Читатель мыслей

Два дня до Нового Года, время корпоративных вечеринок и покупок подарков… время, которое повторяется дважды для того кто стал Читателем мыслей.

Отрывок из произведения:

Это случилось за два дня до Нового Года, в вечер повсеместных корпоративных вечеринок, когда завтра суббота, а послезавтра ночь с 31-го на 1 января; в дни, когда все бегают в заботах и в предвкушении праздника, ищут подарки и решают окончательно, где они будут в новогоднюю ночь.

Пробки в городе были невыносимые и я, впервые за много лет, решил ехать на метро. Несмотря на толпу, скорость передвижения в общественном транспорте поразила меня необычайно: места, в которые я добирался на машине час, были достижимы за десять минут! Люди мелькали передо мной, бежали наперерез, умело лавируя между переходами. Это был, своего рода бег с препятствиями но, из-за общего праздничного настроя, получалось доброжелательно. Я смотрел на людей, и, тоже им симпатизировал. Всё было как обычно, но, вдруг…

Другие книги автора Дмитрий Владимирович Анашкин

Станет ли жизнь интереснее, если у тебя появился друг – инопланетянин? Еще как! Дмитрий – самый обыкновенный бизнесмен, но благодаря крепкой межпланетной дружбе… оказался на Луне, в теле первого американского астронавта. Затем на пару дней превратился в Ленина, проехался в запломбированном вагоне – из Германии в Петербург; посетил Тот Свет и сыграл на гитаре с Джимми Хендриксом. Теперь Дима летает над городом в черном БМВ, а в минуты отдыха учится стрелять из бластера. Он приступает к съемкам фильма о питерских беспризорниках, но режиссер, приехавший из Швеции, оказывается нелегалом-андроидом, узурпировавшим тело иностранца… Вся эта увлекательная история происходит на улицах, помойках и чердаках Питера в наше время… и затем плавно перемещается в Кабул – Дмитрий должен извлечь из астрала душу Усама Бен Ладена, скрывающегося там от американцев. Террорист соглашается выйти; ирреальные существа БЮ в ужасе – путь на Землю для них закрыт навсегда… Межгалактический рэкет, инопланетные гости, живущие в телах иностранных туристов; жизнь во сне и на страницах книги, которая снится – все это нужно, чтобы попасть в мир, которого нет, и отнять у коварных Дзеков планету Регистратор. И спасти, наконец, наш мир от страшных, тотально непереносимых существ БЮ…

Популярные книги в жанре Детективная фантастика

В кабинет мелким бесом ввинтился некто обычный, серый, будничный. Но фразы, сказанные им, сразу выворачивали наизнанку болевую проблему, и мэр внимательно, как человек, привыкший к исследовательской работе, оглядел лицо вошедшего.

И оказалось, что лицо несколько не соответствует будничности общего вида человека. Высокий лоб, серые, очень живые, вспыхивающие в какие-то мгновения внутренней работы глаза, чистая, свежая, за исключением небольших припухлых мешковитостей под глазами, кожа лица. И запах дорогой французской туалетной воды Вроде бы все было на месте и заслуживало доверия, но чего-то не хватало…

Стивен Пейтон умер во сне в ночь с четверга на пятницу. Растерянная Сара позвонила Качински, как только адвокат приехал в офис, и сообщила, что доктор Мерчисон диагностировал острую сердечную недостаточность, Господи, Збигнев, ему же только пятьдесят пять через месяц… да, похороны в понедельник… а еще доктор сказал, что Стив умер, как святой, и это действительно так, он был святой человек… Адвокат слушал прерывавшийся от слез голос, думая о том, что и это предсказание Стивена сбылось с поражающей точностью. Как-то, лет десять назад, когда Пейтоны жили еще в Детройте, Качински сказал: «Послушайте, Стив, чтобы вам было удобно, я могу передать ваши дела моему детройтскому коллеге Павлу Хоречке, он, кстати, мой земляк, мы оба из Кракова, то есть не мы сами, конечно, а наши родители, бежавшие из Польши в тридцать восьмом». «Нет, – ответил Пейтон, – меня устраивает наше сотрудничество, разве что вам сложно летать в Детройт из Гаррисбурга». «Мне не сложно», – поспешил сказать адвокат, а Пейтон улыбнулся и заключил: «Пусть все остается так, как сейчас. Даже после моей смерти». «О чем вы говорите? – бодро сказал Качински. – Все-таки я старше вас на тринадцать лет». Пейтон пристально посмотрел адвокату в глаза, покачал головой, и Качински понял, что не будет тем из них двоих, кто умрет первым. «Я уйду в ночь с четверга на пятницу, – тихо произнес Стивен, – и мне еще не будет пятидесяти пяти».

Резкий звонок телефона врезался в сон Гилроя. Не размыкая тесно сжатых век, репортер перевернулся на другой бок, засунул голову под подушку и натянул сверху еще одеяло. Но телефон продолжал трезвонить.

Моргая, он открыл глаза и увидел стекающие по стеклу окна струйки дождя. Скрипнув зубами от непрерывающегося треска телефона, он резко сорвал с аппарата трубку и выругался в нее — не то, чтобы настоящая брань, а так — изложенное поэтически мнение о человеке, способном разбудить уставшего репортера в четыре утра.

Фантастическая детективная повесть о том, как французы в России делают бизнес, о происках хитрых агентов КГБ, об умных диск-жокеях, о глупых и жадных русских начальниках и сексапильных девчонках…

Доктор Петерис Яунземс – высокий, представительный мужчина, облаченный по случаю устраиваемого им приема в белоснежный капитанский китель, поставил бокал с напитком на каминную полку и повернулся к гостям. В просторной гостиной, обставленной в стиле "модерн", собрался весь цвет города. Здесь был префект с женой и своими многочисленными дочерьми, был адвокат, было несколько крупных оптовых торговцев и представителей других почетных профессий.

– Господа, прошу минуточку внимания, – обратился к собравшимся доктор. – Как вы все, наверное, знаете, я только что вернулся из плавания на своей моторной яхте "Барта".

Глубокой ночью на пустынном каменистом плато, недалеко от искусственного озера медленно зашевелился песок. Он тихо струился, движение нелегко было заметить даже с расстояния в несколько шагов. Но вблизи никого не было, голая, безжизненная поверхность плато была пуста.

Песок разъехался и из образовавшейся маленькой котловинки начали медленно выплывать крохотные полупрозрачные шарики. Сливаясь с поверхностью, они двинулись к озеру, выбирая самые темные места. Спешить им было некуда. Система взлома наконец определила необходимые параметры и теперь каждую ночь через защитную Стену просачивалась очередная порция.

Прошло несколько сердцебиений, прежде чем гид вспомнил, что у него есть радиофон. Он включил передатчик и стал ждать ответа Туранда вез Нитала.

— Ну, что там у вас? — наконец рявкнул офицер, напряженный, как тетива лука.

— Мы нашли детонаторные провода, — сказал Рэднал, сперва сообщая добрые вести. — Не знаю, как они здесь оказались, но звездная бомба без них не взорвется.

После отмеченной треском статических помех паузы Туранд произнес:

— Вы что, спятили? Как можно обнаружить детонатор без бомбы?

В журнальной публикации 1952 года «Пролог» был как глава I, во всех последующих изданиях романа «Пролог»  отсутствует. Вторично опубликован лишь в сборнике эссеистики и интервью в 2000-м году.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Август выдался удивительно мягким и благостным. Свирепых сибирских комаров, которые обычно как раз в этот месяц разворачивали последнее решающее наступление на человечество, на сей раз унесло куда–то игрой циклонов.

Пару недель назад случилось, правда, небольшое землетрясение, но по сравнению с прошлогодним августовским пеклом и лесными пожарами, которые чуть не пожрали и Борисовку, и соседнее Грязево, и сам райцентр — Мантурово, толчки казались неправдоподобно легкой расплатой. Словно ждали червонец строгого режима, а отделались тремя годами условно.

Анакреонт (559–478 гг. до н. э.) родился в малоазиатском городе Теосе, много странствовал по разным областям Греции, жил при дворах тиранов, — в частности, на острове Самосе, при дворе знаменитого Поликрата. Имя Анакреонта известно теперь главным образом благодаря позднейшим, александрийским и византийским, подражаниям его лирике, на основе которых возникла «анакреонтическая» поэзия XVIIIXIX веков. Для творчества Анакреонта характерно легкое, беззаботное отношение к жизни, воспевание вина, чувственной любви, веселья. Среди русских переводчиков Анакреонта был Пушкин, который в шуточном стихотворении «Мое завещание друзьям» (1815 г.) даже назвал его своим учителем.

Анакреонт. Род. ок. 570 г. в городе Теосе на малоазийском побережье. Ок. 545 г., когда его родина была захвачена персами, переселился с группой своих соотечественников на южное побережье Фракии. Жил при дворе Поликрата на Самосе и при дворе Гиппарха, сына Писистрата, в Афинах. Дожил до глубокой старости. Его сочинения были изданы александрийским филологом Аристархом, вероятно, в пяти книгах.

Фрагменты Анакреонта переведены В.Вересаевым (2, 22, 27, 31, 32, 45, 54, 5658, 63, 65, 66, 69), Я.Голосовкером (49, 74), С.Лурье (33, 46), Л.Меем (3, 14, 24, 35), С.Ошеровым (60, 67), А.Париным (21, 26), Г.Церетели (1, 8, 13, 20, 25, 30), В.Ярхо (4–7, 9-12, 15–19, 23, 28, 29, 34, 36–14, 47, 48, 50–53, 55, 59 61, 62, 64, 68, 70–73, 75–83).

Казалось бы, чего еще надо? Молода, красива, умна, есть друзья и подруги, в любовниках – президент компании, начальник – замечательный парень, к тому же явно влюблен в нашу героиню, – и все-таки она отчаянно несчастлива! Умом понимает, что роман с женатым мужчиной до добра не доведет, и Павел, начальник, как назло, всегда рядом – в соседнем кабинете, и так легко просто пойти ему навстречу… Но думаешь-то головой, а любишь сердцем. И только резкий жизненный поворот позволяет по-настоящему присмотреться к тому, кто рядом с тобой. По совету Павла и отчасти от скуки героиня начинает писать детективный роман, потом другой…Так уже не раз бывало в детективных романах модных писательниц: роман начинает жить своей жизнью, и вокруг автора происходят некие события. Можно сравнить эти события с частями детского пазла. Находишь один подходящий фрагмент, потом другой, потом вертишь их, и в какой-то момент с пугающей ясностью возникает правильная картинка. И становится ясно, кто именно стоит за всеми событиями, и четко понимаешь, что была только послушной куклой в его руках. Но в жизни такая ясность иногда приходит чуть позже, чем того требуют каноны детективных романов…