Чужой хлеб

Сентиментальная повесть известной писательницы конца XIX — начала XX века Александры Никитичны Анненской.

Аленушка, героиня повести «Чужой хлеб», сначала живет в доме богатой дамы и зависит от прихотей ее избалованной дочери. Потом она становится ученицей в швейной мастерской и проходит трудный путь, прежде чем обретет любящую семью.

Отрывок из произведения:

Имя Александры Никитичны Анненской (1840–1915) сегодня почти забыто, а между тем в конце XIX — начале XX века ее повести и рассказы пользовались широкой известностью. Ими зачитывались юные читательницы.

А. Н. Анненская (урожденная Ткачева) — родная сестра революционера Петра Ткачева, двоюродная сестра (по матери) поэта Иннокентия Анненского. Она родилась в помещичьей семье под Великими Луками. Девочка рано лишилась отца и в одиннадцать лет вместе с матерью, младшей сестрой и братом переехала в Петербург. Там она окончила пансион, в шестнадцать лет сдала в Петербургском университете экзамен на звание домашней учительницы и два года проработала в одной из народных воскресных школ.

Рекомендуем почитать

Маленькая сирота Хайди и ее суровый дед живут в швейцарских Альпах. Такие разные по характеру и взглядам на жизнь, они тем не менее очень привязаны друг к другу и прекрасно ладят. Открытая и добрая девочка всегда готова помочь окружающим, и люди платят ей тем же…

Героиня повести – девочка с таинственным именем Утрата, которую все считали дочерью колдуньи. Еще в младенчестве она осталась сиротой, и ее взяла к себе на воспитание одинокая женщина. Живя высоко в горах, Утрата не общалась со своими сверстниками. Ее первыми друзьями становятся слепая девочка и ее брат, приехавшие сюда на каникулы вместе со своей семьей. В один прекрасный день, сами того не ожидая, ребята оказываются втянутыми в водоворот удивительных и опасных событий.

Роза рано лишилась родителей, и ее опекуном стал бездетный холостой дядя Алек. Судьбой девочки занялась и вся многочисленная семья Кэмпбеллов. Двоюродные бабушки, тетушки, дядюшки и семь разновозрастных кузенов пытаются ее воспитывать – и каждый на свой лад…

В серию «Маленькие женщины» вошли лучшие произведения отечественной и зарубежной литературы, рассказывающие о непростой поре взросления и поисках счастья, о любви и дружбе, о необычайных девичьих судьбах. Адресованы они в первую очередь девочкам, которые, читая о жизни своих сверстниц, смогут найти для себя немало интересного и поучительного.

Книги эти переведены на языки многих народов мира, по ним сняты популярные кинофильмы и телесериалы.

Сентиментальная история девочки-подростка, вынужденной жить и взрослеть вдали от дома, у своих престарелых тетушек, — первый роман из знаменитой дилогии американской писательницы Кейт Дуглас Уиггин (1859–1923) об удивительной Ребекке Рэндалл и ее судьбе.

Для среднего и старшего школьного возраста.

Знаменитая книга Ноэль Стритфилд рассказывает о жизни троих детей, которые потеряли во время землетрясения своих родителей и были вынуждены переехать в Англию к нелюбимому дяде.

Несмотря на большие трудности, мальчики Франческо и Гасси помогают своей младшей сестре Анне осуществить ее мечту — стать балериной.

Мэгги – эгоистичный и избалованный подросток, она никогда и ни в чем не знала отказа. Однако материальное положение семьи резко ухудшилось, и родители решились на рискованный шаг: организовать маленькую частную школу для девочек. Вскоре в доме появляются воспитанницы.

Девочкам с очень разными характерами и представлениями о жизни непросто поладить друг с другом…

Трогательная история о девушке, которой пришлось возглавить сиротский приют. Первое время она тяготилась этой обязанностью, а потом почувствовала, что дети стали частью ее жизни и даже помогли ей обрести личное счастье.

Шестилетняя Соня после смерти отца остается со злой и жестокой мачехой. Лишенная любви и заботы девочка не знает о том, что на свете существуют сочувствие и милосердие. К счастью, в соседнем замке живут со своей матерью ее подруги – добрые и милые Камила и Мадлен. Под их влиянием характер Сони постепенно меняется…

Автор историй о Соне – французская писательница XIX века Софи де Сегюр (урожденная Ростопчина), чьи книги для детей до сих пор очень популярны в Европе.

Другие книги автора Александра Никитична Анненская

Когда мы с мужем постоянно жили в деревне, мы часто жалели, что у нас нет детей. Чтобы сколько-нибудь оживить свой тихий, скучный дом, мы обыкновенно каждый год приглашали к себе гостить на лето кого-нибудь из своих маленьких знакомых или родственников. Прошлой весной я написала в Петербург к брату и к сестре, прося их отпустить к нам месяца на два детей их. В ответ на мое письмо брат сообщил мне, что его сыновья немного ленились зимой и поэтому должны будут усиленно заниматься на каникулах, а что дочь его охотно принимает мое приглашение; сестра писала мне, что ее младшие дети еще не вполне оправились от скарлатины и не могут предпринять далекого путешествия, но что она с удовольствием отпустит к нам свою старшую дочь.

Эти биографические очерки были изданы около ста лет назад в серии «Жизнь замечательных людей», осуществленной Ф. Ф. Павленковым (1839–1900). Написанные в новом для того времени жанре поэтической хроники и историко-культурного исследования, эти тексты сохраняют ценность и по сей день. Писавшиеся «для простых людей», для российской провинции, сегодня они могут быть рекомендованы отнюдь не только библиофилам, но самой широкой читательской аудитории: и тем, кто совсем не искушен в истории и психологии великих людей, и тем, для кого эти предметы — профессия.

Эти биографические очерки были изданы около ста лет назад в серии «Жизнь замечательных людей», осуществленной Ф. Ф. Павленковым (1839–1900). Написанные в новом для того времени жанре поэтической хроники и историко-культурного исследования, эти тексты сохраняют ценность и по сей день. Писавшиеся «для простых людей», для российской провинции, сегодня они могут быть рекомендованы отнюдь не только библиофилам, но самой широкой читательской аудитории: и тем, кто совсем не искушен в истории и психологии великих людей, и тем, для кого эти предметы — профессия.

«Темная осенняя ночь кончалась, был шестой час утра. Город только что начал просыпаться. Магазины и ворота домов еще заперты.

Экипажей почти не слышно, разве с шумом проедет телега какой-нибудь торговки, отправляющейся на базар с картофелем или молоком. Пешеходов тоже встречается мало: то пройдет трубочист, еще не успевший покрыться слоем сажи, то прошмыгнет с корзиной на руке кухарка или хлопотливая хозяйка, спешащая на базар за покупками, то, тяжело ступая, пройдет толпа фабричных рабочих…»

Сентиментальная повесть известной писательницы конца XIX — начала XX века Александры Никитичны Анненской.

Соня из повести «В чужой семье» волею случая оказывается в семье своих родственников. Ее присутствие в доме учит его обитателей заботиться друг о друге.

В книгу включены два произведения известной русской писательницы конца XIX – начала ХХ века Александры Никитичны Анненской.

Первая повесть называется «Волчонок» – это прозвище главного героя. Нелюдимый мальчик-сирота самостоятельно прокладывает себе дорогу в будущее и исполняет свою мечту – становится врачом.

Название второй повести – «Неудачник» – тоже прозвище: так родители и сестры называют болезненного мальчика, не приспособленного ни к тяжелому крестьянскому труду, ни к работе в магазине нечистого на руку родственника. Тем не менее Петя находит свое место в жизни.

Биографическая библиотека Флорентия Павленкова

Биографический очерк А. Н. Анненской

С портретом Гоголя, гравированным в Лейпциге Геданом

http://ruslit.traumlibrary.net

Эти биографические очерки были изданы около ста лет назад в серии «Жизнь замечательных людей», осуществленной Ф. Ф. Павленковым (1839–1900). Написанные в новом для того времени жанре поэтической хроники и историко-культурного исследования, эти тексты сохраняют ценность и по сей день. Писавшиеся «для простых людей», для российской провинции, сегодня они могут быть рекомендованы отнюдь не только библиофилам, но самой широкой читательской аудитории: и тем, кто совсем не искушен в истории и психологии великих людей, и тем, для кого эти предметы — профессия.

Популярные книги в жанре Детская проза

Когда его усаживали в машину, то люди, совершенно незнакомые, чужие, почему-то очень хотели понравиться ему, хлопотали вокруг шофера и женщины, которая поедет с ним, и он слышал отрывочно: «Вот, документы на Олега Караваева, возьмите»; «Товарищ водитель, если мальчику будет необходимо по нужде, так вы уж, пожалуйста…»; «И смотрите, чтоб не укачало его, в случае чего, пусть он задремлет и дайте ему подышать свежим воздухом, это помогает». Это были одни незнакомые голоса, а другие — их было два — отвечали: «Сделаем»; «Нет, не забуду»; «Документы, да»; «Да вы не беспокойтесь»; «В целости-сохранности довезем!».

У Любы Тряпичницы был один-разъединый друг — Старый Пень. Самый настоящий пень. Кора с него давно спала, солнце его высушило и посеребрило. Жучки, червячки, паучки и муравьи проточили в нём ходы и выходы, и Люба Тряпичница не знала, какое это было дерево.

Она приходила к своему другу, когда было хорошо, но чаще, когда было плохо. Садилась боком на толстый, похожий на казачье седло корень, прижималась к пеньку щекой и замирала. Внутри Старого Пня всегда шла жизнь. Что-то шуршало, скреблось, вызвенивало, вытренькивало. Звуки были ласковые, осторожные, словно жители Старого Пня старались не помешать друг другу.

Наш отец большой и строгий. По утрам он встает не с той ноги и вечно что-нибудь теряет. У него пропадают книги, галстуки и запонки.

— Я положил их тут! — возмущается он.

Наша мама всегда встает на ту ногу, на которую нужно. Она у нас маленькая и веселая.

— Ой ли? — улыбается она. — Если ты положил их тут, то тут и возьми. Вот ведь они, твои запонки.

Отец каждый день надевает свежую рубашку с накрахмаленным воротничком и ни с кем не разговаривает, только дает указания. По именам он нас не называет.

Рассказ о девочке, имя которой — Утренька. Почему ее так зовут и еще многое другое, узнаете из этой книги.

Васька Егоров демобилизовался в декабре сорок пятого года.

Получил денежное пособие, полпуда муки вместо сахара шесть килограммов жевательной резинки в розовых фантиках. Муку продал в Бресте, жевательную резинку — в Ленинграде, на Андреевском рынке. Потом продал все материно и на то жил — раздумывал, то ли пойти учиться, то ли устроиться на работу.

Соседка Анастасия Ивановна уговаривала:

— Иди к нам, Вася. Тебя возьмут с дорогой душой, только заикнись я, что ты ученик Афонин. Вася, мы Эрмитаж ремонтируем — от желающих отбоя нет. А работаем знаешь как? Слезы к горлу — как чисто и радостно. Секретарь обкома часто к нам приезжает, Вася, и смотрит, и любуется. Наверное, сам мастер. Знает все тонкости. У нас, Вася, все беление на молоке, темпера на курином яйце. Специальная ферма есть для нашего дела, там и коровушки, и курицы. И думать нечего. Давай, Вася. Считай, что сам Афоня тебя просит.

Роман о молодом офицере-моряке, о том, как непросто стать командиром, заслужить доверие подчиненных, о героических традициях советского флота.

В 1981 году роман современного украинского писателя «Шторм и штиль» удостоен республиканской премии имени Леси Украинки.

Фредерик Хетман. Антонелла. Перевод Б. Калинина // На пороге надежды. – М.: Дет. лит…, 1987. – С.208-211

Клаусу нравятся санитарные машины. Они так быстро мчатся по улицам, они такие белые, такие красивые! На них нарисован светящийся крест. Сирену их можно услышать издалека, а на крыше у них горит голубой свет.

Санитарные машины нравятся Клаусу почти так же, как полицейские машины. Жаль только, что не видно, кто лежит в санитарной машине.

Повесть о том, сколько радости, сердечного тепла приносит людям дружба, внимание, забота о других людей — без этого человек одинок. Герои повести, разные по характеру и по возрасту, понимают, что общение с людьми, умение понять их делают сильнее и богаче духовнее их самих.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Роман Федора Ивановича Панферова «Бруски» – первое в советской литературе многоплановое произведение о коллективизации, где созданы яркие образы представителей новой деревни и сопротивляющегося мира собственников.

На всем протяжении истории человечества музыка составляла существенную часть жизни людей. Начиная с древних времен, она является таким видом искусства, которое оказывает огромное эмоциональное воздействие на человека. «Музыка — самое поэтическое, самое могучее, самое живое из всех видов искусств», — так писал Г. Берлиоз. О самых великих композиторах в истории человечества — повествует книга из серии «100 великих».

Аллегорическая сказка про животных — самая едкая антикоммунистическая сатира XX века.

Причина возвращения к разговору о Кастанеде даже не в воспоминаниях автора о попытках выращивания им кактуса «Мескалито» в пластмассовых горшочках, которыми был уставлен весь пол его московской квартиры, а в глубине и завораживающей привлекательности метафизической модели мира, описанной в книгах Кастанеды, обладающих, по мнению автора, редким качеством — они имеют душу.