Что такое зомбоид

Нас часто спрашивают о зомбоидах, причем некоторые вопросы всплывают снова и снова. Судя по всему, люди плохо понимают, что такое зомбоид, как и зачем он сделан и каким образом его можно использовать. Почти столь же часто возникает вопрос о правомерности производства и продажи зомбоидов. Наконец, нас часто спрашивают о том, что зомбоид «думает» или «чувствует». И хотя мы, представители «Гуманоид Системикс», мирового лидера в производстве зомбоидов, сами не знаем ответов и даже не притворяемся, что знаем, мы все же хотим попытаться разъяснить некоторые из этих недоразумений.

Другие книги автора Роберт Шекли

Роберт Шекли

ОХОТА

Это был последний сбор личного состава перед Всеобщим Слетом Разведчиков, и на него явились все патрули. Патрулю 22 - "Парящему соколу" было приказано разбить лагерь в тенистой ложбине и держать щупальца востро. Патруль 31 - "Отважный бизон" совершал маневры возле маленького ручья. "Бизоны" отрабатывали навыки потребления жидкости и возбужденно смеялись от непривычных ощущений.

А патруль 19 - "Атакующий мираш" ожидал разведчика Дрога, который по обыкновению опаздывал.

Вся "малая проза" знаменитого фантаста Роберта Шекли (включая ранние и малоизвестные рассказы и повести) собрана в одну электронную книгу. Это первый том собрания сочинений в двух томах (1/2 часть самого полного на сегодняшний день сборника "Весь Роберт Шекли в одном томе"). Второй том содержит все романы Роберта Шекли, включая написанные в соавторстве с другими фантастами. Сборка: diximir (YouTube). 2017 год. V.3.0 - Добавлено: "Планета по смете" (рассказ), "Замок скэгов" (рассказ). Цикл о Грегоре и Арнольде выделен в отдельную главу "Грегор и Арнольд".

Замечательного американского писателя-визионера Роберта Шекли интересовали все сферы жизни и деятельности человека, но более всего, как истинного гуманиста, непосредственно сам человек и его сложный внутренний мир: психология, философия, религия, этика. У фонтанирующего идеями Шекли порой не хватало терпения на написание длинных романов, но зато рассказы, выходившие из-под его острого, ироничного пера, становились подлинными жемчужинами. В сборник «Билет на планету Транай» включены рассказы, составляющие золотой фонд мировой фантастики.

В первый том собрания сочинений знаменитого американского фантаста вошли произведения, относящиеся к научной фантастике (Романы «Цивилизация статуса», «Драмокл», «Хождения Джоэниса»; повести и рассказы). Свежие идеи, блистательные сюжеты, тонкий юмор, оригинальная творческая манера и неординарный взгляд писателя на мир — фирменный коктейль по рецепту Роберта Шекли!

В третий том собрания сочинений знаменитого американского писателя вошли научно-фантастические произведения, многие из которых принесли ему всемирную славу.

Королева чужих мертва, улей брошен на произвол судьбы… и в этом мире, лишенном лидера, два вида чужих начинают разрушительную, залитую кислотой войну. На Земле, когда нашествие пришельцев подавлено, спортсмены стекаются на стадион, где проводятся Игры Доброй Воли. Но у некоторых есть новый смертельный допинг: вещество под названием «Огонь», полученное химическим экстрактом из тел чужих. Военные хотят заполучить его. Фармацевтический король Дэниел Грант жаждет того же. Но единственное место, где можно найти необходимый ингредиент, – это тот ужасный мир, который охвачен войной между чужими. Маточное молочко – запрещенное вещество, вырабатываемое чужими, и единственное, что помогает доктору Стэну Мяковски остаться в живых. Для ранее известного ученого наступили трудные времена. Стэн отбивается от ростовщиков и изо всех сил пытается запатентовать своего кибернетического муравья, который восстановит его репутацию. Джулия Лиш красива, загадочна и совершенно аморальна. Разработанный ею план настолько вопиюще дерзок, что есть только один шанс на миллион, что он осуществится. Вместе они совершают попытку захватить основное сокровище – королевское молочко из улья чужих.

Роберт Шекли

Лавка миров

Добравшись до конца длинной, доходившей до плеч гряды серого щебня, Уэйн очутился перед Лавкой миров. Он сразу узнал ее по описаниям друзей. Это была маленькая лачуга, сооруженная из поломанных досок, листа оцинкованного железа, остатков автомобильного кузова и потрескавшихся кирпичей. Снаружи все это было неровно вымазано бледно-голубой краской.

Уэйн оглянулся на длинную каменистую тропку, чтобы убедиться, что за ним никто не следит. При мысли о собственной дерзости его бросило в жар. Он крепче зажал в руках сверток, открыл дверь и быстро прошел внутрь.

Кто знает, как бы сложилась жизнь простого парня Билла, если бы не случай, который сыграл с ним злую шутку и привёл его в ряды имперской космической пехоты. Вот тут — то он и окунается с головой в мир невероятных приключений. Обстоятельства вынуждают командование космического флота отправить ещё необстрелянного, плохо обученного рекрута вместе с такими же зелёными новобранцами воевать с разумными обитателями иных планет. Не раз и не два приходитсяч Биллу смотреть смерти в глаза, но природнаясмекалка, изобретательность, а где — то и везение позволяют ему не только выжить, но и стать тем, кого весь обитаемый космос знает как Билла — Героя Галактики.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Читатель, взявший в руки эту книгу, получит ответы на важные, актуальные вопросы. Что, к примеру, страшное и зловещее таится в набухающих весенних почках? Или другое: почему Утверждение Жизни Активным Способом, данное в сокращении, рождает УЖАС? Из каких побуждений пациент упрашивает зубного врача удалить ему все до единого зубы? Кто и зачем покоится в Мавзолее — единственном строении, оставшемся от прошлого мира? Что такое Королевские Капли? И так далее.

Вчера пришел ко мне сосед и спросил: «Когда же это кончится?» В этот вечерний час я читал, сидя перед телевизором, газету «Маарив», на первой полосе которой огромный заголовок извещал даже полуслепого о том, что президент государства Палестина направил ноту президенту государства Израиль, и как президент президенту заявил, что не намерен терпеть далее бесчинства еврейских поселенцев в секторе Ариэль. И если поселенцы будут продолжать бросать камни в проезжающие арабские машины, он, облеченный властью именем народа президент независимого государства Палестина, прикажет своим полицейским, и те, естественно, сами понимаете, целоваться не будут.

Когда поймёшь, что жизнь не получилась, что всё глупо и бессмысленно, всегда можно перешагнуть роковую черту, расставшись с неполучившейся жизнью. А там, за чертой, откуда уже не вернуться, тебя встретят и укажут дорогу, по которой идти. А что дорога эта коротка, так ты сам этого хотел.

Был мир. И жили в этом мире люди.

И были все эти люди разными, и каждый мог идти туда, куда хотел идти, и делать то, что хотел делать. Потому что не было в мире никаких границ, и ничто не препятствовало людям жить так, как они того хотели.

Была у этих людей особенность: не все цвета они видели одинаково хорошо. У каждого же был свой цвет, который он видел лучше других.

И вот вышел однажды один человек, чтобы все его видели, и сказал:

Собираясь на свидание, я все еще никак не мог переключить мысли. Эпизод с разрушением города неистребимым Харкеном получился превосходно. Жалко грамундцев… но очень уж нужно было довести героя до состояния крайней ярости, когда ему уже нечего терять. Да и описание самого «процесса» получилось более чем на уровне! Я, конечно, не садист, и все же…

Привычным движением поправляя одежду, я глянул в зеркало, и вдруг замер на месте.

Я смотрел на свое отражение. Оно смотрело на меня.

— Пожалуйста, дайте мне еще один шанс!

На меня смотрят два огромных просящих, нет — умоляющих глаза. Всегда их глаза под конец приобретают такой вид. И половина испытуемых обращается ко мне с такой же просьбой. Вторая половина предпочитает сразу попрощаться и спокойно уйти с опущенной головой.

Я отвечаю властным презрительным взглядом.

— Дорогая моя, у вас уже было целых пять шансов! — поднимаю правую ладонь с растопыренными пальцами. — Пять. Четыре из них вы не использовали. Первый раз вы угадали, и только поэтому я пошел вам навстречу. Но все остальные попытки вы провалили. О каких же шансах может идти речь?

Рыцарь Клаус бросил взгляд на повозку и невольно расправил плечи. Усталости его — как не бывало. Душу переполнило чувство гордости и предвкушение счастья. Нелегко было одолеть Золотого Дракона, но дело того стоило! Ведь от этого зависело его, Клауса, будущее.

Жаль, конечно, что придётся уехать отсюда. Но Принцесса говорила, что пройдёт десять-двадцать лет, и Зёрнышко прорастёт. А там и до плодов — рукой подать! А тогда уже Клаус сможет выкупить себе приличный замок у какогонибудь обнищавшего барона. И они с Принцессой станут жить там, не зная горя…

Поводом для написания этого рассказа послужил реальный разговор, свидетелем которого я стал в январе 2003 года.

С.Лукьяненко «ФАЛЬШИВЫЕ ЗЕРКАЛА» Издательство «АСТ», 2001 год, 420 стр., тираж — 10.000.

Что мы подразумеваем под словами «писательский талант»? Способность писать произведения, которые нравятся большому количеству читателей? Или способность умело держаться на волне высоких тиражей?

Очень многие писатели, написав один-два неплохих романа, потом уже спокойно почивают на лаврах, выдавая невзыскательному читателю какой-нибудь мусор. Это вполне объяснимо — желание срубить побольше лёгких денег оказывается выше желания (или умения) хорошо писать. Да и зачем стараться-то? Имя уже есть, и оно, как небезызвестная «кривая», вывезет! Увидят на обложке знакомую фамилию — купят. И, как говорится, «пипл схавает», что бы под этой самой обложкой ни оказалось. Так что, особенно напрягаться при наличии хорошего имиджа не стоит.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Однажды ко мне пришел некто. Он был не совсем похож на человека, хотя имел две ноги. Лицо у него было какое-то странное, словно его расплавили в печи, а потом быстро заморозили. Позднее я узнал, что подобное выражение лица характерно для группы инопланетян, называющих себя синестерианами, и что они считают его весьма привлекательным. Они называют его «расплавленная внешность» и даже оценивают на конкурсах красоты.

— Мне сказали, что вы писатель, — заявил он. Я подтвердил, что это так. Мне скрывать нечего.

Он наклонился, чтобы рассмотреть следы поближе, осторожно раздвигая листья и травинки лезвием ножа. Сомнений нет: совсем свежие следы — оставленные маленькой ногой. Женской, быть может?

Глядя на них, он видел вырисовывающийся над ними силуэт женщины, движение ее стопы с крутым подъемом, тонкие лодыжки, стройные ноги. Он поворачивал ее на воображаемом пьедестале, любовался длинной грациозной линией бедер, видел…

«Хватит!» — приказал он себе. Никаких доказательств, кроме этих следов. Надежда может таить в себе опасность, желание — обернуться катастрофой.

– Нет, Ваше Преосвященство, теперь с ним всё хорошо, – охотно пояснял Казимир Сташевский – начальник антоновского отдела, – С ним работали наши лучшие врачи – доктор Александров и другие.

– Передайте доктору Александрову моё искреннее восхищение. Всегда полагал, что располагаю лучшими специалистами в этой области.

– Не беспокойтесь, Ваше Преосвященство, Земля предоставит вам всё необходимое, чтобы обучить ваших специалистов всему, что мы умеем.

Пятнадцать лет назад, в октябре 1993 года, мы были побеждёнными.

Москва, умытая кровью, застыла в скорбном ужасе, затопленная болью и страхом. Комендантский час, дубинки ОМОНов, аресты, пытки, расстрелы. Черная копоть на белом мраморе Дома Советов…

Да, мы были поверженными. Но не покорёнными. Не сломленными. А значит, мы должны были копить новые силы. Молчать, как зёрна. И мы ушли в подполье, в русские пространства, унося свою боль и свою веру в то, что кровь, пролитая на осенние московские мостовые, была не напрасной, что это был только первый бой. А за ним будет ещё много сражений, и мы всё равно победим!