Что удивительного в благодати?

Что удивительного в благодати?
Автор:
Перевод: Л. Сумм
Жанры: Религия , Христианство
Год: 2007
ISBN: ISBN 5–86181–326–4

Филип Янси пишет для журнала «Христианство сегодня». Он автор одиннадцати книг, в числе которых «Библия, которую читал Иисус», «Иисус, Которого я не знал», «Что удивительного в благодати?», «Много шума из–за церкви», «Ты дивно устроил внутренности мои», «По образу Его». Его отличает честный и вдумчивый взгляд на мир, церковь, жизнь христианина. Он не боится называть вещи своими именами и поднимать вопросы, которых принято избегать.

Эта книга шокирует. О чем она? О благодати, грехе, прощении. О тех вопросах, которые не может не задавать себе верующий человек. В христианстве много говорят о спасении, но часто замалчивают благодать. Это и не мудрено: мы живем в безблагодатном мире, в котором помнить о благодати каждый день противоестественно для современного человека. Автор проводит нас через все парадоксы и алогичности благодати и показывает: только приняв Божью благодать можно по–настоящему стать человеком.

Отрывок из произведения:

Среди историй из этой книги есть одна, которая произошла со мной в Москве, в здании бывшего КГБ на Лубянке. До нее мне не доводилось видеть столь сильного проявления благодати в действии. Это была сцена примирения непримиримых, разыгравшаяся в самом, вроде бы, неподходящем для этого месте планеты.

Случилось это в 1991 году, когда в России началась эпоха перемен, породившая современную Россию. Во время путешествия я записал в дневнике такие слова: «Из притч Иисуса становится ясна одна истина: Бог там, где Его ждут. Бог не навязывает Себя ни людям, ни странам. Так было в Иудее в I веке. Так есть в XX веке. Оглядываясь на поездку, могу сказать, что одно впечатление перекрывает все остальные: никогда раньше я не наблюдал в людях такой жажды по Богу».

Другие книги автора Филип Янси

Анатомия церкви

«Внутреннее пространство» человека — мир его клеток, органов, биохимических процессов — это проповедь, в которой Бог рассказывает людям о церкви и взаимоотношениях между ее членами. Книга трехслойна — в ней истории о человеческом теле переплетаются с повествованиями из жизни врача–миссионера, проработавшего долгие годы в Индии, и глубокими размышлениями о духовных реалиях, заложенных Богом в тело человеческое и Тело Христово. Эта книга важна каждому, кто хочет осознать себя частичкой Вселенской и поместной церкви.

Анатомия верующего

В книге «Ты дивно устроил внутренности мои» доктор Пол Брэнд и журналист и писатель Филипп Янси рассказали о том, как Божий голос звучит в каждой клеточке нашего организма. Книга «По образу Его» продолжает эту тему. Авторы показывают, насколько точно и удивительно человеческое тело повторяет собой Тело Христово. В пяти разделах книги — Образ, Кровь, Голова, Дух, Боль — речь пойдет о взаимоотношениях Бога и церкви, Бога и христианина. Но прежде всего, это книга о Божьей любви… «Бог добровольно поставил себя в такие условия, когда всякая тварь могла причинить ему боль. Любовь невозможна без жертвы. И Бог, совершенный Сам в Себе, может отдать лишь Себя. Он страдает не от недостатков Своего бытия, как это происходит с людьми, а от любви, которая переполняет все Его естество. Именно так Евангелия и говорят о любви: «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного…»

Авторы продолжают разговор, начатый в книге «Ты дивно устроил внутренности мои». Среди прочего в ней есть удивительная глава о Божьей боли, сопричастности Бога к человеческому страданию. Эта книга, лучше всех других, отвечает на вопрос о причинах страдания.

Когда мы пристально всматриваемся в Слово Божие, мы всегда узнаем что–то новое об Иисусе. Спасибо тебе, Филипп, за то, что ты указал нам путь в твоей новой книге.

Джони Эриксон Тада, Президент JAF Ministries

Я знаю Филиппа Янси уже более двадцати лет, ему всегда был свойственен глубокий и постоянный интерес к истинному познанию Иисуса. Я бы предпочел прочесть слова об Иисусе, написанные им, нежели кем–либо из его современников, поскольку я знаю, что за ними стоит глубокое знание и сильная страсть.

Глава 1

Последнее настоящее слово

Я не зная ничего,

чего бы ни знал каждый –

когда благодать танцует,

я должен присоединиться к танцу.

У. Х. Оден

Последнее настоящее слово

В своей книге «Иисус, которого я не знал» я рассказал одну историю, правдивую историю, которая еще долго после этого преследовала меня. Мне рассказал ее один мой знакомый, который работает в Чикаго с людьми, оказавшимися за бортом общества. Как-то раз ко мне пришла проститутка, находившаяся в отчаянном положении. Бездомная, больная, она даже не могла купить еды для своей двухлетней дочери. Рыдая, она рассказала мне, что продавала свою — двухлетнюю! — дочь мужчинам, занимающимся извращенным сексом. За час она могла заработать на дочери больше, чем своим собственным телом за ночь. По ее словам, она вынуждена была делать это, чтобы иметь возможность употреблять наркотики. Мое сердце с трудом могло вынести эту омерзительную историю. Однако закон накладывал на меня обязательства, и я должен был сообщать о жестоком обращении с детьми. Я не знал, что сказать этой женщине. Наконец, я спросил ее, не думала ли она обратиться за помощью в церковь. Я никогда не забуду выражение абсолютно наивного потрясения на ее лице. «Церковь! — воскликнула она. — Что бы это дало мне? Я и так считала себя порочной женщиной. Они бы только заставили меня мучиться еще больше».

Неужели тот видимый мир, что на окружает, — это конечная реальность и другой нет? Что такое — вера в мир иной? Пустые мечтания?

Но давайте прислушаемся к отголоскам иного мира, которые способны указать нам путь к совершенно иной жизни, жизни полной красоты, свободы и творчества. Автор с присущей ему честностью пишет о самых главных вопросах, которые задает себе на определенном этапе жизни каждый человек. Мы вместе с Филиппом Янси заглянем на самые окраины материального мира — туда, где он граничит с миром веры.

«Природное и сверхприродноене принадлежат двум разным мирам. Онипроявления одних и тех же реалий», — пишет автор. Янси без стеснения пишет о явных противоречиях между природным и сверхприродным. Ведь если мир был создан Богом, то отчего он так не похож на Божий мир? Отчего на нашей планете столько страдания? Но он же показывает нам, как природное и сверхприродное сливаются в нашей повседневной жизни, открывая нам новый взгляд на мир.

Филип Янси — писатель, автор двенадцати книг, среди которых «Библия, которую читал Иисус», «Иисус, Которого я не знал», «Что удивительного в благодати», «Разочарование в Боге», «Ты дивно устроил внутренности мои», «По образу Его», «Молитва», «Где Бог, когда я страдаю», «В поисках невидимого Бога». Он не боится поднимать вопросы, которые предпочитают избегать в христианском мире.

Книга помогает современному читателю увидеть актуальность Ветхого Завета. В беседе о книге Иова, Второзаконии, Псалмах, Екклезиасте, пророческих книгах автор показывает, что они раскрывают нам суть человеческой природы, рассказывают о ценности человеческой личности.

Ветхий Завет — биография Бога, история Его страстного романа с людьми. Ветхий Завет — это вступление к рассказу о жизни Иисуса Христа, ведь именно Христос дал ответ на вопросы, беспокоившие пророков древности. И автор напоминает нам: Ветхий Завет — это не старинная непонятная книга. Это — та самая Библия, которую читал Иисус Христос, которую Он знал и любил. «Чем лучше мы поймем Ветхий Завет, тем лучше мы сможем понять Иисуса Христа» — пишет Филип Янси.

Филип Янси пишет для журнала «Христианство сегодня». Он автор одиннадцати книг, среди которых «Иисус, Которого я не знал», «Что удивительного в благодати?», «Ты дивно устроил внутренности мои», «По образу Его», «Много шума из–за церкви». Его отличает честный и вдумчивый взгляд на мир, церковь, жизнь христианина. Он не боится называть вещи своими именами и поднимать вопросы, которые принято избегать.

Существует множество книг, которые сулят человеку уверенность в завтрашнем дне, рассказывают о том, как быть хозяином собственной судьбы. И вот Филип Янси не побоялся написать о тайне, окружающей веру человека, о риске, который вера подразумевает и без которого вера невозможна. Сильная сторона Янси–писателя — умение задавать трудные вопросы и нежелание давать на них простые ответы. Он пишет: «Чем более личностей для человека Бог, тем ближе к сердцу он принимает все, что с Богом связано».

Бог–личность, но Личность невидимая, как бы постоянно ускользающая от нас — материальных тварей. Автор берется исследовать шесть граней жизни христианина — жажду по Богу, стремление понять, Кто такой Бог, отношение к Святому Духу, саму веру, духовный рост и духовное преображение. Автор показывает, как способность довериться любящему Богу помогает в трудные времена.

Филип Янси — писатель, автор двенадцати книг, среди которых «Библия, которую читал Иисус», «Иисус, Которого я не знал», «Что удивительного в благодати», «Разочарование в Боге», «Ты дивно устроил внутренности мои», «По образу Его», «Молитва», «Где Бог, когда я страдаю», «Отголоски иного мира». Он не боится поднимать вопросы, которые предпочитают избегать в христианском мире.

Почему Бог не справедлив? Почему Он молчит? Почему Бог прячется от нас? Эти три вопроса пронзительно честны. Эти три вопроса на определенном этапе жизни задает себе практически каждый верующий, независимо от того, решится он или нет произнести их вслух. о есть, вопрос можно поставить так: «А не безразличны ли мы Богу, если Он вообще существует?» Чтобы ответить, автору пришлось не только отправиться в путешествие в глубины человеческого естества, но и задуматься над вопросом: «Каково быть Богом?» Шаг за шагом Филип Янси движется к ответам на них. Он не боится показаться «недостаточно набожным» или «недостаточно христианином», когда задает эти и другие вопросы. Но именно эта книга способна возродить веру в человеке, который почти полностью утратил ее.

Автор со всей очевидностью показывает нам, насколько велика пропасть между нашими понятиями о Боге и тем, чего мы ждем от Него в повседневной жизни. Из книги мы много нового узнаем и о себе самих, посмотрим на себя с совершенно иной стороны. Возможно, разберемся в своем неравнодушии к чудесам, которые так жаждем увидеть или в своей тяге к богословским знаниям, сможем поразмыслить, ради чего нам нужны эти знания — ради них самих или из любви к Богу.

Эта книга обращена к каждому думающему христианину и ищущему человеку. Она никого не оставит равнодушным, заставит устроить себе «внутреннюю ревизию», переосмыслить свое отношение к Богу.

Филип Янси — писатель, автор одиннадцати книг, среди которых «Библия, которую читал Иисус», «Иисус, Которого я не знал», «Что удивительного в благодати», «Разочарование в Боге», «Где Бог, когда я страдаю», «Ты дивно устроил внутренности мои», «По образу Его». Его отличает честный взгляд на мир, церковь и жизнь христианина. Он не боится поднимать вопросы, которые предпочитают избегать в христианском мире.

Популярные книги в жанре Религия

Разные христианские тексты

БЛАГОВЕСТВОВАНИЕ ОТ ФОМЫ А. Безант. Мистицизм. работа СЕРГИЯ ИСТОРИЯ ИАКОВА О РОЖДЕНИИ МАРИИ Hикoлaй Бepдяeв. Истина Православия А. Мень Сын Человеческий. БЛАГОЧЕСТИВЫЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ КАЮЩЕГОСЯ ГРЕШНИКА ПРЕД ТАИНСТВОМ

------------------------------------------------------------

БЛАГОВЕСТВОВАНИЕ ОТ ФОМЫ ------------------------------------------------------------

Это тайные слова, которые сказал Иисус живой и которые записал Дидим Иуда Фома. И он сказал: Тот, кто обретает истолкование этих слов, не вкусит смерти.

ИСТОРИЯ ИАКОВА О РОЖДЕНИИ МАРИИ

I. В двенадцати коленах Израиля был некто Иоаким, очень богатый человек, который приносил двойные дары Богу, говоря: Пусть будет от богатства моего всему народу, а мне в отпущение в умилостивление Господу. Наступил великий День Господнен, когда сыны Израиля приносили свои дары. И выступил против него (Иоакима) Рувим, сказав: Нельзя тебе приносить дары первому, ибо ты не создал потомства Израилю. И огорчился очень Иоаким, и стал смотреть родословную двенадцати племен народа, говоря: поищу в двенадцати коленах Израиля, не я ли один не дал потомства Израилю. И исследовав, выяснил, что все праведники оставили потомство Израилю. Вспомнил он и об Аврааме, как в его последние дни Бог даровал ему сына Исаака. И столь горько стало Иоакиму, и не пошел он к жене своей, а ушел в пустыню, поставил там свою палатку и постился сорок дней и сорок ночей, говоря: не войду ни для еды, ни для питья, пока не снизойдет ко мне Господь, и будет мне едою и питьем молитва.

Доклад на Конференции «Россия и Гнозис», Москва, ВГБИЛ им. М.И. Рудомино, 22 апреля 2002 г

Известный петербургский писатель и тележурналист Илья Стогов рассказывает о последних часах земной жизни Иисуса Христа и делится своими мыслями о Страстях Христовых — главном событии мировой истории. Книга иллюстрирована гравюрами Альбрехта Дюрера из серии «Страсти Господни» (1507–1512).

Проживая дни жизни по такому Сираховскому статуту; "Блажен муж, который в премудрости умрет и который в разуме своем поучается святыне, размышляя о путях ее в сердце своем, и в сокровенном ее уразумится", сплел я в это 1787-е лето маленькую плетеницу, или корзинку, нареченную "Благодарный Еродий". Се тебе дар, друг! Прими его, Еродия, по-еродиевому, прими парящего и сам сущий парящий. Прими сердцем Еродиево сердце, птица птицу. "Душа наша, как птица". Да будет плетенка эта зеркалом тебе сердца моего и памяткой нашей дружбы в последние годы. Ты ведь отец и сам птенцов твоих воспитываешь. Я же друг твой, принесший плетенку эту. В ней для молодого ума твоих птенцов обретешь хлеб пресный от таких хлебов: "Хлеб сердце человеку укрепит". Все в них зерно это так: живет среди вас нечто дивное, чудное, странное и преславное, должное явиться в свое ему время. Вы же с благословением ждите, как рабы, ожидающие господина своего… Ничто же есть Бог, только сердце вселенной; наше же сердце нам же есть Господь и дух. Это домашнее они свое благо со временем узнав и пленившись прекрасною его добротой, не станут безобразно и бесновато гоняться за мирскими суетами и во всех злоудачах смогут утешиться такой Давидовой песенкой; "Возвратись, душа моя, в покой твой и пути свои посреди себя упокой с Исайей". Ибо ничем бездна сия - сердце наше - не удовлетворяется, только сам собой, и тогда-то в нем сияет вечная весна радости. Таковые сердца родив птенцам твоим, будешь им сугубый, то есть истинный, отец; дети же твои будут истинные, благодарные, благочестивые и самодовольные еродии. Прочее же подобает нечто сказать о еродийской природе. Они подобны журавлям, но светлейшее оперение и коралловый или светло-красный нос. Имя это еродий есть эллинское, значит боголюбный, иначе зовется пеларгос и ерогас, по-римски - кикония, по-польски - боцян, по-малороссийски - гайстер. Сия птица освятилась в богословские гадания ради своей благодарности, прозорливости и, человеколюбия. Поминают ее Давид и Иеремия. Они кормят и носят родителей, особенно же престарелых. Гнездятся на домах, на церквах, на их шпилях и на башнях, то есть горницах, пирамидах, теремах, вольно, вольно. В Венгрии видел я на камнях. Гадание - по-эллински символен. Первый символ составляет она сей: сидит в гнезде, на храме святом утвержденном. Под образом подпись такова: "Господь утверждение мое". Второй СИМВОЛ: СТОИТ ОДИН ЕРОДИЙ. ПОДПИСЬ СИЯ:

Цюрих, 27 Октября, 1919.

— В обращении к публичной аудитории сегодня по наиболее важному вопросу нашего времени, делает большое различие, если говорят из знания глубинных сил Мировой исторической эволюции, то есть из посвящения-науки, или говорят без такого знания. Это относительно легко говорить о современных вопросах, если полагаются на данные внешнего знания, которые считаются научными, практическими и так далее. Это, однако, чрезвычайно трудно говорить о таких вопросах с точки зрения посвящения-науки из которой действительно выведено то, с чем мы должны иметь дело на таких собраниях как наше сегодня.

Берлин, 13 Декабря 1907 г.

GA 101.

Теософия, верно и глубоко понятая, будет все больше и больше вводить человека в непосредственную жизнь, к которой он не приближается — как обычно думают — благодаря материалистическому образу мыслей, а от которой он благодаря ему отчуждается.

Это положение часто высказывалось здесь и в других местах, при том или ином случае, чтобы охарактеризовать миссию теософского движения. Но современный человек вряд ли встретит его очень сочувственно; ибо многочисленнные наши современники ведь держатся мнения, что действительную жизнь — то, что они называют «жизнью», — нужно искать в чем-то совсем ином, а не в том, что может дать теософия; и они, конечно, думают также, что теософия меньше всего может быть призвана привести человека к деятельной, практической жизни. Но она это все-таки сделает. Она сделает это в малом сделает и в самом великом! Теософия будет в состоянии — если те, кто занимаются общественными или иными делами, будут проникнуты ею, — разрешить все великие вопросы современности таким образом, каким они должны быть разрешены, чтобы человечество получило возможность жить полной жизнью. Все многочисленнные искажения, все нездоровые условия нашего времени, все, что называют «вопросами современности», все, что теперь, с той или иной точки зрения, пробуют разрешить дилетантски, все это сможет быть плодотворно использовано, если наши современники соблаговолят проникнуться теософской истиной. — Однако это не должно нас теперь особенно занимать; этого надо было только коснуться.

1. Христианство — это последняя религия. Оно несет в себе все возможности для развития. Антропософия только служит Христианству.

2. «Religio» означает соединение; так что религия — это соединение чувственного со сверхчувственным. Христианство началось как религия, но оно больше, чем все религии.

3. Христианство, столетиями, тысячелетиями подготовлявшееся и пришедшее в мир, еще нигде не победило на Земле.

4. Христианство будет понято не ранее, чем мы поймем, вплоть до физического, как христианская субстанция действует в мировом бытии.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Новая книга популярного китайского писателя Цай Цзюня — захватывающий роман ужасов.

Внезапно умирает молодой археолог Цзян Хэ, затем гибнут люди, так или иначе с ним связанные. Причина смерти во всех случаях — тромбоз сердечных сосудов, но умершие участвовали или имели отношение к раскопкам на озере Лобнор, где находилось пропавшее в древности царство Лоулань. Кто совершил загадочные преступления? Неужели главный виновник — древнее заклятие?

Только благодаря отчаянным поискам сыщика Е Сяо тайна всплывает на поверхность.

Захватывающая история о солдате и его семье, не побоявшихся остаться верными Господу в гитлеровской Германии

Франц Хазел, противник воины и насилия, в возрасте сорока лет был призван в гитлеровскую армию и распределен в 699–ю инженерно–строительную роту, солдаты которой строили мосты на передовой линии фронта. Командиры недолюбливали Франца из–за его религиозных убеждений. Сослуживцы в первые дни службы наградили его прозвищами Чтец Библии и Морковоед, но в итоге ему удалось расположить их к себе. Перед тем как отправиться в Россию на фронт, где из всей их роты выживут только семь человек, Франц, меткий стрелок, тайком выбросил свой пистолет, намеренно лишив себя возможности воспользоваться оружием. Уже в России он столкнулся с другой проблемой: как предупредить местных евреев до того, как эсэсовцы схватят их?

Дома, в Германии, жена Франца Хелен и их четверо детей столкнулись с преследованием и давлением. Отказавшись вступить в нацистскую партию вопреки запугиваниям и угрозам отобрать детей, Хелен смело заявила: «Я принадлежу к партии Иисуса Христа». В другой раз она не побоялась спрятать у себя дома еврейского мальчика несмотря на то, что гестапо жестоко карало за подобные действия.

За этот драматический период жизни семья Хазёлов неоднократно подвергалась смертельной опасности. Тогда как тысячи людей вокруг пали жертвами войны, Хазелы в буквальном смысле были спасены на крыльях ангелов.

Младшая дочь Франца Хазела, Сьюзи Хазел Манди, долгое время преподавала немецкий язык и психологию. В течение десяти лет она была практикующим консультантом по вопросам брака, семьи и воспитания детей. В настоящее время она работает секретарем в Южно–Тихоокеанском унионном колледже, США.

Майлан Шурх совершает служение пастора в Ботелле (США), автор и соавтор ряда книг.

Издательство выражает особую признательность Мерилов Марице и всем студентам программы «Бакалавр религии» Заокской духовной академии, принимавшим участие в переводе книги.

Родился 12 августа 1950 года в Ленинграде. Роддом № 5 Куйбышевского района («Снегиревка»). Родители: Дугина Екатерина Васильевна, экономист, и Злотников Петр Андреевич, начальник цеха. До трехлетнего возраста воспитывался дома. Конкретных данных по этому периоду нет. Затем был отдан в детский сад № 11 Октябрьского района. В группе ничем не выделялся. Физическое и умственное развитие соответствовали возрасту. Поведение находилось в рамках стандартных детских реакций. Болел обычными болезнями — коклюш, корь, ветрянка. В возрасте пяти лет без последствий перенес легкий фронтит. Это важно, это первая индивидуальная метка. Учился в школах №№ 191 и 280 Ленинграда. Отклонений не было. Развитие соответствовало возрасту. Преобладающая оценка — «четыре». В старших классах проявил заметную склонность к математике. Член школьного клуба «Тензор». Был достаточно общителен, имел друзей. Отмечалась некоторая импульсивность, эмоциональная неровность — в пределах нормы. Летом 1966 года на каникулах в деревне, неудачно спрыгнув с обрыва, сломал себе ногу. Это вторая индивидуальная метка. Перелом несложный — гипс, постельный режим. В период вынужденной неподвижности пытался рисовать — третья индивидуальная метка. С окончанием болезни тяга к живописи исчезла.

Казалось бы, мир незыблем: Великий Южный Пелагический океан рассекают крокодилы-парусники, осьминоги-древолазы хватают все, что плохо лежит, империя правит морями. Но вдруг — из далеких степей приходит русская инфлюэнца и выкашивает почти всю королевскую фамилию, так что Джентльмены Последней Надежды вынуждены отправиться за наследником престола на острова Шестого Воскресенья После Пасхи; вдруг—просыпается вулкан, и цунами обрушивается на острова Народ и Малый Народ, так что Мау, плававший на остров Мальчиков, остается из всего Народа один — не успев стать мужчиной, не успев обрести душу. Теперь он должен спеть Заклинание Темной Воды и восстановить Якоря Богов, должен найти общий язык с белокожей девчонкой брючников и убедить себя, что она не призрак; а Эрминтруда, предпочитающая имя Дафна, в свою очередь научится плевать в пиво и узнает, почему Народ не убивает дельфинов и стремится к звездам.

Впервые на русском.