Cлавенские древности, или Приключения славенских князей

Cлавенские древности, или Приключения славенских князей

Книга Попова «Славенские древности, или Приключения славенских князей» содержит беллетризованный рассказ о приключениях князей дохристианской Руси, изложенный в жанре сказочно-рыцарского романа. В описании языческих обрядов использованы многочисленные недостоверные, но интересные легенды, фольклорные и этнографические источники. Хотя «Славянские древности» относятся к первым в русской литературе опытам псевдоисторической славянской сюжетики, многие читатели XVIII века воспринимали книгу как историческое сочинение.

Отрывок из произведения:

Славен, родоначальник и праотец первых Славенских Князей, знаменитый именем, и преславный делами, был первый, по нашим древним Летописцам, который переселился со своим народом из Азии в Европу, и построил в память имени своего город Славенск, поблизости того места, где потом построен нынешний Новгород. Сей Государь, утвердив новую свою, столицу покорением соседственных народов, получил имя великого воина, и славного обладателя. Неизвестно, имя ли его собственное, или слава дел его снискала подданным его нарицание Славян; известно только то, что как при нем, так и при потомках его храбрые Славяне подтверждали имя свое множеством преславных побед и подвигов.

Популярные книги в жанре Русская классическая проза

М.Горький

Девочка

Однажды вечером, усталый от работы, я лежал на земле у стены большого каменного дома - печального, старого здания; красные лучи заходящего солнца обнажали глубокие трещины и наросты грязи на стене его.

Внутри дома день и ночь - точно крысы в тёмном погребе - суетились голодные, грязные люди, их тела всегда были полуодеты в лохмотья, а тёмные души - наги и так же грязны, как тела.

Из окон дома медленно и густо, как серый дым пожара, летел однообразный гул жизни, горевшей в нём. Я слушал этот давно знакомый мне тревожный и унылый шум и дремал, не ожидая услышать хотя бы краткий, новый звук.

А.М.Горький

Эд. Эстонье. "Жульен Дарто"

Библиотека "Жизнь", номер 5

(Я не излагаю содержание книги, находя это ненужным

важна мысль её, олицетворяемая в Жульене Дарто. К тому

же изложения содержания книг поощряют умственную лень и

празднословие в русском читателе, ибо, позволяя ему не

читать книги, в то же время не мешают болтать о ней.

- М.Г.)

Молодой французский писатель Эстонье написал небольшую, но очень значительную книгу, в которой резкими штрихами изобразил французскую дипломированную молодёжь, - ту молодежь, из которой вырабатываются деятели в областях промышленности и политики. Как произведение искусства, эта книга не выдержит строгой критики: она написана сильно - но торопливо, ярко - но эскизно; она производит впечатление картины, очень большой и по размеру и по мысли, но кажется написанной учеником. В порыве творчества, увлечённый идеей, положенной в основу книги, Эстонье писал, пожалуй, слишком однотонными красками, но это не лишает его книгу глубокого общественного значения, не мешает ей возбуждать в читателе мысль и чувство. В книге Эстонье явно ощущается страстное отношение автора к жизни, в ней звучит большая внутренняя правда; внешние недостатки порою даже как бы подчёркивают внутреннее значение книги, ибо кажется, что автор - сам один из героев, изображаемых им, и во многом кровно сроден с ними.

А.М.Горький

Г.А.Вяткину

Дорогой Георгий Андреевич - верно, я - грешен, стихи писал, и не мало писал, и всегда очень дубовато. Понимая сие и будучи правоверным прозаиком, я уничтожал их, печатал же в молодости лет - по легкомыслию, а позднее лишь в случаях крайней необходимости и когда мог оклеветать кого-либо из героев, будто бы это его, а не мои стихи. Но всё же написано их так много, что иногда они откуда-то выскакивают, а издатели меня убеждают напечатать то или иное. Лично у меня - нет стихов, не сохранилось, и я не могу удовлетворить желание Ваше. В 32 г. "Академия" издала маленькую книжечку, в которую вошла "Баллада о графине де-Курси", "Девушка и Смерть", т.е. стихи, вошедшие в 1-й том моих рассказов, - очень красивая книжка, и я с удовольствием послал бы её Вам, но не имею ни одного экземпляра.

А.М.Горький

Герой

...Уже в газетах было напечатано несколько моих рассказов. Знакомые люди снисходительно похваливали меня, предрекая мне судьбу писателя, но я не верил в эти пророчества, да, кажется, и сами пророки не обладали достаточной верой в предсказания свои.

Быть писателем,- об этом я тогда еще не мечтал. Писатель в моем представлении - чародей, которому открыты все тайны жизни, все сердца. Хорошая книга, точно смычок великого артиста, касается моего сердца, и оно поет, стонет от гнева и скорби, радуется,- если этого хочет писатель.

М.Горький

Испытатели

В курорте Сестрорецк был банщик Степан Прохоров, благообразный, крепкий старик, лет шестидесяти. Странно смотрели на людей его выпуклые, фарфоровые глаза,- блестело в них что-то слишком светлое и жестокое, но улыбались они ласково и даже, можно сказать, милостиво. Казалось, что во всех людях он видит нечто достойное сожаления. Его отношение к людям внушало мысль, что он считает себя мудрейшим среди них. Двигался он осторожно, говорил тихо, как будто все вокруг него спали, а он не хотел будить людей. Работал солидно, неутомимо и охотно брал на себя работу других. Когда тот или иной служащий курзала (общественное помещение в банях, лечебницах, на курортах - Ред.)просил его сделать что-нибудь, Прохоров, вообще немногословный, говорил торопливо и утешительно:

А.М.Горький

Из письма

Из письма гражданина Ф.Попова:

"Так как знаменитый Дарвин твердо установил факт необходимости борьбы за существование и ничего не имеет против уничтожения слабых, то есть не способных к полезному труду людей, и принимая во внимание, что в древности и без Дарвина знали это: стариков отвозили в овраги на смерть от голода или, посадив на деревья, стряхивали их оттуда, чтоб они разбились, - то отсюда ясно, что наука опередила нашу приторную мораль. Однако, протестуя против неразумной жестокости, я предлагаю следующее: уничтожать неспособных к социально полезной работе мерами более сострадательного характера, примерно: окармливать их чем-нибудь вкусным, ветчиной или сладкими пирогами со стрихнином, а дешевле - с мышьяком. Эти гуманные меры смягчили бы формы борьбы за существование, ныне повсеместной. Так же следует поступать с идиотами, деревенскими дурачками, некоторыми калеками и неизлечимо больными чем-нибудь вроде чахотки или рака. Такое законодательство, конечно, не понравится нашей ноющей интеллигенции, но пора уже решительно перестать считаться с ее реакционной идеологией".

М.Горький

Изречения и правила

Жаждешь свободы? Иди служить в полицию. Жаждешь абсолютной свободы? Поступи в агенты охранного отделения.

Очень просто.

Будь милосерден - не убивай и блоху, раньше чем поймаешь ее.

Не всякий лысый брюнетом был. Это особенно нужно помнить теперь, когда многие считают себя героями только потому, что их казак нагайкой отхлестал.

Хотя у верблюда и длинная шея, однако не решайся утверждать, что верблюд подобен лебедю. Также и о генералах, ныне занятых упокоением страны: некоторые из них человекообразны, но как докажешь ты, что они не суть звери?

Действие романа «Жрецы» происходит в среде профессоров и преподавателей Московского университета пореформенной России.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Ловкача Ши Шелама, приятеля Конана, похищает знаменитый разбойник Куршан. В ответ киммериец крадет у того его любимого пса. Но, оказывается, это была не простая собака…

Новая книга О. Грейгь написана в присущем автору стиле, когда всем привычная реальность является лишь тонким слоем льда над скрытыми течениями мировой политики. Жесткое противоборство имперской разведки России с тайным, но могущественным Орденом, стремящимся к мировой власти, которое продолжил после революции Иосиф Сталин, — вот узел интриг, который распутывает автор. Книга раскрывает механизм работы скрытых пружин основных событий XX века и — самое главное — открывает завесу над тем, чья рука их заводила. Поистине, нет ничего тайного, что не стало бы явным.

С террором покончено, и во Франции 1794 года наконец-то распахнулись ворота тюрем. Вернувшись в свой родной Сен-Мало в Бретани, Лаура Адамс, она же Анна-Лаура де Понталек, мечтает лишь о новой встрече со своим возлюбленным, бароном де Батцем, из рода д'Артаньянов, потерявшим спасенного им короля Людовика XVII, и о том, как бы вызволить из Тампля последнюю узницу — дочь короля Людовика XVI, казненного на эшафоте.

В Париже Конвент доживает последние дни, и игра в любовь и смерть становится как никогда жестокой. После пушек Вальми канонада вандемьера в щепки разносит судьбу Лауры: теперь она одна должна нести на своих плечах груз последней тайны Бурбонов, тайны женщины без имени, которую прозвали графиней Тьмы…

В великолепном дворце Малый Трианон в Версале открывается уникальная выставка, среди экспонатов которой — вещи, принадлежавшие Марии-Антуанетте, а также ее драгоценности, предоставленные частными коллекционерами. Грандиозный успех мероприятия омрачается серией загадочных убийств, похищением невинных людей, кражей и подменой знаменитого украшения — алмазной «слезы» королевы.

Борьба с привидениями, спиритические сеансы, шантаж — все это предстоит испытать известному эксперту по ювелирным изделиям князю Морозини и его верному другу Видаль-Пеликорну, чтобы обнаружить организатора многочисленных преступлений, скрывающегося под маской «Мстителя королевы».