Чужой цвет

Захватывающие фантастические и приключенческо-детективные события произведений молодых писателей Михаила Кагарлицкого и Анатолия Сорочинского дают возможность авторам более глубоко и четко изложить свои взгляды на многие нравственные и социальные проблемы нашего общества.

Отрывок из произведения:

Колонна, стуча коваными сапогами, заполнила улицу. Синие рубашки строевиков наглой самодовольной рекой проплывали мимо прижимающихся к стенам прохожих. На темном фоне резко выделялся четкий стандартный оттиск: рыжая голова, перечеркнутая красными пунктирными линиями. Над картинкой ярко белели броские квадратные буквы — «Смерть рыжим!». Строевики демонстрировали свою новую форму.

Ан-Мари, дождавшись конца колонны, перешла на противоположную сторону улицы. Угрюмый козырек подъезда прятал широкую массивную дверь. Знакомый привратник благосклонно кивнул в ответ на вынутый из сумочки пропуск.

Другие книги автора Михаил Вениаминович Кагарлицкий

Содержание:

НАСУЩНОЕ

Драмы

Лирика

Анекдоты

БЫЛОЕ

Андрей Мальгин - Послесловие редактора

Остывший жар

Ряженые

Мария Бахарева - Ходя-ходя

ДУМЫ

Дмитрий Ольшанский - Две столицы

Борис Кагарлицкий - От кошмара к стабильности

Захар Прилепин - Достало

ОБРАЗЫ

Наталья Толстая - С нежностью и теплотой

Михаил Харитонов - Сам себе раб

Дмитрий Данилов - Спроси меня как

Дмитрий Быков - Два пе

Максим Семеляк - Все это рейв

Аркадий Ипполитов - Погуляли

ЛИЦА

Олег Кашин - Замечательная толпа

Добрые люди помогли

Людмила Сырникова - ВВЖ

ГРАЖДАНСТВО

Наталья Толстая - Послушники

Евгения Долгинова - Некуда бежать

Олег Кашин - Доброе имя

ВОИНСТВО

Александр Храмчихин - Принуждение к миру

МЕЩАНСТВО

Евгения Пищикова - Ширпотреб

Эдуард Дорожкин - Дом для дядюшки Тыквы

ХУДОЖЕСТВО

Денис Горелов - Птичку жалко

Есть ли какая-нибудь профессия, для достижения успеха в которой важно уметь грамотно бездельничать и правильно ничего не делать? Есть такая. Называется она «охранник», и ей овладели пять миллионов русских мужчин.

Впрочем, скорее, наоборот — профессия овладела пятью миллионами мужчин, настолько она томит и обволакивает, так меняет жизненный ритм и умонастроение своих приверженцев. Как говаривал Георгий Иванов: «Сегодня, кажется, не я брал ванну, а ванна брала меня».

Михаил КАГАРЛИЦКИЙ

Минздрав предупреждал!

юмореска

В зоне особой опасности дежурили Ваня Маныкин, Стив Белью и вторая дивизия специальных роботосил ООН. На галактическом горизонте было неспокойно. В полдень раздался тревожный сигнал сирены гипролокатора. - Они! - закричал Ваня, нажимая на клавиши тотальной готовности. Восемь инопланетных фрегатов в строгом шахматном порядке опустились в центре зоны. Переговоры были конкретизированы до предела. - Сдаетесь? - спросили космодесантники и обнажили жерла своих орудий. - Нет! - ответили Маныкин и Белью и пустили в ход вторую дивизию. Космодесантники остановили шквал огня гравитационной стеной и отбросили его на землян. От дивизии, главной силы объединенного человечества, ничего не осталось. Здание навигационной цитадели было разметано по долине звуковым импульсом. Ваня Маныкин и Стив Белью лежали в полуразрушенном подвальном помещении и напряженно вслушивались в тишину. - Закурим? - предложил Ваня, доставая пачку "Примы". - Видать, последняя. Стив молча вытащил зажигалку. Легкий ветерок относил облачко сигаретного дыма в сторону вражеских кораблей. Через три минуты с космодесантниками все было кончено.

Михаил Кагарлицкий

Аттракцион

Гардин вошел в артистическую уборную вместе с гулом аплодисментов, доносившихся с арены. Посреди комнаты, заставленной раскрытыми ящиками из-под аппаратуры, спиной к двери невысокий лысоватый мужчина и, близоруко щурясь, оглядывал афиши. На звук шагов он повернулся и шагнул навстречу, протягивая Гардину обе руки.

- Здравствуйте... Стекольников. Федор Афанасьевич...

- Гардин... Артур Иванович. - Гардин кивнул на плетеный стул, что стоял возле высокого бутафорского столика. - Слушаю вас.

Содержание:

НАСУЩНОЕ

Драмы

Хроники

Анекдоты

БЫЛОЕ

Екатерина Шерга - Шнурок Фриды

На внутреннем фронте без перемен

Чарный Семен - Банду Троцкого под суд!

Ярослав Леонтьев - Буйные шиши

Мария Бахарева - По Садовому кольцу

ДУМЫ

Борис Кагарлицкий - Их и наша

Евгения Долгинова - Чужие дети

ОБРАЗЫ

Евгения Пищикова - Три кодекса

Наталья Толстая - Асенька

Михаил Харитонов - Виноватые

Дмитрий Данилов - Богиня нормы

ЛИЦА

Олег Кашин - Первый неподпольный

ГРАЖДАНСТВО

Евгения Долгинова - После травмы

ВОИНСТВО

Александр Храмчихин - Притча о Меркуриях

МЕЩАНСТВО

Эдуард Дорожкин - Не нра…

ХУДОЖЕСТВО

Аркадий Ипполитов - Семейный портрет в интерьере

Дмитрий Быков - Выход Слуцкого

Михаил Кагарлицкий

(Ташкент)

Голубой рояль

Объявление, приклеенное на деревянном заборе, гласило:

"К сведенью желающих!

Предлагается голубой рояль,

изготовленный в конце прошлого века,

Интересующиеся могут обратиться

на третью улицу слева,

коричневая дверь с молотком.

Стучать три раза".

Август постоял, словно разжевывая немудреные слова текста на своих желтых, кое-где прогнивших зубах, зачем-то поправил шляпу и пошел, старательно обходя попадающиеся на пути лужи. Любое соприкосновение с ними, из-за дырявых подошв ботинок, могло окончиться фатально. В плохую погоду Августа упорно преследовал насморк.

Михаил Кагарлицкий

(Ташкент)

Пиала

Женщину разбудил страшный сон. Вздрогнув, она приподнялась в постели. На улице было еще темно.

Женщина встала, накинула на плечи легкий халат и подошла к окну. Из полуоткрытой форточки дохнуло октябрьской сыростью. На противоположной стороне, в отблесках уличного фонаря, виднелась вывеска книжного магазина. Женщина села на стул и посмотрела на сервант. Там, среди фарфоровых статуэток, в железной рамке, стояла фотография молодого мужчины - ее сына.

Содержание:

НАСУЩНОЕ

Драмы

Хроники

Анекдоты

БЫЛОЕ

Скажи-ка, дядя!

Пасека

Ярослав Леонтьев - Буйные шиши

Мария Бахарева - По Садовому кольцу

ДУМЫ

Борис Кагарлицкий - Имитация лени

Максим Кантор - Реквием по сверхчеловеку

Евгения Долгинова - Жизнь природы там слышна

ОБРАЗЫ

Евгения Пищикова - Волоперы

Захар Прилепин - Давайте объяснимся

Михаил Харитонов - Швайнехунд

Аркадий Ипполитов - Апология стрекозы

ЛИЦА

Олег Кашин - Изгнанник

Апельсиновая аллея

ГРАЖДАНСТВО

Екатерина Шерга - Человек бегущий

ВОИНСТВО

Александр Храмчихин - Четвертая китайская стратагема

ХУДОЖЕСТВО

Дмитрий Быков - Цыган

Популярные книги в жанре Социальная фантастика

Во мне поселился альтерэгоист. Только не надо сразу крутить пальцем у виска. Нет, у меня нет раздвоения личности. У меня не глист–солитер внутри вывелся, а «второе Я» в глубине души проклюнулось. Только оно оказалось сильней моего первого Я, оттеснило самосознание личности и выступило на передний план. Теперь я как бы сам не свой.

В глубине души я очень хороший, ну просто такой душка, что сам себе нравлюсь, особенно по утрам, проснувшись в хорошем настроении. Честный, отважный, бескомпромиссный, внимательный, нежный и заботливый. А вот к обеду я уже не тот. Мое подленькое, гаденькое и мерзонькое альтерэго, второе Я, выпячивается наружу, тогда уж все хорошее во мне накрепко запечатано.

На автобусной остановке зябли двое. Единственный на всю округу исправный фонарь призрачным люминесцентным светом еле выхватывал узкий пятачок асфальта у остановки среди буйства некошеной травы, а его столб так уж просто исчезал в непроглядной тьме.

Упитанный здоровяк с багровым лицом стоял у самой кромки заасфальтированного пятачка, навалясь животом на короткий турникет. От скуки он лениво гонял какую–то игрушку на мобильном телефоне. С каждым писком компьютерного сигнала его лицо озарялось каким–то потусторонним светом и превращалось в бледную маску призрака, промелькнувшего в двадцать пятом кадре. Под козырьком на лавочке сидела девушка, тень прятала ее лицо.

— А кто там белые косы по туману распустил и голыми пяткам сверкает? — удивился сторож, оглядывая городскую свалку в бинокль.

— У тебя стекла запотели в тумане. Олька это, беспризорница. Она каждый день Мать Анархию наведывает, — сказал ему напарник.

Сторож протер стекла бинокля. Золотая головка мать–и–мачехи на бледном стебельке качнулась, обрисовалась худенькая девчоночья фигурка с пакетом в руках и ушла в туман еле различимым видением. Потом снова вынырнула из тумана уже с ведром в руках и пошла к ручью.

…И где–то там, в бесконечности, смыкаются параллельные миры, а через две точки проходит бесконечное множество прямых, и спорное — бесспорно, а бесспорное — можно оспаривать, и человек мечется в поисках истины, не осознавая, что ищет собственное «Я»…

И ломиться человек в стены собственного сознания, бьется в сети, им же расставленные, хватает обстоятельства за глотку, задыхаясь от своей же хватки, кричит и не слышит собственного крика.

А параллельные смыкаются, кто–то спорит, а кто–то оспаривает, крик разрастается, рушится, обваливается и, вновь, возникает на уровне ультразвука.

На планете Русские Просторы, где вовсю идет бутафорская война между властями и повстанцами-сеператистами, вдруг объявляется журналистка-дочка сенатора, которой нужен яркий видеорепортаж об успехах в борьбе с повстанцами. Губернатор организует для нее диверсионный рейд, который кончается совершенно неожиданно…

Рассказ из сборник «Чего стоят крылья».

«Жизнь — часто полна бессмысленных моментов ожидания следующих моментов, в которых мы также чего-то ждем, надеемся и мечтаем, между тем как в будущем нет ничего, кроме смерти. И вся подсознательная тоска тогда, когда нам нечем занять себя, нечем обмануть, это бегство на волю от тщательно давимой ярким видеорядом ДЕЛ — ПРАВДЫ, ПРАВДЫ о том, что усилия часто тщетны».

15 сентября 2004 года

Только бабочка знает ответ….

На одной из планет солнечной системы в другом измерении «БОГИ» живут миллионы лет. Но рано или поздно всему наступает конец и богам приходится уйти в великую ночь смерти. И уход этот всегда таит в себе неизвестность. Куда попадет бывший бессмертный? В чьем теле и в какой судьбе он снова начнет мучительный путь наверх? Обратно к звездам?

https://twitter.com/VitaDarts1

«Все, что автор хотел сказать в этом произведении художественный вымысел. Любые совпадения с реальными персонажами Жизни случайны и не имеют ничего общего с действительностью. Но, как всегда, в каждом творении мы можем найти себя». DelicateWind (Нежный Ветер).

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Вы попали в другой мир. С чего Вы решили, что Ваc немедленно назначат Главным Советником? версия от 11.04.11

Проспер Мериме (1803—1870) начинал свою литературную деятельность с поэтических и драматических произведений. На основе обширного исторического материала писатель создал роман «Хроника царствования Карла IX», посвященный трагическим эпизодам эпохи религиозных войн XVI века. Но наибольшую популярность завоевали новеллы Мериме. Галерея ярких, самобытных, бессмертных образов создана писателем, и доказательство тому — новелла «Кармен», ставшая основой многочисленных балетных, оперных, театральных постановок и экранизаций.

Это глава из новой книги Александра Тюрина «Правда о Николае I. Оболганный император». Автор считает, что она является вполне самостоятельным материалом, в котором довольно подробно освещена как история польской экспансии на западно-русские земли, так и эпоха падения там польского господства.

Материалы по этой тематике можно почитать на сайте «Западная Русь» http://www.zapadrus.su/

Жил когда-то молодой дворянин по имени Федериго, красивый, стройный, любезный и добродушный, но крайне распущенный. Он до страсти любил игру, вино и женщин. Особенно игру. Никогда он не бывал на исповеди, а в церковь ходил разве только для того, чтобы найти повод для прегрешения. Вот однажды Федериго обыграл в пух и прах двенадцать юношей из богатых семей. (Впоследствии они стали разбойниками и погибли без покаяния в жаркой схватке с королевскими наемными солдатами.) Потом и сам Федериго быстро спустил свой выигрыш, а там и все свое имущество; и остался у него один зáмок за Кавскими холмами[2]