Чучело гороховое

Сергей Алексеевич Баруздин

Чучело гороховое

Попал мальчишка на гороховое поле, а там чучело стоит. Только вокруг чучела птицы вьются, никто чучела не боится.

- Что ж ты птиц не пугаешь? - спрашивает мальчишка.

- А как их испугаешь, когда они со мной не считаются? - отвечает чучело.

Снял мальчишка с головы кепку и на чучело напялил. Птицы сразу разлетелись в разные стороны.

- Вот, оказывается, чего мне не хватало: кепки твоей! - сказало чучело.

Другие книги автора Сергей Алексеевич Баруздин

Это рассказ о солдате. О необыкновенном солдате. О человеке с оружием в руках и с красной звездой на шапке.

Когда-то звали его красногвардейцем. Потом красноармейцем. А сейчас зовут солдатом Советской Армии.

Это — рассказ о герое. О необыкновенном герое. О человеке, который прошёл тысячу трудных боёв и выходил из них победителем. О человеке, который сто раз погибал и не погиб. О человеке, который защищал и сейчас защищает нашу страну от врагов.

Она много читала о море — много хороших книг. Но она никогда не думала о нем, о море. Наверно, потому, что когда читаешь о чем-то очень далеком, это далекое всегда кажется несбыточным.

Она много раз видела море. Видела в Третьяковке и Эрмитаже, где была прошлым летом с мамой. Потом тоже с мамой, когда они были во Владимире в Успенском соборе, — еле видимая фреска Андрея Рублева «Земля и море отдают мертвых». Так, кажется, называлась она.

Роман о юношах, ставших солдатами и прошедших трудный воинский путь до Берлина и Праги. Роман охватывает большой отрезок времени — от довоенных времен до наших дней. Жизнь повторяется в судьбах детей героев повествования.

В том входят повести: «Ее зовут Елкой», «Новые Дворики», «Только не завтра», «Мама» и др.; рассказы «Тринадцать лет», «Рождение Караваева», «Она такая» и др.

Иллюстрации О. Д. Коровина

По дороге в деревню Озерки мы нагнали бричку. Но, к нашему удивлению, седока в ней не оказалось.

Мы вылезли из машины. Я остановил лошадь. Она беспрекословно послушалась, стала на дороге. Мы заглянули в бричку. К сиденью был привязан мешок. В нём лежали газеты и письма.

— Странно! — сказал мой приятель. — Бричка почтовая, а где почтальон?

— В том-то и дело!

Пока мы рассуждали, лошадь стояла. Но вот она увидела, что мы возвращаемся к машине, и двинулась в путь.

Не знаю, хорошо или плохо, когда человека сравнивают с птицами. С орлом и соколом сравнить — хорошо, а с ястребом, да еще тетеревятником, — уже плохо. Соловей и райская птица — неплохо, а вот какой-нибудь вихляй или пигалица лесная? А семенуха краснобрюхая, пучеглаз, ржанка глупая, поганка ушастая или даже страус и павлин — разве лучше?

Нет, право, не все птицы симпатичны мне, и все же я люблю их, птиц, особенно тех, которых знаю по нашим подмосковным местам.

Сергей Алексеевич Баруздин

Лось

Заболели у лося зубы. Страсть как заболели.

Пошёл лось к филину:

- Помоги!

Филин поковырял сильным клювом в зубах лося. Ничего не помогло. Лось - к дятлу:

- Помоги!

Постучал дятел по зубам лося, они ещё сильней заболели.

- Что же делать? - спрашивает лось.

- А ты к людям пойди, - посоветовал дятел.

Пошёл лось к людям. Люди вызвали врача. Вылечил врач зубы.

Летом путешествовали мы по Украине. Как-то вечером остановились на берегу Сулы, решили переночевать. Время было позднее, темень непроглядная. Место долго выбирать не пришлось. Загнали машину поближе к воде, осмотрелись.

Слева маячил огромный шоссейный мост. Впереди, на противоположном берегу реки, мерцал последними ночными огоньками город Лубны. По сторонам пусто.

«Ну, — думаем, — хорошо: мешать никому не будем. А завтра заодно и машину помоем».

Популярные книги в жанре Детская литература: прочее

А. Мышкин

Краткие сведения о Топотунах

Топотун любит ходить в чаще, в буреломах. Разгребая завалы, ветки бросает перед собой, чем устраивает еще больший завал. Неутомим в разгребании следующего, хотя при этом недовольно пыхтит и сопит. Дружит с муравьями, божьими коровками.

Романтик: топая по лесной тропинке или по корням деревьев, может остановиться, завороженный игрой капли вечерней росы с лучами заходящего солнца.

Суеверен: не пойдет дальше, если дорогу переползла мохнатая гусеница. Больше всего любит сумерки и фиолетовый цвет. Строит обстоятельный дом под корнями дерева, насыпая сверху ветки и листья.

Владимир Иванович ОДНОРАЛОВ

Кораблик

Андрейка, смуглый двенадцатилетний мальчишка, меланхолично мотая портфелем, поднимался по лестнице на пятый этаж. Он был в том рассеянном состоянии, когда человеку не хочется вспоминать о чем-то не очень приятном, но очень важном.

А между тем учительница поставила перед ним вопрос ребром: либо он начнет новую жизнь и станет старательным, хорошим учеником, либо она не даст ему никакой жизни.

Алексей Иванович Пантелеев

(Л.Пантелеев)

Из старых записных книжек

1924-1947

{1} - Так обозначены ссылки на примечания соответствующей страницы.

СОДЕРЖАНИЕ

1924-1931

1932-1937

1938

1939

1940

1941

1942

1943

1944

1945

1946

1947

Примечания

Недавно перелистал второй том Краткой литературной энциклопедии и крайне удивился, не обнаружив там объяснения такого понятия, как записная книжка. В толковом словаре объяснение есть: маленькая тетрадь для заметок. Да, совершенно верно, маленькая тетрадь, но ведь кроме того записная книжка - это еще и литературный жанр. В собраниях сочинений им отводится особое место. Мы знаем записные книжки Пушкина, Чехова, Стивенсона, Уитмена, Блока, Ильи Ильфа, Мих.Пришвина, Юрия Олеши... Однако не могу сейчас вспомнить случая, когда записная книжка публиковалась хотя бы в выдержках при жизни автора. Исключение, пожалуй, одно: публикация "Выдержек из записных книжек" П.Вяземского.

Алексей Иванович Пантелеев

(Л.Пантелеев)

Рыжее пятно

Я уже бывал у него, и переписывался с ним, и любил его, но еще не знал, что люблю, еще смотрел на него, как на памятник, как на чугунного идола, хотя уже давно заметил, что нет ничего общего между этими черными скуластыми и густобровыми буддами, которые выставляются в магазинных витринах и называются "Максимами Горькими", и светловолосым, голубоглазым, милым, застенчивым человеком по имени Алексей Максимович.

Алексей Иванович Пантелеев

(Л.Пантелеев)

Задача с яблоками

Нам из Гомеля тётя

Ящик яблок прислала.

В этом ящике яблок

Было, в общем, немало.

Начал яблоки эти

Спозаранок считать я,

Помогали мне сестры,

Помогали мне братья...

И пока мы считали,

Мы ужасно устали,

Мы устали, присели

И по яблочку съели.

И осталось их - сколько?

А осталось их столько,

Алексей Иванович Пантелеев

(Л.Пантелеев)

Земмель

Двадцать девятого апреля, в пятницу, мы с Элико вернулись из Эрфурта в Берлин. Накануне, двадцать восьмого вечером, спустились в гостиничный ресторан выпить чаю. Небольшой ресторанный зал был переполнен, однако наученные четырехдневным опытом мы сразу после обеда закрепили за собой наш столик, и сейчас на его белоснежной скатерти лежала симпатичная карточка с четкими черными буквами: RESERVIERT.

Паскаль Френсис

Загадочный учитель

Посвящается

Джон Стюарт Кармен

1

Неожиданное происшествие

Лиз Уэйкфилд решала задачу у доски. Вдруг мел заскрипел: "Скрр...".

Лиз обернулась, чтобы посмотреть на учительницу. Миссис Бекер, которая вела уроки в их первом классе, тяжело дышала и терла лоб рукой. На доску она даже и не смотрела.

- Какой у тебя ответ? - шепотом спросила Джесси у Лиз.

Джессика и Элизабет - сестры-близнецы. Сейчас они вместе стоят у доски. Рядом с ними решают задачи Кэролайн Пирс, Кен Мэтьюз и Энди Фрэнклин.

Светлана Перепелкина

Юлькины подснежники

Весенний лес был прозрачен, даже обычной зеленой дымки еще не было. Снег уже стаял, и теперь темная прошлогодняя листва странно сочеталась с чудесным синим небом.

Юльке при виде этого неба хотелось петь. Да и вообще все вокруг было очень хорошо: свежий прохладный воздух, горьковатая сладость березового сока, удивленное "тинь-тинь" синиц. Юлька еще раз убедилась, что весенние листья шуршат совсем не так, как осенние: не звонко и со щелчком, а глуховато и будто сердито. И под осенними листьями никогда не скрываются цветы.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Сергей Алексеевич Баруздин

Хитрая мышь

Завелась в комнате мышь. Пол прогрызла, ходит по комнате и говорит:

- Я у вас всё съем!

Люди достали кошку, сказали ей:

- Иди, лови мышь!

Ходит кошка по комнате, спрашивает:

- Мышь, а мышь, ты где?

- Я тут, под полом, - говорит мышь.

- А почему наверх не выходишь?

- Тебя боюсь.

- А что ж ты теперь делать будешь?

- Пойду в другой дом, - говорит мышь, - где кошки нет.

Сергей Алексеевич Баруздин

Яйцо

Курица снесла яйцо.

- Спасибо! - сказало яйцо.

Но уже через пять минут:

- Мама, ты не так сидишь!

Курица подвинулась.

Через два часа курица встала, чтобы поклевать зерна.

- Пожалуйста, не уходи! - потребовало яйцо.

Курица вернулась.

- Ты опять не так сидишь! - сказало яйцо.

Курица подвинулась.

Это слышал петух. Он был не очень умён. Но даже он не выдержал:

Сергей Алексеевич Баруздин

Ёжик

Ёжик всё лето много работал и растерял все свои иголки. Пошёл ёжик в мастерскую, попросил:

- Сделайте, пожалуйста, мне новые иголки!

- С удовольствием, - говорят в мастерской, - но у нас сейчас иголок нет. Зайдите через недельку!

Ёжик через недельку зашёл в мастерскую, и опять то же:

- Не подвезли пока! Ещё через недельку!

И ещё неделя прошла, и ещё, а в мастерской всё иголок не было. Пришлось ёжику завалиться на зиму спать без иголок.

Сергей Алексеевич Баруздин

Крот

Перепутал крот ночь и день и вылез из норы, когда солнышко светило.

Ослепило его солнышко, ничего крот не видит.

Подбежал к нему суслик:

- Ты что!

- Ничего не вижу, - говорит крот.

- Давай помогу, - предложил суслик и отвёл крота к его норе.

Увидел крот тёмное подземелье и скорей домой.

- Спасибо тебе, приятель, - говорит.

А суслик ему в ответ: