Цзацзуань. Изречения китайских писателей IX-XIX вв.

В сборнике объединены изречения китайских писателей разных веков, написанные в жанре цзацзуань. Отражая быт народа, его обычаи и культурные традиции, цзацзуань представляют собой своеобразное явление в китайской литературе. В этой книге впервые собраны кпереведены на русский язык цзацзуань разных авторов.

Отрывок из произведения:

Лаконичные изречения цзацзуань[1] — это оригинальный вид китайской художественной литературы, метко, образно, живо и остроумно повествующий о различных жизненных ситуациях, о поступках человека, тех внутренних побуждениях, которые руководят этими поступками, о привычках и слабостях людей, их достоинствах и пороках, симпатиях и антипатиях. Эти изречения интересны не только как своеобразные национальные произведения, но и как совершенно особый жанр художественной прозы вообще. Они относятся к наиболее ранним произведениям китайской средневековой прозы, созданным не рассказчиками (как, например, бяньвэнь или хуабэнь), а литераторами, где говорится о самых будничных вещах и которые написаны не на малодоступном литературном языке старинной классической прозы, а на языке, близком к разговорной речи, изобилующем простонародными выражениями и бытовой лексикой.

Популярные книги в жанре Древневосточная литература

Абульхасан ФАРРУХИ

Стихи

"Так свежа земля родная..." Перевод А. Кочеткова "Когда в переливы атласа..." Перевод А. Кочеткова "Я сказал: "Только три поцелуя..." Перевод А. Кочеткова "Я видел блеск Самарканда..." Перевод И. Гуровой

* * *

Так свежа земля родная, так душиста зелень

луга, Так вино мое прозрачно, так светла моя

подруга: Первая подобна раю, с бурной страстью схож

второй, Третье - с Балхом розоструйным и четвертая

Афзаладдин XАКАНИ

Стихи

Перевод В. Державина "Нет, полно! Не буду отныне..." "И снова в сердце у меня..." "Богатствами наделены..." "Я страданье свое не отдам за бальзам..." "Я глинногубый, землеликий..." О заточении На смерть дочери Развалины Медаина "Сердце мое как челнок..." "С той поры..." "Почему, о душа..." "Твои стрелы пернатые..." "Сердце, союз с любовью..." "Милая, разве могу я..." Шесть о тебе прошла по двум мирам..." (Доколь мне угнетения сносить..." "Дворцы царей подобны морю..." "О Хакани, удались от служения шахам..." "Сказали как-то..." "Очень кислы плоды..." "Я в мире когда-то богатства хотел..." "Хакани, ты унижен дарами владетелей сих..." "Нет у меня самых нужных для жизни вещей..." "О Хакани, ты сокровищ земных не ищи..." "В сущности мира сего справедливости нет..." Рубайят

Вторая повесть цикла «Безмолвные пьесы». Полное название повести: «Красавец мужчина пытался избавиться от подозрений, но в результате лишь вызвал у многих сомнения».

«Повесть о царе Удаяне» — часть выдающегося произведения классической древнеиндийской литературы «Океан сказаний» кашмирского поэта Сомадевы (XI в. н. э.). Содержит множество популярных в Индии легенд, преданий и волшебных историй.

Рассчитана на широкие круги читателей.

В настоящем издании представлены три выдающихся произведения – «Притчи Соломоновы», «Екклесиаст» и «Песнь песней», – которые входят в канонический состав Библии и считаются богодухновенными. Священное предание приписывает их авторство царю Соломону, известному своей легендарной мудростью, которая, как говорит Библия, была «выше мудрости всех сынов востока, и всей мудрости египтян». Кроме того, эти творения занимают особое место и в истории всемирной литературы, являясь вершиной философского и поэтического мышления древних.

Религиозно-философская поэма «Бхагавадгита», входящая в состав великого древнеиндийского эпоса «Махабхарата», переведена В. С. Семенцовым с учётом интерпретаций крупнейших комментаторов и исследователей. Статьи, сопровождающие перевод, намечают новый подход к истолкованию памятника, опирающийся на изучение его функционирования внутри самой культуры.

Японская культура так же своеобразна, как и природа Японии, философской эстетике которой посвящены жизнь и быт японцев. И наиболее полно восточная философия отражена в сказочных жанрах. В сборник японских сказок «Счастливая соломинка» в переводе Веры Марковой вошли и героические сказки-легенды, и полные чудес сказки о фантастических существах, и бытовые шуточные сказки, а также сказки о животных. Особое место занимает самый любимый в народе жанр – философские и сатирические сказки-притчи.

Старинный классический роман — гордость и слава японской литературы. Лучшие из его образцов прочно вошли в золотой фонд всемирно известных шедевров древней классики. К ним относятся японская повесть Х века «Отикубо моноготари» («Повесть о прекрасной Отикубо»), созданную на всемирно известный сюжет сказки о злой мачехе и гонимой падчерице. В этих произведениях еще много сказочных мотивов, много волшебства, однако в них можно обнаружить и черты более позднего любовного куртуазного романа. Так «Повесть о прекрасной Отикубо» густо насыщена бытом, изображенным во многих красочных подробностях, а волшебно-сказочные элементы в ней уступают место «обыкновенному чуду» любви, и, хотя всем происходящим в повести событиям даны реальные мотивировки, они все равно остаются невероятными, потому что подчинены иной правде, действующей в фантастическом мире народного вымысла, где всегда торжествуют добро и справедливость. Со времени возникновения «Повести о прекрасной Отикубо» прошло целое тысячелетие, однако это несколько наивное и простодушное произведение, в котором есть место юмору, а также тонким и поэтичным наблюдениям, по сей день читают и любят не только в Японии, но и во всем мире.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

«Сон в Нефритовом павильоне» — одно из крупнейших произведений старинной корейской прозы начала XVII века (имя автора осталось неизвестным), относится к популярному на Дальнем Востоке жанру романов-снов, близких по сюжету древним мифологическим сказаниям и авантюрным повестям позднего средневековья.

Публикуется на русском языке впервые.

Здесь рассказывается о мире, в котором на опушках лесов и за пиршественными столами складывался великий эпос. Где это было? Когда это было? Как получилось, что вожди и короли, жившие в разные времена, сошлись на Каталаунских полях в знаменитой «Битве народов»? На страницах «Хроник длинноволосых королей» читатель встретит Аттилу, Теодориха и Брунгильду — славных героев предания о Нибелунгах. Он обнаружит чудовище квинотавра, породившее род Меровингов, у которых королевскую власть передавали только отпрыскам, хранившим нестриженными свои космы. А еще окажется в ожившем лесу королевы Фредегонды, где до него побывали Шекспир и Толкин.

Эта книга — для тех, кто хочет прикоснуться к истокам, открыть для себя мир, в котором жили легендарные герои «Нибелунгов»: королева Брунгильда и вождь гуннов Аттила, мудрый гот Теодорих и отважные бургунды. Это сборник историй о темных веках, когда правили Меровинги, Испания была покорена готами, Италия — длиннобородыми лангобардами, а на севере Британии обосновались загадочные пикты, покрывавшие свои тела татуировками. В книге представлен литературный перевод (впервые на русском языке) «Хроники Фредегара», «Книги истории франков», фрагментов из сочинений Павла Дьякона, «Анонима Валуа» и других произведений, сохранивших предания Раннего Средневековья.

Перевод: (с) Даниэль Смушкович

Камень, изменивший мир, нашла нюробла по имени Бу, копавшаяся вместе со всей бригадой в отвалах Облинг-колледжа.

Там, где живут облы, камней много. Их приносит река, и вдоль берегов на многие мили лежат россыпи валунов, булыжников, камушков, галек и песчинок. Из камня построены города облов, а на праздники они подают мясо скальных коников. Их нюроблы собирают и готовят в пищу каменку и лишайник, строят дома и колледжи, а главное - приводят все в порядок, потому что облы не выносят беспорядка и, видя его, нервничают и печалятся.

Любители детектива будут без сомнения рады вновь встретиться с представителем этого жанра Юджином Пеппероу. Его насыщенные, динамичные рассказы с всегда неожиданной развязкой, написанные в стиле «крутого» детектива, часто выходят за узкие рамки этого жанра и поднимают вечные вопросы о борьбе добра и зла в душе человека; о целях и средствах для достижения этих целей; о недопустимости размена человеческой жизни на звонкую монету.