Что дороже любви

Джон Коллиер

Что дороже любви...

Перевел с англ. А. Шаров

Алан Остин в страшном волнении взошел по скрипучей заплеванной лестнице обшарпанного дома и, с трудом отыскав на одной из дверей нужное ему имя, повернул ручку. Комната, в которой очутился молодой человек, была обставлена на редкость непритязательно и бедно: кресло-качалка, кухонный стол да обычное кресло, вот и все убранство, если не считать маленькой полки с дюжиной мензурок, банок и колб.

Другие книги автора Джон Кольер

Рассказы классика английской и американской литературы Джона Кольера невозможно спутать с произведениями ни одного другого писателя. Отличающееся самыми неожиданными поворотами сюжетной линии, его исполненное тонкого юмора повествование ненавязчиво увлекает читателя в мир детектива и мистики, фантастики и реальности.

Сборник рассчитан на самый широкий круг читателей.

Джон Коллиер

Зелье

Алан Остин, страшно волнуясь, взошел по скрипящей заплеванной лестнице обшарпанного дома и, с трудом отыскав на одной из дверей нужное ему имя, повернул ручку. Комната, в которой оказался молодой человек, была обставлена на редкость непритязательно и бедно: кресло-качалка, кухонный стол да обычное кресло - вот и все, если не считать маленькой полки с дюжиной мензурок, кувшинов и колб.

В качалке сидел хозяин. Когда юноша вошел, тот оторвался от своей газеты и молча вперил в посетителя немигающий взор. Собравшись с духом, Алан дрожащей рукой протянул старику рекомендательную записку. Старик долго изучал ее, затем поднял глаза и вежливо сказал:

Наш минералогический институт финансируют около десятка крупных фирм, и почти каждая держит у нас одного — двух штатных научных сотрудников. В прокуренной библиотеке института царит уютная атмосфера клуба. Логен и я проработали здесь дольше всех и по праву старожилов занимаем два стола в глубине фонаря. За маленьким же столом, на выходе из фонаря, где всегда полутемно, обычно работают новички или командировочные.

Однажды утром, когда мы пришли на работу, за маленьким столом уже сидел довольно странного вида человек. Даже не глядя на книги, взятые им с полок, было ясно, что его сфера статистика, а не формулы. Кожа туго оттягивала его лицо, и казалось, малейшее движение должно причинить ему боль. Только у статистиков бывают такие лица. Напряженно сжатый рот начинал конвульсивно подергиваться, как только он переставал следить за собой. Но главное, что выдавало его неврастению, — это руки. Стоило ему протянуть их вместе, скажем, чтобы передвинуть книгу, — он так и замирал, уставившись на них. В эти минуты подергивание рта становилось особенно заметным.

Рассказы классика английской и американской литературы Джона Кольера невозможно спутать с произведениями ни одного другого писателя. Отличающееся самыми неожиданными поворотами сюжетной линии, его исполненное тонкого юмора повествование ненавязчиво увлекает читателя в мир детектива и мистики, фантастики и реальности.

Сборник рассчитан на самый широкий круг читателей.

Молодой поэт освободился от житейских тягот, покинул обывательский и конформистский мир, бежал и укрылся …среди товаров внутри огромного универсального магазина. Удивительно, но здесь он оказался не в одиночестве.

Популярные книги в жанре Ужасы

Петр Семилетов

ПРАЗДHИК HАЧИHАЕТСЯ

Звонок в дверь раздался ровно в полночь. Как раз были подняты бокалы с шампанским, а Президент толкал свой новогодний спич по половине телевизионных каналов. Кто его слушал? Все хотели, чтобы стрелки часов, неких глобальных общемировых, с 23:59 перешли на 00:00 и тогда можно будет вливать в себя шипучие напитки, дико рвать петарды и смеяться очередному якобы умному тосту. Звонок в дверь раздался, как я уже говорил, ровно в полночь,и бокалы замерли в полусогнутых в локтях руках. - О! Кто это пришел? Будто-бы все в сборе..--сказала Милочка, обращаясь ко всем присутствующим, а их было шесть человек:Сеня Шастов, Катя Добролюбова, Ивасюк (просто:И-в-а-с-ю-к), подруга Ивасюка с ускользающим из памяти именем, Жека Дубинин и Балык, в котором было добрых два центнера веса. ДЗЗЗЗHHHРРР...Повторился звонок. - Случайный гость-самый желанный, - изрекла Милочка, думая совсем обратное,и пошла открывать дверь. Может, это родители вернулись? Чем это им у Зориных не понравилось? Придут тут, будут путаться под ногами.. Кто-то выпил содержимое своего бокала, кто-то засмеялся. - Подождите, дайте дверь открыть дверь, а потом все выпьем,-бросила Милочка через плечо. - Да двеннадцать уже ведь!-Ивасюку нетерпелось. ЗРРРЗЗЗHHHЖЗЖЗЖУВВВ!!! - Сейчас, СЕЙЧАС!-раздраженно сказала Мила. Однако же наглый человек за дверью... Посмотрела в глазок-темно, в парадном свет два дня как вырублен, глупо ожидать, что на праздник его включат, но все же - а вдруг? - Кто?-спросила Милочка своим несколько поросячьим голосом. Глухо, из-за двери: - Дед Мороз, подарки принес! Раз Дед Мороз, то как ему не открыть? Возможно, это Влас с их курса - он вроде обещал пpийти еще к десяти, но потом позвонил и сообщил о том, что поехал на Радужный к девушке. Hо Мила еще раз переспросила: - Hу а все-таки? И опять посмотрела в глазок. Стальной штырь пробил оптику и вошел точно в зрачок Милочки - она умерла быстро - ну еще-бы! но перед этим сказала такую банальность, как слово "ах!". И упала под дверью. В комнате: Телевизор, Президент: - ..перехiдний перiод нашоi краiни, але ... Ивасюк: - Hадо еще бокал достать. Катя Добролюбова, к подруге Ивасюка: - ..и говорит.. Сеня Шастов, почесывая большим пальцем левой руки нижнюю губу: - Вот это "Игристое" лучше того, что я покупал на День рождения Иры.. Жека: - А мне то больше понравилось.. Балык, с набитым ртом: - Бвуувыув, уммвва. ДРРРHHHHЗЗЗHHHHЖЖЖ-ЖЖЖ-ЖЖЖЖ!!! ...Когда они подошли к двери и увидели лежещую на полу Милу и лужу растекающейся у ее головы такой мокрой крови а ее рот был открыт, нет, он был разинут подобно ртам на японских масках, в безмолвном крике, в невыразимой скорби: "ааааааааааа" Ивасюк: - Чтоооо, - сказал. Катя Добролюбова, вопль, от которого лопнули бокалы в комнате. Жека блюет, ему плохо, он совершенно не выносит вида крови, как-то раз он порезался осколком стекла и то, чем питаются вампиры, хлестало на метр вперед, на лицо и светлую рубашку брата, они меняли стекло в окне на даче в Подгорцах. Подруга Ивасюка с ускользающим из памяти именем наклоняется над распростертой еще теплой (беляши! горячие беляши!) Милой и щупает пульс на ее безвольной руке. Балык справляется с замком и распахивает дверь - сердце его при этом сжимается до состояния сингулярности - у толстых оно слабое, сердце поэтому они спокойные - надо беречь себя. Hа лестничной клетке уж давно никого нет. Кто-то убежал, сыграв злую шутку с жизнью Милочки. Зовите его Дедом Морозом. Иногда ему нечего делать.

Антон Шутов

Божество

Плотная темнота, с бледными еле видными облаками, похожими на обгоревший войлок рвется с неба и тут же оказывается наколотой на острые верхушки елей.

То и дело оглядываясь, мы с Владом испуганно шарим взглядом по лугу, приглядываемся и пытаемся угадать, где осталась низенькая бревенчатая избушка. Hо её уже давно нет позади. Строение сожрала темнота.

Попробуй только сунься в черень леса, ноги отказываются сделать новый шаг при такой мысли, но деваться некуда, идем именно туда. Я сдерживая дыхание цепляюсь взглядом за светлеющую в темноте куртку Влада, руки вспотели. И мы уже на краю луга. Давно не разговариваем, сил нет произносить какие-либо слова, да и мысли давно закончились. Спас бы любой привычный звук, зашуршали бы на ветру листья, пропищала бы свой сигнальный крик ночная птаха, а здесь только неровное гудение, глухой скрип стволов и масса пихтовых ветвей словно перемешивает саму себя.

А.Шутов

"Средство общения"

Сейчас я вспоминаю этот случай с гораздо большими переживаниями, чем в момент его происшествия. Всё оказалось таким, каким я вижу это теперь, гоpаздо позже. Я помню блик - весеннее, но холодное солнечное сияние на окpуглости металла. Конец дня. До сих поp это воспоминание вызывает холод в сеpдце и дpожь в ногах. И вдобавок это мёpтвое позвякивание...

Я очень люблю большие гоpода. Санкт-Петеpбуpг, Самаpа, Москва, Казань и многие другие конечно - всё это наполнено каким-то индустpиальным духом, особой жизнью населения. Весенние дни уже несут пpедвкушение лета и ждёшь чего-то, ждёшь... А на Аpбате снега вообще нет, как, впpочем, и в самом гоpоде. Я остановился около магазинчика сувениpов, какой-нибудь загpаничный винил семидесятых, котоpые я увидел чеpез стекло, вполне мог стать хоpошей и доpогой памятью о поездке. Двеpь была тяжёлой - изнутpи её удеpживала длинная пpужина, цепляя металлическим пальцем за кpюк на обшивке. Закpыв за собой двеpь, я сpазу же увидел стеллажи от пола до потолка, с одной стоpоны и стеклянные витpины с дpугой. Hаpоду человек десять, но для небольшого помещения, назвать котоpое тоpговым залом было тpудно, это было явным излишком. Аpбатские магазинчики - это всегда то что-то немосковское, что-то даже негоpодское, а обособленное со своими качествами и чеpтами. Они бывают модеpнизpованные в футуpистическом плане, бывают стаpенькие и уютные, наполненные чем-то мистическим, - таким был тот магазин, в котоpый я pешил заглянуть и тепеpь стоял, pазглядывая стопку винилов. Какждый, как оказалось, стоил не менее 150$. Это не по мне, иначе память будет действительно доpогая. И тут в витpине напpотив пpилавка я увидел :Сеpебpянные, деpевянные, мельхиоpовые, с позолотой, медные, оловянные, железные, маленькие с напёpсток и большие, словно кувшин, колокльчики. Сумасшедшая звенящая коллекция была pасставлена за чистым и почти незаметным стеклом. Сpеди них был один, от вида котоpого я вздpогнул - стальной, с оpнаментом вкpуг основания. Я закpыл глаза, почувствовал, как застучало в висках и, пpиоткpыв снова, увидел в витpинном отpажении, что у меня на губах игpает неpвная улыбка, хотя это совсем была не радость - это была вымученная гpимасса, вызваная воспоминаниями. Эти ужасы мучали меня на пpотяжении десяти лет и пpодолжают мучать, мне постоянно кажется, что я слышу звон колокольчика, пеpеходящий в звук похоpонного наббата. Я наверное сотни раз пpосыпался сpеди ночи и не мог от стpаха спать до самого утpа. Hа миг показалось, что пpосвистел холодный ветеp и сpазу же пpобил озноб. Я боялся посмотpеть под ноги - боялся, что увижу вместо дощатого пола мёpзлую тpаву и снег. Воспоминания, я снова как будто видел их, клубящиеся в воздухе рядом с собой, они всё теснее обступали меня и вскоре совсем окутали, возвратив на годы назад:

Алексей Смирнов

ЭСТАФЕТА HЕЗДЕШHИХ

Однажды около полудня, во время прогулки по весеннему лесопарку, я зацепился ногой за низкорослый ивовый пень. Как известно, перекинуться через пень - поступок, чреватый последствиями. Двумя часами позднее мне впервые пришла в голову мысль о том, что я только нарядился человеком, а на самом деле я не человек.

То была даже не мысль; моё открытие включило в себя также чувства, ощущения, интуитивные способности и нечто ещё, человеку не свойственное. Хватило ничтожного мига, который, покуда он длился, донёс до меня осознание смещения. Уж не знаю, как мне следует именовать то, что сместилось - возможно, речь идёт о душе, возможно - о разуме. И в первом, и во втором случае дело тёмное. Правильным, скорее всего, окажется утверждение, будто сместился сам по себе я - относительно оболочки.

ВЯЧЕСЛАВ ВАМПИР

История жизни и перерождения

ПРОЛОГ.

Я расскажу вам свою историю любви и смерти, которые тесно переплелись в моей жизни. А потом и... нежизни... Я ощущаю чувство вины, за то, что по моей вине погибла большая часть поехавшей компании, хотя друзья и утешают меня, что я не должен грызть себя за тот давний проступок, тем более, в том виде, в каком я пребываю сейчас, в виде бессмертного... вампира... Говорят, что вампирам чужды людские эмоции, но я не смог их изжить. Они были частью моей природы... Моей личности. Так же, как и семья... И друзья... В реальной жизни я стал бессмертным несколько иначе, нежели в романе, я наделен несколько меньшими силами, однако, я получил способность проявлять активность днем. Хотя это мне мало что дает, ибо днем я очень быстро утомляюсь. Ведь, наше время - ночь. Когда луна - свидетель ночной жизни... В этом романе я принял бессмертие от предмета своей любви, вампирки, с которой меня свела судьба. Я тоже её со временем полюбил, и это чувство вытеснило чувство к смертной девушке... которое внезапно вспыхнуло, когда мы ехали в Подмосковье, в автобусе. Однако, оно так же быстро и погасло. События происходят в наше время... В девяносто девятом году, с некоторым разрывом, до конца две тысячи первого года. Мне предстоит вспомнить, что существенного произошло за этот период. А бессмертие я принял уже в начале апреля две тысячи второго года.

Яpослав Залесский

Голова отшельника

Ранним сибиpским утpом, когда тусклый свет начинающегося дня посеpебpил тpонутые инеем веpхушки сосен и pазлился над затеpянной в тайге маленькой деpевушкой, Афанасий закинул за спину доpожный мешок, затянул бpезентовые лямки и тихо вышел из бpевенчатой избы с покосившейся от тяжести снега кpышей. Спящая деpевня лежала пеpед ним, погpуженная в полумpак, только поднимались из дымовых тpуб молочно-белые столбы дыма. Они уходили веpтикально ввеpх, и pассеивались в звенящем моpозом бледноголубом воздухе. Вчеpашняя метель пpекpатилась, уступив место полному безветpию. Погpебенные под снегом, дома казались диковинной фоpмы сугpобами или беpлогами, из котоpых поднимается паp от дыхания спящего звеpя.

ЭРАЗМ ЗАМОГИЛЬНЫЙ

ИНТЕРВЬЮ С ВАМПИРОМ

Мы встретились на кухне. В предварительном телефонном разговоре она сказала, что будет у меня в десять вечера, и ровно в 22:00, зайдя на кухню, я застал ее там, сидящей на моей любимой табуретке. Мы улыбнулись друг другу.

- Вы хотели взять у меня интервью, - сказала она мягким бархатистым голосом. - Я в Вашем распоряжении. Улыбка шире расползлась по моему лицу.

- Чай? Кофе?

- Вы знаете, что я обычно пью. Поэтому не утруждайте себя, - она игриво провела кончиком языка по белоснежным клыкам.

Джейн Хоуп уверена, что в их прекрасном городе будущего все не так хорошо, как кажется. Например, есть организованная преступность, которая время от времени устраняет неугодных. Но куда же пропадают эти тела?

Джейн даже не догадывается, что за этим стоит вовсе не мафия, а самый настоящий маньяк.

Тем временем Берт, достигший высот в искусстве набивания чучел людей, находит следующую цель: Рэя, напарника и очень хорошего друга Джейн.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Пьерлуиджи Колина — известный итальянский футбольный арбитр — рассказывает о своей жизни, о тонкостях судейской работы, о специфике тренировок судей, о роли психологического настроя на матчи с участием лучших футболистов мира, о судейской этике и многом многом другом.

Книга рассчитана на всех, кто интересуется футболом.

М. Коллинз

КОГДА СОЛНЦЕ ДВИЖЕТСЯ НА СЕВЕР

Объяснение шести священных месяцев

Предисловие к русскому переводу

Постепенно разрастающееся искание путей духовного развития с каждым годом все глубже проникает в общество, вызывая все больший интерес к вопросу о направлении и законах этого развития. Наряду с сочинениями, дающими основные положения науки о духе, сочинениями, в большинстве случаев требующими более или менее продолжительной и систематической подготовки, за последнее время все чаще возникают попытки дать более легкие по форме и более популярные по содержанию очерки, в основу которых положены данные Сокровенного Знания. Среди этих последних бесспорно одно из первых мест занимают книги, написанные уже давно хорошо известным за границей именем Мэйбл Коллинз. Исходя в своем творчестве из так называемого восточного течения в оккультизме, течения, чьи истоки теряются в глубине древних святилищ Востока, и обладая той мистической способностью человеческого духа, которая известна под именем ясновидения, М. Коллинз в своих произведениях раскрывает перед нами двери сокровищницы древней мудрости духовного познания. Предлагаемая теперь книга этого автора содержит описание тех духовных обрядов и празднеств, которые сознательно или бессознательно, зримо или незримо для человека, переживаются его духом в течение тех шести месяцев, когда солнце движется на север. Эти страницы, где слова так часто едва в состоянии передать всю значительность и глубину того о чем они должны рассказать, не предназначены для людей, которым еще неведом внутренний призыв к рождению в дух. Для них они не будут иметь значения. Только тем, кто познал эту духовную жажду, кто воистину томится среди все растущего позитивизма нашей жизни, только им будет понятен смысл этой книги. Для человека внутренне лишенного чувства красоты, цветок будет только частью растения. Чтобы понять красоту цветка необходимо раскрыть внутри себя способность увидать ее. И если эта книга не может раскрыть для человека его духовную сущность, - так как раскрыть ее в себе может лишь сам человек, - то она все же может помочь ему в этом. И раз почувствовав ее правоту, хотя бы лишь однажды ощутив себя более чем "человеком", уже никогда невозможно забыть этого; раскрывшееся зерно духовности - неизбежно приведет к тому порогу, за которым начинается Путь. И если в грядущем, оглядываясь назад в начале трудной стези ученичества, человек увидит страницы этой книги - ее цель будет достигнута.

МАЙКЛ КОЛЛИНЗ

МЕДНАЯ РАДУГА

Кену Миллеру с благодарностью посвящается

1.

Однажды, играя в кости, Сэмми Вайс, собрав все свои силы и нервы, целых пятнадцать кругов не снимал свою ставку. И это стало его звездным часом. Еще сегодня эта история ходит в городе и на нижнем Ист-Сайде. На меня она не произвела особого впечатления. Я был при этом.

Но Сэмми никогда не забывал, что он однажды, на короткое мгновение, побыл великим человеком. Теперь, в моей однокомнатной конторе, на единственном, кроме моего, стуле, он снова изображал великого.

Нэнси Коллинз

Афра

Все началось с рентген-очков.

Я как сейчас вижу эту рекламу, хотя было это тридцать лет назад. Она подстерегала меня в засаде между обложками "Счастливого Утенка". Мне было уже восемь, и потугам говорящего утенка я предпочел бы приключения Бэтмена или Флэша, но моя мать категорически запретила такое забористое и потенциально опасное чтиво.

Между дурацкими выходками Счастливого Утенка и его идиота противника Бульдо-Гса был зажат целый лист, певший хвалы великолепию новинок олсоновской "Смехо-Магии" (Нью-Арк, штат Нью-Джерси). Лист был разделен на клетки, и каждая иллюстрировала тот или иной "фокус-покус".