Читаем «закатный» роман Михаила Булгакова

Статья из журнала "Русский язык и литература для школьников". - 2014. - № 3. — С. 3–10 Александра Иосифовича Княжицкого, д. п.н., профессора, главного редактора журнала «Русская словесность».

Отрывок из произведения:

Сегодня «закатный» роман Булгакова с большим отрывом занимает первое место в списке чтения молодежи. Об этом свидетельствуют многочисленные опросы и анкеты, об этом вам скажет любой учитель литературы. Ученики от восьмого до одиннадцатого класса в сочинениях на тему «Моя любимая книга» по большей части выбирают именно этот роман. «Мастер и Маргарита» — знаковая книга современных читателей вот уже на протяжении двух десятилетий. Удивительно!

Удивительно то, что роман, написанный восемьдесят и опубликованный почти пятьдесят лет назад, стал любимым чтением людей начала XXI века. Проще всего этот феномен можно объяснить модой: Вова читал, Катя читала, а я что — рыжий что ли… Но ведь не только читают, но и перечитывают, знают многие места чуть ли не наизусть.

Другие книги автора Александр Иосифович Княжицкий

Статья из журнала «Русский язык и литература». — 2015. - № 4. — С. 3–9.

Популярные книги в жанре Литературоведение

Статья из журнала «Русский язык и литература для школьников». — 2013. - № 4. — С. 26–33.

В книге рассматривается малоизвестный процесс развития западноевропейского плутовского романа в России (в догоголевский период). Автор проводит параллели между русской и западной традициями, отслеживает процесс постепенной «национализации» плутовского романа в Российской империи.

Статья о творчестве Итало Кальвино, опубликованная в 1980-м г. в журнале "Вопросы литературы"

Обзор советской фантастики до 1959 года.

В израильском культурном сознании прочно закрепилось представление о том, что поэтесса Рахель по приезде в Палестину в 1909 году совершенно отреклась от русского языка. Тому есть немало свидетельств в различных публикациях. Типичный пример - эпизод с хирургом Яковом Должанским, который в 1913 году посетил Палестину и:

в июле оказался в Тверии. Неожиданно рядом с ним остановилась телега, с нее слезло несколько парней: "Это вы - хирург из России? Надо спасать человека, наш товарищ упал и сломал себе что-то. Мы просто не знаем, к кому обратиться". И отец поехал с ними. Раненый лежал в комнате, рядом с ним стояла девушка дивной красоты. <...> Врач обратился к больному, тот не ответил. Он обратился к девушке, девушка сказала, что говорит только на иврите. За неимением другого выхода, врач приоткрыл дверь и попросил, чтобы помог кто-нибудь из говорящих по-русски. Товарищи ответили: "Да ведь там, в комнате, Рахель!" "Но она не понимает русского", - возразил врач. "Ты с ума сошла, - накинулись на нее друзья. - Мы с таким трудом нашли хирурга, а ты притворяешься, что не понимаешь русского!" Тут Рахель "согласилась понимать русский язык". <...>

Статья опубликована на украинском языке в журнале «Борисфен», сентябрь 2002 года.

В книге члена Пушкинской комиссии при Одесском Доме ученых популярно изложена новая, шокирующая гипотеза о художественном смысле «Моцарта и Сальери» А. С. Пушкина и ее предвестия, обнаруженные автором в работах других пушкинистов. Попутно дана оригинальная трактовка сверхсюжера цикла маленьких трагедий.

Почти каждому великому, привлекающему к себе внимание читателей поэту грозит, что он станет предметом не только серьезного изучения, но и мифа. Причем в науке XX столетия, насыщенной страстной борьбой идей, такой миф нередко «черная легенда». Целая научная школа, особенно в немецкой испанистике первой половины XX в., пыталась связать не только что Кальдерона, но и Сервантеса, и Лопе де Вегу с самыми мрачными течениями испанской мысли XVI–XVII вв. Когда же пишут о Кальдероне, то, бывает, можно подумать, что ученый будто не знаком с испанской историей и вычеркнул из своей памяти острейшую за все века прежнего литературного развития идейную борьбу вокруг театра в Испании XVI–XVII вв. («Этот спор о комедиях, писал в 1676 г. один из участников борьбы с „черной“ стороны, отец Томас де Ресуррексьон, — есть одна из самых кровавых и длительных битв в истории испанской нации»; а архиепископ Севильский Педро де Тапия твердил, «будто Лопе де Вега принес больше вреда Испании своими комедиями, чем Лютер Германии своей ересью»). Оглушенный пристрастием ученый имярек будто ничего не знает об обширнейшем географическом, техническом, научном, культурном опыте, обновившем с конца XV по середину XVII столетия все представления испанцев; наконец, будто он и самого Кальдерона просматривал по методу «быстрого чтения», а уж о «Братьях Карамазовых» и рассказанной в них «Легенде о Великом инквизиторе» и не слыхивал. Ибо «черный миф» о Кальдероне в том и состоит, что поэта выводят чуть ли не собратом «великому инквизитору», врагом всякого гуманизма.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Кира Леминова нервничала. Автобус был должен подойти еще три минуты назад. Ох уж эти изменения в графике. Она опаздывала на встречу. Молодой человек наверняка ее уже заждался. Она всегда опаздывала на десять минут — это было делом принципа. Но, благодаря опаздывающему водителю, десять минут по "волшебному махновению" чьей-то палочки превращались во все двадцать.

Рядом стояла пожилая женщина, вся помятая от недосыпания, держа за руку дочку, столь же растрепанную. Судя по котомке, женщина хотела отвезти дочку в садик, а потом стремя голову бежать на работу. Нет, не дочку, а внучку. Хотя и это было всего лишь итогом рассуждений. Котомка в другой руке говорила о поездке в садоогород, впрочем, это было не так важно.

За окном сквозь тонкое серебро инея лукаво щурясь глядела луна. Она устала играть в прятки с облаками и хотела спать, да только не могла выбрать какое из облаков мягче и теплее, чтоб укрыться.

— Мя-кое, — пролепетала Анютка, что в переводе обозначало: "У меня мягкое одеяло, я поделюсь".

— Что-что? — настороженно спросила мама, обернувшись из-за стола с грудой бумаг, с нежной улыбкой глядя на восторженно глазеющую куда-то в окно дочурку, свернувшуюся калачиком в углу дивана.

— У всех мужья как мужья, а у меня… — Сказала Сьюзан и многозначительно замолчала.

Джек был ей бесконечно благодарен за эту паузу — хоть секунда покоя в созданном им мире. Он и не подозревал, к чему приведет желание заполучить в жены эту особу. Как милая девушка с роскошными локонами, читающая поэтов-классиков и скромно отводящая взгляд при одном упоминании слова "свидание" за пару лет превратилась в этакую мегеру? Да, что правда, то правда — Джек мало зарабатывал, этакий середнячок, и они еле-еле сводили концы с концами. Хотя большинство так называемых банкнот уходило на прихоти Сьюз: салоны, косметика, платья. Один педикюр с маникюром, про что было известно, что это как-то связанно с ногтями, влетал семейному бюджету в сущую "копеечку". Как-то раз Джек, не вытерпев, так и рявкнул:

Итак, путь Святозара еще не пройден. Он труден и долог, наполнен не только радостью встреч, но и горьким привкусом расставаний, а впереди у него: путешествие по волшебным странам, названия которых забыты в веках; впереди у него пекельное царство, где томится душа его матери; впереди у него народы, предавшие и забывшие имена своих Богов и создателей; впереди у него трудный бой до краев насыщенный болью, страданием и новым познанием истины, света и собственной души! И если тебе, читатель, интересно, что ждет впереди его, наследника восурского престола Святозара…. Тогда иди вместе с ним— туда к непознанным вершинам, туда к новым высотам и невиданным достижениям!