Что дороже любви

Джон Коллиер

Что дороже любви...

Перевел с англ. А. Шаров

Алан Остин в страшном волнении взошел по скрипучей заплеванной лестнице обшарпанного дома и, с трудом отыскав на одной из дверей нужное ему имя, повернул ручку. Комната, в которой очутился молодой человек, была обставлена на редкость непритязательно и бедно: кресло-качалка, кухонный стол да обычное кресло, вот и все убранство, если не считать маленькой полки с дюжиной мензурок, банок и колб.

Другие книги автора Джон Кольер

Рассказы классика английской и американской литературы Джона Кольера невозможно спутать с произведениями ни одного другого писателя. Отличающееся самыми неожиданными поворотами сюжетной линии, его исполненное тонкого юмора повествование ненавязчиво увлекает читателя в мир детектива и мистики, фантастики и реальности.

Сборник рассчитан на самый широкий круг читателей.

Рассказы классика английской и американской литературы Джона Кольера невозможно спутать с произведениями ни одного другого писателя. Отличающееся самыми неожиданными поворотами сюжетной линии, его исполненное тонкого юмора повествование ненавязчиво увлекает читателя в мир детектива и мистики, фантастики и реальности.

Сборник рассчитан на самый широкий круг читателей.

Джон Коллиер

Зелье

Алан Остин, страшно волнуясь, взошел по скрипящей заплеванной лестнице обшарпанного дома и, с трудом отыскав на одной из дверей нужное ему имя, повернул ручку. Комната, в которой оказался молодой человек, была обставлена на редкость непритязательно и бедно: кресло-качалка, кухонный стол да обычное кресло - вот и все, если не считать маленькой полки с дюжиной мензурок, кувшинов и колб.

В качалке сидел хозяин. Когда юноша вошел, тот оторвался от своей газеты и молча вперил в посетителя немигающий взор. Собравшись с духом, Алан дрожащей рукой протянул старику рекомендательную записку. Старик долго изучал ее, затем поднял глаза и вежливо сказал:

Наш минералогический институт финансируют около десятка крупных фирм, и почти каждая держит у нас одного — двух штатных научных сотрудников. В прокуренной библиотеке института царит уютная атмосфера клуба. Логен и я проработали здесь дольше всех и по праву старожилов занимаем два стола в глубине фонаря. За маленьким же столом, на выходе из фонаря, где всегда полутемно, обычно работают новички или командировочные.

Однажды утром, когда мы пришли на работу, за маленьким столом уже сидел довольно странного вида человек. Даже не глядя на книги, взятые им с полок, было ясно, что его сфера статистика, а не формулы. Кожа туго оттягивала его лицо, и казалось, малейшее движение должно причинить ему боль. Только у статистиков бывают такие лица. Напряженно сжатый рот начинал конвульсивно подергиваться, как только он переставал следить за собой. Но главное, что выдавало его неврастению, — это руки. Стоило ему протянуть их вместе, скажем, чтобы передвинуть книгу, — он так и замирал, уставившись на них. В эти минуты подергивание рта становилось особенно заметным.

Молодой поэт освободился от житейских тягот, покинул обывательский и конформистский мир, бежал и укрылся …среди товаров внутри огромного универсального магазина. Удивительно, но здесь он оказался не в одиночестве.

Популярные книги в жанре Ужасы

Работа и жизнь в маленьком городке столичному журналисту Андрею неожиданно понравились. Попадались истории просто уникальные. Особенно заинтересовала журналиста его предшественница Анна Коваленко – все герои опубликованных девушкой материалов вскоре после общения с ней или тяжело заболевали, или умирали. Мысли об Анне теперь не выходили у Андрея из головы. Поводов еще больше разыграться воображению молодого человека добавили местные жители, совершенно уверенные в правдивости множества ходивших по окрестностям легенд о русалках и водяных конях. И в этой связи опять всплыло имя Анны. Андрей твердо решил найти таинственную женщину и докопаться до сути ее странной истории…

Одного образованного джентльмена как-то отправили проинспектировать и составить отчёт об архивах кафедрального собора в Саутминстере…

Что-то странное творится с женой Джима Гордона: она трижды пыталась убить своего мужа. Кирован и О'Доннел берутся выяснить, в чем дело. Они узнают о кольце, которое носит Эвелин, и находят того человека, которому оно принадлежало раньше...

Не слишком состоятельный джентльмен — журналист и писатель, находит себе выгодное и недорогое жилье, которое его полностью устраивает. Через несколько дней после своего переезда в арендованные меблированные комнаты, в голову ему начинают приходить более чем странные, а иногда пугающие мысли, а вокруг него происходят не менее таинственные события.

Начало 20 века. Группа русских отдыхающих скучает в каирском отеле, в котором происходит странная, завораживающая история. Один из туристов уверяет, что может летать, и помогает ему в это божественная сила Гора.

Однажды летом один джентльмен, путешествующий по западу Англии, встретил старика, который попросил путешественника, отправится в полночь в Лес мертвых.

Вот только оттуда, по заверениям местных жителей, еще никто не возвращался.

Миллиган собирается снять комнату, чтобы писать в ней сценарии. На стене в комнате он замечает китайский рисунок, на котором изображён человек, в плывущей по озере лодке…

Что такое безумие? Почему люди, страдающие этим психическим недугом, так покорны и слабы? Эти вопросы не раз задавал себе Лидалл? Ответы же на них он вскоре получил от доктора Хэнкока…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Пьерлуиджи Колина — известный итальянский футбольный арбитр — рассказывает о своей жизни, о тонкостях судейской работы, о специфике тренировок судей, о роли психологического настроя на матчи с участием лучших футболистов мира, о судейской этике и многом многом другом.

Книга рассчитана на всех, кто интересуется футболом.

М. Коллинз

КОГДА СОЛНЦЕ ДВИЖЕТСЯ НА СЕВЕР

Объяснение шести священных месяцев

Предисловие к русскому переводу

Постепенно разрастающееся искание путей духовного развития с каждым годом все глубже проникает в общество, вызывая все больший интерес к вопросу о направлении и законах этого развития. Наряду с сочинениями, дающими основные положения науки о духе, сочинениями, в большинстве случаев требующими более или менее продолжительной и систематической подготовки, за последнее время все чаще возникают попытки дать более легкие по форме и более популярные по содержанию очерки, в основу которых положены данные Сокровенного Знания. Среди этих последних бесспорно одно из первых мест занимают книги, написанные уже давно хорошо известным за границей именем Мэйбл Коллинз. Исходя в своем творчестве из так называемого восточного течения в оккультизме, течения, чьи истоки теряются в глубине древних святилищ Востока, и обладая той мистической способностью человеческого духа, которая известна под именем ясновидения, М. Коллинз в своих произведениях раскрывает перед нами двери сокровищницы древней мудрости духовного познания. Предлагаемая теперь книга этого автора содержит описание тех духовных обрядов и празднеств, которые сознательно или бессознательно, зримо или незримо для человека, переживаются его духом в течение тех шести месяцев, когда солнце движется на север. Эти страницы, где слова так часто едва в состоянии передать всю значительность и глубину того о чем они должны рассказать, не предназначены для людей, которым еще неведом внутренний призыв к рождению в дух. Для них они не будут иметь значения. Только тем, кто познал эту духовную жажду, кто воистину томится среди все растущего позитивизма нашей жизни, только им будет понятен смысл этой книги. Для человека внутренне лишенного чувства красоты, цветок будет только частью растения. Чтобы понять красоту цветка необходимо раскрыть внутри себя способность увидать ее. И если эта книга не может раскрыть для человека его духовную сущность, - так как раскрыть ее в себе может лишь сам человек, - то она все же может помочь ему в этом. И раз почувствовав ее правоту, хотя бы лишь однажды ощутив себя более чем "человеком", уже никогда невозможно забыть этого; раскрывшееся зерно духовности - неизбежно приведет к тому порогу, за которым начинается Путь. И если в грядущем, оглядываясь назад в начале трудной стези ученичества, человек увидит страницы этой книги - ее цель будет достигнута.

МАЙКЛ КОЛЛИНЗ

МЕДНАЯ РАДУГА

Кену Миллеру с благодарностью посвящается

1.

Однажды, играя в кости, Сэмми Вайс, собрав все свои силы и нервы, целых пятнадцать кругов не снимал свою ставку. И это стало его звездным часом. Еще сегодня эта история ходит в городе и на нижнем Ист-Сайде. На меня она не произвела особого впечатления. Я был при этом.

Но Сэмми никогда не забывал, что он однажды, на короткое мгновение, побыл великим человеком. Теперь, в моей однокомнатной конторе, на единственном, кроме моего, стуле, он снова изображал великого.

Нэнси Коллинз

Афра

Все началось с рентген-очков.

Я как сейчас вижу эту рекламу, хотя было это тридцать лет назад. Она подстерегала меня в засаде между обложками "Счастливого Утенка". Мне было уже восемь, и потугам говорящего утенка я предпочел бы приключения Бэтмена или Флэша, но моя мать категорически запретила такое забористое и потенциально опасное чтиво.

Между дурацкими выходками Счастливого Утенка и его идиота противника Бульдо-Гса был зажат целый лист, певший хвалы великолепию новинок олсоновской "Смехо-Магии" (Нью-Арк, штат Нью-Джерси). Лист был разделен на клетки, и каждая иллюстрировала тот или иной "фокус-покус".