Вурсак Антон

Звук тишины

Темное и высокое небо с бегущими вникуда облаками было холодным и недосягаемым.

В наполненной мраком пустоте кружились редкие снежинки, огромные и бесформенные, похожие на разварившиеся хлопья какой-то каши. Расплывшаяся чавкающая масса под ногами, ветер, вползающий в подворотню как бесцветная умирающая тварь. Черные дома- огромные каменные коробки, населенные существами без глаз, с мыслями, похожими на мутный осадок на дне пивной кружки, существа без голоса, без ненависти , без цвета , существа, живущие в призрачной стране, где нет ни добра ни зла - зловонное стадо, понимающее только язык бича, матери, пожирающие своих детей, отцы, поднимающие руку на своих дочерей...в этом сумрачном месте тени скрадывали все различия, в этом царстве смерти палач шел под нож палача безропотно, с выражением рабской угодливости на лице.

Загоскина Гана

Девочка моя, Омела.

Огpомное спасибо Омеле (elshanу.narod.ru) за имя (соppи, что использовала без pазpешения) и каpтину "Пляж", котоpая меня вдохновила на написание сей вещи.

Спасибо так же товаpищу Куликову за оpиджин и Диме Баскакову за вдохновение и желание.

Hа мокpый, отливавший синим, почти белоснежный лист легла кисть. Hу, вы знаете, как это бывает, как вдpуг одна точка пpевpащается в миp, особенный, яpкий, цветной... Как вдpуг из ниоткуда появляются пpедметы, как pождаются вселенные, люди, птицы, чудеса... Кто-то зовет это живописью, но я пpедпочитаю называть этот пpоцесс волшебством.

Загоскина Гана

Душа

(Таким товаpищам, как Shurick Fomin, Nail Latoff и Clar, посвящается.)

Погода в тот день была пасмуpная. Hебо поpажало своей холодностью, ветеp стpемился соpвать все дома, все деpевья, молчу уже пpо тех жалких людишек, что пытались пpотивостоять стихии. Свеpху неслись галопом сеpдитые облака, снизу неслись их отpажения в осколках, pазбpосанных по тpотуаpу, в лужах, покpытых льдом, в окнах... За ними пытались поспеть обpывки бумаги и пpочего хлама, и им это даже поpой удавалось. Hа солнышко и намека не было. Все вокpуг казалось сеpым и отталкивающе постоpонним, чужим, злым.

В этой книге Патрик Кинг, автор мировых бестселлеров в области навыков социальной коммуникации, говорит о проблемах людей, которые не способны постоять за себя. Если это и ваши проблемы, вам полезно будет узнать, какие убеждения сковывают вас по рукам и ногам и как их преодолеть. Вы узнаете, как изменить свое мировоззрение, научитесь ценить себя, говорить «нет» просто и бесконфликтно, проанализируете свои убеждения относительно принятия, любви и самооценки, проведете границы в общении и будете уверенно соблюдать их. Говорить «нет» – это удивительный метод, которому вас никогда не учили. Используйте его, и ваша жизнь изменится. Умение говорить «нет» приносит бесценную свободу, пора вам испытать ее.

В формате PDF A4 сохранён издательский дизайн.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Поскольку в моей душе чувства сплетаются с рассудком в гармоничную суть, постольку и в этой книге проза сплетается с поэзией в прочную нить мысли. Благодарность за каждого встречного и невстречного, за замеченное и подсказанное, за явное и предвкушаемое – источник жизни, слова, вдохновения. Чувства людей моих веков исповеданы моим словом в этой книге. Малые прозаичные исповеди великих человеческих судеб…

К тебе, читатель…

Это рассказ о не русском россиянине, патриота Отчизны, родной народ которого уже много веков неразрывными нитями связан дружбой, историей, единой судьбой.

1270 год… Последний, самый неудачный крестовый поход для средневековой Европы. Немногие рыцари готовы следовать за престарелым Людовиком IX, и лишь самые верные вассалы без колебаний принимают обет. Среди них названый сын Людовика, граф де Сен-Мор. Накануне похода граф сочетается браком с очаровательной Габриэллой де Карруаз. Казалось бы, никто и ничто не может помешать их счастью. Но внезапный отъезд графа положил начало драматическим событиям. Покидая замок, граф де Сен-Мор разрубил свое обручальное кольцо на две части. Взяв одну с собой, другую – в знак любви и верности – он оставил супруге.

Смогут ли две половины кольца вновь соединиться и стать одним целым? Готовы ли герои книги пройти все испытания, выпавшие им по воле злого рока и человеческого умысла? Обретут ли они долгожданное счастье или все-таки правдивая ложь возьмет над ними верх?

В основу книги положена попытка переосмыслить некоторые положения современной синтетической теории эволюции. Последняя, ставшая результатом объединения учения Ч. Дарвина и популяционной генетики, является чисто биологической, все ещё игнорируя психосоциальные стрессовые механизмы адаптации всего живого. Что касается конкретно человека, то сегодня уже невозможно оставлять в стороне психосоциальный механизм эволюционирования его разума для своего выживания и выживания всего сущего на планете Земля.

В связи с этим основополагающими составляющими эволюции жизни следует считать современные научно-философские данные об иерархиях сознания мира, о циклических ритмических механизмах, в том числе и жизни-смерти; квантовые психофизические процессы на Земле и в космосе.

Сегодня уже становится понятным, что человеческое знание что-то значит лишь в том случае, если оно одновременно опирается на три источника: научные данные, философию и религию. И если науку и философию можно уподобить телу и духу жизни, то религию, то есть упрощённую философию – философии масс…

Представленная в книге эволюционно-инволюционная концепция жизни на Земле даёт подробную информацию о новом в эволюционировании живого Земли.