Цивилизации

Небольшой космический кораблик, творение разума, крохотной пылинкой плыл в безбрежных просторах пространства мироздания. Пылинка. Как относительны размеры мироздания, как выглядит пылинка, если посмотреть на нее через различные стекла вселенной. Каким крохотным выглядит тридцатиметровое создание рук человеческих среди клокочущего мира звезд и каким неизмеримо большим кажется оно рядом с теми фотонами, которые, те же самые звезды посылают навстречу ему.

Другие книги автора Геннадий Васильевич Иевлев

Цивилизации галактики Зевс, познав портаторные перемещения, столкнулись с проблемой дефицита энергии внутри галактики. И потому решили поискать её вне своей галактики. Пространство для поиска было определено. Но не только зевсам оказалась нужна энергия для портаторных перемещений – не меньшую потребность в ней ощущали и цивилизации другой галактики.

Его случайно нашли на одной из заброшенных планет космические разведчики. Он не помнил, кто он и как туда попал, но его навыки пилотирования оказались столь высоки, что вскоре он стал одним из лучших капитанов боевого контроллера, задействованного на патрулировании дальних рубежей пространства объединённых цивилизаций. Его информационное поле изобиловало большим количеством чёрных провалов, из которых порой возникали непонятные ему видения… Книга является продолжением книг «Страж» и «Посланник».

Цивилизации галактики Зевс, стоящие перед выбором продолжать исследования по изучению энергетики внутреннего мира в пространстве узла или свернуть их, решают отправить зенна Дакка со свободной миссией в галактику гротов, чтобы он попытался выяснить их планы на эту же часть пространства. Книга является продолжением книги «Страж».

Annotation

Однажды наступят волшебные времена. Однажды у нас будет мобильный телефон, который надо заряжать раз в год; банковская карточка, с которой невозможно украсть деньги; микротермометр, который почувствует первую же заболевшую клетку и вылечит ее. Однажды это все станет реальностью. Осталось разобраться в квантовой механике, которая сделает чудеса возможными. Квантовый мир! Насколько он глубок? Познает ли когда-либо человечество его глубину, когда сможет сказать: это самые элементарные частицы и они неделимы? И сможет ли оно в полной мере познать все законы квантового мира и поставить их себе на службу? Наконец-то двойник Солнца, та самая мифическая Немезида - найдена и вокруг неё обнаружена планета в зоне обитания, без признаков присутствия на ней разумной жизни. Возникшие демографические проблемы на Земле, заставляют землян отправить на неё колониальную экспедицию, в надежде основать там колонию. Уже начавшие обживаться колонисты, вдруг, сталкиваются со странными летающими объектами в атмосфере планеты, которые, хотя и не воинственны, но своим присутствием вызывают страх у колонистов - при встрече с собой лишая их кратковременной памяти. Колония раскалывается на два враждующих лагеря.

В книге описываются события происходящие параллельно событиям, описываемых в книге "Победитель приходит первым", только произошедшие с истинным Роммом Веговым. Есть ли предел совершенствования разума? Существует ли такая вершина его совершенства, взобравшись на которую, он поймёт, что дальше двигаться некуда? И что тогда? Или предела его совершенства нет? Оказавшись, согласно заключённого контракта, в, практически, совершенной цивилизации ориан, Ромм, вдруг, узнаёт, что там в его услугах никто не нуждается, кроме его агента, Анат Ивна. Анат Ивн, месте с Ромом, предпринимают попытку доказать цивилизации ориан, что мыслящий разум, стоящий на одной из нижних ступеней развития Природы Мироздания и имеющий весьма, примитивный носитель, в состоянии решать сложные проблемы, ничуть не хуже разума, стоящего на более высшей ступени развития Природы Мироздания.

C открытием планет у других звёзд, в средствах массовой информации всё больше появляется дискуссий на тему инопланетного разума, посещения инопланетянами Земли и контактов с ними. То, что инопланетный разум существует, я более, чем уверен, но посещал ли он когда-либо Землю, вопрос, вызывающий у меня больше улыбку снисходительности, нежели зажигающий блеск любознательности в моих глазах. Но произошедшее со мной, в один из осенних вечеров, странное событие, заставило меня несколько иначе взглянуть на реальность контактов землян с инопланетным разумом.

Движимый завещанием отца - адмирала Валл’Иолета, его сын, капитан Лет отправляется на поиски колониальной экспедиции толлонов и находит её на грани умирания. Планета, на которой обосновалась колония оказалась негостеприимной, но капитану Лету удаётся помочь ей перебраться на другую планету - Вирту.

Пытаясь наладить жизнь колонии на Вирте, Лет, с делегацией толлонов, направляется с дружественным визитом в цивилизацию гиттов. Но цивилизация гиттов переживает свои не лучшие времена: космическая экспансия сменяется космическим нигилизмом.

Пытаясь разобраться в противоречиях цивилизаций, капитан Лет сталкивается в разумами другого измерения, разумами внутреннего мира.

Но и в многомерном мире не всё однозначно.

В прекрасной галактике Юллона, что значит - лучистая, на небольшой планете Толлона, живёт цивилизация толлонов. Дос-тигнув в своём развитии определённых технологических высот, цивилизация занялась освоением своего галактического дома и столкнулась с ещё одной галактической цивилизацией - кроканов, стоящей на более низкой ступени развития. Не разобравшись в характерах кроканов, толлоны передали им свои космические технологии и жестоко поплатились за это - были уничтожены. Капитан Толлоны - Валл'Иолет, мужественно сражался за жизнь своей цивилизации, но оставшись один, на не боеспособном корабле, решил уйти из своего пространства, в надежде, где-то найти для себя новое пристанище, чтобы, в последствии, отомстить безжалостным кроканам за свой народ.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Трускиновская Далия

Стихи

Вступительное слово

Ребята, я - уникальный случай. Я - бард без гитары. Все попытки освоить эту штуку были безуспешны - хотя я занималась музыкой лет восемь и даже играла в ансамбле аккордеонистов. Но бард с аккордеоном - это уже что-то запредельное. И с голосом напряженка. Про такие голоса присутствующие обычно говорят - пой, пожалуйста, у открытого окна, чтобы соседи видели, что тебя никто не бьет.

Виктория Угрюмова

Монологики

x x x

Меня тошнит над унитазом, и я поневоле гляжусь в его блестящее нутро. Отмытый, черт.

Душу выворачивает наизнанку, но это-то и хорошо; хочется вместе с тошнотой выплюнуть и себя самое. Может, тогда жизнь наконец станет человеческой. Выплюнуть и забыть.

У сердца примостился какой-то маньяк-садист и пилит, пилит, пилит его тупым ножом. В грудной клетке кто-то уже выгрыз порядочное отверстие, и через него тянет сквозняк - холодный и неуютный. Интересно, видал кто-нибудь уютный сквозняк? Между прочим, это самый настоящий Новый год, без балды. Тридцать первое декабря на календаре.

Виктория Угрюмова

Записки пингвина

По происхождению я пингвин. По призванию - поэт и мыслитель. По профессии: домашний любимец, домашний питомец или любимый питомец. Так что дел у меня невпроворот. А иногда я еще "ходячее безобразие". Эта профессия, очевидно, самая почетная, потому что только эти два слова хозяин с хозяйкой кричат громкими и протяжными голосами. Воспевают меня, наверное. Иногда они еще при этом подпрыгивают и размахивают своими человечьими крыльями, которые называют руками.

Джон УИНДЕМ

НЕИСПОЛЬЗОВАННЫЙ ПРОПУСК

Умирать в семнадцать лет ужасно романтично, если, конечно, при этом соблюдать все надлежащие приличия. Лежишь вся такая красивая, хоть и немного бледная, с одухотворенным лицом, утопая в подушках; оборочки нейлоновой сорочки выглядывают из-под ажурной шерстяной кофточки; волосы мерцают в свете ночника. Тонкая рука покоится на розовом шелке одеяла...

А какая выдержка, какое терпение, благодарность ко всем проявляющим о тебе хоть малейшую заботу, полное прощение докторам, чьи надежды ты не оправдала, сочувствие к оплакивающим, смирение, твердость духа... Нет, это все просто восхитительно, печально-романтично и не так уж страшно, как принято считать, особенно, если ни минуты не сомневаешься, что попадешь прямо в рай. А в этом Аманда не сомневалась никогда.

Андрей Валентинов

ЗАВЕЩАHИЕ КОМИССАРА ФУХЕ

Телефон звякнул. Худая дрожащая рука взяла трубку.

- Алло? - прохрипел еле слышный голос.

- Идиот! - раздалось в трубке.-Почему не на службе?

- Да я, господин Дюмон, да вот, да умираю...

- Болван! Hе твоя очередь!

- Да я в некотором роде... да врачи... язва...

- Скотина! А квартальный план? Гранатомета давно не нюхал?

- Господин Дюмон... ведь я... дохожу совсем...

И.Варшавский

"ЦУНАМИ" ОТКЛАДЫВАЮТСЯ

В штабе посредников заканчивались последние приготовления. В комнату вошел Адъютант и доложил, что передислокация войск закончена.

Генерал обвел взглядом присутствующих.

- Напоминаю, господа, условия маневров "Цунами". Они проводятся на уровне дивизий, стрелковые подразделения поддерживаются танковыми, парашютными частями и артиллерией. Кроме того, каждой стороне приданы ракетно-атомные батареи. Отличительной особенностью этих маневров является то, что "ягуарами" будет командовать электронная машина. Цель маневров - захват безыменной высоты, удерживаемой "медведями". Прошу, сэр, можете сводить в свою машину данные об исходном расположении частей.

Илья Варшавский

ПОВЕСТЬ БЕЗ ГЕРОЯ

ПРОЛОГ

Шедшие с утра дождь к вечеру превратился в тяжелые хлопья снега, которые таяли на лету. Резкие порывы ветра сгоняли с окон крупные капли, оставлявшие подтеки на стекле.

Громоздкие кресла в холщовых чехлах, покрытый плюшевой скатертью с кистями круглый стол, оранжевый паркет, две кадки с фикусами - весь этот нехитрый уют больничной гостиной казался еще более грустным в хмуром сумеречном свете.

Илья ВАРШАВСКИЙ

ВЫСТРЕЛ

- Я ничего не понимаю в ваших тензорах, - сказал Скептиалов, - но уверен, что все эти математические выкрутасы придуманы специально для того, чтобы запутать человека, желающего руководствоваться здравым смыслом. Никакой отрицательной вероятности не существует, а время всегда течет в одном направлении.

Мозгачев нахмурился. Бесплодный спор с профаном уже начал его раздражать. Правильнее было бы на этом закончить, но все изобретатели очень самолюбивы.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Разрезая носом пространство, корабль-город “Хроно” мчался к своей цели, проглатывая ежесекундно сто десять тысяч километров. Его население, в четыре тысячи человек, уже в течение семи лет, вырванное волею судеб из неторопливо текущей жизни своей звездной системы, со все возрастающим нетерпением вглядывалось в межзвездную даль, в надежде рассмотреть берег своей новой реки жизни. Но галактика еще достаточно надежно прятала от них, среди своих мириадов твердей, выбранный ими зародыш новой цивилизации. Проблема территории и жизненных ресурсов сорвала их с поверхности теплой и уютной родной планеты и бросила в черную темень межзвездных пространств, навстречу еще не известным приключениям и будущим опасностям. Еще долгих двадцать восемь лет предстояло кораблю-городу нести в себе пленников своих недр к одной из самых дальних, известных им на момент старта планет – планете Хрона, одной из двенадцати планет желтой звезды четвертого класса, кружащейся со своими более горячими и менее холодными подругами в едином хороводе вокруг пылающего ядра величественной звездной системы, заботливо оберегаемых ею черными облаками межзвездной пыли от его испепеляющего зноя.

Настоящая книга знакомит читателя с теорией и психотехникой СК-2 – наиболее загадочного состояния человека, позволяющего вскрывать глубинные, резервные возможности его психики, физиологии и энергоинформатики и рассказывает о самых тайных и глубоко секретных исследованиях ученых в области управления и манипулирования сознанием и поведением человека в любых условиях.

Юмор в Одессе не пропадал никогда. Ни в холода, ни во время войны, ни после войны. Одесский язык тональный. Он требует точной интонации и еще никогда не знаешь, чем закончится разговор.

Во время «Юморины» ко мне подошел мальчик лет восьми:

– Дядя Рома, я вас первый раз вижу живым!

Я: – Ну и как твое впечатление?

Он: – Я думал, что вы хуже!!!

А как то я сидел на футболе. Возле меня сидел пацан лет двенадцати. Он увидел своего друга на противоположной трибуне и стал кричать: "Придурок!

Роман «На дороге», принесший автору всемирную славу. Внешне простая история путешествий повествователя Сала Парадайза (прототипом которого послужил сам писатель) и его друга Дина Мориарти по американским и мексиканским трассам стала культовой книгой и жизненной моделью для нескольких поколений. Критики сравнивали роман Керуака с Библией и поэмами Гомера. До сих пор «На дороге» неизменно входит во все списки важнейших произведений англоязычных авторов ХХ века.