Чужак

— Где вы его нашли?

— На Лайм Бэй, у самой воды. Перебрался через залив на фибергласовом каноэ.

— Через залив на каноэ?

— Парню повезло. Сегодня хороший западный ветер. Он сказал, что потратил меньше трех часов.

— И как?

— Устал. Немного обгорел на солнце, но…

— Да я о другом. Он говорит?

— Не волнуйся. Парень — один из нас… У него голубые глаза.

— Уверен?

— Абсолютно. Вплоть до акцента. Рассказал, что ходил в школу в Льюисе, пока не началась вся эта заварушка.

Другие книги автора Саймон Кларк

Вы полагаете, что знаете о «фантастике катастроф» ВСЕ? Вы – ОШИБАЕТЕСЬ!

Это – истинный Апокалипсис наших дней.

Это – затопленные мегаполисы и асфальт, кипящий под ногами. Это – смертоносные испарения, просачивающиеся из трещин искалеченной, истерзанной Земли. Это – города, лежащие в руинах, чудовищные взрывы, оставляющие воронки там, где секунду назад стояли дома, лавина огня, уничтожающего все и вся на своем пути. Это миллионы погибших и миллионы тех, кого не спасет уже ничто – даже чудо.

Это – КОНЕЦ.

Но всякий конец – это новое начало. Начало крестного пути выживания для горстки людей, пытающихся в огненном аду вселенской катастрофы спасти то немногое, что еще осталось от человеческой культуры…

Роман-катастрофа начинается с того, что в субботнюю ночь апреля, в одно и то же время всё взрослое население планеты сошло с ума и принялось убивать своих детей самыми жестокими способами. У кого детей не было, убивали всех, кому еще не исполнилось двадцати. Немногие выжившие подростки скрываются от обезумевших взрослых, которые теперь сбиваются в стаи, выкладывают гигантские кресты из пустых бутылок посреди полей и продолжают преследовать детей.

Ник уцелел, как и несколько его случайных попутчиков. Их жизнь превратилась в постоянный бег от толпы безжалостных убийц, в которых они узнавали своих вчерашних родителей.

Это ужасает. Это завораживает. Кровь буквально сочится со страниц книги. Если у вас крепкие нервы и хорошие отношения с родными, тогда смело окунайтесь в прочтение этого романа… Саймон Кларк — величайший гений современного ужаса. Его страхи не просто пугают читателя, они прикасаются к нему, обволакивают и реально душат.

Вы хотели бы попасть в прошлое?

Назад? На секунду? На месяц? На годы?

Не стоит...

Однажды – прекрасным летним днем – для пятидесяти людей ход времени нарушил свой ритм. И секунды, минуты, годы стали не потоком – водоворотом. Началось `путешествие во времени поневоле`.

Пятьдесят людей, выломившись из привычного мира, оказались в ОЧЕНЬ СТРАННОМ МЕСТЕ. В нелепом, неправдоподобном амфитеатре в самом центре...

ЧЕГО?! Прошлого? Будущего? Или?..

Поклонники таланта великого Джона Уиндэма!

Вы помните его классический роман «День триффидов»?

Вы хотели бы узнать, какой была дальнейшая судьба жалких остатков человечества, из последних сил сражающихся с новыми «хозяевами Земли» — разумными растениями?

Тогда НЕ ПРОПУСТИТЕ «Ночь триффидов» — продолжение романа Уиндэма, написанное самым верным и талантливым из его «литературных учеников» — Саймоном Кларком.

История борьбы людей и триффидов продолжается.

Чем она закончится?

Прочитайте увлекательный роман Кларка — и узнаете сами!..

Это — дом смерти. Это — охотничьи угодья Зла. Это — грязный, дешевый привокзальный отельчик. Днем здесь, что называется, «разбиваются сердца»... а ночью? Ночь — это время погибели. Ибо ночами во тьме выходит из подвальных странных лабиринтов Погибель. Погибель, у коей есть имя — ВАМПИРЫ. Погибель, что обладает силой, превосходящей людскую. Погибель, что, играя и почти смеясь, будет сражаться до ПОБЕДЫ...

Кто появляется на ночной дороге, чтобы предложить девчонке-бродяжке великую власть – за великую цену?

Кто входит в уютный загородный дом – чтобы вынудить мирную семью в одночасье разбить свою жизнь – отправиться в темный, странный путь?

Кто бредет из города в город, чтобы отыскать среди детей Избранную, которой надлежит впустить в свою душу сущность таинственного Зверя?

...Тьма сгущается. Тьма смыкается на человеческих горлах – подобно удавке. И некому встать на дороге Зверя. Некому остановить Силу Ада...

В новой антологии собраны тридцать пять классических и современных историй о вампирах, принадлежащих перу таких известных авторов, как Клайв Баркер, Роберт Блох, Нил Гейман, Тацит Ли, Ким Ньюмен, Кристофер Фаулер, Брайан Ламли и других.

Загадочные, жестокие, аристократичные, сексуальные, бесстрастные, как сама смерть, и способные па самую жгучую страсть, – вампиры уже не первое столетие остаются притягательной и модной темой мировой литературы и кинематографа.

Исторгнутые извечной тьмой или порожденные человеческими суевериями; исчадия зла или жертвы рокового недуга; звероподобные кровопийцы или утонченные ценители алого вина жизни – вампиры обязательно завладеют если не вашей кровью, то неотступным вниманием.

Работа кладбищенского служителя скучна и однообразна. Пожилой могильщик как мог коротал очередной рабочий день. Но судьба и неисправный морозильник в кладбищенской сторожке подарили ему развлечение в виде молодого электрика. Наивного парня, готового поверить в любую рассказанную ему байку. Simon Clark, “The Gravedigger's Tale”, 1989 © Константин Сергиевский, «Байки могильщика», перевод  2018 © Публикация: Онлайн-журнал «DARKER» № 6'18 (87) Перевод лицензирован в соответствии с Creative Commons Licensе (version 3.0) Разрешается свободное и беспрепятственное размещение данного файла, а так же его содержимого (текста целиком либо его фрагментов) на любых интернет-ресурсах.

Популярные книги в жанре Социальная фантастика

Старинные часы бьют полночь. Она лежит на мягком ковре и думает о своём. Плоские бабочки на обоях от игры света и тени оживают. Раздаются тихие шаркающие шажки. Она переворачивается и видит… да-да, белого кролика. Вернее гротескного вида лысую девушку с кроличьими ушами на завязочках, в ямайских шортиках и ямайской рубашечке, с босыми ногами. «Кролик» курила трубку и строго смотрела на неё.

— Гм… Тебе очень нужен весь этот спектакль с норой, часами и моим невразумительным бормотанием по поводу опоздания? — недовольно сказало существо, выдув колечко дыма.

В представленной ниже повести автор демонстрирует мрачный, загубленный мир будущего, в котором удивительным образом до сих пор живет надежда; семена этой надежды беспорядочно разбросаны и прорастают в самых неожиданных местах.

Необычный, полный запутанных интриг рассказ, представленный ниже, доказывает, что за воспоминания порой следует цепляться изо всех сил. Вопрос лишь в том, кому принадлежат эти воспоминания…

Думал ли главный герой, обучая политической грамоте попугайчиков и экзаменуя их, что когда-то проэкзаменуют и его? Но нежелающим обучаться он давал свободу — и в результате получил ее сам.

© Лэйла

«Там, внизу, холодно… и темно…»

Петр стоял на мосту и смотрел в воду. А может, и не Петр вовсе, а Пит или Пьер. Важно лишь то, что произошло, произошло с человеком в знакомом ему месте в самый заурядный, правда очень жаркий, яркий день одного лета. Невыносимая духота, обитающая в крупных городах, мягкой лапой закрывала рот всякому зачем-то собравшемуся вдохнуть. Ночью снова был ураган, кто-то пропал, что-то порушилось. Зубцы Кремлевской стены снова восстанавливали все утро (или это был шпиль Эмпайр Стэйт Билдинг?) — современные мегаполисы обзавелись новым хобби в летнюю пору.

Автор: stk0

Последний рассказ из планируемого цикла "Память Войны". Предыдущий — "3 января 2061"

Этот текст "пришел" ровно за час: в интернете прочел о конкурсе "давайте пофантазируем, как будет хорошо в 2061-м году, но так, чтоб нашим прошлым — сегодняшним днем — можно было гордиться", и подумал: "Ох, ё… Это ж сколько мне лет в 2061-м будет!". И "в одно дыхание" написался рассказ. А на следующий день, когда начал выкладывать "на конкурс", оказалось, что и читал я невнимательно, и понял превратно, и вообще "ностальгия должна быть глубже, в СССР"… Так что рассказ есть, а в том конкурсе его нету. Но — нет худа без добра — "прыжок" в сроках между "датами конкурсов" в 30 лет подтолкнул к новому рассказу, уже для 2091, и, даст Бог, не к одному — к циклу…

Повзрослевшие Тео и Габби теперь смотрят на мир совсем другими глазами: пережитые травмы сделали их сильнее, однако судьба продолжает подкидывать брату и сестре все новые и новые испытания.

Ричард больше не безропотный мальчишка, а возмужалый герой и смелый юноша, готовый на великий подвиг ради своей любви. Не сведет ли его с ума столь сильное чувство? Ведь последствия такого душевного урагана могут оказаться фатальными… Сможет ли Ричард взять за них ответственность в полной мере? И чем обернутся для молодых людей эти революционные – во всех смыслах – этапы взросления?

Комментарий Редакции: Первоклассное сочетание взрывного сюжета, легкого повествования и погружающих в сюжет декораций. В героев сложно не врасти!

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Любой человек, даже плохо знающий кинематограф, услышав названия "Ночи Кабирии", "8 1/2", "Амаркорд", скажет: это Феллини. Любой человек, увидев фильм, в котором автобиографическое повествование соткано из обыденности и картин, похожих на сновидения, скажет: феллиниевская картина. Любой человек, услышав фамилию Феллини, непременно добавит: великий, гениальный режиссер. Так оно и есть. Федерико Феллини (1920–1993) — это самые знаменитые картины XX века, это легенда экрана. И пять "Оскаров", среди которых один — за особый вклад в развитие мировой кинематографии.

Шарлотта Чандлер — известная американская журналистка, кинокритик, сценарист. С великим режиссером ее связывали долгие годы дружбы. Вместе с ним она написала либретто к мюзиклу по его знаменитому фильму "Джульетта и духи" для Бродвея. Феллини очень доверял способности Чандлер сохранить "голос и интонацию" своего собеседника. "Я таким вижу себя сам", — сказал он, прочитав ее первое интервью с ним. В основу книги "Я вспоминаю…" легли многочисленные беседы Шарлотты Чандлер с Феллини. Это очень личное повествование — о жизни, о кинематографе, о встречах с людьми, о XX веке, увиденном через магическое зеркало кино.

Как ни старался царский сплетник ударными темпами наладить книгопечатание, но у него так ничего и не получилось. Да и когда ему газетным бизнесом заниматься, ежели его то государь на пирушку затащит, то потом бояре на плаху отправить норовят, да ко всему царь-батюшка чином боярским пожаловал и такими буйными землями наградил, что в них запросто можно остаться без головы. А тут еще шемаханское посольство как снег на голову свалилось… И залихорадило святую Русь. Ну как в таких условиях серьезными делами заниматься? И пришлось царскому сплетнику засучивать рукава, чтобы вновь заняться спасением отечества…

Готический ужас и тайна составляют основу содержания книги известного английского исследователя Питера Хэйнинга. Потусторонний мир очаровывает своими видениями: демонические силы и посещения со злой целью; явление призрака и страшная болезнь; неупокоенная душа, живые мертвецы; возвращение из могилы; исполнение клятвы; загадочное предначертание… Трудно понять, что заставляет мертвецов вставать из могил и приходить к людям. Но они приходят…

Марина Ивановна Цветаева (1892–1941) — великая русская поэтесса, творчеству которой присущи интонационно — ритмическая экспрессивность, пародоксальная метафоричность. В Собрание сочинений включены произведения, созданные М. Цветаевой в 1906–1941 гг., а также ее письма разных лет и выполненный ею перевод французского романа Анны де Ноаль «Новое упование».

В первый том вошли стихотворения 1906–1920 гг.

http://ruslit.traumlibrary.net