Чудесная тетрадка

Лиана Даскалова

Чудесная тетрадка

Одна вдова, такая беднячка, что бедней не бывает, очень хотела выучить сына читать и писать. Она не отдала его барину в подпаски, как это обычно делали бедные вдовы, а каждое утро отводила в школу. Доведёт до порога, улыбнётся и идёт на чужое подворье батрачить.

Тяжкий труд, горести, голод... Мать заболела.

- Сынок, - сказала она, умирая, - ты уже грамотный. Твои глаза открыты. В наследство от матери-беднячки тебе нечего получить. Зато у тебя есть карандашик, есть тетрадка. Ты с ними не расставайся. Самое важное записывай!

Другие книги автора Лиана Даскалова

Книга состоит из произведений болгарских сказочников. Эти сказки излучают бодрость, жизнерадостность и неугасимую веру в жизнь, во всемогущество человеческого разума. Слияние фантастики и действительности, усиление познавательного элемента, подчеркнутая романтичность, новые герои — новое время открывает дорогу новым сказкам.

Лиана Даскалова

Сказка про мыло

И как только жили на свете люди, пока они не придумали мыла?! Ох, наверно, то были чёрные дни, ведь известно: кто не моется, ходит чумазым, чёрным...

Вспомните: когда-то люди не знали электрических лампочек. А потом изобрели.

Так вот, изобретение мыла не менее важно: началась нескончаемая лучезарная эра, освещённая умытыми лицами. В субботний вечер, когда дети купались, в доме вообще не зажигали электрических ламп. Особенно там, где ужинать садились двое-трое детей.

Лиана Даскалова

Бобчо, бобовое зерно

Бобчо лежал вниз головой, запиханный в мешок. Неудобно ему было, тесно, темно. Ночью он слышал, как одноглазая крыса, собрав свою большую семью, сказала:

- Зря, мои хорошие, тревожитесь! Этот мешок - наше спасение. Даже если сгрызём все запасы, сидеть на бобах не будем. Мы возьмёмся за эту фасоль, за эту простофилю фасоль. Дело нехитрое, как сама фасоль. Но сперва мы съедим всё остальное.

Лиана Даскалова

Мельница снов

Видеть сны, по-моему, очень здорово! Ночи без снов пустые, будто ты, ничего не делая, только зря время теряешь... А вот когда снится что-то, совершаешь невозможное наяву. И если ты рисуешь так же хорошо, как Мишо, утром можешь нарисовать всё, что тебе приснилось. Когда-нибудь Мишо развесит свои рисунки, и это будет ВЫСТАВКА СНОВ.

Но Мишо заметил: снов в цвете он почему-то не видит. Иначе говоря, сны у него чёрно-белые, как обычные фотографии или фильмы, снятые в давние времена. Тогда Мишо стал класть под подушку краски, чтобы они раскрасили его сны. Не думаю, что в поступке Мишо есть что-то плохое. Некоторые прячут под подушку шоколадные конфеты, а один мальчик из первого "Б" класса положил себе в постель дохлую лягушку. Он очень любил эту дохлую лягушку, но мама не смогла её полюбить. Мама выкинула лягушку.

Лиана Даскалова

Мальчик, соривший крошками

Иванчо - очень занятой мальчик.

Не потому занятой, что делом занят, а потому, что всё время думает.

Заговорят с ним - Иванчо не слышит.

Спрашивают - не отвечает.

Ругают, а он улыбается.

С головой погрузился в свои мысли: про грузовичок заводной, про бумажного голубя, которого Петерчо сделал, про полёт в космос... На каком-нибудь межпланетном корабле. Вот уже Венеру миновали, на горизонте Марс...

Лиана Даскалова

Лунный ягненок

Давно это было. В горах, в глухой деревушке, жил мальчик. Белоголовый, с большими вдумчивыми глазами. Он хромал и охотнее сидел, дудя в дудку, чем играл с другими детьми, которые кувыркались, дурачились, как циркачи. В их забавах хромой мальчик был последним, а дудочник - первый.

И вот однажды вечером мальчик взял дудку и приложил к губам. Ласковые звуки затуманили ему глаза. И показалось мальчику, что на его домишке, на гребне покатой крыши, притаилась жёлтая спелая груша. Из груши течёт сладкий сок.

Лиана Даскалова

Девочка, которая топала ногой

В нашем квартале, между шестиэтажными домами, стоит один двухэтажный. Во дворе этого дома каждой весной зацветает яблоня. Её цветущие ветки смотрят в окна второго этажа. Здесь с мамой и папой живёт белокурая девочка. Ни братьев, ни сестёр у неё нет.

Почти целую зиму девочка болела ангиной. Садилась у окна и пила микстуру из огромной бутылки. Когда бутылка кончалась, мама приносила из аптеки новую.

Лиана Даскалова

Голубь мира

Есть у нас во дворе колонка. Обычная водоразборная колонка. Каменная кладка, кран. Открываешь и пьёшь. Или в ведро набираешь. Вода чистая, свежая. Бывает, дети до конца не закроют кран, и вода медленно капает на землю... Смотришь, и уже заблестело в весенней траве маленькое круглое озерцо. Сюда, на водопой, полюбили прилетать голуби. Вот Светлана и назвала нашу простую, нашу обыкновенную колонку самым красивым именем: голубиный источник.

Популярные книги в жанре Детская литература: прочее

Людмила Стефановна Петрушевская

Моллюск и Моллюска

Одна Моллюска пришла в гости к одному Моллюску и говорит:

- Давай дружить домами!

- А что это такое, дружить домами? - спрашивает осторожный Моллюск.

- Не знаю, это так говорится: они дружат домами. Значит, один дом дружит с другим домом, ясно?

- А как это, - спрашивает опять очень осторожный Моллюск.

- Ну, один дом, например, помогает другому.

Людмила Стефановна Петрушевская

Приключение в космическом королевстве

В мире все возможно, и один раз король космоса Ктор наказал народы планеты Хе, и народы эти, видимо, погрузились в космические лодки и рассеялись в звездных далях. Жалеть об этих народах не приходилось, жили они скверно, вечно дрались друг с другом и в результате поголовно все сожгли. Ктор их предупреждал заранее, присылал свои летающие тарелки, пока наконец не пришлось отделывать все там заново, то есть планета вернулась в состояние остывшего камня.

Людмила Стефановна Петрушевская

Жучок-водомерка

Жил-был жучок-водомерка. У него был прекрасный домик над водой - с верандой, посудой и кроваткой. Однажды в гости к нему залетела стрекоза, сама голубая, глаза зеленые, и сказала:

- Как у тебя прекрасно! Можно я буду здесь жить?

- Но ты не поместишься, - сказал водомерка.

- Я сложу крылья, - сказала стрекоза.

Она сложила крылья и поместилась в комнате. Но водомерка спросил:

Запись Б.О.Пилсудского. Обработка О.П.Кузнецова

Женитьба Филина

Айнская сказка

Я - Филин. Я вел свободную и счастливую жизнь у богатого рыбою моря. Возле деревни Хорокаруру. Я любил садиться на деревья около жилищ, которые были ближе к лесу. Сижу, бывало, и смотрю на людей. Кто к речке на рыбалку пошел, кто уже рыбу варит, а кто ничего не делает - только трубкой дымит.

Как-то я увидел девушку. Ой, какую же красивую! Такую красивую, что, наверное, от одного конца побережья до другого нет ей подобной. Я смотрел и смотрел на девушку, за каждым ее движением следил. Когда она куда-нибудь шла, я летел чуть в стороне от нее - сопровождал. Когда же она входила в жилище, я опускался на дерево и ждал ее. Чем дольше ее не было, тем тоскливее мне становилось. Особенно тоскливо было ночью. Но я сидел на дереве и ждал рассвета, ждал ее.

К. Пино

Легенда о парике

Это случилось в те стародавние времена, когда леса еще не были мирным зеленым местом для прогулок.

Множество опасностей таилось за их старыми корявыми пнями, среди высоких стволов, в непроходимых чащах. Людоеды, лешие, колдуны устраивали там дикие пляски, повсюду водились хищные звери, которые, чтобы утолить голод, набрасывались на все живое.

Маленький Жан жил со своими родителями на опушке большого леса, в бедной хижине с соломенной крышей.

К. Пино

Пан, флейта и капуста

Пан, молодой, легконогий, веселый бог, имел две страсти. Одна из них вам хорошо известна: он любил музыку. Целыми днями он бродил по лугам и лесам в поисках гармоничных звуков, которые природа дарит тем, кто умеет их ценить, прислушивался к пенью птиц, к таинственному шороху ветра в высокой траве. Свою флейту Пан очень любил. Сначала он стремился подражать тем звукам, которые слышал в лесу и на лугах: крику кукушки, зову певчей птички, воркованию голубки, трелям соловья, легкому дуновению ветерка, проскользнувшему среди колокольчиков на овсяном поле. Но вскоре Пану надоело только подражать знакомым звукам, и юный бог, дав волю своему воображению, каждый день стал сочинять новые мелодии. Сознание своей талантливости приводило Пана в восторг, и его уши жадно ловили звуки, которые издавали его же собственные губы. Но иногда Пана все же охватывала грусть: ничто в природе, казалось, не могло оценить его музыкальные способности. Птицы не переставали петь, заяц не прекращал свой бег, листья продолжали шуметь с той же яростью, а черепаха ползти, как ползла.

К. Пино

Перышко и лосось

ЛОСОСЬ

Он был так мал и так легок, что никто не мог понять, почему порыв ветра не поднимает его с земли вместе с опавшими листьями. Недаром его прозвали Перышком.

Перышко не был счастливым мальчиком. Мать умерла, подарив ему жизнь, отец не пережил горя и тоже умер. Мальчика взял к себе старший брат. Робер был гораздо старше Перышка. У него и его жены Эммы, одной из тех дурех, которые воображают, что порядок в доме можно поддерживать при помощи криков и подзатыльников, было уже два сына. Эти малыши были очень тяжелые, тяжелее, чем Перышко, но маленькому дядюшке приходилось их нянчить. Но не это тяготило мальчика, его угнетало другое. Старшие находили жестокое удовольствие в том, чтобы взваливать на Перышка непосильную работу в поле. Когда он пытался сгребать сено в стога или вязать снопы, они осыпали его грубыми насмешками.

К. Пино

Призрак повешенного рыцаря

ЛЕГЕНДА

Влюбленные не ходили гулять в "лес повешенного", дети никогда не играли там в прятки, старые люди, приближаясь к лесу, осеняли себя крестным знамением.

В те времена, к которым относится это повествование, только суеверие удерживало людей от прогулок среди вековых деревьев, в чащах, где земля густо покрыта нежным мхом, земляникой и черникой, а кусты усыпаны малиной.

Много лет тому назад, рассказывали славные жители ближайшей деревни, властитель края с помощью своих оруженосцев схватил и повесил на суку большого дуба рыцаря Ксавье де Мильмора, дворянина, искателя приключений, который грабил на большой дороге одиноких путников. Это была достопамятная казнь. В то время как тело рыцаря сводила предсмертная судорога, в четырех концах леса трубили в охотничий рог, а на поляне, как бы выражая всеобщее ликование, пылал стог сена.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Лиана Даскалова

Ключ от отчего дома

Семь раз примерь, один раз отрежь, - говорит народная мудрость, окоротишь, так не воротишь! Это значит: надо всё хорошо продумать и уж потом, убедившись в своей правоте, действовать... А мальчики? Так ли поступают маленькие нетерпеливые мальчики?

Однажды Петерчо взбрело в голову убежать из дома и отправиться путешествовать. Куда и как, он не знал... Он даже не взял с собой верного пса Шарко, потому что Шарко то и дело спрашивал: "Куда ты идёшь, Петерчо? Когда вернёшься? Что у тебя в кармане?" А именно этого Петерчо терпеть не мог: отчитываться, куда идёт, что делает и когда вернётся. Он не взял с собой и кота, потому что кот спрашивал тоже: "Ты умылся? Не пора ли спать? А в школу?.." - и так далее.

Лиана Даскалова

Кукла, которая удивлялась

Кукла с закрывающимися глазами открывает большие голубые глаза. Она хлопает ресницами и всему удивляется.

- Листья позолотели! Падают! Ах, как красиво!

- Чушь! Чепуха! - отзывается старый воробей Всезнайко. - Что красивого в жёлтых падающих листьях? Сказала бы: как грустно!

- Грустно? - удивляется Кукла с закрывающимися глазами. И ресницы у неё трепещут, как крылья у бабочки.

Лиана Даскалова

Пуховая подушка

Дочка моя Светлана спит на белой пуховой подушке. В подушке оперение трёх петушков и четырёх курочек.

У Светланы привычка: каждый вечер проковыривать мизинцем дырочку в уголке у подушки, пока не вылезет пёрышко наружу.

Пёрышко щекочет ей щёку. Светлана улыбается и засыпает.

Так и провертела дырочки со всех четырёх сторон. И подушка заважничала:

- Сколько у меня пуха и пера! Больше чем у того голубя, что вспорхнул на соседнюю трубу! Почему бы и мне не вспорхнуть? Светлана вертится по ночам и мнёт мои пёрышки. К утру я всегда мятая. Да, надо улетать! Вот откроют окно, взмахну перьями и улечу далеко-далеко. Мы, пуховые подушки, почти что птицы!

Лиана Даскалова

Старые часы

Лежит Иванчо в чистой постели. Щёки у него пламенеют. Он заболел. Вчера, как вихрь, как обвал, съезжал он с горы на саночках. Разгорячится - зачерпнёт снега ладошкой и слизывает.

- Мороженое! - кричит. - Кому мороженого?

Никто из приятелей не соблазнился.

И вот другие ребята катаются на горке, а Иванчо лежит, ему скучно, он один. Один, да не совсем: напротив него, на стенке старые часы. Они всё тикают, тикают, и под их тиканье мальчик задрёмывает... Стрелки движутся неравномерно: большая побыстрей, маленькая - шагает медленно... И кажется мальчику, что часы прихрамывают, как человек с палочкой.