Далай-лама о главном

В книге опубликованы материалы бесед Далай-ламы с известным японским антропологом Нориюки Уэдой.

Далай-лама даёт ясные и беспристрастные ответы на вопросы о самом главном: о сострадании и его роли для будущего общества, о гневе и его использовании для достижения благих целей, о любви и привязанности, а также о том, как буддизм может найти своё место в современном мире.

Отрывок из произведения:

Noriyuki Ueda

The Dalai Lama on What Matters Most

Conversations on Anger, Compassion, and Action

Translation by Sarah Fremerman Aptilon

Hampton Roads Publishing

By arrangement with Hampton Roads Publishing Company, Inc., Charlottesville, VA 22906, USA

Публикуется по согласованию с издательством «Хэмптон Роудз Паблишинг Компани», США и литературным агентством Эндрю Нюрнберг

Перевод с английского Ольги Турухиной

Другие книги автора Тензин Гьяцо

В мире не так мало умных людей. Но по-настоящему мудрых — единицы. Их мысли и слова представляют особую, ни с чем не сравнимую ценность для всех нас.

Это книга-разговор. Диалог двух замечательных представителей Востока и Запада — Его Святейшества Далай-ламы и выдающегося американского психолога Пола Экмана.

Правда и ложь, деструктивные эмоции, трудные люди, разум и чувства, искусство счастья и финансовый успех, прощение и ответственность, исцеляющий гнев, природа сочувствия и применение медитации — круг обсуждаемых тем максимально широк. На каждый вопрос дан интересный и полезный ответ.

Прочтите эту книгу, чтобы понять то, что не понимали прежде. Только общение с наимудрейшими обогащает!

Книга об исторически значимом диалоге между ведущими западными учеными и Далай Ламой XIV. Совместная конференция посвящалась трем ключевым состояниям — сну, сновидениям и смерти, которые были названы известным неврологом Франциско Дж. Варела «теневыми зонами эго». В конференции участвовали такие известные ученые, как философ Чарльз Тейлор, психоаналитик Джойс Макдугал, психолог Джейн Гакенбах, культуролог Джоан Халифакс и невролог Джером Энджел.

Участники уникального обмена мнениями постоянно удивляют и восхищают нас своими находками сходства и различия между наукой и буддизмом. Книга-отчет об этом событии увлекательна и рассчитана на широкий круг читателей.

В сегодняшнем мире бизнесменам неимоверно трудно принимать правильные решения. Ведь их последствия сказываются на работниках компании, потребителях, поставщиках. Этот процесс особенно сложен в крупных, глобальных корпорациях, которые осуществляют свою деятельность во многих странах мира и для которых качество принятых решений жизненно важно. По этой причине человек, принимающий решение, должен быть не только компетентным, — у него, помимо этого, должна быть правильная мотивация и правильное состояние сознания.

Эта книга появилась на свет в результате длившихся целое десятилетие дискуссий между главой и духовным лидером государства Тибет Его Святейшеством Далай-ламой и консультантом по вопросам управления. По сути это уникальный, бесценный кладезь буддийской мудрости, призванный помочь бизнес-лидерам разобраться, что происходит в их сознании, и научить принимать решения, обеспечивающие более высокое качество как собственной жизни, так и жизни организации, в которой они работают.

Книга предназначена руководителям всех рангов.

Эта книга - замечательный сплав двух точек зрения - буддистского подхода к решению внутренних проблем величайшего в мире духовного лидера Далай Ламы и очень точных и важных для западного читателя вопросов, которые задает ему психолог и психиатр Говард Катлер, а также медитаций, предлагаемых Далай Ламой для решения психологических проблем и достижения состояния счастья и мира с собой, и примеров из практики психотерапевта Катлера.

Эта редкостная книга не зря стала одним из самых выдающихся бестселлеров в США и других странах. Мы счастливы представить ее русскоязычному читателю.

Читателю не следует предполагать, что я как Далай-лама предложу какое-то особенное решение. На этих страницах нет ничего такого, что не было уже сказано прежде. Более того, я чувствую, что опасения и идеи, изложенные здесь, разделяются многими, кто думает и пытается отыскать решение проблем, приносящих страдания нам, людям. Предлагая, по просьбе моих друзей, эту книгу к публикации, я надеюсь, что она выразит мысли миллионов людей, не имеющих возможности высказаться публично и потому остающихся тем, что я называю молчаливым большинством.

Однако читателю следует помнить, что я получил исключительно религиозное и духовное образование. С ранней юности главной (и постоянной) областью изучения для меня были буддийская философия и психология. В особенности я изучал труды религиозных философов школы гелуг , к которой традиционно принадлежат далай-ламы. Но, будучи твердым сторонником религиозного плюрализма, я изучал также основные труды других буддийских традиций. Однако я имею сравнительно малое представление о современной светской мысли. Тем не менее эта книга не религиозная. И в еще меньшей степени это книга о буддизме. Моя цель – призвать к нравственному подходу, основанному скорее на общих, нежели на религиозных принципах.

Если бы вы могли встретиться с Далай Ламой и поговорить с ним на любую тему, то о чем бы вы его спросили? Живые и увлекательные беседы Его Святейшества с Фабьеном Уаки, известным французским бизнесменом-буддистом, теперь стали книгой. Здесь затронут широкий круг вопросов - политических, социальных, личностных и духовных; обсуждаются проблемы средств массовой информации, образования, брака и секса; говорится о разоружении и сострадании. Глубокие и ясные мысли Его Святейшества, изложенные в этой книге, помогут читателю увидеть свое место в этом мире.

 Сострадание - сопереживание другим людям и желание освободить их от страданий. Но как научиться состраданию? Как преобразовать эгоизм в великодушие?

Его Святейшество Далай Лама просто и ярко говорит о каждодневной буддистской практике сострадания и показывает, что путь к состраданию лежит через медитацию.

Книга "Открытое сердце", состоящая из лекций Далай Ламы, прочитанных им в 1999 году в Нью-Йорке, представляет собой введение в основные духовные практики тибетского буддизма. Книга предлагает курс медитаций, от самых несложных до требующих высокого мастерства, и знакомит читателя с психотехниками, позволяющими приверженцам различных вероисповеданий изменить свое сознание, открыть сердце и усмирить разрушительные эмоции. Такими практиками можно заниматься в любое свободное время, преобразуя бесцельный и беспокойный ум в дисциплинированный и открытый.

В настоящей книге духовный лидер тибетского буддизма Его Святейшество Далай Лама XIV излагает свою точку зрения на возможность духовного сотрудничества между современной наукой и религиозностью с целью устранения страданий в человеческой жизни. На основе личного опыта многолетней религиозной практики, а также знакомства с основными положениями и открытиями современной науки автор обсуждает вопрос возможности выработать единую точку зрения в отношении таких, казалось бы, несовместимых представлений, как, например, эволюция и карма, создавая тем самым предпосылки для целостного взгляда на мир, в котором наука и религия становятся двумя равноправными подходами к изучению единой реальности.

Популярные книги в жанре Религия

Сеpгей Баpичев

ВЕТХОЗАВЕТHАЯ ТЕХHОЛОГИЯ

"Что было, то и бyдет; и что делалось,

то и бyдет делаться, и нет ничего нового под солнцем."

Екклесиаст 1:9

БИБЛИЯ. Самая тиpажиpyемая и в то же вpемя самая загадочная книга. Свидетельства о контактах с внеземными цивилизациями, высокая истоpическая достовеpность, пpедсказанные на много веков впеpед события, ставшие известными только недавно наyчные факты, - все это есть в "Книге книг". Я остановлюсь на необычном аспекте Библии - на библейской кyльтypе. Речь пойдет об инфоpмационных технологиях, котоpые возникли в пpоцессе эволюции Книги - от пеpгаментных свитков до совpеменных томов. Оказывается, многое из того, что y нас ассоцииpyется с компьютеpной эpой, давно имело место в библейской кyльтypе.

"Размышление о религии и вере"

Мы шли по кладбищу "Александро Hевской лавры", и говорили о жизни и смерти, о обычиях разных народов, моя спутница высказывала свои предположения о жизни души после смерти, а я высказывал свою точку зрения по этому поводу. Так незаметно мы подошли к захоронению священнослужителей. Там медленно прогуливались два молодых человека, по их внешнему виду читалось, что они имеют, какое то отношение к религии, я определил их как послушников. Мы поровнялись с ними у стены, на которой масляной краской было написано: "Здесь были расстреляны 22 монаха". В стене были сделаны отверстия, вероятно олицетворяющие дыры от пуль, под которыми красной краской были нарисованы кровавые слёзы, под стеной были венки и цветы, горели свечи. Мне показалось, что местный художник, который вероятно и сделал этот импровизированный монумент, переусердствовал, выдалбливая дыры и разрисовывая, кровавые слёзы. И я шёпотом сказал своей девушке: "И не лень им было дырки выдалбливать?" В ответ я услышал голос одного из послушников, вероятно подслушавшего мою фразу: "Вот так и проверяется истинная вера!", я посчетал глупым вступать в дискуссию, с человеком, который своим умтверждением опозорил сам себя. Если бы то что я говорил были кошунством или богохульством и моя речь была обращена ко всем присутствовашим, то он, как настоящий священнослужитель, не должен был меня порицать "Hе судите, да не судимы будете!", или если ему хотелось побороться за мою душу, он мог вступить со мной в диалог, но без назидательных ноток в голосе. Hо дело в том, что те расстрелянные монахи, как и следовало, без ропотно приняли свою смерть, и уж тем более не хотели они, что бы из этого трагического события устраивали балаган, вполне достаночно было скромной надписи на стене, "истинная вера не требует доказательств - она либо есть, либо нет", а искуственное создание вещественных доказательств, ставит людей в зависимое положение. "Hовый завет" - а нужна ли была эта книга? Поступки совершённые Иисусом может повторить любой человек - "Мы созданы по образу и подобию бога", о сам образ сына бога рождает множество свидетельств, вещественных доказательств, существования верховного существа. В итоге вопрос заходит не о вере, а доказательствах жизни, смерти, воскрешения и вознесения Иисуса Христа. Повторюсь "истинная вера не требует доказательств - она либо есть, либо нет", но христианство не единственная религия материализующая бога в его детях. Близким к истине можно назвать лишь "ветхий завет" а все остальные религи и "новый завет" как овеществление религии, нарастание обрядов, символов знаков, отвлекающих от истины, которая заключается в элементарных человеческих законах справедливости, без относительно придуманных людьми наказаний, за нарушение этих законов. Ответственность за поступки, в первую очередь лежит на нас самих, а реакция общества зависит от уровня развития общества, традиций и мнения, правящего, большинства. За одно и тоже преступление в разных религиях предписывается разное наказание, человеческое сообщество в такой своей единице, как город или страна также предписывает свои, различные, наказания. Hо при этом никто не вспоминает о возвращаемом причинённом зле. Совершённое зло, вне завилимости от людского наказания, возвращается к преступнику в виде заболеваний. Считается, что у злословящих людей проблеммы с зубами. За более серьёзные преступления, таких как порча произведений искуства, в которые было вложено много труда и души, преступник накажет весь свой род, его потомство будет погибать от каких либо заболеваний, пока нанесённое зло не будет окуплено трудом на благо общества и чистосредечным раскаяньем за совершённое зло, и это не должно быть просто словами, это должно быть правдой - обмануть можно кого угодно, но нельзя врать себе. Пусть существуют разные религии, но только если их сторонники не устраивают новых войн, новых крестовах походов, насильного или обманного обращения в веру, а как эти религии будут называться, совершенно не важно главное "истинная вера в высшую справедливость", называемую силами природы, духами, Богом, Буддой, Кришной и т.д....... ..

Артур Конан-Дойль

Религия в свете нового Откровения

Во все времена любая попытка как-то расширить горизонты мысли и раздвинуть сферу приложения милосердия в истолковании отношений между человеком и его Создателем всегда встречала решительное противодействие со стороны церковников. Однако история учит, что этому противодействию никогда не удавалось остановить постепенное высвобождение человеческого разума из железных оков ритуала и догмы; самое большее, что ему иногда удавалось сделать, - это слегка затормозить подобное высвобождение. Мы в наш век достаточно удачливы уже тем, что и в самом духовенстве, на всех ступенях его иерархии, имеются люди, которые признают, что их религии должны становиться более терпимыми и выказывать более понятливости, если только оне не хотят, чтобы цивилизованный мир от них полностью отвернулся.

Зоя Крахмальникова

Слушай, тюрьма!

Лефортовские записки

Письма из ссылки

Я строю монастырь

Вместо эпилога. Духовная пустыня.

ОБ АВТОРЕ

Зоя Александровна Крахмальникова родилась в 1929 году в Харькове. По окончании Литературного института им. Горького в Москве она работала в издательстве "Советский писатель", в журнале "Молодая гвардия", в "Литературной газете" и была членом Союза журналистов СССР. В 1968 году получила степень кандидата филологических наук в Институте мировой литературы Академии наук СССР. К 40 годам она достигла успеха, положения, известности как профессиональный литератор, автор нескольких литературоведческих книг, многочисленных статей, переведенных книг. Она работала старшим научным сотрудником в Институте социологии, а затем в Институте философии АН СССР.

Дж. Кришнамурти

ГИМH ГОСПОДУ БУДДЕ

1. Видение

Я сидел, грезя, в комнате великого молчания. Раннее утро было тихим и без единого дуновения; великие голубые горы стояли на фоне темного неба, холодного и ясного; вокруг тёмного деревянного дома жёлтые птицы приветствовали солнце. Я сидел на полу со скрещёнными ногами, медитируя, забывая голубые освещённые солнцем горы, птиц, необъятное молчание и золотое солнце. Я потерял ощущение своего тела; мои конечности были неподвижны, расслаблены и в покое. Великая радость неизмеримой глубины наполнила моё сердце; стремителен и проницателен был мой ум, сконцентрирован; потерян был преходящий мир. Я был полон силы.

И. МАРДОВ

В А В И Л О H С К О Е Г Р Е Х О П А Д Е H И Е

Всего один век после потопа "вся земля была язык един и слова одни" (Б. 11:1). Люди общались без переводчика. Hо выражение "сафа ахад"? "язык един" ? означает нечто большее, чем понимание речи другого.

После потопа человечество было едино, не разделено на народы, на отдельные народные души, жило Единой душой.

И одна душа чувствовала и понимала другую как свою собственную. Это и есть "сафа ахад", естественная основа для выполнения заповеди любви к ближнему как к самому себе.

Православная газета «Приход» не похожа на все, что вы читали раньше, ее задача удивлять и будоражить дух. Поднимаемые в ней вопросы призваны поддержать здоровую дискуссию вокруг важнейших вопросов жизни Церкви, а не заклеймить и растоптать. Газета будет интересна как делающим первые шаги в Церкви или уже крепким прихожанам, так и людям, у которых Бог в душе. Среди постоянных рубрик «Прихода» – «Мнения», «Новый Завет», «Миссионерская школа» и «Культура».

Открывает газету календарная история про Андрея Первозванного. В миссионерской рубрике рассказ из далекой Мексики, о том, как многодетная семья, бросив обычный образ жизни, занимается сложными подростками в, наверное, самом бандитском районе страны – Тихуане. Священник Томас Хопко продолжает знакомить нас с особенностями служения литургии и на этот раз говорит о том, зачем так много поминаний во время богослужения, и что такое поминание вообще. В завершении «Миссионерской школы» забегаем немного вперед и смотрим на январский праздник еще одного апостола. Как это, поклоняться веригам Петра?

Евангелие и Апостол как обычно встречаем в лекциях и проповеди архимандрита Ианнуария Ивлиева. Для рассмотрения берем не такой уж простой эпизод Богоявления. Разбираемся, где в повествовании евангелиста Луки факты, а где – образы.

Очень сложный и трогательный текст в «Полемике». Что делать, если убили ребенка? Можно ли простить и понять убийцу, его родителей? Как жить с этой ношей?

Монография Н. Ю. Суховой посвящена истории научно-богословской аттестации в России в XIX – начале XX в. Вопрос научной аттестации в целом представляет немалую сложность для изучения, и менее всего изучена аттестация богословских исследований.

Автор выявляет предпосылки и истоки системы научно-богословской аттестации в России; изучает нормативно-правовое регулирование этой системы в XIX – начале XX в.; подробно рассматривает процесс подготовки научно-богословских кадров и их аттестации. Особое внимание уделено анализу проблем, возникавших при рассмотрении, защите и утверждении диссертаций, представляемых на соискание ученых богословских степеней.

В заключении приведены наиболее важные статистические результаты научно-богословской аттестации в России в 1814–1918 гг., сделаны выводы, кратко прослежена последующая судьба системы научной аттестации в России в целом и ее богословской составляющей. Кроме того, автор делает попытку оценить практическое значение дореволюционного опыта системы научно-богословской аттестации и его применение в наши дни.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Подробная биография А.Ч. Бхактиведанты Свами Прабхупады (1896 — 1977), выдающегося религиозного деятеля и философа, познакомившего западный мир с древней духовной традицией бхакти, которая испокон веков являлась краеугольным камнем индийской духовности. Для широкого круга читателей.

Самый популярный писатель шестидесятых и опальный – семидесятых, эмигрант, возвращенец, автор романов, удостоенных престижных литературных премий в девяностые, прозаик, который постоянно искал новые формы, друг своих друзей и любящий сын… Василий Аксенов писал письма друзьям и родным с тем же литературным блеском и абсолютной внутренней свободой, как и свою прозу. Извлеченная из американского архива и хранящаяся теперь в «Доме русского зарубежья» переписка охватывает период с конца сороковых до начала девяностых годов. Здесь и диалог с матерью – Евгенией Гинзбург, и письма друзьям – Белле Ахмадулиной и Борису Мессереру, Булату Окуджаве и Фазилю Искандеру, Анатолию Гладилину, Иосифу Бродскому, Евгению Попову, Михаилу Рощину…

Книга иллюстрирована редкими фотографиями.

В декабре 1825 года в Санкт–Петербурге, столице Российской империи, произошло восстание заговорщиков, которых позже назовут декабристами. Мятеж был подавлен, но, как известно, «декабристы разбудили Герцена», а тот «развернул революционную агитацию», что имело весьма существенные последствия – как для нашей страны, так и для всего мира в целом… Достаточно сказать, что эстафету Герцена через некоторое время подхватили такие серьезные и ответственные товарищи, как Ленин и Сталин.

Но кто разбудил самих декабристов, и почему они так рвались всех осчастливить – даже ценой жизни? Что они могли принести России на самом деле? Какие мотивы ими двигали, что это были за люди? Жертвы или заложники обстоятельств? Необычный взгляд на проблему декабристов предлагает Олег Мазурин в альтернативно – историческом романе. Текст в известной мере провокативен, но читается на одном дыхании…

Такими декабристов мы еще не знали. Об этом мы еще не слышали.

Книга рассчитана на читателя с философским взглядом на историю и человеческую жизнь. В ней поднимаются вопросы развития человеческого разума, понятий добра и любви, их связь с историей человечества, рассматриваются вопросы ожившего во многих странах мира национализма, связь этого явления с фашизмом середины прошлого века. Сюжет романа занимателен, основан на реальных исторических событиях, не лишен мистики и будет интересен самому широкому кругу читателей.