Что я наделал ?

Да, это был я. Глупо перекладывать ответственность на политических деятелей, руководителей или известных ученых. Со всей надлежащей мне скромностью могу сказать – я один из немногих, кто смог бы вовремя почувствовать опасность и предупредить несчастье. У меня есть особый талант, ему и обязан. Если быть точным, я разбираюсь в людях.

Когда я увидел его впервые, я платил в лавке за сигареты. Парень стоял у стеллажа с журналами. Судя по выражению его лица, никогда в жизни он не видел ничего подобного. С другой стороны, такое же выражение бывает у людей, которые не могут решить, на чем остановиться.

Другие книги автора Марк Ирвин Клифтон

Трехлетняя девочка не должна обладать настолько высоким интеллектом, чтобы вырезать из бумаги и склеивать ленту Мебиуса.

И даже если бы это ей случайно удалось, она ни в коем случае не должна иметь таких ассоциативных способностей, чтобы взять мелок и старательно нарисовать непрерывную линию, доказывая таким образом, что у ленты всего одна сторона.

Если же благодаря таинственному стечению обстоятельств это произошло, как объяснить факт, что моя обычно беспокойная дочь — я знаю, что говорю, используя слово «беспокойная» — битые полчаса сидит, подперев подбородок рукой, смотрит прямо перед собой и думает о чем-то так интенсивно, что смотреть на нее просто-напросто больно.

На одной из башен пустующего ныне марсианского космодрома висит набитый стружками скафандр.

Никто не знает, кто повесил его и что хотел этим сказать. Может, это было просто пугало, предупреждающее всех, идущих за нами следом?

А может, просто символ человеческого присутствия, как инициалы, вырезанные на стене великолепного древнего здания и словно говорящие: «Я слишком глуп, чтобы творить, но уничтожить могу. И вот свидетельство этому».

Нос корабля все еще нацелен в сторону от Марса. Вокруг нас только чернота и пустота космоса. Мы направляемся к звездам — на старом корабле развалюхе, вряд ли способном побороть легкое притяжение. Настанет момент, когда нос дрогнет, ляжет параллельно поверхности и повернется вниз. Гравитация победит. Мы помчимся обратно на Марс… Быстрее… и быстрее… и быстрее…

— Мне нужен обратный билет в Марсопорт, — сказал я пожилому человеку управляющему факторией. Старый Сэм посмотрел на меня так, как смотрят сельские жители, подчеркнуто равнодушно, и неторопливо вышел из-за прилавка.

Популярные книги в жанре Социальная фантастика

Тут уже чувствовалось дыхание недалёкого Юга. Мандаринов с бананами, разумеется, ещё не выращивали, но яблоки и груши поспевали на три недели раньше, а черешня тут росла настоящая — огромное дерево с красивой, будто инкрустированной янтарём корой и крупными сладким ягодами. Что такое вишня рядом с ней? Просто кустик…

Череда строений одно краше другого протянулась вдоль берега полноводной реки. Густые яворы, ясени и дубы были выше пятиметровых стен из красного кирпича, замыкающих пространство, где стояли дворцы с причудливыми башенками под ещё более замысловатыми крышами. Сразу заметишь, что проектировали и строили этот расчудесный городок китайцы, подарив своё представление о красоте зданий и сооружений земле, расположенной за девять тысяч километров на запад от Пекина. Здесь и дальше вдоль полноводной реки одну сторону широкой дороги занимали санатории, дома отдыха и отели для туристов. Цвели липы, гудели пчёлы. Запах речной свежести отступал под торжеством кондитерского аромата липового цвета и клевера. По другую сторону дороги шла стена китайского дворца. И в окружении этой красоты и благодати вряд ли кто поверил бы бабушкам, торговавшим ягодами у дороги. А те на вопрос, что это за дворец такой там стоит, нагло врали в ответ: «Женская зона». Но разве такое возможно?

Звонок Артура был, как всегда, некстати. Неужели этот ленивый идиот не может съездить один? Права была мама, когда говорила, мы можем делать всё, что делают мужчины, но избавиться от них полностью не в нашей власти. Я попыталась унять рвущееся наружу раздражение и сделала круг по лаборатории. Всюду царил порядок и исключительная белизна. Я не терпела бессистемность и иррациональность, будь то не вымытые колбы, стоящий не на месте стул или капля реактива, соскользнувшая на пол. Сегодня всё было идеально, по крайней мере, до звонка… Хватит распускать демагогии! Учёный должен быть абсолютно спокоен и сконцентрирован на успех. Синтез прерывать нельзя, поэтому особого выбора нет.

«Если меня спросят, что я сделал, я солгу. Если спросят, что я знаю, я отвечу то, что они хотят услышать. Если меня спросят, по какой причине я был против них, я цинично посмеюсь над их идеалами.

Эта, на первый взгляд, незамысловатая игра обернулась для меня и многих других гибельным заблуждением, к которому мы пришли. Потом, нас заставили признаться в этом подлоге, именно поэтому мы там, где мы есть. «Сеть» изо лжи, доносчиков и преследователей незаметно опутала нас, проникнув во все слои и сферы нашей жизни. Пребывая в ней столь долго, она омрачила наш разум. Я не знаю, но изо дня в день я тщетно пытался распознать, в какую организацию ведут нити этой лжи.

Сомниум — фантастическая сатира про общество будущего, в котором для каждого пользователя подбирается индивидуальная программа-счастье. Эрон Уолкер человек-ошибка. Он выброшен за пределы цивилизации. Что произойдет, если его вернуть в незыблемый программируемый мир?

Во мне поселился альтерэгоист. Только не надо сразу крутить пальцем у виска. Нет, у меня нет раздвоения личности. У меня не глист–солитер внутри вывелся, а «второе Я» в глубине души проклюнулось. Только оно оказалось сильней моего первого Я, оттеснило самосознание личности и выступило на передний план. Теперь я как бы сам не свой.

В глубине души я очень хороший, ну просто такой душка, что сам себе нравлюсь, особенно по утрам, проснувшись в хорошем настроении. Честный, отважный, бескомпромиссный, внимательный, нежный и заботливый. А вот к обеду я уже не тот. Мое подленькое, гаденькое и мерзонькое альтерэго, второе Я, выпячивается наружу, тогда уж все хорошее во мне накрепко запечатано.

«Жизнь — часто полна бессмысленных моментов ожидания следующих моментов, в которых мы также чего-то ждем, надеемся и мечтаем, между тем как в будущем нет ничего, кроме смерти. И вся подсознательная тоска тогда, когда нам нечем занять себя, нечем обмануть, это бегство на волю от тщательно давимой ярким видеорядом ДЕЛ — ПРАВДЫ, ПРАВДЫ о том, что усилия часто тщетны».

15 сентября 2004 года

Только бабочка знает ответ….

Австралийский бизнесмен Джордж Смит, в прошлом россиянин Георгий Кузнецов, стремится увезти жену и сына. С этой целью через несколько лет эмиграции он возвращается в Россию, где произошла очередная революция, и к власти пришел Фронт национального спасения – симбиоз из коммунистов и фашистов.

Жизненность и обыденность ситуаций, в которые попадает герой, отличает эту антиутопию от «пропагандистских страшилок». Граница между выдуманным и реальным в романе столь расплывчата и эфемерна, что кажется: любой российский город с большой долей вероятности может превратиться в послереволюционный Обск, где и разворачиваются описываемые события.

Это роман о взаимоотношениях людей, об отношениях человека и окружающего мира, о борьбе Природы и охотников-браконьеров.

На фоне невероятно ярко описанных автором африканских пейзажей главные герои проходят суровые испытания. В загадочном мире, в который попадают охотники, появляется гигантская каменная «книга Природы». Каждая ее страница – реальный мир. Браконьерам, очутившимся в нем, сама Природа дает шанс найти свет даже в черной, как ночь, душе.

Фантастический увлекательный сюжет и глубокие философские размышления героев романа убедят читателя в необходимости уважительного отношения к окружающей нас природе.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Кондуктор предупредительно распахнул дверь. Аврон, выходя, подал ему деньги за проезд, к которым добавил немного мелочи – на какао. На всякий случай: извозчикам обычно дают, вдруг здесь это тоже принято…

Паровые омнибусы ходили по улицам уже третий год, но Аврон ехал на нем впервые. Если б не ливень, он, как всегда, пошел бы пешком.

Аврон отошел на пару шагов и раскрыл зонт. У него за спиной омнибус пыхнул паром и, грохоча колесами по мостовой, двинулся дальше. Обернувшись, Аврон в открытую дверь машинного отделения увидел полуголого кочегара. Тот, обливаясь потом, качал мех, раздувая пламя в топке.

Аннотация:

На грани фантастики. Писал это для "Химии и жизни". В первый раз опоздал с подачей (они подвели черту досрочно, как и грозились), во второй не взяли – говорят, провокация. Вот бы не подумал!

Тиль Хаген – «форвард», он видит будущее так же ясно, как настоящее. Его реальность – не то, что нас окружает, а то, что произойдет через пару минут. Хаген способен проследить развитие любой ситуации на несколько ходов вперед и поэтому всегда выбирает наилучшее решение.

Спецслужбы и транснациональные корпорации ведут охоту на форвардов, каждый из которых стоит целого аналитического отдела. Однако не в этом проблема Хагена. С недавнего времени кто-то начинает истреблять его знакомых форвардов, и даже дар предвидения не спасает их от гибели. Убить форварда может только форвард – другой, более сильный, видящий события дальше, чем жертва. Чтобы спасти свою жизнь, Тиль Хаген обязан опередить убийцу, но сначала ему нужно узнать, кто его враг.

И это самое сложное, потому что все его шаги уже кем-то просчитаны…

Семён, смышлёный парнишка 22 лет, сидя в компании приятелей, ненароком заскучал. Развернув одну из старых газет, он обнаружил странное объявление: к некоему Магическому Двору приглашались желающие получить профессию мага-воина. Не подумав, Семён механически прочитал вслух заклинание под объявлением (причём слова «Магический Двор» он спьяну прочитал как «Магический Вор») и оказался на… Вселенском Диске рядом с Магическим вором – живым, говорящим медальоном на цепочке…