Чудо человека и другие рассказы

Полагаю, дело самих читателей, а также критиков-рецензентов оценивать новую книгу — в меру собственных основательности и вкуса разбирать ее особенности, отмечать достоинства, вскрывать явные и неявные просчеты, словом — дифференцировать, чтобы потом вывести интеграл…

Полагаю также, в данном случае нет особой нужды и в том, чтобы дотошно перечислять достижения, приводить полностью «послужной список» автора книги, которую вы держите в руках. Те, кого по-настоящему интересует фантастика, и без моей подсказки вспомнят другие его книги. Многочисленные публикации в коллективных сборниках, альманахах и журналах, а возможно, даже и то, что писатель Андрей Балабуха охотно выступает и в роли критика: в соавторстве — и без оного — им написаны десятки статей, обзоров, предисловий и послесловий к книгам других писателей-фантастов.

Другие книги автора Андрей Дмитриевич Балабуха

В тот день я задержался на работе. Вышел на улицу и почувствовал, что вот сейчас просто умру от голода. Согласитесь, что для здоровенного двадцатипятилетнего оболтуса выпитый в полдень стакан чая и пара бутербродов! И когда, наконец, в нашем КБ организуют столовую? Сколько лет твердим об этом на каждом профсоюзном собрании, а воз, как говорится, и ныне там.

У ворот Иоанновского равелина стояли на скамейке прикрытые клеенкой дымящиеся корзины, и две женщины бойко торговали пирожками. Я споткнулся о кабель, который тянулся из ленфильмовского автобуса к «юпитерам» в проеме ворот, — опять в крепости снимали какой-то фильм. Сглотнув слюну, сунул руку в карман, на ощупь вытащил два двугривенных и протянул продавщице.

Андрей Балабуха родился 10 апреля 1947 года. Окончил семь классов 157-й средней экспериментальной школы Академии педагогических наук (бывшей гимназии принца Ольденбургского), два года учился в Ленинградском топографическом техникуме, в 1970 году окончил 12-ю ШРМ Октябрьской ж.-д. Работал топографом, шлифовщиком на зеркальной фабрике, фотографом в Центральном военно-морском музее, рентгенодефектоскопистом на листопрокатно-штамповочном заводе, легководолазом, прошел путь от чертежника до начальника отдела строительства и генплана в проектно-конструкторском бюро Управления местной промышленности. В 1966 году участвовал в создании коллективной радиоповести ленинградских писателей-фантастов «Время кристаллам говорить». Первый рассказ «Аппендикс» был опубликован в 1967 году в ежегоднике «Фантастика» издательства «Молодая гвардия». С 1974 года — профессиональный литератор. Член Профессиональной группы писателей при Ленинградском отделении Литфонда РСФСР, затем — член Союза писателей СССР и Союза писателей Санкт-Петербурга; председатель секции фантастической и научно-художественной литературы. С 1983 года соруководитель (совместно с Анатолием Федоровичем Бритиковым), а с 1996 года — руководитель Студии фантастики. В 1994–1999 годах президент благотворительного литературного Беляевского фонда. Автор многочисленных переводов с английского, публицистических статей. В 1999 году избран членом-корреспондентом Метрологической академии Российской Федерации.

— Пошли на третий, — сказал Баркан. Он имел в виду третий виток облета. Поскольку он ни к кому в отдельности не обращался, ответа не последовало. Впрочем, ответа Баркан и не ждал. Он слегка ослабил ремни, но оборачиваться не стал: чем заняты остальные четверо, было ясно и без того. Баркан отчетливо представил их себе. Штурман Бурдо, работа которого уже практически кончилась, сидит сейчас с закрытыми глазами и мечтает. О чем? Трудно сказать. Но одно можно утверждать с точностью — мысли его не там, внизу, а на Земле, в Академии Космонавигации. Он, наверное, больше всех думает о возвращении. Оно и понятно — годы дают себя знать. И Баркану понять это гораздо легче остальных: он и сам не намного моложе… А юная троица, пожалуй и после трех месяцев полета все остается внове, мужественно вперила взгляды в экраны и ждет посадки. Сейчас они чувствуют себя героями-космопроходцами. В конечном счете именно они ведь добились организации этого перелета. Неразлучная тройка — Банах, Белин, Беляков: бортинженер, врач и связист.

Через систему Ксении проходит неизвестный объект, предположительно исскуственного происхождения. Отправленный на перехват и исследование этого небесного тела, экипаж Бориса Болла опознает в объекте космический корабль «Велос» более трехсот лет назад направленный на ныне уже закрытую и загадочную планету, на которой происходят соврешенно непонятные и опасные вещи и получивший в последствии название Карантин. 

Похоже что «Велос» побывал на той планете и смог улететь оттуда. Какие загадки он несет сейчас в себе?…

На планете с непроходимой сельвой 4 базы разных стран. После прибытия грузового корабля с Земли появились случаи нарушения сухого закона. Поначалу думали, что контрабандно провезли пару ящиков виски, но для 400 человек, находящихся на базе, они уже давно должны были кончиться, а пьянство все продолжалось и продолжалось. Лишь по счастливой случайности удалось установить причину пьянства.

Сегодня заговорщики собрались в доме Мелиссандра Стукка в последний раз. Дом, собственно, был уже продан, и деньги за него полностью получены, причем солидным мингириатским золотом, но по цене достаточно разумной, чтобы новый владелец — брандмейстер Перегар Водкинс из Переселья — согласился вселиться только на следующей неделе. Так что покуда они по-прежнему оставались тут полными, хотя уже и не полноправными хозяевами.

Последним, сгибаясь под тяжестью рюкзака, пришел Пишегрю Бар-Сукк.

Работать по утрам не любит никто — а уж хоббиты меньше всех. Утречком порядочному хоббиту надо: во-первых, выспаться, а для этого встать надлежит поближе к полудню; во-вторых, позавтракать, а на это серьезное занятие отводить меньше двух часов грешно; в-третьих, вдумчиво перекурить, что означает минимум три трубки. За этим последним занятием, правда, можно заодно обдумать дела, которыми предстоит посвятить день. Так то порядочным! А здесь собрались те, кому на приличную нору где-нибудь в Засельи, скажем, да чтобы с каким-никаким участком, еще вкалывать и вкалывать. А вкалывать приходится и по ночам, и по утрам. Какая уж тут порядочность — один распорядок!

А еще говорят, будто эльфы не умирают…

Фортинбрас Стукк встал, сделал шаг и невесомо-легким движением закрыл покойному глаза. Он провел здесь весь вчерашний вечер и всю ночь, потому что хоббит ли, эльф, верзила или гном, да хоть орк поганый, не важно — всегда должен найтись тот, кто посидит рядом и проводит в неведомое. Туда никто не должен уходить в одиночестве. Так заведено спокон веку, и заведено правильно.

Кто сказал, будто эльфы не умирают?

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Фантастическая повесть.

Пресс-конференция была длинная и скучная. Захваченные врасплох поспешным отлетом «Альбатроса», репортеры лихорадочно рылись в старых подшивках газет, в поисках необычайных вопросов для интервью, которое должно было состояться во второй половине того же дня. Правда, энтузиазм их коллег старшего поколения мог бы предложить им достаточно ресурсов: но так как эта мысль пришла в голову им всем, то вопросы походили один на другой, как две одинаковые ракеты.

Если переместиться в прошлое и наблюдать великие исторические события вживую, часто они оказываются лишены того драматизма, которым их наделили историки последующих поколений. Капитана Старфайндера это всегда разочаровывало. И однажды он решил посетить историческое событие, которое ещё не описывал никто из историков — первородный Взрыв.

© Ank

Ну вот и все. Сижу и смотрю на экран: минуту? час? сутки? — в точности не знаю. Никто не подходит, разбрелись по углам — хмурые, пряча глаза друг от друга. Что это — чувство вины? разочарование? стыд? — сказать трудно. Горько как-то. Удручающая пустота мыслей и ощущение обиды (на кого?). Не так — не так все представлялось. И не назвать случившееся крушением мечты. Нет, была не просто мечта — нечто большее — вера.

Все. Осталось включить маршевые двигатели, внести поправку во времени и ждать. Ждать долгих два года, а потом ступить на Землю.

В представленном ниже рассказе автор приглашает нас в компании с орнитологом-первопроходцем Джоном Одюбоном в путешествие по неизведанным просторам мира в поисках птиц, находящихся под угрозой исчезновения. Вот только мир этот не совсем такой, каким мы его знаем…

Фантастические рассказы из пятнадцатого выпуска художественно-географической книги «На суше и на море».

Фантастические рассказы из семнадцатого выпуска художественно-географической книги «На суше и на море».

— Посмотри, что это?

Редактор всемирно известного еженедельника «Планеты» Уво Бенев, к которому было обращено восклицание, человек, по слухам, знавший все, что происходит в солнечной системе, заинтересованно повернулся к иллюминатору и целую минуту смотрел вниз. Под аэробусом текла река. То есть было полное впечатление настоящего потока, хотя какие могли быть реки среди лунных, пропастей, где для того, чтобы выжать стакан воды, нужно переработать тонну руды.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Французский философ и педагог Учитель Омраам Микаэль Айванхов (1900–1986) родился в Болгарии и жил во Франции с 1937 года. Во всех его произведениях поражает многообразие точек зрения, с которых он рассматривает единственную проблему: человек и его совершенствование. Любая затронутая им тема неизменно трактуется с позиции пользы, которую может извлечь человек для самопознания, самосовершенствования и лучшей организации своей жизни.

Если мы даже и знаем астрономическую суть гелиоцентризма, мы из этого не извлекли пока всех следствий в биологической, психологической, культурной и духовной сферах. Сейчас, когда человек пытается непосредственно уловить солнечную энергию, почему он не старается открыть в самом себе, в своей психической жизни, в своей социальной жизни солнечный след, давно в нем сокрытый? Солнце присутствует в каждом из нас, и можно, следовательно, его проявить, чтобы расширить наше сознание до планетарного видения проблем человечества.

Жил да был когда-то Зак Менский — был он правителем Мена. И так уж сложилось, что мир, в котором он жил, был не обычным миром, а ожившим созданием великого программиста былых времен, Ажау Гаста. Сотни лет прошли с тех пор, как мир этот обрел свободу. И в один прекрасный день нашлись злые люди, возжелавшие власти над всем миром, возжелавшие воспользоваться той хакерской лазейкой, которую некогда Гаст оставил для себя и которая давала божественную власть над всем сущим. Но их плану не суждено было сбыться — им помешал сирота Зак, прямой потомок Гаста, который сумел заделать прорехи в картине мира. Зак совершил великий подвиг и великое чудо — в…дцать лет он стал величайшим героем всех времен и народов. Он не воспользовался шансом стать богом — но остался человеком. Об этом повествует первый роман серии «ВсОНЗ 1 — Войска с Оружием Неведомой Земли», 1998–2000.

Прошло два года. Далекие потомки с использованием машины времени вызвали его — Зака Менского — величайшего героя прошлого, настоящего и будущего, и вновь он спас мир. Об этом повествует второй роман серии «ВсОНЗ 2 — Сказ о том, как Заку Менскому трех измерений стало мало, и он по четвертому вперед в поисках приключений всяких, разных и разнообразных отправился не по желанию своему», 2000–2002.

Прошло еще два года. О третьем и последнем подвиге Зака Менского повествует третий роман серии «ВсОНЗ 4 — Иноземия, или туда и снова туда», 2002–2004.

Другое название — «ВсОНЗ 4 — Дорога по странам дальним и необычным, уху с названиями непривычными, совершенная Заком Менским по желанию своему и ради дела благородного в компании и без оной с преодолением всех преград и освобождением от уз и предрассудка плена».

Третье название — «ВсОНЗ 4 — Иноземия, или туда и обратно через горы по землям знакомым и незнакомым ради великой в индивидуальном масштабе цели».

Далеко ведет Зака нить его судьбы — в загадочную Иноземию, землю по ту сторону Западных Гор, где еще не ступала нога человека. Иноземия… Витают в воздухе запахи этиловых спиртов, и широкие просторы придорожных канав щедро засеяны довольными жизнью мужиками. Под щедрым солнцем обильно колосятся поля сорной травы. Жизнь бьет гаечным ключом — и на железной логике машины с движком в сотни сусликов бороздят необъятные иноземные дороги. Ту-тух, ту-тух… Ту-тух, ту-тух… Тысячи сусликов крутят колеса, и по просторам Великославии в Мосгав первопрестольный по железному пути мчится вагон знаменитого артиста. Рушатся некогда прекрасные дворцы старой столицы Камнеграда, и плывет по океанским просторам в могучий морской СОС круизный лайнер. В неге купается ожиревшая от собственного богатства старая Ропа, и Союзная Народная Армия преграждает путь в древнюю гробницу. К войне за мировое господство готовится загадочный Южный Мир, и вот уже по улицам и площадям его столицы из темных глубин подземелий, сметая все на своем пути, рвется войско древних демонов. Вот она — Иноземия. Другая, и совершенно разная — богатая и бедная, чуждая и близкая, загадочная и такая знакомая. Впрочем, как спасителю человечества, величайшему из когда либо живших героев, так и не научившемуся снимать с носа розовые очки, Заку не страшны ни эти, ни другие беды…

Ведь еще предстоит быть написанной четвертому и последнему роману — «ВсОНЗ 3 — Возвращение Мастдая», 2004–2006.

И лишь тогда приключения Зака, как и жизнь его в этом мире, будут завершены. Впрочем, есть еще много других миров…

Кто она Черная странница, пришедшая в Империю? Какое лицо скрывает ее черная завеса? Что принесет её приход этому миру?. Что принесет любов всему мирозданию? Вопросов много - ответ здесь.

Третья книга романа-эпопеи «Рождение волшебницы» продолжает историю героев, с которыми вы могли познакомиться в книгах «Клад» и «Жертва». Населяющие этот роман воины и принцессы, лукавые вельможи, ученые чудаки, мальчишки и даже оборотни — живые люди во всей их человеческой сложности. В прекрасном, яростном и часто недобром мире лишенная всякой поддержки юная волшебница Золотинка и обреченный на одиночество княжич Юлий пытаются выплыть в житейском море, не поступившись ни совестью, ни любовью…