Чудеса Утопии

Жесткие и насмешливые мини-антиутопии, в каждой из которых людям будущего приходится пожертвовать какой-то из простых ценностей…

Отрывок из произведения:

Несколько столетий назад они страстно любили друг друга. Обстоятельства вынудили их перебраться в разные уголки галактики. И он, и она служили там, где в них больше всего нуждались.

Благодаря невидимым нанослугам, циркулировавшим сейчас у них в крови, они спокойно приготовились к эвтаназии. Но в их любви было нечто такое, что оказалось неподвластно времени. Находясь на пике страсти, они запечатлели себя в голограмме. Они и по сей день продолжали жить в пластиковом кубе, жили и двигались, как раньше, навеки влюбленные друг в друга, навеки совершенные, навеки беззаботные и свободные от дум и тягот этого мира.

Рекомендуем почитать

Слишком много людей на Земле XXI века.

Слишком много компьютеров, наркотиков, психоделических культур, продажных политиков, фанатичных ученых… Слишком много боли, беды, преступлений… Надвигается КАТАСТРОФА.

А может, она УЖЕ ПРИШЛА?..

Крипта.

«Реальная» столица Сети. Рай хакеров. Кошмар корпораций и банков. «Враг номер один» ВСЕХ мировых правительств. В сети нет ни стран, ни национальностей. Есть только СВОБОДНЫЕ люди, готовые сражаться за свою свободу!..

Крипта.

«Реальная» столица Сети. Рай хакеров. Кошмар корпораций и банков. «Враг номер один» ВСЕХ мировых правительств. В сети нет ни стран, ни национальностей. Есть только СВОБОДНЫЕ люди, готовые сражаться за свою свободу!..

«... „Собаку-хлопушку“, предварительно натасканную на его феромоны и цвет волос, Тернеру посадили на хвост в Нью-Дели. Она достала его на улице под названием Чандни-Чаук, проползла на брюхе к арендованному им „БМВ“ сквозь лес коричневых голых ног и колес рикш. „Собака“ была начинена килограммом кристаллического гексогена, перемешанного с тротиловой стружкой.

Тернер не видел ее приближения. Последнее, что он помнит об Индии, – розовая штукатурка дворца под названием «Отель Кхуш-Ойл». ...»

Мир романа Уильяма Гибсона «Граф Ноль» – классика киберпанка!

Похищение землян удалось блестяще…

Бедные пришельцы!

Мелкий служащий крупной секретной лаборатории Джейсон и его приятельница — любящая крепко выпить Алекс — совсем не идеальные объекты для изучения.

Зато они — идеальные кандидаты на роль «спасителей Вселенной», которую намерена в чисто коммерческих целях уничтожить межгалактическая Торговая Корпорация.

А уж в компании с искусственным интеллектом и философом-нигилистом Нолем и космическим вором Драксом они непобедимы!

Город. Вечная тема вдохновения писателей-фантастов — без изъятия жанров и направлений. Тема, объединившая в этом сборнике четырех живых классиков современной фантастики…

Великий Майкл Муркок приглашает в странствие по многоликому городу, увиденному в калейдоскопе параллельных реальностей… Король британской «черной готики» Чайна Мьевилль открывает врата в руины Лондона, ставшего ареной жестоких игр порождений Тьмы… «Интеллектуал от фантастики» Джефф Райман создаст оригинальную антиутопию о славных стариках, противостоящих угнетению новой цивилизации… Однако венцом сборника по праву можно считать ироничную притчу Пола Ди Филиппо, «зажавшего» свой бесконечный город в границы нескольких кварталов…

Это могло произойти и в «Клубе Жюстины», и в «Джимбо», и в «Печальном Джеке», и в «Причале»; Коретти так и не вспомнил, где он впервые встретил ее. В любое время она могла оказаться в любом из этих баров. Она плыла сквозь подводный полумрак бутылок, стаканов и медленных клубов сигаретного дыма… из бара в бар, она всюду была в своей стихии.

Теперь Коретти вспоминал сцену их первой встречи, будто разглядывая в мощный телескоп, только не в окуляр, а в объектив – миниатюрную, четкую и очень-очень далекую.

Будущего НЕТ?

Или — есть, но ТАКОЕ, что лучше бы его и вовсе не было?

Значит, не сработают уже ни киберпанк, ни стимпанк, ни рибофанк! Настало время ВИТПАНКА!

Полный спектр американской нонконформистской фантастики! Фантастики безжалостной — и озорной, сюрреалистической и сатирической.

Если окружающий мир слишком глуп, слишком жесток или слишком неадекватен — что остается делать нормальному человеку?

Только СМЕЯТЬСЯ!

Другие книги автора Брайан Уилсон Олдисс

Ироничные и увлекательные летописи первых попыток человечества принести блага земной цивилизации на далекие планеты… Жесткие и насмешливые мини-антиутопии, в каждой из которых людям будущего приходится пожертвовать какой-то из простых ценностей…

История общества, в котором секс становится единственным средством выживания…

Охота на бронтозавра в юрском периоде подарит вам незабываемые ощущения!

Миссис Сноуден и ее внучка Паулина живут в мире лишенном звуков. Это результат использования нового "гуманного" оружия...

Они никогда не выходили из дома. Обычно первым вставал человек по имени Харли. Иногда он предпринимал обход всего здания, будучи еще в пижаме, — температура в комнатах была умеренной и никогда не менялась. Затем будил Кальвина, красивого широкоплечего человека, в котором, по виду, таился добрый десяток разных дарований, никогда, впрочем, не проявлявшихся. Он один воплощал в себе все общество, в котором нуждался Харли.

При контакте с параллельной вселенной всегда возникает много сомнений. Определителя Чарлока беспокоит ключ к шкале мира Домоладоссы, Подавитель Архивов пытается угадать, что такое Президент, а миссис Мери и вовсе не понимает, что это за странное ночное шоу. Но главный вопрос — какая же вселенная истинная, а какая — всего лишь Вероятность А?

Вот дом, который построил Джек.

А вот веселая птичка-синица,

Которая ворует пшеницу,

Которая в темном чулане хранится,

В доме, который построил Джек...

Чопорный английский роман, в котором создания иных реальностей обращаются друг к другу не иначе, как «- Сер!». Роман поднимает древнюю проблему существования несуществующего, имеющею крайнее выражение в «парадоксе лгущего критянина». Существуют ли в какой-либо реальности герои книги, которую мы читаем, происходит ли в ином мире действо, которое нарисовал художник, и что же на самом деле было давным-давно в далекой-далекой галактике? Вопрос романа — что есть наш мир — бытие или всего лишь доклад о Вероятности А, изучаемый аналитиком в другой, истинной, реальности? Сюжет, стоя на месте «...А вот корова безрогая, которая лягает пса без хвоста...», закручен так, что Лукьяненко нервно переписывает начисто «Черновик», а Пелевин пускает свои книги на самокрутки.

Однако, имеется одно «но». В свое время роман привел меня в сильнейшее смущение, потому как я не мог ответить на поднимаемый романом вопрос. Сейчас же такая позиция автора кажется более провокационной, чем должной. Например, еще один английский автор Т.Пратчетт в романе «Движущиеся картинки» поднимает ровно ту же проблематику, но совершенно не напрягает читателя сомнениями, относительно его, читателя, материальности. Уже только по этому роман «Движущиеся картинки» философский, а роман «Доклад о Вероятности А» — какой угодно, но не философский. Вопреки расхожему мнению, философия не занимается неразрешимыми проблемами бытия, философия это конкретная практическая дисциплина, которая, помимо прочего, определяет возможности обойти эти самые «типа неразрешимые проблемы» и спокойно жить дальше. Поэтому роман, в котором подобные ответы не представлены, не разобраны про составляющим и не разложены по полочкам написан для смятения ума, а не для любомудрия.

 dobriy_doktor

Перед вами — одно из лучших творений Олдисса. `Космическая сага`, сравнимая по масштабу, увлекательности и эпизму лишь с `Дюной` Фрэнка Герберта.

Сага о планете Геликония, на которой каждый `великий год` — это время жизни сотен поколений. О планете, солнце которой снова и снова оборачивается вокруг более яркой звезды, неся с каждым оборотом коренные перемены климата и экологии.

Это мир, прописанный до мельчайшей детали — от военного искусства до дипломатии, от науки — до философии.

Добро пожаловать в Геликонию!

Роман «Долгие сумерки Земли» Олдисса живописует нам особенности развития Земли в далеком будущем. После остановки вращения планеты чертовски изменился климат, миром завладели растения. А несчастное человечество полностью деградировало…

История развития земной цивилизации через 800 миллионов лет. Тема, пронизывающая все творчество человека, который по праву вошел в мировую фантастику как «автор миллионов концов света» и «певец Апокалипсиса».

Роман «Долгие сумерки Земли» (другое название «Теплица») в 1962 г. получил премию «Хьюго», которой за редким исключением удостаиваются неамериканские авторы.

Популярные книги в жанре Социальная фантастика

Чарли, по дороге домой, попадает в странную автомобильную пробку. Никто не знает причины остановки и того, когда движение наконец-то возобновится. Некоторые люди отправляются домой, но большинство остается в автомобилях...

На каждый кошелек — свой Кирпич. Или все-таки не на каждый?

Что нужно Настоящему Писателю™?

Чтобы книги в издательстве брали без вопросов — раз!

Чтобы за них хорошо платили — два!

И чтобы пираты их не пиратили — три!

Компания «Магистериум» соответствует всем этим требованиям. Не хотите с ней поработать?

В одном из городков есть местная достопримечательность — привидение старика, которое продолжает жить между обычных людей.  Людей уже не беспокоят его внезапные появления и пророчества. Но журналист, приехавший засвидетельствовать местное чудо, начал тщательно документировать все изречения старика-призрака и смог разобраться в тайнах местных жителей...

© Vendorf

В далеком будущем, когда андроид так же привычен, как и домашние питомцы, люди пытаются решать свои семейные проблемы с помощью андроидов. А иной раз настоящих людей перепрограммируют в суперандроидов...

«Фантастические басни» (Fantastical fables) собрали в мифологически сконцентрированной форме весь отрицательный опыт человечества. Бирс — сатирик, он не щекочет, а бичует, и для слабого ума эти басни — искушение видеть мир в черном цвете и утвердиться в цинизме.

Дикая Лошадь, встретив Домашнюю, стала насмехаться над условиями ее рабской жизни, однако прирученное животное клялось, что оно свободно, как ветер.

— Если это так, — сказала Дикая Лошадь, — то скажи, пожалуйста, для чего у тебя эти удила во рту?

— Это железо, — ответила Домашняя Лошадь. — Одно из лучших в мире тонизирующих средств.

— А зачем же к ним привязаны вожжи?

— Чтобы не дать выпасть изо рта, когда мне становится лень держать их самой.

— А как же тогда насчет седла?

— Оно спасает меня от усталости: стоит мне слегка притомиться, как я надеваю его и скачу без устали.

Гиперпространство успокаивалось. Корабли флотилии синхронно отключили резервные стабилизаторы, а затем, немного подумав, главные. Системы одна за другой входили в штатный режим.

— Итак? — поинтересовался Архикоординатор у своего флагмана. — Во что нам обошлась эта флуктуация?

— Отклонение от курса на 4.8 градуса, — ответил звездолет. — Общая потеря энергии 18.3 %. Привести данные по каждому кораблю?

— Не стоит, — Архикоординатор сфокусировал сознание на ячейке архинавигатора. — Какие будут предложения?

Уважаемый господин Председатель!

Уважаемые господа члены клуба!

Позвольте мне, как секретарю клуба попечителей, открыть наше ежегодное рождественское заседание. Прежде всего прошу вас почтить память нашего доброго товарища и друга Герберта Шторферна, покинувшего нас в этом месяце. Увы, смерть не щадит и самых достойных.

Спасибо, прошу садиться. Итак, позволю себе напомнить, что сегодня у нас не совсем обычное рождественское заседание. Сегодня наш юбилей, двадцатилетие клуба. И в качестве приятного сюрприза к юбилею хочу сообщить, что благодаря удачным вложениям наш ежегодный призовой фонд возрос в этом году до 12 миллионов долларов. Разрешите считать эти аплодисменты одобрением работы нашей Финансовой комиссии. Но, разумеется, деньги имеют для нас чисто символическое значение, и вовсе не они, а чистый и благородный спортивный дух объединяет нас. Так было и двадцать лет назад, когда нашими усилиями был основан приют Гринсвуд. В честь этой славной даты, а также потому, что господин Филипп Шторферн, сын господина Герберта и наследник всего его имущества, сегодня впервые присутствует на нашем заседании, позвольте мне вкратце напомнить страницы нашей истории и устава.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Вопреки всем ожиданиям Великий Сон имел бешеный успех. Впоследствии никто точно не мог припомнить, кто именно избрал для его инсценировки Долину памятников. Организаторы данного действа приписывали эту честь себе. Однако никто даже не вспомнил о Каспере Трестле. Трестль снова исчез.

Как исчезло и многое другое.

Трестль всегда куда-то исчезал. Тремя годами ранее он совершал путешествие по землям Раджастана. В этом унылом и прекрасном краю, где некогда олени ложились к ногам раджей, он прошел через безводные земли, которые зной лишил и растительности, и животных. Там рассыпались в прах хижины, а люди умирали от засухи. Тридцатилетние мужчины застывали в неподвижности, напоминая пугала из костей, с мучительным равнодушием глядя на то, как Каспер проходил мимо. Но Каспер давно привык к равнодушию. В землях, куда он пришел, благоденствовали лишь термиты, термиты и кружившие над головой птицы, которые питаются мертвечиной. Подавленный представшим перед ним зрелищем выжженной зноем земли, Каспер незаметно для себя оказался в гористой местности, где неким чудодейственным образом все еще росли деревья и текли реки. Он зашагал дальше, и вскоре гористая местность сделалась еще более крутой и похожей на далекое величие Гималаев. Здесь вовсю цвели растения, похожие на абажуры викторианской эпохи, покачивались розовые и лиловые цветки. Здесь Каспер встретил загадочного Ли, Ли Тирено. Ли присматривал за козами и сидел, развалясь, на камне в пятнистой тени баобаба, и пчелы при этом жужжали, исполняя басовитую свою песнь, которая, казалось, заливала всю маленькую горную долину сном.

Ироничные и увлекательные летописи первых попыток человечества принести блага земной цивилизации на далекие планеты… Жесткие и насмешливые мини-антиутопии, в каждой из которых людям будущего приходится пожертвовать какой-то из простых ценностей…

Рассказы, которые легли в основу сценария «Искусственного разума» Стивена Спилберга…

Рассказы, которые легли в основу сценария «Искусственного разума» Стивена Спилберга…