Чушь какая!

ФРЕДЕРИК БРАУН

ЧУШЬ КАКАЯ!

Пер. С. Ирбисова

Мистер Визервокс допил свой кофе. Пришло время выговорить жене.

- Дорогая, - твердо сказал он, - я хочу, чтобы в нашем доме больше не было такой вот макулатуры.

- Хорошо, Джейсон. Я просто не подумала...

- Разумеется, не подумала. Но за то, что читает наш сын, отвечать должна ты.

- Я прослежу, Джейсон. Я не заметила, что он притащил этот журнал, и даже предполагать не могла, что...

Другие книги автора Фредерик Браун

В этом сборнике представлены произведения признанных мастеров, которые пишут в жанре фантастики. Среди них — роман К. Саймака, рассказы Жерара Клейна, Фредрика Брауна, Бертрана Чендлера и др. Все эти произведения объединяет тема многообразия форм разумной жизни.

СОДЕРЖАНИЕ:

Клиффорд Саймак. ЗАПОВЕДНИК ГОБЛИНОВ. Пер. с англ. И. Гуровой

Франсис Карсак. ГОРЫ СУДЬБЫ. Пер. с франц. Ф. Мендельсона

Орасио Кирога. АНАКОНДА. Пер. с испан. С. Мамонтова

Жерар Клейн. ИОНА. Пер. с франц. А. Григорьева

Жерар Клейн. ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ ДИРЕКТОРАМ ЗООПАРКОВ. Пер с франц. А. Григорьева

Фредрик Браун. ЗВЕЗДНАЯ МЫШЬ. Пер. с англ. Л. Этуш

Бертран Чендлер. КЛЕТКА. Пер. с англ. А. Санина

Лино Альдани. КОРОК. Пер. с итал. Л. Вершинина

Гарри Уолтон. ТОТ, КТО ВСЕГДА ВОЗВРАЩАЕТСЯ. Пер. с англ. И. Шуваловой

Г. Ануфриев, С. Солодовников. ВСЕ — ЖИВОЕ, ИЛИ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ ДИРЕКТОРАМ ЗООПАРКОВ. (Послесловие)

Составители: Г. Ануфриев, С. Солодовников

Художник: К. Шарангович

Однажды в жаркий августовский полдень в детективное агентство «Хантер и Хантер» обращается за помощью очаровательная рыжеволосая красотка Салли Доуэр. Эд Хантер и его дядя Эм решительно отказывают девушке, когда она объясняет, что ее хотят убить… марсиане. Однако девушка так мила и так сильно расстроена, что Эд Хантер соглашается провести с ней один вечер, чтобы она хоть ненадолго почувствовала себя в безопасности…

В книге «Вампиры пустыни» читатель встретится с необычными вампирами. Эти вампиры мало напоминают традиционных роковых и клыкастых незнакомцев в черных плащах, сомнительных ревенантов и гламурную нечисть расплодившихся «саг». Пищей им служит не только кровь, но и разум, душа, психическая и жизненная энергия. Растения, животные, картины, дома, пустоши, пришельцы из космоса, обитатели иных планет и вовсе непостижимые существа и сущности — таковы вампиры этой антологии.

ФРЕДЕРИК БРАУН

ПРЯМОЙ ОТВЕТ

Пер. С. Ирбисова

Двенадцать камер следили за каждым движением Двара Эйва. Передача транслировалась по всей обитаемой Вселенной.

Вот он спаял золотом последний контакт. Вот он разогнулся и кивнул Двар Рэйну. Вот подошел к главному переключателю. К тому самому, который через несколько минут объединит вычислительные машины всех девяноста шести миллионов обитаемых миров в одну - самую мощную, самую мудрую.

В сборнике представлены рассказы крупнейших американских фантастов, написанные в основном в 40–50-е годы. Эти произведения объединяет идея величия и вечности жизни во Вселенной, фантазия авторов рисует разнообразные и причудливые формы жизни, различные ступени развитая земной и внеземных цивилизаций. Однако в каждом рассказе присутствует мысль о возможности и необходимости контакта и взаимопонимания между мыслящими существами, о единстве всего живого.

Мистер Везеруокс допил вторую чашку кофе. В его голосе, когда он заговорил, чувствовалась твердая решимость.

- Моя дорогая, - сказал он, - обрати, наконец, самое серьезное внимание на то, чтобы в нашем доме больше не появлялось подобных небылиц.

- Хорошо, Джесон. Я просто не заметила...

- Разумеется, не заметила. Но ведь за то, что читает твой сын, отвечаешь в конце концов ты.

- Постараюсь быть более внимательной, Джесон. Я не видела, как он принес этот журнал, действительно не имела никакого представления, что...

Для последнего, торжественного, соединения Двар Ив использовал в качестве припоя золото. Объективы десятка камер Телевидения следили за ним, и радиоволны несли сквозь пространства изображение того, что свершалось.

Он выпрямился и, сделав знак головой Двару Рейну, приблизился к ручке, призванной установить контакт, когда он ее опустит. Ручка, которая моментально свяжет громадные компьютеры всех обитаемых планет Вселенной — девяносто шесть биллионов планет — в единую гигантскую систему. Таким образом, все искусственные разумы составят теперь одну грандиозную кибернетическую машину, объединяющую и централизующую знания всех миров.

В сборник включены произведения писателей фантастов разных стран знаменитый роман А Кларка “Конец детства” повести и рассказы К.Саймака, В Головачева и др.

СОДЕРЖАНИЕ:

Г.Ануфриев, С.Солодовников Человек во времени и пространстве

ЧТО МОЖЕТ БЫТЬ ПРОЩЕ ВРЕМЕНИ

Джон Кристофер. Равносильно смерти Пер с англ. В.Сечина

Маршалл Кинг. На берегу Пер с англ. З.Бобырь

Клиффорд Саймак. Что может быть проще времени Пер с англ. Гр. Темкина

Пьеро Проспери. Последнее желание* Пер с итал. Л.Вершинина

Василий Головачев. Над миром

ВЕТЕР ЧУЖОГО МИРА

Артур Кларк. Конец детства Пер с англ. Н.Галь

Фредрик Браун. Немного зелени Пер с англ. З.Бобырь

Клиффорд Саймак. Ветер чужого мира Пер с англ. А.Корженевского

Пер Лагерквист. Лифт в преисподнюю Пер со швед. Т.Теховой

Джеймс Боллард. Утонувший великан Пер с англ. Е.Панаско

Коротко об авторах

Составители: Ануфриев Геннадий Григорьевич, Солодовников Станислав Васильевич

Художник В.Соколова

Популярные книги в жанре Ироническая фантастика

Андрей Богатырев

Кое-что о Вселенской Теологии

(трактат)

Часть 1.

ХТИАHСТВО.

Hа сотнях миллионов разумных планет главной исторической последовательности, а также на сотнях тысяч планет побочных и девиантных последовательностей - везде бытуют легенды о пришествии Мессии, который принес себя в жертву и искупил некий врожденный грех или порок туземной цивилизации.

Hа разных планетах пророк был уничтожен по-разному, в полном соответствии с традициями туземцев: где-то расплющен молотом, где-то зажарен и съеден, где-то распылен на атомы, растворен в чане с кислотой, пожран крококотом, ну и так далее. Легенда о воскрешении, однако, наличествует не везде.

Джоанна РАСС

КРАТКИЙ РАЗГОВОРНИК ДЛЯ ТУРИСТОВ

ЛОКРИН: плоскогорье и примыкающие районы.

Верхний Локриннен.

X-437894 = 11

Допустимо землеподобен /см. прилагаемые аудио- видео кассеты/.

О физиологии, экологии, религии и обычаях см. Ву и Фабрикант, "Локрин: полезные сведения для туриста". Прага, 2355 год, том 2.

ГОСТИНИЦА

Это мой спутник /спутница/. Нет, он /она/ не сойдет за чаевые.

Я позову управляющего.

Дорогой Дон!

Что ж, хорошего понемножку. Тебе придется найти другого парня, который сможет занять мое место. Не могу подобрать более подходящего слова. Я выдохся. «Как так?» — спросишь ты. И имеешь полное право. Ведь сколько раз я говорил тебе, что моих историй хватит лет на двадцать? Должно быть, не меньше миллиона. Так вот, все они иссякли.

И ты узнаешь об этом последним. Я не хотел писать такое своему агенту, пока не удостоверюсь сам. Так вот, черт побери, теперь я удостоверился.

Эскадра внеземных захватчиков пронеслась над колонией землян и направилась к Солнечной системе. Но земляне решительно настроены дать отпор и отправить космических бандитов обратно, отвесив им мощный пинок в заднее место!

— Ой, Ком, смотри, какой странный зверь!

Ком с насмешкой ответил своей сестричке:

— Еще бы! И он еще страшнее, чем ты!

— Ма-а-ма-а-а!

Мама Кома и его маленькая сестра Сона подошли к клетке. Ком спросил:

— Мама, может быть он болен? Посмотри, какие у него тоненькие лапки. И у него меньше шерсти, чем у других зверей.

— Нет, Ком, он не болен. Эти звери все такие. Я даже думаю, что они рождаются совсем без шерсти, которая у них вырастает потом.

К. Ломер, в прошлом сам профессиональный дипломат, создал удивительную историю приключений межзвездного «дипломатического аварийщика» Ретифа.

Похоже, на планете Йилл совсем не рады земному посольству: не встречают, перевозят в старом мусоровозе, кормят собачьей пищей… И хотя глава дипмиссии, посол Позер, считает, что «закаленный дипломат обязан воспринимать эти мелкие оскорбления как должное», Ретифа не устраивает такое положение дел.

К. Ломер, в прошлом сам профессиональный дипломат, создал удивительную историю приключений межзвездного «дипломатического аварийщика» Ретифа.

На планетке Саман между местной формой разумной жизни и земными переселенцами разгорелся конфликт. От земных дипломатов ждут чуда — восстановления дружественных отношений между землянами и жаками, да еще и справедливого разделения территории. Ретиф должен урегулировать конфликт, точно следуя запечатанному приказу.

Пути развития человечества и роботов решительно разошлись…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

ФРЕДЕРИК БРАУН

ДИПЛОМАТИЯ

Пер. С. Ирбисова

Вис Хедрикс, экзопсихолог Третьей венерианской экспедиции, а проще говоря, специалист по психологии обитателей иных миров, устало плелся по горячему песку, надеясь встретить венерианина и разговорить его. Кое-какой опыт у него уже был, хотя он и не обнадеживал: четыре встречи и четыре неудачи. То, что экзопсихологи Первой и Второй экспедиций тоже не преуспели, утешало мало.

Найти венерианина труда не составляло, а вот разговорить... Дело было в том, что земляне их совершенно не интересовали. Полное безразличие, поразительная некоммуникабельность. Поразительная тем более, что общение, казалось, подсказывалось самой природой: венериане были телепатами, они мгновенно усваивали язык, на котором к ним обращались, причем не только сам язык, но и диалект. И отвечали на том же языке... кратко и неприязненно.

ФРЕДЕРИК БРАУН

ДОЗОРНЫЙ

Пер. С. Ирбисова

Он насквозь промок, извозился в грязи, проголодался и чувствовал себя заброшенным. Оно и понятно - родина была в пятидесяти световых годах.

Местное светило было непривычным, мертвенно-голубым, а из-за двойного тяготения каждое движение отдавалось по всему телу мучительной болью.

Шли годы, века, тысячелетия, но на аванпосте ничего не менялось. Несмотря на новейшие звездолеты и современное оружие, он по существу так и оставался стрелковой ячейкой, в которой засел одинокий солдат, готовый удерживать ее до последнего дыхания.

ФРЕДЕРИК БРАУН

ДРУГАЯ МОРАЛЬ

Пер. С. Ирбисова

11 апреля.

Даже сказать не могу, удивился я или испугался, когда впервые понял, что у людей по ту сторону стекла совсем другие обычаи и законы. До этого я полагал, что мораль для всех одна. А как же иначе? Должна же быть какая-то справедливость. Поначалу я подумал, что их цензура дала промашку. Что ж, бываетНачалось все во время вестерна, хотя это и не главное. Я тогда был Уитни Грантом, шерифом Уэст-Пекоса, первоклассным наездником и отличным стрелком. Словом, настоящим героем. В городок ворвалась банда головорезов - негодяй на негодяе, - а поскольку местные жители отвагой не блистали, пришлось мне разбираться с бандитами одному. Их главарь Черный Берк - я сбросил его с лошади, а следовало бы пристрелить, - сообщил мне потом сквозь тюремную решетку, что все это здорово походило на "Луну в небесах". Ну и что с того? "Луна в небесах" - неплохое кино, жизненное; значит, и в настоящей жизни вполне может произойти что-то подобное.

- Первая машина времени, джентльмены, - гордо объявил профессор Джонсон двум своим коллегам. - Небольшая экспериментальная модель. Может перемещать любые предметы весом не более трех фунтов пяти унций и не далее двенадцати минут в прошлое или будущее. Она действует.

Модель действительно выглядела небольшой, правда, она имела два внушительных циферблата под невысокой платформой.

Профессор Джонсон взял в руки металлический кубик.

- Медный кубик, - объявил он, - с которым мы работали, весит один фунт и две трети унции. Сначала я перемещу его на пять минут в будущее. - Он наклонился и передвинул стрелку одного из циферблатов. - Засекайте время.