Чудаки - пролог и первая повесть "ЛОХ"

Это пролог и первая повесть из пяти, опубликованных в книге ЧУДАКИ

Отрывок из произведения:

В одной стране было полно всяких чудес. И жили в ней чудаки.

С утра до вечера суетились. Кто-то разгонял облака чтоб солнца было больше, огурцы толще росли. Кто-то указывал пальцем, в какую сторону идти, что делать. Кто-то рассуждал обо всем, что было и чего не было… Все были, вроде, при деле.

Одно было плохо. У соседей за бугром огурцы были толще и телеги красивше.

Больше всего недовольны были этим обстоятельством рассуждающие.

Популярные книги в жанре Современная проза

Инга Абеле — прозаик, поэт, драматург. Родилась в 1972 году в Риге. Окончила Латвийскую академию культуры (отделение драматургии). На латышском языке вышли книги: сборник рассказов «Akas maja» («Дом колодца»), сборник стихов «Nakts pragmatike» («Ночной прагматик»), роман «Uguns nemodina» («Огонь не пробуждает»), сборник пьес «Lugas» («Пьесы»). Три пьесы — «Tumsie briezi» («Темные олени»), «Dzelzzale» («Железная трава»), «Jasmins» («Жасмин») поставлены в Латвии и в нескольких европейских странах.

Некий ничем особо не примечательный гражданин — Елисей Никанорович Нистратов, в силу сложившихся обстоятельств, оказывается втянут в странную историю. Сначала он, совершенно случайно, попадает в салон к старику-магу, апробирующему на нем гипноз, затем по указанию его получает в руки сумку с хранящимися в ней крыльями и загадочным кирпичом сознания. Встречается с таинственным молодым человеком по имени Эль Хай и его собакой-оборотнем Бергом и вообще попадает в весьма удивительные переделки…

…А тем временем в небе над Москвой пропадают самолеты, останкинская башня превращается в источающую непотребности аорту, люди пьющие водку оборачиваются самыми натуральными свиньями, а звезды эстрады несут со сцены черт знает что…

Все эти безобразия расследует майор Вифлеем Агнесович Загробулько, тайно влюбленный в практикантку Веру Лисичкину, но только что освободившийся уголовник Богдан Мамедов тоже уже в Москве. И у него есть цель!..

Небо над Москвой бороздят ангелы, миллионы крыс атакуют автовокзалы столицы и во всей этой неразберихе явно прослеживаются троица главных действующих лиц. Что они хотят показать этому обществу, зачем они изменяют реальность? И при всем этом троица настолько фантастична, что понять, откуда они взялись, сможет лишь тот, кто дочитает роман до конца…

За всей иронией, фантастичностью и комизмом описываемых в романе событий, читатель обязательно увидит драматическую ноту, обличающую пороки и глупость нашего нынешнего времени. Его фальшивые ценности и знаки будут нещадно уничтожены невероятными героями, но восторжествует ли добро над злом и глупостью и куда их приведет дорога, которой они идут?..

Начав читать данное произведение, неподготовленный читатель даже не подозревает в какие дебри уведет его эта книга…

Немолодой учитель страстно влюбляется в юную художницу, приехавшую в небольшой английский городок, чтобы написать портрет бывшего директора школы. Но у влюбленного учителя есть властная и не желающая с ним расставаться жена и двое детей. А для юной художницы вовсе не любовь, а ее искусство стоит на первом жизненном плане. Как всегда в новом романе Мердок соединяются драматизм, юмор и предчувствие надвигающей беды, вскрываются опасные глубины человеческих страстей.

Рассказ московской поэтессы и писательницы Майи Леонидовны Луговской (прозу подписывала девичьей фамилией — Быкова Елена) (1914-1993).

Недавно Садыка-киши хоронили, теперь — эта женщина. Выходит, бузбулакцы могут запросто умирать в Баку? Странно… А впрочем, что же тут странного? Человек- это человек, он смертен, смерть может застать его где угодно. Наверное, если поискать, и в Берлине отыщутся могилы бузбулакцев. Про старые времена и говорить нечего: Мекка, Багдад, Кербела… В те времена бузбулакцы нередко совершали паломничество в святые места, и вполне возможно, что кто-нибудь из них, заболев в странствии чем-нибудь вроде холеры, и скончался там, на чужбине.

Книга в 1973 году отмечена I премией на литературном конкурсе, посвященном 30-летию Польской рабочей партии (1942–1972). В ней рассказывается, как в сложных условиях оккупации польские патриоты организовывали подпольные группы, позже объединившиеся в Польскую рабочую партию, как эти люди отважно боролись с фашистами и погибали во имя лучшего будущего своей родины.

Датой "второго рождения" города Череповца называют 1948 год — начало строительства здесь крупнейшего металлургического завода. И, конечно, справедливо. Расстраивает только, что при этом иногда принижают его прошлое. Думается, современность не нуждается в возвеличивании за счет попрания памяти предков — деяния наших современников говорят сами за себя.

"В августе 1955 года взвилось красное знамя над первой череповецкой домной, и из "печки" хлынул огненный поток чугуна. В феврале 1956 года стала давать продукцию мощная коксовая батарея. В мае 1958-го пошла мартеновская сталь. В феврале 1959 года был прокатан слиток. Это ли не подвиг — всего за сорок два месяца привести в действие полный металлургический цикл!" — писала одна из газет.

Моня явно нервничал. Он никак не мог предположить, что безобидная поездка за хлебом окажется вооруженным ограблением заправочной станции. Даже в кошмарном сне, он не мог представить, что у его новых друзей с собой окажется волына. И что они реально нацелены на конкретные насильственные действия.

— Босоножку скинь, мало ли вдруг у этого клоуна там под кассой базука заныкана. Хороший австрал — мёртвый австрал, только ты по беспределу не шмаляй, так, если он вдруг мудрить начнёт, — Серёня по-отечески поучал Грека.

Оставить отзыв