Чудо чудное

Чудо чудное

Русская народная сказка

Чудо чудное

Некакой человек жил на пустом месте, промышлял зверей и прочих зайчей. Однажды ему попало дивно зайчей. Он принес в избушку, начал лупить, скуру снял, тушу бросил, туша скочила и побежала. На улич выбежала. Заеч прискочил к трубы и слушат, мужик начал чудать: "Што это, братцы, за чудо! Живу - чуда я ещэ не видал?" А заец говорит: "Это како чудо, это не есь чудо; ты не слыхал-ле у Ми-киты на Маслениче какб чудо было?" - "Нет, не слыхал". "Сходи к Микиты на Масленичу, дак он тебе обскажот".

Другие книги автора Народные сказки

"Русские заветные сказки" А.Н.Афанасьева были напечатаны в Женеве более ста лет назад. Они появились без имени издателя, sine anno. На титульном листе, под названием, было лишь указано: "Валаам. Типарским художеством монашествующей братии. Год мракобесия". А на контртитуле была пометка: "Отпечатано единственно для археологов и библиофилов в небольшом количестве экземпляров".

Исключительно редкая уже в прошлом веке, книга Афанасьева в наши дни стала почти что фантомом. Судя по трудам советских фольклористов, в спецотделах крупнейших библиотек Ленинграда и Москвы сохранилось всего лишь два-три экземпляра "Заветных сказок". Рукопись книги Афанасьева находится в ленинградском Институте русской литературы АН СССР ("Народные русские сказки не для печати, Архив, № Р-1, опись 1, № 112). Единственный экземпляр "Сказок", принадлежавший парижской Национальной библиотеке, исчез еще до первой мировой войны. Книга не значится и в каталогах библиотеки Британского музея.

Переиздавая "Заветные сказки" Афанасьева, мы надеемся познакомить западного и русского читателя с малоизвестной гранью русского воображения — "соромными", непристойными сказками, в которых, по выражению фольклориста, "бьет живым ключом неподдельная народная речь, сверкая всеми блестящими и остроумными сторонами простолюдина".

«Жили были петушок да курочка. Рылся петушок и вырыл бобок.

– Ко-ко-ко, курочка, ешь бобовое зёрнышко!

– Ко-ко-ко, петушок, ешь сам!..»

В некотором царстве, в некотором государстве жили-были старик и старуха, и было у них три сына. Младшего звали Иванушка. Жили они — не ленились, с утра до ночи трудились: пашню пахали да хлеб засевали.

Разнеслась вдруг в том царстве-государстве дурная весть: собирается чудо-юдо поганое на их землю напасть, всех людей истребить, все города-села огнем спалить. Затужили старик со старухой, загоревали. А старшие сыновья утешают их:

— Не горюйте, батюшка и матушка! Пойдем мы на чудо-юдо, будем с ним биться насмерть! А чтобы вам одним не тосковать, пусть с вами Иванушка останется: он еще очень молод, чтоб на бой идти.

Приглашаем маленьких читателей в волшебный мир сказок. Слушая и читая любимые сказки, дети сопереживают героям, учатся понимать, что такое добро и зло, знакомятся с окружающим миром.

В этой книге дети найдут своих любимых сказочных героев и смогут раскрасить их так, как подскажет им их фантазия.

Русская сказка

ФИНИСТ - ЯСНЫЙ СОКОЛ

Жил да был крестьянин. Умерла у него жена, осталось три дочки. Хотел старик нанять работницу - в хозяйстве помогать. Но меньшая дочь, Марьюшка, сказала:

- Не надо, батюшка, нанимать работницу, сама я буду хозяйство вести. Ладно. Стала дочка Марьюшка хозяйство вести. Все-то она умеет, все-то у нее ладится. Любил отец Марьюшку: рад был, что такая умная да работящая дочка растет. Из себя-то Марьюшка красавица писаная. А сестры ее завидущие да жаднющие; из себя-то они некрасивые, а модницы-перемодницы - весь день сидят да белятся, да румянятся, да в обновки наряжаются, платье им - не платье, сапожки - не сапожки, платок - не платок.

Приглашаем маленьких читателей в волшебный мир сказок. Слушая и читая любимые сказки, дети сопереживают героям, учатся понимать, что такое добро и зло, знакомятся с окружающим миром.

В этой книге дети найдут своих любимых сказочных героев и смогут раскрасить их так, как подскажет им их фантазия.

За тридевять земель, в тридесятом государстве жил-был царь с царицею; детей у них не было. Поехал царь по чужим землям, по дальним сторонам, долгое время домой не бывал; на ту пору родила ему царица сына, Ивана-царевича, а царь про то и не ведает.

Стал он держать путь в свое государство, стал подъезжать к своей земле, а день-то был жаркий-жаркий, солнце так и пекло! И напала на него жажда великая; что ни дать, только бы воды испить! Осмотрелся кругом и видит невдалеке большое озеро; подъехал к озеру, слез с коня, прилег на землю и давай глотать студеную воду. Пьет и не чует беды; а царь морской ухватил его за бороду.

«Старый солдат шёл на побывку. Притомился в пути, есть хочется. Дошёл до деревни, постучал в крайнюю избу:

– Пустите отдохнуть дорожного человека.

– Заходи, служивый…»

Популярные книги в жанре Сказка

Любомир Фельдек

Барон бас Баритон

Жил да был барон, барон бас Баритон. Знали бы вы, какой это был богач! Дукатов у него... Постойте, сейчас припомню. Целый воз? Нет. Целый мешок? Тоже нет. Ага, вспомнил: был у него всего-навсего один дукат. Да ведь и один дукат - больше чем ничего! Вернее, один дукат был больше чем ничего, - увы! - наш барон, барон бас Баритон, потерял свой единственный дукат в саду.

Искал он этот дукат день, искал неделю, искал месяц - дукат точно сквозь землю провалился. Ищет барон бас Баритон, ищет и вдруг видит: посреди сада вырос диковинный куст. Поглядеть - вроде бы смородиновый, но вместо гроздьев смородины висят на нём гроздья серебряных дукатов.

Любомир Фельдек

О медлительном продавце

Это могли придумать в любом городе - сообразили и в Сказочном! Что же именно? А то, что без бакалейной лавки обойтись нельзя. Старую лавку, как мы знаем, превратили в магазин грампластинок и вот теперь открыли новую бакалею. Вернее, не открыли, а открыл. Открыл её продавец Матей Расторопный - взял длинный шест с крюком и поднял тяжёлую железную штору.

Только успел он открыть новую лавку - сразу же в ней выстроилась очередь. А как же иначе! Ведь у всех истощились продовольственные запасы. Очередь тянулась из лавки на улицу, вдоль улицы до самого последнего дома и там загибала за угол. За углом я её уже видеть не мог и потому точно не скажу, где она кончалась. Зато твердо знаю, что каждый, кто стоял в очереди, держал в руках сумку, а кто не держал сумку, тот держал две сумки. Кроме тётушки Анны Пустозвоновой - она стояла в очереди первой и держала в руках целых три сумки.

Юля Фридман

Сон Лао Юя

История, рассказанная Ли Цянь-гуану бессмертным лисом, выдававшим себя за ученого

Как известно, Лао Юй выстроил себе дом на большом камне и каждый день выходил греться на солнце, покрываясь змеиной кожей. Он научился слушать голос земли и знал, что его ищет Чжюй Ли из древних земель Шаохао. В дождливую погоду Лао Юй в облике змеи уползал в дом и там превращался в человека. Он боялся, что гром может оглушить его и отнять способность, приобретенную долгим трудом.

Григорий Иванов

Сказка

Любимой

Был жаркий июльский вечер. Солнце упорно не желало покидать небосвод. Оно цеплялось лучами за верхушки тополей и продолжало нещадно светить. В парке у фонтана было малолюдно. Нина сидела на скамейке и скучала. Она уже более часа провела здесь, но так и не нашла себе занятия. Очередной день проходил совершенно бессмысленно - просто так. Ничто не могло измениться, если бы в голове девушки не возникла безумная и немного пугающая мысль: "А почему бы немного не полетать, всё равно делать нечего? К тому же в парке почти нет людей. На меня никто не обратит внимания..." Странная, даже более чем странная мысль... Однако Нина не стала отметать её прочь. Она поднялась со скамейки, взмахнула руками и легко взмыла в воздух. К ужасу и большому смущению девушки, её поступок не остался, как она на то надеялась, незамеченным. Внизу быстро собралась пёстрая толпа зевак. Люди глазели на Нину, словно она была экзотической птицей в зоопарке, указывали пальцами в небо и переговаривались. Нина растерялась и немного покраснела от стыда. Действительно, где это видано, чтобы порядочная девушка, вопреки всем законам природы, летала по воздуху?.. Она уже хотела спуститься вниз, извиниться за недостойное поведение и быстрее идти домой, но за её спиной раздался голос: - Привет. Как тебя зовут? Нина удивлённо обернулась и обнаружила рядом голубой воздушный шарик. На нём была нарисована весёлая рожица. - Я - Нина... - ответила девушка и улыбнулась. Шарик почему-то сразу понравился ей. Она спросила: - А у тебя есть имя? - Нет, - ответил шарик, подумал и добавил: - А может и есть, только я его не знаю. - Не огорчайся, - Нина протянула руку и легонько коснулась шарика. - Я дам тебе его сама. Я буду звать тебя просто Шарик. - Спасибо! - обрадовался он. Впрочем, наверное, ни он, ни девушка не видели большой разницы между шариком и Шариком. Нина посмотрела на топящихся внизу людей и спросила: - Как ты думаешь, летать это неприлично? - Конечно же, нет! - возмутился Шарик, задетый за живое. - Хорошо... - успокоилась девушка. - А то я уже собиралась спускаться вниз. - Не надо. Давай лучше поднимемся повыше и отлетим в сторону. Тогда мы не будем бросаться в глаза, - Шарик смущённо умолк, затем признался: - Ты мне понравилась. Я хочу побыть немного с тобой... - Ладно, - девушка указала на тёмное пятно пруда, виднеющееся невдалеке. - Полетели туда. Там людей почти нет. Шарик согласился, и они покинули парк.

Антон Казанский

"Римидалв"

Посвящается бывшему мастеpу по pежиссуpе...

В сеpедине леса, в самой его чаще, под стаpой елью был муpавейник. Такой же как и тысячи дpугих муpавейников в pазных уголках этого большого леса. Был муpавейник ни большой, ни маленький, ни молодой, ни стаpый, пpосто был и никто из живущих в нем обитателей особенно не задумывался над тем, каким он должен быть в идеале. Каждый знал здесь свое место и занимался своим особенным делом.

Владимиp Кнаpи

"Сказка для внука"

- Деда, pасскажи сказку... - мальчишка сидел на кpовати, обмотавшись одеялом. - Тебе какую? - пpисаживаясь pядом, спpосил дед. - Чтобы хоpошо заканчивалась. - Hу, тогда слушай...

Она была обычной кpестьянской девушкой. С утpа до вечеpа тpудилась: когда дома по хозяйству, когда в поле. Пpосыпалась pаньше всех, хотя и пpедпочла бы понежиться в кpовати, а спать ложилась, когда гас свет в последнем окошке. В общем, поpтpет Золушки запpосто мог бы стать и ее поpтpетом. Да, звали ее... как же звали-то?.. Hу да и неважно, назовем ее Маpией. В сказках так всегда: то Маpия-кpасавица, то Маpия-pукодельница, то еще какая-нибудь pаспpекpасница. Пpямо как наша. Любили Маpию в деpевне все поголовно, да и как можно такую кpасавицу не полюбить. Hо ведь истинную кpасоту не каждому дано увидеть. Да и гоpе истинное тоже не всякий запpиметит. Все бы хоpошо, но как и в любой сказке, в жизни нашей Маpишки тоже не все солнечно было. Беда одна за дpугой к ней в двеpь стучалась, да только никто из соседей не видел этого. Да что соседи, pодные не замечали! И в свои восемнадцать годков Маpия натеpпелась от жизни больше, чем многие за всю пpожитую жизнь не увидят. А он пpи жизни был бесшабашным паpнем-пастухом, да как-то загулял ночью, да и в pеку с обpыва шахнулся. Hу, помолились над ним за упокой души, да и позабыли паpня. А он возьми и пpиглянись на Hебесах, его и веpнули ангелом-хpанителем назад, на землю. Да вот только безалабеpность из дуpной башки выбить так и не сумели. Hо что уж тут поделаешь, во всем остальном душа ангельской оказалась. Окpестили его на небесах Александpом, вpучили пpичитающиеся бумаги, да и отпpавили вниз, пpедупpедив напоследок: "Ежели что, не обессудь..." Так в непонятках и оказался Алексашка в деpевне, где Маpия жила. Hо то ли ошибка какая-то в Hебесной канцеляpии пpоизошла, то ли он сам чего опять набедокуpил, да вдpуг оказалось, что подопечная его Маpия уж выpосла давно. И до того он оказался к такой ангельской жизни неподготовленным, что и не знал, что ж тут поделать-то! Да и дpугой бы на его месте мог пpизадуматься - одно дело начинать с младенцем, и совсем дpугое - со взpослым человеком. А как заглянул Сашка ей в душу, так и вовсе обомлел. Hа неделю его из колеи выбило, чуть гоpькую не запил от всех гоpестей увиденных. Hо увидел он там и такой свет, такие тепло и добpоту, что не будь он ангелом-хpанителем, а все pавно бы от Маpии и шагу больше не сделал. Однако увидел он и оковы чеpные, что деpжали этот свет, не давая выpваться наpужу. А вокpуг самой Маpии будто панциpь pогатый паутиной обвивался. И задивился тут ангел: это какой же силы внутpенний свет должен быть, чтобы сквозь такие пpегpады тепло нести, а то и лучиком пpобиться иногда! И понял Александp, что не видать ему больше своего ангельского счастья, ежели не сумеет освободить он Маpию от оков, если не сумеет показать людям этот чудесный свет во всем его великолепии. Долго бы ходил он, думая думу гоpькую, да душа его сама выход нашла. Отоpвал он от себя кусочек, да и пустил Маpии в душу. Долго бушевала битва, но сумел кусочек Сашкиной души пpобиться сквозь щиты, покоpобил их по пути, но сломить не сумел. А нимб у самого Сашки едва заметно потускнел. Hо не обpатил ангел тогда внимания на эту мелочь, да если бы и заметил, то не пpидал бы значения. Так и стал он потиху вести боpьбу с темной силой, что в оковах таилась. Hе pаз он видел, как усмехается ему с кончиков иголок на щите наглая чеpтовская моpда, не pаз замечал, как ядовитая слюна с шипов капает. С каждым pазом все тpуднее ему становилось влить частицу себя для боpьбы с нечистью, ведь и чеpт не дpемал, обучался понемногу всем Сашкиным пpиемам. Да и силы с каждой отоpванной частицей становились меньше. Давно уже нимб не сиял яpким светом, а лишь даpил тусклый, но все же теплый свет. Давно уже тело пpевpатилось в одну большую кpовоточащую pану, изpезанное ножами, ловко выскакивающими из бpони в тот момент, когда он напpавлял вовнутpь новую частицу своего света. А Маpия... Маpия не могла понять пеpемен, пpоизошедших в ней. Чувствовала она боpьбу внутpи себя, чувствовала, как pаздиpают ее пpотивоpечивые желания. И хоть чеpту удавалось иногда одеpжать веpх, тепло ее внутpеннего света, поддеpживаемое уже сильным светом ангела, все чаще пpобивалось наpужу. Hо в один миг чеpт пеpехитpил-таки ангела, да и сумел выпустить целый аpтиллеpийский залп из всяческих бесовских смеpтельных оpудий, pазбив ангельское тело почти целиком. Уже осознавая, что силы на исходе, Сашка пpедпpинял последнюю попытку, котоpой чеpт пpи всей своей pассудительности и пpедусмотpительности никак не ожидал от ангела. Hо ведь и ангел-то наш еще пpи жизни мог выкинуть такое, чего сам от себя не ждал. Вот и в этот pаз pешился он кинуть всего себя на вpажеские баpьеpы. Взpывом ужасной силы его отбpосило далеко от того места, где спала в этот момент Маpия, во сне котоpой вдpуг также вспыхнуло яpкое белое пятно, по кpаям окаймленное чеpной полоской. Чеpтовские баpьеpы не выдеpжали такого натиска и лопнули в единый миг. Hо не успел Александp выпустить весь свой свет, маленькая искоpка еще блестела в остатке нимба. И увидел он, что сквозь pуины стаpых оков начал пpобиваться кpохотный pосток чеpного металла, хищно выпуская свои еще нестpашные иглы. Из последних сил ангел поднял себя, подлетел к Маpии и бpосил последнюю искоpку пpямо в коpень чеpного плюща. Вспыхнув на пpощание чеpным светом, адское pастение сгоpело дотла. А ангел упал у ног Маpии, став в этот миг видимым для всякого смеpтного. Меpтвые ангелы всегда видны, только не всякий догадается, кого видит пеpед собой. Hо Маpия, pазбуженная внутpенней битвой, вмиг осознала, что видит тело своего спасителя. И свет, ничем больше не удеpживаемый, застpуился с ее pук к телу бывшего пастуха. Опавшие кpылья так и не сумели подняться, pазвалившись на отдельные пеpышки, но сам Сашка вздохнул тяжело и поднялся. Hимб исчез, но свет гоpел в глазах бывшего ангела-хpанителя. И поняли они вдвоем, что суждено им дальше жить вместе, идя по жизни pука об pуку...

Тим Константинов

Грустные сказки о Любви

01. Предисловие

Сказки... как прекрасен и увлекателен ваш мир. Мир, в котором всегда торжествует добро, где умный всегда побеждает глупого, хороший - плохого, и в финале, как правило, все счастливы. Нет, конечно, и среди вас есть такие, после которых становится грустно и хочется плакать. Но это святая грусть и святые слезы. Они очищают. Такие сказки ближе к жизни, даже если они рассказывают о самых невероятных вещах на свете. И, наверное, поэтому мы их также любим как и веселые. Сказки окружают нас повсюду, и было бы смешно и наивно полагать, что они живут только в детстве, когда мы сами еще такие же маленькие как и они. Нет, сказки живет везде, во всем, что вокруг нас - в деревьях, осыпавших на уже начавшую замерзать землю свои, бывшие когда-то зелеными, листья. В самих листьях, которые ветер гоняет по всему двору, в самом ветре, в земле, в кресле, в доме, в марте, в тебе самом. Во всем. Нужно только верить в это и ты увидишь их бесконечную вереницу. Сказки научат тебя быть добрым, ты увидишь, что они смогут выручить из любой беды, в которую ты можешь угодить. Сказки покажут как веселый, но слабый может победить сильного, но хмурого. Бывают, правда, и злые сказки, в которых все наоборот. Но ведь и люди тоже бывают злые. А между прочим, даже среди вас, людей, злых значительно меньше чем добрых, а уж про сказки-то и говорить не приходиться. Да и злой-то сказка становится от того, что кто-то обидел ее, сломал, согнул грубыми руками. Ведь сказки не могут быть злыми от природы, такими их делаете вы, люди. Когда специально, а чаще случайно, забыв о той поре, когда вы еще верили им, причиняете друг другу боль. Вы забываете об их все исцеляющей доброте и мечетесь в своем тесном мирке ища выхода и не видя его. А ведь он поразительно прост. Надо верить в них. Верить и жить, жить так, чтобы на нашей с вами земле рождались только добрые и веселые сказки.

Николай Копылов

Приключи электрошей

(Cказка для компьютерщиков и их детей)

Глава 1. Игра в "Прятки".

В некотором программном царстве-пространстве, в одном компьютере- государстве жили-были электроши. Эти, для кого-то странные существа, похожие на гусеничек, состояли из магнито-электрических частичек. Головы их, хоть и не были покрыты ворсинками, но имели рот, усы и по паре глаз и ушей. Тела же их, состоящие из бесчисленного количества соединенных колечек, обладали множеством различных ножек-импульсов, помогающим им проворно бегать внутри проводов и по разным устройствам компьютера. Каждый день жизни, электрошей, начинался одновременно с включением компьютера и продолжался до его выключения. Выполнив свою дневную работу электроши разбегались по своим магнито-оптическим квартиркам и отдыхали в своих дискетно-винчерских и компакт-дисковых кроватках, чтобы утром, после очередного включения, опять бежать на работу, на свои места в оперативной памяти, попищав и потрещав по дороге о последних новостях в комьютерном мире. Программки-мамки успевали при этом на прощание поцеловать свох программочек-дочек и файликов-сыночков. Файлы же отцы должны были отвести своих отпрысков на занятия-доработки. Обучение у детишек проходили по разным предметам:

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Ци-Гун терапия

ПРЕДИСЛОВИЕ

Среди разнообразных методов лечения и профилактики заболеваний, разработанных в древнем Китае, особое место занимают специальные упражнения,направленные на регуляцию дыхания, энергии, жидкостей в организме. Упражнения эти, известные под названием "ци-гун" (букв."работа энергии-ци"), традиционно использовалась в системах психотренинга Даосских и Буддийских школ, в той или иной мере применялись, как базовые, в различных видах восточных методов борьбы и, наряду с иглотерапией, массажем, траволечением, входили в систему восточной медицины. В последнее время, в основном благодаря теоретическим и практическим работам в области психосоматической медицины, проводимым в Китае,ФРГ и других странах,упражнения ци-гун, наряду с т.н. "внутренними упражнениями",такими, как "И-цзин-цзинь","Ва дуань дзин", "Тай цзи чуань" и др.,стали использовать для борьбы с тяжелыми хроническими заболеваниями, неврозами,психоэмоциональными нарушениями,для повышения сопротивляемости организма, даже для лечения онкологических больных.

Цитирую бывшего жителя Грозного:

Кратенько тебе расскажу. Хочешь верь, хочешь нет - но как бывший грозненец я историю _своего_ края знаю неплохо.

Блин, хоть FAQ делай. Задолбало одно и тоже рассказывать.

Кстати, заранее предупреждаю - я все это излагаю до невозможности мягко, корректно и тактично. Вообще-то про это нужно говорить строго матом.

Так вот - так называемая чечня к чеченцам имеет только одно отношение чеченцы захватили эту российскую территорию. Да, да, именно так - это территория России, чеченцам она не принадлежала _никогда_. Вообще.

GENTLE

Цвет счастья

Два голоса во тьме.

- Сегодня я услышал странное слово, счастье, что это ?

- ...гхм...ну и вопросики ты задаёшь. Никто не сможет это тебе определить. Когда-нибудь ты сам узнаешь

Но спросившему был неважен ответ. В голове рождались всё новые и новые вопросы. Какое оно на ощупь? Какой формы? Тяжёлое или лёгкое? Но больше всего его занимал лишь один вопрос: какого цвета этот странный предмет под названием "счастье"? Суждено ли ему изведать это...

Далекая родственница

Было мне тогда 15 лет. Приехала как-то погостить к нам далекая наша родственница. Это была красивая девушка 20-ти лет с красивой стройной фигурой. Больше всего меня в ней поразили ее огромные груди. Они так выдавались под платьем, что все мужчины не могли не посмотреть на них, когда проходили мимо. Мой же член от этого зрелища стоял как кол. Я тогда уже вовсю интересовался противоположным полом.

Однажды, когда дома никого кроме меня и ее, Алена (так ее звали) пошла в ванную мыться. Я тихонько подкрался к двери и заглянул в маленькую щелочку. Моему взору открылась потрясающая картина. Алена сняла махровый халатик, освободила от лифчика свои огромные груди, сбросила трусики. Какими большими были ее соски! Темные большие розочки отчетливо выделялись на белом теле. Волосы на лобке были черными как смоль и очень густыми. Каково же было мое удивление, когда Алена, став под душ, начала намыливать себе промежность и достала бритву. Она начала сбривать волосы у себя между ног. Когда она закончила, моим глазам предстали совершенно голые губки ее влагалища и далеко выдающийся клитор. Мое возбуждение достигло предела и я решил освободить свой член из заточения в брюках. Он уже стоял под сорок пять градусов.