Цветение

Рассказ написан для игры в «чепуху» — по крайней мере, начинал я с этого)) Ключевые слова «туман», «неизвестность», «цветы».

Герой, как все добропорядочные граждане, боится темноты…

Отрывок из произведения:

Ланс застегнул куртку. Тащил замочек молнии медленно, чтобы не скрипнуло. Потом зашнуровывал ботинки и холодел от каждого шороха. Еле дышал — лишь бы не нашуметь — но потянулся за ключами и уронил баллон с освежителем воздуха. Раздался такой грохот, будто обрушился потолок — Ланс замер, его бросило в жар: не может быть, чтобы этот адский шум никого не разбудил! — но в комнатах стояла сонная тишина.

Спящие спали. В коридоре было почти совсем темно: слабый свет доходил только из открытой кухонной двери. Подвижный полумрак, наполненный скользящими тенями — даже хуже, чем просто темнота.

Рекомендуем почитать

Бред, современные «Записки сумасшедшего» — а может быть, мой вариант истории о попаданце))

Специально для Ирины Клеандровой (и для собственной радости, конечно). Мой вариант «авторизированного перевода» Гёте. Несколько колебался, думая, выкладывать ли. Это не моя, это, в сущности, чужая сказка. Но… раз уж я обещал Ирине — пусть будет.

Для игры в Чепуху, слова «ягуар, спиральный, чай». Цикл «Город внизу», однако))

«Сегодня ты делаешь ставку на Комплекс Уродов — а завтра твоя голова сыграет в их ящик. Меж будущим и настоящим — всего один продых. Всего один отдых в конце этой сумрачной чащи… (К. Арбенин)

1. Рассказ написан для игры в «чепуху» — по крайней мере, начинал я с этого)) Ключевые слова «туман», «неизвестность», «цветы». Герой, как все добропорядочные граждане, боится темноты…

2. Специально для Ирины Клеандровой (и для собственной радости, конечно). Мой вариант «авторизированного перевода» Гёте. Несколько колебался, думая, выкладывать ли. Это не моя, это, в сущности, чужая сказка. Но… раз уж я обещал Ирине — пусть будет.

3. Бред, современные «Записки сумасшедшего» — а может быть, мой вариант истории о попаданце))

4. Для игры в Чепуху, слова [ягуар, спиральный, чай]. Цикл «Город внизу», однако))

5. Для игры в Чепуху, слова «яблоко, зимний, дождь». Про главные в жизни вещи))

Для игры в чепуху, слова «яблоко, зимний, дождь». Про главные в жизни вещи))

Другие книги автора Максим Андреевич Далин

Надо же было хоть раз в жизни написать фэнтези о попаданце! Все пишут)))

Что думает герой, отправляясь на битву со злодеем, всем давно известно. А что в это время думает злодей? Тёмный властелин? Тот самый, кого мечтают убить бесчисленные рыцари?

Жестокий тиран. Командир мёртвых легионов. Коварный интриган. Безжалостный убийца. Извращенец и насильник. Он вообще думает о чём-нибудь?

Он — чёрный маг на троне. Он ночами строит козни и совершает чудовищные обряды. Он мечтает о чужих землях. Он водит шашни с выходцами из преисподней.

Он — Дольф Некромант. О чём он может думать? В этой книге он расскажет об этом сам.

Статья Максима Далина "Да сохранят пиратов небеса! О цене на вдохновение и рукописи" мне очень понравилась, но, к сожалению, ввиду малого объёма она не вместила очень много тонкостей и нюансов, многие интересные мысли были высказаны в комментариях, которые привожу как есть. Думающие и разумные люди найдут для себя здесь много интересного.

Почему-то именно этот кусок «записок» показался издателю самым крамольным… А казалось бы — сравнительно простая история. Жанр — «феминистическая космоопера», Мери-Сью))

Планета Нги-Унг-Лян – эволюционный курьез. Высшие организмы, обитающие на ней, не знают земного деления на два пола, совмещая признаки обоих в одном теле. Изначально обладающие как мужскими, так и (подавленными) женскими признаками, достигая зрелости, особи определяют свою принадлежность в индивидуальной схватке. Мир – настоящий биологический рай… работу земных ученых осложняет одно: венец нги-унг-лянской эволюции, при всех фундаментальных физиологических отличиях слишком похож на земного человека…

Уникальный ход эволюции порождает сильнейшее любопытство, внешнее сходство с homo sapiens  местных разумных  – и их красота – дезориентируют, а уклад и психология –  вызывают шок, и настоящую фобию.

Землянину Николаю, этнографу, предстоит попытаться разгадать тайны этого невозможного мира. Его дело – наблюдать, избегая вмешательства, за бытом и психологией «людей» в период средневекового феодализма. Он должен стать почти «своим»,  но, в конечном счете, лишенным сопереживания; быть в центре событий – оставаясь в стороне.

Они пожирают нас. Они воруют наши чувства, наше время, наши души…

И, может быть, только Вечность — настоящий Шанс спастись. Шанс первый, и последний, и единственный. Только Вечность. А что можно отдать за вечную жизнь? Душу? Кому нужна душа, выставленная на продажу… Совесть? А где она…

А что у нас ещё есть? И с чем мы пойдём в эту Вечность? Как нам там будет — на пиру Вечных Князей и Хозяев Ночи?

Заключительная часть романа — война или мир между Севером и Югом?

Давно обещанный любовно-авантюрный роман про то, как муж любил жену)) А если серьезно — мир Некроманта, двести-двести пятьдесят лет спустя. Дело происходит в других странах и с другими людьми. Итак, юная принцесса отправляется за море, чтобы вступить в брак, но…

Популярные книги в жанре Ужасы

Сам я хоть и был серьезным сновидцем, путешествовал мало. Никогда не уезжал далеко от Ултара; но я видел караваны, в брод переходившие Шай, и мне случалось сидеть в курительной гостиницы «Тысяча Спящих Котов» и внимать удивительным рассказам тех, кто побывал в дальних странах Мира Снов. Пожалуй, самые интересные собеседники были великими сновидцами. Впрочем, теперь их стало намного меньше. Было время, когда человек из реального мира странствующий по миру мог быть уверен, что если он поселится в гостинице, то рано или поздно встретит кого-нибудь из мира реального. Какие фантастические истории, какие долгие, интересные рассказы можно было услышать в те времена! Хотя, конечно, и теперь живущих в снах — сновидцам, есть о чем поговорить.

Блаун Хаус, Леонардс-Уок Хис, Лондон

18 мая 198… год

Номер 53/198…

Г. К. Лэбхэм и Ко. Главная Контора, вырезки ГКЛ

117 Мартин Фладд Стрит, Нотингхэм, Ноттс.

Дорогой мистер Лэбхэм,

пожалуйста измените мой заказ, поскольку он относится только к случаям чрезвычайной важности. В этих случаях дальнейшее сотрудничество с вами будет продолжаться как и прежде. Это пожелание вовсе не означает отмену наших предыдущих соглашений. Напротив, в дальнейшем я хотел бы просить вас сосредоточить усилия на полном освещении одной особой темы. Меня интересуют все вырезки из сорока трех ежедневных газет, описывающие происшествия, касающиеся землетрясений, вибрации земли, оседания грунта и других аналогичных явлений. Мне необходима информация не только о текущих событиях, но и старые материалы, по возможности, за последние три года. Выполняйте этот заказ вплоть до моего дальнейшего указания. Благодарю вас за быстрое обслуживание. 

Этот сериал смотрят во всем мире уже пятый год. Он вобрал в себя все страхи нашего времени, загадки и тайны, в реальности так и не получившие научного объяснения.

Заместитель директора ФСБ Скиннер, кажется, сходит с ума. Так думают все вокруг. Или просто становится жертвой самого изысканного плана «подставки» за всю историю проекта «Секретные материалы»? Так думают лишь двое — агенты Фокс Молдер и Дана Скалли…

Однако — ПОЧЕМУ Скиннер снова и снова оказывается подозреваемым в загадочных убийствах — и, главное, ПОЧЕМУ он — и только он один — снова и снова видит на месте преступления нелепую и страшную старуху в красном? Молдер и Скалли начинают расследование...

ПРОЛОГ

Компания «EURISKO»

Кристал-Сити, Вирджиния

23октября 1993

19:00

ВИЛЧЕК:

Брэд Вилчек был до крайности раздражен. Именно так он и заявил этому негодяю, своему компаньону, мистеру Дрейку, черт бы его побрал!

— Послушай, Бен, меня это бесит! Ты, наверное, не понимаешь, что происходит…

А может быть, он и в самом деле не понимает? Развалился в этом своем кресле, эдакое воплощение преуспевающего директора крупной Компании — моей Компании! — и полагает, что ситуация у него под контролем. Главное — меньше тратить и больше получать. Что еще может родиться в этих убогих прикладных мозгах?

Этот сериал смотрят во всем мире уже пятый год. Он вобрал в себя все страхи нашего времени, загадки и тайны, в реальности так и не получившие научного объяснения.

Если вы хотите узнать подробности головоломных дел, раскрытых и нераскрытых неугомонной парочкой спецагентов ФБР, если вы хотите заглянуть за кулисы преступления, если вы хотите взглянуть на случившееся глазами не только людей, но и существ паранормальных, читайте книжную версию «Секретных материалов» — культового сериала 90-х годов.

В комнате висела серая мгла. Если бы оставались силы и желание, можно было бы включить телевизор — он давал ощущение чьего-то присутствия. Или хотя бы зажечь свет. Тогда не было бы так серо. Но человек продолжал лежать, глядя в потолок. Горка окурков в пепельнице выросла в мини-Монблан и развалилась, когда в нее не глядя ткнули очередной окурок. Прошла вечность. Очередная серая вечность разглядывания потолка под стук дождевых капель. Их звонкое пощелкивание по стеклу нарушало единообразность вечера. Если бы оставались силы и желание, можно было бы застрелиться. Человек скосил глаза, пытаясь разглядеть пистолет, не меняя положения головы. Оружия нигде не было, очевидно, Мона спрятала куда-нибудь. Она боится пистолета, словно тот собирается ее укусить. Ради любопытства человек попробовал представить, как бы все произошло. Мысли текли неторопливо и отдавали мазохистским сладострастием. Он в уме проделал все необходимые действия — неторопливо, обстоятельно, оттягивая финал — потом дело застопорилось. Полезла всегдашняя дрянь. Выстрел не должен быть слишком уж громким, чтобы не услышали соседи. Зрелище, опять же, наверняка будет не из приятных. Он попытался представить собственный труп и не преуспел в этом. Зато прекрасно и в мельчайших деталях вспомнился вид доктора Рузвельта после того, как в его палатке побывал ягуар. Можно наглотаться какой-нибудь гадости, подумал человек. Если бы в доме что-нибудь было. Можно ли отравиться аспирином? И сколько для этого нужно проглотить таблеток? Со счетом тоже все было нормально.

Неутомимо и монотонно бьется великий океан волнами о высокие скалы у залива Холей, взбивая белой пены буруны и разлетаясь фонтанами брызг при каждом ударе. С громким плеском вода откатывает назад, но новая волна уже обрушивается следом на крепкий камень. И ничто не изменяется здесь вот уже много веков. Все так же высятся над водой черные утесы, а внизу, изредка выглядывая из вод океана, в небо скалятся клыки прибрежных рифов. И гармония вечности на много лиг вокруг. Лишь иногда одинокая чайка белым пятном мелькнет на фоне темного небосклона, оглашая округу плачущим криком.

Старые сказки о страшном… О голоде, который сводит с ума. О рутине, которая убивает. О древних идолах, таящихся в лесном сумраке. О печати невообразимого ужаса, что направляет избранных прямиком в адское пекло. И даже обычная вода несет человечеству погибель на страницах девятой ежегодной антологии «Самая страшная книга».

Ужас выходит на новый уровень, «Самая страшная книга 2022» ставит рекорды. Это – самая большая антология из всех, вышедших в серии! И она по-прежнему уникальна и не имеет аналогов в мире. Рассказы для этой книги отбирали сами читатели. Истории, вошедшие в нее, опередили сотни других претендентов.

Новые сказки о страшном… Уже здесь. Перед вами. Наслаждайтесь!

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Поздравляю всех читателей и друзей с наступающим Новым годом. Эта сказка — новогодний подарок для всех вас, в особенности — для тех, кто полюбил цикл «Лунный Бархат».

Еще одна повесть из цикла «Лунный Бархат».

Личный враг Ильи Гринева — Смерть. Он начинает войну — но возможна ли победа?

Улыбка на классическую тему «Вампир и Девушка»))

Тоже имеет отношение к циклу «Лунный Бархат»

Юбилейное издание книги рассказов Василия Белова приурочено к семидесятипятилетию писателя. Читателя ждет новая встреча с известными произведениями, по праву признанными классикой отечественной литературы. Рассказы писателя занимают важное место в его творческой биографии. Их публикация — реальное подтверждение живой связи времен, к которой стремится Художник в своих сочинениях, отражающих проникновенный диалог между поколениями.