Да здравствует экология!

Жизнь у Лешки стала совсем ни к черту. За пивом сходить в ближайший ларек и то стало трудно. Выйдешь — а старушки у подъезда поймают и ну выспрашивать, как это он в Думе с речью выступал и науку спасал. А что им скажешь? Что по заданию чертей все это делал? Что спасать — спасал, но не спас?

А тут еще участковый стал смотреть как-то подозрительно. То поздоровается, то пройдет мимо и вроде бы не заметит. Но Лешка-то спиной чувствует, что участковый наблюдает за ним. А тут еще друзья — как соберутся у Лешки на квартире и давай приставать с глупостями — расскажи да расскажи им, как науку спасал.

Другие книги автора Влад Ключевский

Колдуны, волшебники и ведьмы появляются на улицах города исключительно от безделья. Миша Ежевика это понял давно, когда еще в шестом классе про Незнайку читал. Да, и какой смысл занятому волшебнику таскаться по пыльным улицам Кряжска, если он действительно занят? Ясно, от безделья. Или чтобы ему, Ежевике, такую заковыку устроить, отчего его тяжелая жизнь еще горше и обиднее станет. Он и так уже в шестом классе два года отсидел, а сколько в седьмом пробыть придется вообще неизвестно. Горькие мысли поневоле будут лезть в голову, если в котловане рядом со школой то бухает, то ни гу-гу.

Влад Ключевский

Найти капитана

Сухонький старичок в старом, потертом пиджачке, с бородкой-клинышком и узеньком пенсне сгорбился над столом и, весело похихикивая, исподлобья оглядывал присутствующих:

- А вчера из городской больницы тяжелобольного выкатили на улицу, да так и оставили. Выздоравливай, говорят ему, как хочешь - теперь ты, говорят, свободен.

Стоявший у высокого стрельчатого окна человек в костюме строгого полувоенного покроя медленно повернул голову:

По улицам профессора водили Как видно на показ Дык, ить профессора В диковинку у нас (Из мудрых мыслей Влада Ключевского о будущем советской науки)

Кот сидел на скамеечке на самом краю обрыва и с тоской глядел на реку. По реке деловито сновали взад и вперед баржи, легко скользили корабли на подводных крыльях, и, не видимые Коту, где-то невдалеке отчаянно громко ревели пассажирские теплоходы.

— Хаос. Никакого тебе порядка. Глядя на все это, трудно догадаться, что у людей есть разум. — невесело подумал Кот и вздохнул.

В белом плаще заляпанном грязью в самом низу, шаркающей походкой усталого комбайнера где-то в середине душного месяца августа — сейчас уже никто не помнит какого числа, — к высокому мраморному красно-коричневому крыльцу Института лесного животноводства подошел мужчина средних лет. На нем были видавшие виды кирзовые сапоги, а в руках он судорожно сжимал потертый кожаный портфель. Короче, человек был экипирован так, что вполне мог бы сойти за инженера или даже младшего научного сотрудника академического учреждения.

— Зря я Куньку послушал, — всю дорогу сокрушался Лешка и аккуратно сплевывал себе под ноги, с досады, — Где мне теперь Нтих чудодеев искать? — Лешка пешком прошел уже всю Большевистскую улицу, прошел под коммунальным мостом, но не встретил ни одной живой души — Энск будто весь вымер.

— Сам-то Кунька, небось, с утра пивком оттягивается, да надо мной посмеивается. Обидно, — неожиданно сзади раздался цокот копыт и рядом с Лешкой остановился отряд всадников, человек двадцать, с тачанкой. Огромный мужик в папахе с красным околышком, в бурке и с плетью в руке наклонился с коня:

Влад Ключевский

Чудики желтого болота

-- Послушай, Джекобс,-- Рей медленно повернул голову в сторону сжавшегося в углу клетки друга,По-моему, они никоим образом не воспринимают нас как пришельцев. Как представителей другой цивилизации. Ей-богу, они любуются тобой, как слоном в зоопарке...

-- Отстань,-- серая масса в темном углу клетки дернулась, как от укуса змеи, и снова затихла.-- У меня полностью нарушена связь с Большим Компьютером корабля и я ничего не могу понять из их стрекота. В наушниках стоит какой-то сплошной треск, шум, гам, как будто я попал не на другую планету, а на самый захудалый восточный базар в самом темном углу галактики. Да еще в выходной день.

Влад Ключевский

ЛЕШКА И ЧЕРТ

Лешкина жизнь текла размеренно. С утра оттягивался холодным пивком, к обеду приходили друзья и жизнь сразу становилась осмысленной, полнокровной и интересной. Кто вспоминал бурную молодость, женщин и красный вермут, кто - суровые годы учебы в детском саду, в школе и на вокзале. А Лешка - самый политически грамотный - всегда норовил объяснить друзьям как правильно государством нужно управлять. Лешка иногда смотрел телевизор и был в курсе всех политических событий.

Черт появился внезапно. Будто все время сидел за столом, изредка обмакивая кусочки хлеба в соль и потягивая из граненого стакана жигулевское. Даже Нюрка, Лешкина сожительница, не шелохнулась на диване. А уж у нее чутье как у сторожевой собаки

— она раньше с милиционером жила и потому вздрагивала от малейшего стука в дверь. А тут среди белого дня рогатый мужик с копытами за столом вырисовывается, в воздухе ясней-ясного серой воняет — Нюрка не вздрагивает и не икает. Удивительно!

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Крикунов Майк

Гляньте вот рассказик. Hаписан чeрез небольшое время после прохождения Quake II и, соответственно, под впечатлением.. Жду указаний на самые явные глюки. Ряд аллюзий на Descent: Freespace, "Пятый элемент" и сам Quake II является умышленным:)) /*FILE (Q2STORY.TXT)

По мотивам...

"...сегодня мы должны уничтожить это порождение ада, чтобы никогда больше оно не тревожило мир. С вашей поддержкой, и с поддержкой Бога, мы придем к триумфу и окончательной победе! Так что вперед и давай надерем им задницу!"

КОРЕПАНОВ АЛЕКСЕЙ

Вновь и вновь

- Луис! - позвал Пархоменко. - Иди сюда, тут съемка интересная.

Медведев в расстегнутом комбинезоне возник на пороге отсека управлеaния, похлопывая по ладони тестером.

- Сейчас прогоню немного назад, и посмотрим. - Пархоменко прошелся пальцами по переносному пульту. - Это тридцать первый квадрат. Позавчерашняя информация.

Объемное изображение посреди отсека померкло, превратилось в серое облачко и тут же появилось вновь. Помощник-разведчик вел съемку с большой высоты, неторопливо перемещаясь над планетой, однако все детали фиксировались четко, потому что воздух в тридцать первом квадрате был чист и только кое-где над дорогами поднималась пыль, стелясь за скачущими всадниками.

КОРЕПАНОВ АЛЕКСЕЙ

Выйти из клетки

Подобного в Ингульске давно не бывало. В течение двух недель в оба райотдела милиции - Заречный и Степной - поступило три заявления об исчезновении граждан. В эаявлении от семнадцатого апреля гражданка Воронюк М. П. сообщала о том, что ее сын Воронюк Игорь, двадцати двух лет, студент третьего курса исторического факультета пединститута, утром в воскресенье, пятнадцатого апреля, ушел в читальный зал библиотеки и домой не вернулся. Шестнадцатого апреля супруги Воронюк совершили рейд по обоим общежитиям пединститута и обзвонили всех известных им приятелей Игоря, но сына не нашли. Ранним утром семнадцатого апреля гражданка Воронюк обратилась с заявлением в Заречный райотдел.

КОРЕПАНОВ АЛЕКСЕЙ

Жизнь после жизни

- Ничего не понимаю, - озадаченно пробормотал Медведев, уставившись на экран внешнего обзора. - Какая же это точка финиша? Ваня, дай "картинку".

Онемевший от изумления Пархоменко неуверенно шевельнул рукой, и посреди отсека управления возникло объемное изображение - одна из "картинок" поверхности планеты, предварительно доставленных на Землю киберразведкой. Именно на зтом участке должен был после подпространственного перехода возникнуть "Прыжок".

Магдалена Ковальчык

ВОПРОС ВРЕМЕНИ

Перевод: M.W.

Я родилась в маленькой деревушке у подножия гор. Кем была моя мать я не знаю. Через пару дней после рождения меня у нее отобрали. Впрочем, во время родов этого никто и не заметил. Все были слишком уж заняты матерью. Когда же ей стало полегче и ей захотелось дать мне грудь - тут все и началось...

- Она истекает кровью! Уберите дитя! - разорвал тишину маленького помещения крик кормилицы.

Неонилла КОВАЛЬСКАЯ

ЛЮБОВНАЯ МАГИЯ И МАГИЯ ЛЮБВИ

Если бы кто-нибудь знал формулу счастья и мог ее подсказать! У каждого оно свое, единственное и неповторимое, но одна составная чacть ее известна всем - это любовь! О ней мечтают все, за нее готовы заплатить самую высокую цену, ибо с ней преодолимы любые тяготы и трудности жизни. И нет ничего страшнее потерять этот праздник, этот сладкий плен. Но нередко бывает так, что теряем. И причины здесь разные, но об одной из них хотелось бы поговорить сегодня- это о бездумном обращении к практике любовной магии: ворожбе, привороту, отвороту, разного рода присушкам, отсушкам...

Игорь Ковалевский

Пятница, 13-е число

Я проснулся оттого, что упала и начала гулять по кухне пустая банка из-под кофе. Я еще тогда подумал: "Вот так начинается полтергейст... "

И тут на меня недружелюбно двинулся шкаф. Не поехал, не заскользил по полу, - а пошел. Топая и раскачиваясь. Как-то жалобно задрожала кровать - и в ее дрожании я уловил боязливую интонацию: "А может, не надо?.. "

Я тряхнул головой и, отмахиваясь от собственной одежды, летающей по квартире, выскочил из комнаты.

Михаил Кривич, Ольгерт Ольгин

Пора - не пора

ИЛИ ИСТОРИЯ ПЕРВОЙ ПОСАДКИ КОСМИЧЕСКОГО КОРАБЛЯ НА ШЕСТУЮ ПЛАНЕТУ,

КОТОРАЯ ВРАЩАЕТСЯ ВОКРУГ ОДНОЙ ОЧЕНЬ БОЛЬШОЙ ЗВЕЗДЫ, НАСТОЛЬКО ДАЛЕКОЙ,

ЧТО ЕЕ ПЛОХО ВИДНО НЕВООРУЖЕННЫМ ГЛАЗОМ ДАЖЕ В БЕЗЛУННУЮ НОЧЬ

Сначала из люка посадочной капсулы высунулись длинные худые ноги в латаных джинсах. Ноги боязливо ощупали грунт и, убедившись в его прочности, опустились на травку. Куцая курточка была сшита из той же джинсовой материи, ансамбль удачно дополнял шелковый шейный платок. Так был одет Дик.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Сегодня трудно представить изучение университетского курса "Отечественной истории" без работ В.О. Ключевского. За Василием Осиповичем Ключевским современники закрепили репутацию глубокого исследователя, блестящего лектора, неподражаемого мастера художественного слова.

Сочетание всех трех дарований в одном лице - явление исключительное, пожалуй, даже - уникальное.

Выдающийся русский историк, ученик С. М. Соловьева, академик (1900), почетный академик Петербургской Академии Наук (1908), В.О. Ключевский в 1856 - 1860 гг. учился в пензенской духовной семинарии, в 1861 - 1865 гг. - на историко-филологическом факультете Московского университета. По окончании университета он был оставлен на кафедре "для подготовки к профессорскому званию". А в 1871 В.О. Ключевский впервые вступил на преподавательскую кафедру, начав читать лекции по русской истории на церковно-историческом отделении Московской духовной академии (расстался с ней только в 1906 г.). С 1879 по 1911 гг., сменив на кафедре своего учителя С.М. Соловьева, В.О. Ключевский читал курс русской истории в Московском университете. Кроме того, он 16 лет читал лекции в Александровском военном училище, столько же лет - на Высших женских курсах Герье и 10 лет - в Московском училище живописи и ваяния. Какая разная слушательская аудитория! Читая курсы, надо было постоянно учитывать разные профессиональные интересы будущих военных, будущих деятелей культуры и искусства, будущих служителей религиозного культа… За этим стоял ежедневный напряженный труд преподавателя.

Василий Осипович Ключевский (1841—1911) — автор множества трудов по русской истории, но главным из них, несомненно, является предлагаемый вниманию читателя «Курс русской истории». В публикуемых лекциях автор освещает основные элементы своей концепции и общей периодизации отечественной истории. Повествование охватывает древнейший период русской истории, «удельные века», развитие Русского государства до середины XIX в. В первом томе содержатся тридцать две Лекции (I—XXXII) русского историка.

Третья книга В.О. Ключевского содержит двадцать пять лекций (LXII—LXXXVI) крупнейшего труда русского историка.

Второй том В.О.Ключевского содержит двадцать девять лекций (XXXIII—LXI) крупнейшего труда русского историка.