Число зверя, или Лейтенант дьявола

Тимур Литовченко

Число зверя

или

Лейтенант дьявола

Здесь мудрость. Кто имеет

ум, тот сочти число зверя,

ибо это число человеческое:

число его шестьсот

шестьдесят шесть.

(Откровение святого

Иоанна Богослова,

гл.13, ст.18)

посвящаю

благодатной и благословенной

Миргородской земле, давшей

миру великого Гоголя

Вместо предисловия

"Ни пестика, ни тычинки"

Другие книги автора Тимур Иванович Литовченко

Мастер Карсидар и его друг врачеватель Читрадрива наделены недюжинными магическими способностями. Особенно тяжело приходится врагам против удвоенной силды их чар. Это на собственной шкуре испытали сперва ордынцы хана Батыя, а затем и крестоносцы гроссмейстера ордена «Воинов Христовых» Гартмана фон Гёте. И кто знает, стала бы история Руси столь героической, если бы непредсказуемая судьба вовремя не забросила на ее просторы двух бескорыстных и могущественных друзей.

«Горы золота» обещаны за голову Карсидара — воина и мага из славного сословия Мастеров. И это неудивительно. Ведь благодаря воинскому искусству и собственным понятиям о чести и справедливости он сумел нажить множество завистников и врагов. Но тем и славен настоящий Мастер, что он никогда не знает покоя. Именно безудержная жажда странствий приводит Карсидара в Киев-град и ставит его на пути татаро-монгольских полчищ.

Имя гетмана Пилипа Орлика общеизвестно: сподвижник Ивана Мазепы, наследник его славы, автор «Пактов и конституций законов и вольностей Войска Запорожского»… Гораздо меньше современные украинцы знают о его сыне Григории Орлике, который был известным политическим и военным деятелем эпохи короля Людовика XV, выдающимся дипломатом и организатором разветвленной разведывательной сети, а также искренним приверженцем идеи восстановления казацкого государства на украинских просторах. В жизни Григора Орли (именно под этим именем гетманыч вошел в мировую историю) было множество опасных приключений, из которых он всегда выходил с честью.

«Орли, сын Орлика» – роман из исторического «казацкого» цикла киевского писателя Тимура Литовченко, стал лауреатом Всеукраинского конкурса «Коронация слова – 2010».

Тимур ЛИТОВЧЕНКО

АНТРОПОЦЕНТРИЗМ

Почему вымерли динозавры?

(Сакраментальный вопрос)

- А вас здорово качало во второй раз? - поинтересовалась Вера Павловна.

- Еще бы, ведь мы живем на тринадцатом этаже. Если бы мама не держала сервант, весь хрусталь разбился бы. А у соседей над нами книжный шкаф упал. Вот грохоту было! Да еще в темноте...

- До неприличия много землетрясений за один день, - протянул Дима из своего угла и начал устраиваться поудобнее: душная ночь только начиналась.

Тимур ЛИТОВЧЕНКО

Еврейская рубашка

Я вертелся на сидении электрички и так, и сяк. Но дело было не только в его жёсткости и в душной жаре, несмотря открытые окна стоявшей в вагоне. Просто-напросто позади меня сидели две старушонки, яростно обсуждавшие положение на Ближнем Востоке. Из-за похвал, расточаемых израильскому премьеру Ариэлю Шарону, и нелицеприятных эпитетов, которыми они награждали и слишком мягкого, по их мнению, экс-премьера Шимона Переса, и слишком зарвавшихся арабов, начиная от террористов движения "Хамаз" вообще вплоть до лидера ООП Ясера Арафата в частности, а также судя по произношению "эр", то были еврейки.

Тимур Литовченко

Гоп-стоп!

Прибытие пассажирского поезда "Москва-Киев" ожидали трое милиционеров. Разумеется, почётный эскорт встречает только очень почётных персон. Это или какие-нибудь президенты, премьер-министры или разные другие делегаты, или... Однако делегаты вряд ли станут ездить пассажирским поездом. Поэтому, учитывая наличие здоровенной овчарки у ног одного из милиционеров, нетрудно было понять, что стражи порядка готовятся выполнить несколько иные обязанности.

ТИМУР ЛИТОВЧЕНКО

ОДНАЖДЫ В ЭДЕМЕ

РАННЕЕ УТРО ШЕСТОГО ДНЯ. Творение

Едва осознав СЕБЯ, ОНА ощутила присутствие кого-то еще. ЕГО присутствие. - Ты кто? - спросила удивленно. Мир, внешний мир, прекрасный и пока неизведанный, обрушил на НЕЕ лавину впечатлений. Но прежде всего ЕЕ почему-то заинтересовало, кто же такой ОН. - Ты создал меня, так? - Этого еще не хватало! - насмешливо фыркнул ОН. Бедняжка моментально обиделась: выходит, ЕЮ пренебрегают? Сделал живую игрушку себе на потеху, а теперь издевается... Однако моментально уловив перемену в ЕЕ настроении ОН поспешил заверить: - Нет-нет, ни в коем случае! Не я создал тебя, вот и все. Я бы... не смог. Просто не смог бы управиться с этим. И ты бы не смогла, да и никто... ИЗ ЗДЕШНИХ. ВСЕХ НАС, КОТОРЫЕ ЗДЕСЬ - сделали. Вот все, что я знаю. - КТО же тогда? - искренне удивилась ОНА. - ТОТ... КОТОРЫЙ,- сказал ОН неопределенно. И ОНА навсегда запомнила: СОЗДАТЕЛЯ зовут ТОТ-КОТОРЫЙ. - Но ты...- начала робко и замялась, не зная, о чем говорить дальше с незнакомцем, который к тому же НЕ-ТОТ-КОТОРЫЙ. - Меня зовут Адам,- перебил он, чтобы как-то поддержать беседу и замять неприятную неловкость. - Адам? Адам. Адам...- повторила она на разные лады.- Красиво звучит. Мелодично. А-дам...- пропела. - Но я-то? Я-то кто? - всполошилась тут же. - Ты? Ева,- ответил Адам после небольшой паузы, также выдававшей легкое смущение. - Тоже ничего звучит,- одобрила она.- Кто ж это придумал: Адам, Ева... ТОТ-КОТОРЫЙ - или... может быть...- неожиданно для себя самой предавшись сладостным мечтаниям она не договорила. - Похоже, и в самом деле Создатель,- неуверенно сказал он, однако немедленно словно бы возразил себе: - Впрочем, не знаю. Может, имя тебе придумал я сам... - Вот было бы здорово! - Ева пришла в полнейший восторг от одной мысли о подобном счастье: в самом деле, как прекрасно, когда ОН придумывает имя ЕЙ... Адам называет ее, свою половинку (и откуда взялась такая мысль?..) им же выдуманным именем - Ева... - Но по крайней мере я точно знаю, что тебя так зовут,- решив ни за что не приписывать себе чужих заслуг, но и не умалять собственных сказал он.- А в общем, какая разница. Адам и Ева всегда были неразлучной парой... - Всегда? Как это - ВСЕГДА? - удивилась она. - Не знаю. Но были,- и добавил уверенно: - И БУДУТ. МЫ будем. - Раз ты такой знающий, скажи... что же нам делать теперь? - спросила она так, как робкая ученица вопрошает мудрого учителя. - Жить. Учиться. Впитывать мир,- Адам почувствовал, что говорит высокопарными фразами, смысл которых не вполне ясен ему самому, умолк на несколько секунд, затем добавил уже более скромно: - Поэтому давай просто жить... и ВПИТЫВАТЬ МИР. Так они и поступили: словно бы слившись в единое целое впитывали каждой мельчайшей частичкой своих юных, только что созданных, девственно-невинных душ внешний мир, его восторги и радости, огорчения и горести, бесконечное разнообразие форм, подчинявшееся однако строгим наборам гармоничных вибраций, гораздо более многочисленным, нежели комбинации кодов ДНК всех живых существ, вместе взятых или наборы нот в сложнейшей симфонии.

Тимур Литовченко

Квартирный вопрос

(маленький этюд на тему нынешнего дня)

Вечерний Киев лежал передо мной, как пряник на ладони. Я был одинок в этом пустеющем к ночи огромном городе, никому не нужный изгнанник из разорённого семейного гнёздышка. Оставалось решить, куда же теперь податься.

В принципе, ещё можно вернуться домой и попытаться как-то всё загладить. В принципе, можно... Но тут мне представилось лицо моей Ани с побелевшими трясущимися губами, уши резанул противный визг: "Чтоб духу твоего здесь не было!!!" В порыве гнева она даже забыла, что приватизированная квартира, собственно, записана на моё имя. Вот ненормальная!

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Игорь Росоховатский

Новая профессия

1

Екатерина Михайловна собиралась уже привычно свернуть газету в трубку. Взгляд скользнул по заголовкам, задержался на рубрике "Стихи наших читателей". "Не надо бы подчеркивать, что сочиняли непрофессионалы, подумала она. - Может быть, эти стихи и не нуждаются в скидке. В крайнем случае в конце подборки дали бы комментарий..."

Взгляд опустился ниже, к заглавию одного из стихотворений - "Потомку".

ИГОРЬ РОСОХОВАТСКИЙ

ОСТРОВ В ОТКРЫТОМ МОРЕ

Научно-фантастический рассказ

В последнее время пишут и говорят о загадке острова Чебышева, о внезапно возникающих подводных хребтах, которые тянутся от него к континенту. Приведем краткую характеристику этого острова. Он представляет собой образец современного автоматического острова-маяка и выполняет разнообразные работы: информирует проходящие суда о метеорологических условиях, принимает суда, пропускает их через шлюзы во внутреннюю гавань.

Лилиана Розанова

Предсказатель прошлого

С Баранцевым мы так жили: тут он, а тут я. У окна Изюмов Немка, а возле двери Константин. Пять Лет так прожили, можно Друг друга узнать. Скромный, отзывчивый товарищ, в общественной жизни принимал участие и пользовался заслуженным уважением коллектива.

Должен сказать, коллектив в нашей комнате вообще подобрался исключительный: жили душа в душу, а ведь знаете, всякое бывает. Тем более, люди такие разные, что нарочно не подберешь. Например, Константин мог неделю не обедать, чтобы купить парижский галстук, а Баранцев, конечно, не обедать не мог, зато, что именно он ел, ему было абсолютно все равно. Однажды Немка Изюмов в свое дежурство купил концентратов "искусственное саго с копченостями" и наладил это дело день за днем. Так мы втроем Константин, я и сам Немка - уже на второй день не выдержали и потихоньку сбегали в столовую, а Баранцев - ничего, ежедневно заглатывал это самое саго и выскребывал тарелку, так что Немка назавтра опять варил исключительно, как он говорил, чтобы проверить экспериментально, есть ли у Баранцева вкусовые рецепторы.

В. САПАРИН

Последнее испытание

1.

Краны, похожие на ожившие геометрические фигуры, двигались по растянувшемуся на несколько километров ровному полю, поднося готовые узлы и раскладывая их в удобном для сборки порядке. "Автошпаргалка" так в просторечии именовался этот умный механизм - ячеистый шар, напоминающий увеличенный глаз пчелы, с рожками антенн, на высокой подставке, - следила за тем, чтобы все делалось как надо. Она отдавала распоряжения кранам и выслушивала их короткие рапорты.

Виктор Савченко

Происшествий нет

Гигантское тело планеты выросло на экранах совершенно неожиданно. Пальцы судорожно вцепились в рукоятки тормозных двигателей, но было уже поздно. Упругая струя пламени лишь ненамного смягчила чудовищный удар. Алексей долго не мог опомниться, уткнувшись шлемом своего скафандра в разбитый пульт управления. Когда же все-таки ему удалось поднять голову, он увидел вокруг себя лишь смятые переборки отсеков, вырванную из гнезд путаницу проводов и схем бортовой аппаратуры да тусклые стекла разбитых экранов. Его собственное кресло было сорвано с амортизаторов и врезалось в приборную панель. Самого Алексея спас только скафандр, который он поленился снять после проверки регулятора маршевых двигателей. Но какое это сейчас имело значение... Ему пришло в голову, что лучше было бы умереть сразу. От ракеты осталась груда покореженного металла, которую нечего и пытаться как-то привести в порядок. Легче уж соорудить новую ракету...

Андрей ЩЕРБАК-ЖУКОВ

БРАТ МОЙ МЕНЬШИЙ

Посвящается Наташе Гусевой

Упрямый зимний вечер крадучись входит в город и тут же вступает с ним в медленный поединок. Исход этого поединка предрешен заранее, но, тем не менее, он повторяется из дня в день. Ночь рождается во дворах и медленно через узкие проходы, переулки, арки выползает на улицы. Где-то за спиной шумит, не сдается, проспект - он залит огнями, но со двора в окна домов уже смотрит ночная темень. А высоко над крышами, как над горами, поднимается розовато-оранжевое зарево городской иллюминации. Грязный свет заливает все небо, из-за него совершенно не видно звезд. Но если подышать на оконное стекло, то звездами кажутся окна домов напротив. Исчезая и вспыхивая вновь, они складываются в странные, незнакомые созвездия каждый вечер в новые.

Андрей ЩЕРБАК-ЖУКОВ

ВОЛШЕБНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ

(сценарий киноновеллы)

1

В небольшом концертном зале, похожем скорее на барак из гофрированной жести, - серый полумрак. Грязно, сильно накурено, - сквозь дым и мрак видны лица зрителей. В основном, это молодые ребята и девушки в потертых куртках. Кто-то сидит на стульях, кто-то - на фанерных ящиках, кто-то просто примостился на полу, поджав ноги.

В глубине слабо освещенной сцены стоит небольшой аппарат на складных ножках, с рядом клавиш, кнопками и тумблерами. За аппаратом на какой-то коробке сидит парень лет двадцати пяти, слегка склонный к полноте, с копной мелко вьющихся волос.

Владимир ЩЕРБАКОВ

Абсолютное оружие Горгон

Трагические события, о которых речь пойдет ниже. вызывают в памяти имена трех героинь мифической древности: Сфено, Эвриапы, Медузы. Они родные сестры, их звали еще Горгонами. Младшая, Медуза. погибла от руки Персея. Они крылаты и летали: тело их покрыто чешуей: вместо волос - змеи. Взгляд любой из сестер превращал все живое в камень. Вот почему отважный герой мифа обезглавил Медузу, не глядя на нее. а пользуясь как зеркалом сойственным медным щитом. Старшие сестры Горгоны Медузы - Сфено и Эвриала бессмертны и продолжают летать и превращать в камень все живое и по сей день. Хотя поверить в это невозможно, старшая из Горгон, по всей видимости, участвовала в превращении жены Лота, библейского героя, в соляной столп. Эвриала же, если и не принимала непосредственного участия, то наблюдала, как применяется ее тайное оружие в трагическом конфликте, когда двадцать три солдата зенитно-ракетной батареи в Сибири были превращены в камень после ракетного удара по космическому кораблю. В документах и свидетельствах наших дней не найти, естественно, ссылок на античные источники. У них есть еще одна особенность: описанные в них события не подлежали огласке. Когда положение изменилось, канадская газета "Уикли Уорлд Ньюс" опубликовала сенсационное известие от своего вашингтонского корреспондента Ника Манна: "В 1987 году советские войска сбили пролетавший низко над Сибирью НЛО. Пришельцы из Космоса отомстили, уничтожив 23 советских солдата. - сообщил Ник Манн. - Эта информация получена из ЦРУ, имеющего доступ ко многим документам, о деятельности советских секретных служб. Это стало возможным с тех пор. как бывший президент Михаил Горбачев реорганизовал разведывательное управление КГБ после падения коммунизма в 1991 году. Дело о НЛО содержит 250 страниц свидетельств очевидцев - двух солдат, которые чудом остались живы после нападения инопланетян. Потрясающая фотография места катастрофы и рисунки, запечатлевшие инопланетян, дополняют отчет который один из сотрудников назвал самым ужасающим из имеющихся описаний мести инопланетян". "Эти документы открыли нам глаза на намерения инопланетян и на их мощь. сказал один из осведомленных сотрудников ЦРУ. передавший некоторые секретные материалы КГБ доверенным репортерам в Вашингтоне. - Известны случаи обнаружения НЛО и встреч с инопланетянами. Но мы еще не слышали о том, чтобы инопланетяне убивали людей. Если отчеты КГБ точны, происшествие действительно внушает ужас. Оно доказывает: пришельцы из Космоса не такие доброжелательные существа как нам хотелось бы думать Их оружие и технологии значительно превосходят все. что имеется на Земле". "Это жуткое событие показывает. - дает свою оценку Ник Манн. - что инопланетяне, если их загнать в угол, используют имеющиеся у них средства для своей защиты. Согласно документам КГБ, советские солдаты во время боевого дежурства 13 октября 1987 года в 8 часов 35 минут утра засекли летевший невысоко корабль в форме тарелки. Солдаты ПВО выстрелили по НЛО ракетой типа земля - воздух. Ракета попала в цель и корабль пришельцев разбился примерно в 25 метрах от точки выстрела. Он ударился о землю с такой силой, что корпус его раскололся. Появление из разбитого корабля крошечных гуманоидов с большими головами, большими черными глазами и состоящими из звеньев носами-хоботами застало военнослужащих врасплох. По данным оставшихся в живых двоих свидетелей существа быстро отошли подальше от потерпевшею аварию корабля, прижались друг к другу на мгновение, а затем слились в единое шаровидное образование. Трудно понять, что произошло дальше, но солдаты утверждают, это шаровидное образование начало гудеть и рокотать, затем стало сверкающе-белым. Через какието доли секунды шар удвоился в размере и взорвался, по описанию свидетелей, ослепительной вспышкой света, как бы расщепившись "Советским исследовтелям так и не удалось установить, что это означает, заключает корреспондент. - Когда все кончилось, иноплачетяне исчезли а 23 русских солдата оказались мертвы. Выжившие два солдата. страшно испуганные случившимся удивленно смотрели на лежащие вокруг тела своих товарищей. Взрыв света не оказал на этих двоих никакого воздействия, и это еще одна загадка. В отчете о происшествии говорится, что остатки НЛО и погибшие солдаты были перевезены в исследоватегьский центр под Москвой для изучения. НЛО не имел рычагов управления и видимого двигателя, его изучение осталось незаконченным. Эксперты пришли к выводу, что неизвестный источник энергии изменил структуру тела солдат превратив живые ткани в вещество, не отличающееся по химическому составу от минералов типа известняка или апатита: тела окаменели полностью На память осталось фото: корабль типа "тарелка", врезавшийся в землю ребром, рядом обломки его нижнего края, в двадцати метрах - два оставшихся в живых солдата один из которых сидит на гусеничном тягаче, другой стоит. Все относящееся к оружию инопланетян окружено тайной, заговором молчания, и даже самые разговорчивые из инопланетян, запросто болтающие с земными женщинами никогда еще не раскрывали этого секрета. В свое время автору этих строк доводилось беседовать об этом с Феликсом Зигелем, ведущим уфологом России. Эффективное оружие НЛО основано на неизвестных нашей физике принципах - к такому заключению мы пришли. И эти принципы возвращали к теории эфира, вроде бы отвергнутого в начале века одновременно со становлением теории относительности. Раздавались, правда, голоса, что тонкая материя и эфир - реальность. Но было поздно, все уже пробежали мимо этой реальности, и физики, зачастую не умеющие понять даже и теорию относительности, испытывали все же эйфорию, заменив все тонкие миры (и в том числе эфирные) математическими формулами и матрицами, хотя сам Эйнштейн в 1924 году вновь обратил на теорию эфира серьезное внимание В свою очередь, ни одному оккультисту, кажется, не приходило в голову изучать теорию относительности, так как все ответы относительно тонких энергий уже были получены другим путем. Этот путь вкратце сводится к признанию параллельных миров - плотного к которому мы поивыкли, далее тонкого и сверхтонкого (огненного). Оккультист-профессионал, естественно, считает теорию относительности чем-то вроде паровоза, который передвигается с помощью лошадиной упряжки - не иначе. И все же самые проницательные из оккультистов вряд ли представляют себе, насколько энергия невидимых, более тонких миров чем наш, эффективна, если ее "приручить". Известный французский физик Луи де Бройль создал теорию двойной природы вещества - корпускулярной и волновой. Это была малая часть истины, хотя и она все же не умещалась в головах некоторых его коллег. Никакой связи с "тонкими" энергиями замечено не было. Инопланетянам тем не менее эта связь хорошо известна. Они. судя по всему, не только используют искусственную гравитацию. но и опираются на теорию, правильно отражающую физику Вселенной. В их исполнении гравитация, вызванная искусственно, не случайная находка, а элемент их системы знании, тяготение возникает за пределами видимого нами мира, на уровне первого этажа тонкого мира - это движущийся эфир. Причем гравитацию создает эфир, движущийся случайно, наподобие плазмы в термоядерных устройствах; это скопление невообразимо мелких частиц, которые, невзирая на запрет теории относительности, движутся все же со скоростями, большими скорости света, совсем как волны де Бройля. Следующий поразительный шаг, который сумели осуществить инопланетяне, это внесение порядка в движение эфира. На этом пути ими были разработаны способы превращения эфира в атомы и молекулы обычных веществ нашего мира. Вещество из эфира - таков их результат. Наконец, именно тонкий мир дал им возможность так воздействовать потоками эфира и "тонкой энергии" на материальные объекты, что стало возможным изменять их структуру и даже состав - изменять химию! Проще всего при этом последнем процессе свести состав к наиболее устойчивым "кирпичикам" - атомам кальция. Что же произошло в Сибири? Мне кажется, что рокочущий шар и свет, убивший солдат, имеют отношение к тонкой энергии и параллельному пространству. Разбуженный астрал, в котором и обитают Горгоны, иногда проявляет свои необыкновенные свойства. Значит ли это, что инопланетяне могут, в отличие от нас, управлять этой энергией? По всей видимости, это так. Миры устроены намного сложнее, чем думают физики. Астральное пространство насыщено пластичным веществом, тайна которого за семью печатями. Но экипажи НЛО не только владеют секретом, но и могут переходить, проникать в астральный мир. Этим, вероятней всего, и объясняется исчезновение пилотов инопланетного корабля. Меня заинтересовали в связи с этим поразительные происшествия из собрания журналиста В. Кондакова. Вот что он пишет, ссылаясь на источники: "На первый взгляд совершенно невероятную историю рассказал, например, американский журнал "Дейли Уорлд Ньюс". По сообщению его репортера из Австрии, двести мертвецов встали из своих могил и прошли колонной через близлежащую деревню возле городка Брук. Все это можно было бы принять за мрачный розыгрыш, если бы не показания шестидесяти свидетелей - местных жителей, которые они дали полиции". Событие ошеломляет. Объяснить его, пользуясь известными нам закономерностями, вряд ли возможно. Оно, на мой взгляд, примыкает к происшествий со сбитым над Сибирью инопланетным кораблем, и если использовать образ, то оно до некоторой степени является зеркальным его отражением. Там - неожиданная смерть, здесь - нечто вроде воскрешения из мертвых. А причина - сходная. Внимательно ознакомимся с ней: "Я не понимаю, что и почему произошло, - признается капитан полиции. - Но мы допросили всех свидетелей, и их показания полностью совпадают. Они говорят, что большой яркий метеорит упал с неба в озеро на восточной окраине деревни. Через 15 минут все могилы кладбища на западной стороне деревни опустели: мужчины, женщины и дети, которые там были похоронены, вошли в деревню. Это не похоже на правду, а смахивает на мистификацию. но это именно так". Метеорит... Или, точнее, яркий болид... Еще точнее: люди видели свет. Если это был метеорит, то, вероятно, не совсем обычный. Мы должны провести параллель с инопланетным кораблем, расколовшимся после падения на Землю. В том случае корабль потерпел крушение, но причина была, так сказать, рукотворной. В этом случае болид мог бы оказаться, например, всплеском света от корабля, погибшего вовсе не по воле землян. Разница налицо. Сходство - в самом факте воздействия на человека, на его тело. Один из свидетелей, Георг Грабер, рассказывает: "Когда я увидел мертвецов, входящих в деревню, то подумал, что схожу с ума. Там были трупы в разных стадиях разложения. Их одежда превратилась в сгнившие лохмотья, и все они с трудом переставляли ноги, как зомби. Когда я увидел умершую два года назад мою жену, то разрыдался: она была похожа на неуклюжую мумию. Но жена даже не заметила меня. Никто из них не замечал ничего вокруг. Они просто шли, пока не достигли озера, в которое упал метеорит. Затем они скрылись в воде буквально исчезли в волнах". Непонятное воздействие, надо полагать, было причиной сокращения мышц покойников. Но как согласовать это с тем, что ткани и мышцы могли практически не сохраниться? Мы должны быть готовы к другому: к признанию активности тонких тел - астрального или эфирного. Именно энергия астрала способна привести в движение даже умершего. А что было обнаружено в могилах на этом провинциальном австрийском кладбище? Представьте, они оказались пустыми. Это записано в протоколе комиссии, в состав которой были включены, кроме следователей, также и медики. На мифологическом языке все это означает, что старшая из Горгон могла уже научиться за истекшие тысячелетия и воскрешать мертвых, хотя бы на короткое время. Пятьсот мертвецов прошли однажды в Индии к тому месту, где упали сразу два метеорита. Путь этой странной колонны пролегал через деревню в лес именно там грохнулись небесные камни. И путь этот был долгим - несколько миль по пересеченной местности. Наблюдали эффект исчезновения. Никто не смог обнаружить ни одного покойника в этом лесу. Можно поклясться на Библии, что ситуации мифов повторяются. Жена уже упоминавшегося Лота нарушила запрет - не оглядываться на уничтожаемые небесным огнем города Содом и Гоморру - и превратилась в соляной столп. А вот сходная история... В канун 1956 года, на Рождественский пост, к Зое в Самару (Куйбышев) приехал жених. Набожная мать Зои умоляла дочь не устраивать вечеринку в день поста. Зою убедить не удалось; мать уходит в церковь, а Зоя встречает подруг с молодыми людьми, общим числом четырнадцать. Пятнадцатым должен явиться Николай, жених, но его нет. Ждут около часа, и начинают веселиться. Танцуют. Зое танцевать не с кем. И вот она заявляет: - У меня найдется еще один Николай! - и снимает со стены икону святого Николая. Девушка танцует, держа икону в руках. Подруги уговаривают: верни икону на место! Зоя восклицает: - Если есть Бог, он меня накажет! Несколько мгновений - и произошло невероятное. Грохот и шум совершенно заглушили музыку. Ослепительно вспыхнул свет - точно молнии сверкнули, и как будто смерч прошел по комнате. В ослепительном столбе света застыла Зоя с иконой. Остальных охватил страх. Они еще не поняли, что произошло; но все как будто бы стало возвращаться на свои места. Кто-то натянуто улыбнулся. И тут стало еще страшнее. Все увидели нечто такое, чему нельзя подыскать слов. Зоя стояла как мраморное изваяние. К ней подходили - и убеждались в невозможном: ее тело стало камнем. Хотя многих гостей еще раньше как ветром сдуло, ушли и остальные, чтобы разнести по городу весть о случившемся. Мать Зои лишилась чувств, когда вернулась из церкви, и ее отправили в больницу на несколько дней. Так девушка стояла в комнате 128 дней и ночей. Под камнем ее сердце билось, удары его прослушивались. Врачи пытались делать уколы, но иглы шприцев ломались: с таким же успехом можно было пытаться делать уколы мраморной колонне. Множество зевак стекались к дому, иные проникали в комнату. Вскоре появилась милиция и прекратила это "паломничество". Днем и ночью несли вахту милиционеры, трижды сменяясь в течение суток. Зоя не ела, хотя были попытки кормить ее. Она просто не могла принимать пищу. Трудно представить, что пережила ее мать, молившаяся ночами. Из милиционеров самые молодые не выдерживали; это считалось самым трудным дежурством, и нелегкие ночи оставили многим из них на память раннюю седину, потому что ночами девушка кричала. Днем - гробовое молчание, по ночам - душераздирающие крики. Постепенно содержание просьб-воплей девушки становилось яснее, обретало устойчивость: - Молитесь, молитесь за грехи наши! Мир в грехе гибнет! Земля в беззаконии горит! Так было много ночей подряд. - Кто наказал, тот и помилует! - якобы ответил Патриарх, когда к нему обратились с просьбой принять участие в судьбе Зои. Было очевидно влияние неземных сил на события. И ни мать, ни сердобольные люди, ни священники - никто не мог вернуть икону святого Николая на место: окаменевшие руки девушки не отдавали ее никому. Только в праздник Рождества Христова отец Серафим сумел освободить образ св. Николая и вернуть его на место. Перед этим он освятил всю комнату. Приезжал московский митрополит Николай. Я отдаю ему должное и придаю большое значение совпадению имени его с именем святого. Митрополит отслужил молебен и утешил: - Нужно ждать великого праздника Воскресения Христова. Еще один многозначительный визит: к девушке пришел старец. Откуда он никто не знал и не знает. Он спросил ее: - Что, устала стоять? Милиционеры дважды отказывали старцу, не пускали его в квартиру. Только на третий раз, в канун праздника Благовещения, он был допущен, и произнес эти три слова. Никто не слышал, что ответила Зоя, днем обычно молчавшая. Но если бы она и ответила ему, то именно то, что он ожидал услышать... В комнату вошли милиционеры, чтобы проводить его к выходу, но не обнаружили старца. Он исчез. На праздник Пасхи Зоя пришла в обычное состояние. Ее тело освободилось от каменных оков, стало упругим и мягким. Зою уложили в постель. - Кто кормил тебя? - спрашивали ее. - Меня голуби кормили! - отвечала Зоя. Не третий день Пасхи девушка скончалась. Об этом знают многие в Самаре. Более подробно я написал об этом в моей книге "Встречи с Богоматерью". Огненный мир не является исключительно обителью богов. В нем действуют силы различного характера. Отец Серафим освятил комнату, это помогло. Астральное клише было разрушено, хотя и частично. Однако этот случай намного сложнее ранее разобранного. Огонь богов и огненный мир остаются тайной для нас. Содом и Гоморра - Самара... Совпадают созвучия в названии городов. А магия созвучий играет очень большую роль. Повторение слов, тем более роковых, в новой обстановке, приводит к действию сил из параллельных пространств. Точно так же погибшие во флоридской катастрофе 1972 года члены экипажа американского самолета могли свободно являться пассажирам других авиалайнеров "с того света" Но являлись они только в том случае, если на этих авиалайнерах были поставлены приборы и узлы с погибшего, "их" самолета. Связь созвучий и появление людей близ предметов, которыми пользовались покойные, вызывает эффект сближения параллельных пространств с нашим, создавая "магический канал". И нужно обратить особое внимание на следующую подробность: инопланетяне во время происшествия в Сибири образовали круг, прижались друг к другу. Эта магическая фигура позволяет концентрировать энергию биологических объектов воедино. Запускаются сложные механизмы, и невольно приходят при этом на ум параллели с опытами Месмера и современных магов.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

ТИМУР ЛИТОВЧЕНКО

ДИВЕРСИЯ,

или

РАССКАЗ О ПОЛНОЙ ЖИЗНИ ЦИВИЛИЗАЦИЙ ОДНОЙ ГАЛАКТИКИ

...Тот еще не жил полной жизнью, кто не знал бедности, любви и войны. О. Генри

ГЛАВА 1. Война. Осада и плен

Ночью случились заморозки. К утру Профессор совсем окоченел. Ему даже показалось, что дыхание осело морозным налетом на ресницах. На самом деле у него просто слипались глаза (особенно средний). Приходилось все время протирать их. Но сквозь белесую пелену Профессору каждый раз мерещились горящие буквы: КАК? Как получилось, что загадочная цивилизация стерглов, обитавшая в соседней галактике, столь стремительно деградировала? Стерглы были глубоко симпатичны Профессору. Они тоже вели внутрипланетную войну, хотя по мелочам конечно, а не за высокие идеалы Тюльпанов. Но несмотря на подобную ""мелочность"" Профессор очень хорошо понимал их. Он даже иногда чувствовал себя более опытным старшим братом, просветленным высшими знаниями и снисходительно закрывающим глаза на забавы подростка. И он просто обязан был разобраться, почему гибли целые отряды стерглов, вооруженные мечами из высоколегированной стали, закаленной по всем правилам. Почему вымирали голодной смертью обширные области, утопавшие в пышных садах и тучных нивах. К сожалению, Алые почти не оставили Профессору времени на поиск ответа. Осада города близилась к сокрушительному финалу. Фронт отодвинулся далеко, рассчитывать на помощь не приходилось. Профессор дни и ночи просиживал в кабинете не смыкая глаз. Сейчас он почувствовал: согреться просто необходимо, иначе он умрет не от рук Алых, а от холода, так и не разгадав причины гибели стерглов. На столе у Профессора лежал их меч, широкий, короткий, с полированными плоскостями и чеканной рукоятью. Электричество надо было экономить для исследований, поэтому ученый решил наколоть щепок и разложить в углу кабинета на листе жести небольшой костер. Для такой работы больше подходил Дайси, но его мать лежала дома больная, и лаборант приходил только во второй половине дня. - Дайси! Дайси! - на всякий случай позвал Профессор. Лаборант не откликнулся. Тогда он поставил на середину комнаты старенький стул, сжал обеими руками меч стерглов, размахнулся и изо всех сил ударил по деревянной спинке. Лезвие меча разлетелось на несколько частей, словно было сделано из хрупкого стекла. Обломки посыпались на пол. Стул стоял целехонек, лишь в одном месте осталось несколько неглубоких царапин. Не веря своим глазам Профессор подобрал обломки и внимательно осмотрел их. Он также тщательно исследовал уцелевшую половину меча, даже проверил ее под микроскопом. Блестящие полоски не содержали ни единого намека на трещины. И тем не менее Профессор понял, что держит в руках разгадку тайны гибели стерглов. Наконец-то! Он вернулся к стулу и стараясь не пропустить ни единой подробности вновь ударил по спинке. Раздался треск дерева, в воздух взметнулось облачко пыли. Половина спинки упала к ногам ученого. На лезвии меча, конечно же, не осталось ни единой щербинки. Профессор вновь взмахнул обломком клинка, и под жалобный стон пружин стул развалился пополам. Он рубил еще и еще, увлекшись бил по обломкам стула, по полу и в стены, желая лишь одного: разломать проклятую половину меча и на глаза определить места разрушений. Тщетно! Старания ученого пропали даром. Наконец силы оставили Профессора. Но вместе с тем он почувствовал, что согрелся. Лишь теперь ученый вспомнил, зачем, собственно, стал рубить мебель. Он увидел также, что хотя стул расщеплен буквально на мелкие кусочки, сделано это довольно бестолково. Скрипнув от досады ушами Профессор выбрал из груды обломков половинку ножки, поставил ее вертикально и попытался отколоть несколько лучин для растопки. Стоило ему лишь слегка нажать на дерево, как от сломанного клинка вновь откололся кусок. Половинка ножки была целехонька. ""Неужели мне так и не удастся развести огонь?"" - с горечью подумал Профессор. Он стоял и яростно теребил холеную бородку. Что происходит в конце концов?! Почему сталь то ломается практически без усилия, то вдруг словно спохватившись вновь становится нормальной сталью? Кровь яростно приливала к голове, со стуком пульсировала в ушах, которые начинали противно поскрипывать. Чтобы охладить разгоряченный лоб Профессор прижал к нему сломанное лезвие меча. Немедленно ИЗ ЭТОГО СТРАННОГО ОРУЖИЯ в голову вползла мысль (так по крайней мере показалось Профессору): ""Сталь просто-напросто НЕ ХОЧЕТ подчиняться чужой воле. Когда пытаешься сломать меч, сталь твердеет. Когда стремишься разрубить дерево, она ломается"". Что и говорить, мысль была глупой. Профессор даже представить не мог, почему она возникла. Он не верил ни в бога, ни в черта, ни в приведения. А уж тем более в оживший меч. И несмотря на все это такая мысль очень хорошо согласовывалась с происшедшим. Поэтому Профессор от души возблагодарил Великого Черного Тюльпана, извлек из сейфа второй меч стерглов и некоторое время изучал его, подойдя к окну. Наконец он решился на небольшой эксперимент. В нижнем ящике стола хранился подарок его бывшего соученика, а ныне весьма известного рудознавца (известного НЫНЕ, если его еще не повесили Алые негодяи). Когда Профессор вынул подарок, разная железная мелочь со скрипом и перестукиванием заерзала во всех ящиках стола. Ученый положил меч стерглов на обломок магнитного минерала и прикрыл сверху белым бумажным листом. После этого извлек из радиоприемника маленький стеклянный баллончик, разбил его и высыпал невесомый черный порошок. Микроскопические частички рассыпались по бумаге ровным слоем, однако в некоторых местах его прочертили едва заметные сеточки белых зигзагов. Всю жизнь Профессор изучал преимущественно историю. Он почти ничего не понимал в физике и вряд ли смог бы самостоятельно произвести более тщательное исследование клинка. Тем более сейчас, когда перед лицом наступающего противника весь университет в панике разбежался. Остались лишь Профессор и Дайси: первый - потому что презирал Алых мерзавцев и их так называемого всемогущего вождя, второй из-за больной матер и... Кстати, где же он? - Дайси! Дайси...- позвал Профессор требовательно, но не без нотки покровительства в голосе. Выждав немного, повторил почти безнадежно: - Дайси. Лаборант неожиданно возник в дверях. - Она умерла,- сообщил юноша голосом полным слез и едва слышно шепнул: Мама... Профессор был искренне смущен. Лаборант безудержно рыдал, крупные слезы катились по лицу из всех трех глаз, а Профессор вспомнил чопорную сухонькую женщину, которая стояла рядом с сыном и застенчиво лепетала: ""Как вы думаете, господин мой, Дайси станет великим ученым? Он такой скромный... А мой покойный муж только об этом и мечтал"". - Мама умерла,- повторил Дайси сквозь всхлипывания. - Это весьма печально, мой дорогой,- сказал Профессор. На окраине города ритмично заухали тяжелые станковые ядрометы. Через окно было видно, как в небо взвились гигантские языки пламени. - ВСЕ очень печально,- как бы обобщил Профессор и тут же вспомнил, о чем, собственно, хотел просить Дайси.- Печально и то, что я, так сказать, едва не замерз. Я понимаю ваше состояние, дорогой, но все же прошу об одной услуге. Вот меч. Будьте любезны, наколите побольше лучин для растопки. Лаборант слепо повиновался. Профессор внимательно следил, как тот нетвердым шагом приблизился к куче обломков, взял первый попавшийся... и едва Дайси приступил к делу, клинок стерглов раскололся. - Ой, простите меня. Я сегодня такой неловкий... Мамочка, мамочка... Лаборант залился слезами. Он явно не чувствовал НИЧЕГО НЕСУРАЗНОГО в происшедшем. - Пустяки, мой дорогой. Возможно, вы обладаете гораздо большей силой, чем кажется. Профессор вынул из пальцев безразличного к окружающему Дайси остатки меча и поднес их к магнитному рисунку. Разломы довольно точно совпадали с белыми линиями. - Вот что, Дайси, разыщите где-нибудь тиски и напильник и соберите с поверхности разлома порошок для анализа. Канонада за окном усилилась. Профессор подумал немного и с настойчивой лаской прибавил: - Да поживее, мой дорогой. Однако Дайси не был в состоянии найти мастерскую без посторонней помощи. Профессору пришлось отвести его на первый этаж. Пока лаборант работал, ученый вернулся в кабинет, сел за свой любимый стол, нежно провел ладонью по его блестящей полированной поверхности и придвинув поближе портрет Великого Черного Тюльпана некоторое время благоговейно созерцал священное изображение. Аккуратно огладил свою бородку лопаточкой (точная копия ЕГО бородки), прическу (почти точная копия ЕГО прически, насколько позволяла плешь). Извлек из ящика план города и разложил на столе. В кабинет вошел Дайси с приготовленным порошком в бумажной салфетке. Профессор немедленно выхватил из мелко дрожавших пальцев лаборанта драгоценный порошок. Насыпав его тонким слоем на предметное стекло, прикрыл вторым стеклом и поместил под микроскоп. Впрочем, все способы исследования, какие в состоянии был измыслить Профессор, ничего особого обнаружить не позволили. Тщетно ученый менял увеличение, угол обзора, освещал образец рентгеновскими, ультрафиолетовыми и инфракрасными лучами, подносил кусок магнитного минерала. Презрительно высунув языки поскрипев на прощание ушами, Ее Величество Тайна самым неприличным образом ускользнула от Профессора. Наконец он выключил раскалившийся микроскоп и вернулся к столу. Лаборант спал тут же на стуле у стены. Во сне он поминутно охал и всхлипывал. Чтобы дать возможность подсознанию спокойно поработать, Профессор решил заняться пока планом города. - Дайси, дорогой, я предлагаю вам прогуляться по улицам и расспросить, где конкретно идут бои. Честное слово, я теряюсь от неопределенности нашего положения. А вы заодно, так сказать, развеетесь. Дайси вышел из комнаты пошатываясь. После ухода лаборанта Профессор внимательно изучил горизонт из разных окон, потом отметил на плане места пожаров и очертил примерную дислокацию осаждающих. Что ж, надо полагать, в запасе у него были по крайней мере сутки. Ученый с кряхтением направился к микроскопу, чтобы продолжить поединок с упрямым порошком стергловской стали. Для начала он решил обработать его легкой кислотой и повторно осмотреть в лучах ультрафиолета. Всю жизнь, до самого последнего времени Профессор имел дело в основном с глиняной и деревянной посудой. Будь он металловедом, а не историком, он без сомнения придумал бы лучший способ анализа. Впрочем, вся эта возня, скорее напоминающая игру в науку, чем серьезное исследование, не имела смысла. С другой стороны, почему бы не поиграть напоследок, если завтра тебя, скорее всего, убьют... Профессор извлек образец из микроскопа и попытался разнять предметные стекла, но тут же обнаружил, что порошок между ними исчез неизвестно куда, асами стекла склеены. Ученый вскочил и обернулся. Ему померещилось, что он не один в лаборатории. Сзади никого не оказалось. Тем не менее Профессор несколько минут торопливо ходил по пустым коридорам и кабинетам со сжатыми кулаками, спрашивая себя: кто посмел испортить образец, ссыпав порошок и склеив предметные стекла? И чем это он их склеил? Когда раздражение улеглось, ученый вернулся к микроскопу. Дрожь пробегала по телу, пока Профессор повторял процедуру исследования, надеясь все же обнаружить шов. Ее Величество Тайна явно сменила гнев на милость и вернулась. Во всяком случае клей, намертво соединивший предметные стекла, оказался до того прозрачен, а слой его был настолько тонок, что не видно было ни малейшего следа шва. Профессор устал. Он вынул предметное стекло из микроскопа и принялся бездумно играть им, подбрасывая на ладони. Потом неизвестно зачем зажал его веком среднего глаза наподобие монокля и скорчил гримасу, изображая самую ненавистную в мире личность - презренного Алого Тюльпана. Так он, помнится, баловался еще подростком... Тут стекло бутафорского монокля начало мутнеть. Профессор быстро извлек его из глаза и не успел подумать: ""Это что еще за фотохимия?!"" - как оно окончательно сделалось матовым. Ее Величество Тайна на секунду высунулась из стекла, с озорством посмотрела на ученого и интригующе прошептала: - Эй, господин историк, а не порошок ли стергловской стали склеил стекла? Не превратился ли он сам В СЛОЙ СТЕКЛА? Профессор не помнил, как добрался до кабинета. Когда он очнулся от сомнамбулической замороженности, то обнаружил, что сжимает в руках старинную бронзовую ступку. Интересно, что за белый порошок в ней? Ученый напряг память. В мозгу мелькали обрывки смутных ощущений. В горле першило. Неужели он спустился в университетский музей, снял с витрины ступку и истолок в ней предметное стекло?.. Кажется, так и есть. Вот номерок на донышке ступки. Раньше в таких посудинах приготовляли лекарства. А теперь? Что он хочет сделать теперь? От досады Профессор заскрипел ушами. Конечно же, необходимо поставить контрольный эксперимент! В течение следующих полутора часов, пока в стеклянной пыли лежали три гвоздя и клочок бумаги, ученый лихорадочно сопоставлял факты и проверял логичность выводов. Итак, оружие стерглов ломается от малейшего удара. Предметное стекло мутнеет, если через него пытаться смотреть. Порошок стали исчезает, хотя никто не вынимал образец из микроскопа. Все это обнаруживается, если действия НЕПРЕДНАМЕРЕННЫЕ. При попытке НАРОЧНО сломать меч или рассмотреть шов клея никаких аномальных явлений не возникает. Если же действия непреднамеренные, ОСНОВНАЯ ФУНКЦИЯ ПРЕДМЕТА моментально нарушается: сталь ломается, идеально прозрачное предметное стекло мутнеет. Гипотеза такова: причина всему - атомы, из которых состоит оружие стерглов, а теперь и стеклянный порошок. Надо бы записать эту мысль. Профессор пошарил в ящике стола, ничего не нашел. Тогда он вынул клочок бумаги из ступки, отряхнул от порошка и вывел крупными буквами: ПРИЧИНА - В АТОМАХ. Едва ученый поставил точку, лист бесшумно лопнул точно по линиям букв. Конечно, чего-то похожего следовало ожидать, однако ученый отшатнулся и часто-часто заморгал всеми тремя глазами. Пожалуй, теперь незачем заставлять Дайси забивать гвозди в стену. Можно считать, что безумно-гениальная идея насчет атомов полностью подтвердилась. - Они заняли окраины, прорываются сюда. У лаборанта был такой жалкий вид, что Профессор поспешил отвернуться. Не хотелось портить торжественность минуты. Его взгляд остановился на портрете бессмертного Черного Тюльпана, и лишь тогда ученый осознал, сколь великое открытие даровала ему судьба. - Вы верите в победу, Дайси? - прошептал ученый, едва сдерживая клокотавшие в груди чувства и яростно теребя бородку. - Какая победа? Нас убьют, может, сегодня вечером... Или завтра. Мы умрем как... мамочка,- лаборант всхлипнул. - Ошибаетесь, Дайси,- произнес Профессор растягивая слова и крикнул так, что задребезжали оконные стекла: - МЫ ПОБЕДИММММ!!! Лаборант попятился к стене. Он решил, что бедный добрый Профессор сошел с ума от ужаса перед полчищами осаждающих. А счастливый ученый между тем истово шептал слова благодарности, обращаясь к портрету бессмертного Черного Тюльпана. Потом бросился к салфетке, где лежал приготовленный лаборантом порошок. О нежданная радость! Порошка почти не осталось, зато над ним образовалось несколько листов точно такой же бумаги, из которой была вырезана салфетка. - Оружие! Вот наше оружие! - вопил Профессор размахивая листами, которые всего два часа назад были стальным порошком.- Мы победим, мой дорогой, непременно победим Алых. Но для этого вы должны как можно скорее спуститься в сад и нарезать охапку розог. Дайси тихонько заскулил и сломя голову бросился во двор. Он старался не оглядываться на Профессора, который столь неожиданно спятил. Ученый же устроил в кабинете настоящий погром, пока искал веревку. Было похоже, что тут уже побывали Алые негодяи или службисты из Комиссии по инакомыслию. Наконец он махнул на все рукой и сорвал шнур, на котором висели гардины. Профессор никогда не жадничал и не забывал о ближнем, поэтому прежде всего аккуратно разрезал шнур пополам, а затем тщательно втер в обе половинки остатки стального порошка. Как раз когда он окончил эту незамысловатую операцию в дверь осторожно вошел Дайси с розгами. Он смотрел на Профессора с нескрываемым ужасом, словно тот был одним из Алых захватчиков. - А, Дайси! Спасибо, огромное спасибо. Вот вам веревка. Нет, что вы, мой дорогой! Ни в коем случае не сейчас. Приберегите веревку для Алых. Пусть они вешают вас непременно на ней. Услышав эти слова несчастный лаборант помчался прочь, жалобно вопя и роняя прутья розог. Веревку он все же не бросил. - Дайси, Дайси, подождите! Я же не приготовил розги. Однако Профессор не догнал перепуганного юнца. Расстегнув ворот одежды и яростно обмахиваясь ладонью, он наблюдал из распахнутого окна, как лаборант несется не разбирая дороги по пустынной аллее чистенького университетского садика навстречу взрывам и дыму. ""Так и будет бежать, пока не попадет к Алым. А там... да поможет ему веревка и бессмертный Черный Тюльпан!"" - подумал Профессор. Отдышавшись, он собрал рассыпанные розги и принялся старательно натирать каждый прутик стеклянным порошком. Потом завязал розги вместе с веревкой и листами бумаги в узелок, растянулся на стареньком диванчике в соседней с кабинетом комнате, положил узелок под голову и преспокойно заснул. Это был единственный житель города, который спал в тот вечер несмотря на приближающийся грохот тяжелых ядрометов. Профессору снились Ее Величество Тайна, Великий Черный Тюльпан и окончательная и бесповоротная победа бессмертного Черного дела. И еще ему снилось, как стальной и стеклянный порошки атом за атомом, молекула за молекулой превращаются в структурные единицы веревки, бумаги и прутьев... Проснулся Профессор от страшного удара, расколовшего дверь кабинета пополам. Едва он успел вцепиться в узелок, как в комнату ворвались Алые солдаты. Один из них схватил ученого за шиворот, пинками выгнал в коридор и спустил по лестнице к парадной двери университетского корпуса. Остальные перевернули любимый полированный стол Профессора, в бешенстве растоптали портрет Черного Тюльпана, обыскали кабинет. После этого выскочили в коридор и принялись стрелять во все стороны зажигательными зарядами. Когда плененный Профессор украдкой взглянул через плечо, здание университета уже вовсю пылало. Алый солдат гнал его без передышки до самой площади имени Черного Тюльпана. Профессор бежал рысцой. Он совсем запыхался и нисколько не ощущал холодка ночи. По дороге к площади он лишь однажды шепнул: - Я сдаюсь. Я понял свое заблуждение и желаю работать на благо великого Алого дела. Провожатый стукнул Профессора рукояткой ядромета по голове и строго прикрикнул: - Давай-давай, вол ученый! Нет у нас времени на таких предателей как ты. И без того засиделись у вашего паршивого городишки. Веревка всех исправит. ""Значит, казнят всех подряд. Что и требовалось доказать, "" - подумал Профессор и успокоился: узелок он сжимал изо всех сил. В центре площади в отсвете пожарищ поблескивали обломки оскверненного изображения Великого Черного Тюльпана. У подножья больших крепких деревьев работа шла полным ходом. Веревок конечно же не хватало. Запыленные лица Алых солдат были исчерчены дорожками пота (даром что все они были здоровенные парни!). Алые едва успевали снимать и оттаскивать в сторону повешенных, чтобы освободить петли. Конвоир толкнул Профессора в хвост одной из длинных очередей, в которой женщины жалобно скулили под прицелом многозарядных пружибоев и гаркнул: - А вот этот в университете сидел! Болван! Алые захохотали. Их капрал заметил в руках ученого узел и рявкнул: - Эй, ты, веревку притащил, что ли? Дай сюда! Надоела эта волокита. - Конечно, конечно есть веревка,- Профессор старался говорить льстиво и улыбаться угодливо, насколько ему позволяла ненависть.- Я знаю и свято чту обычаи войны. - Чтишь обычаи! - презрительно фыркнул Алый капрал, развязывая узелок.Эй, ребята, да тут и розги! Ты что же, вонялка старая, оборваться надеешься? А вот я сам тебя и повешу сейчас! Учти, я на такие штучки мастак. Тогда и поглядим, кто из нас идиот. Алые чрезвычайно развеселились, а ученый, несмотря на предрешенность исхода, не на шутку перепугался. Мелкими неверными шажками он приблизился к капралу. Тот степенно, со знанием дела проверял веревку на прочность. Глядя на натянувшийся струной между громадными кулачищами шнур от гардин Профессор на всякий случай молил Великого Черного Тюльпана о прощении. Когда петля обвила шею, он крепко зажмурился. Капрал дернул за веревку. Ноги Профессора отделились на миг от земли... и он тут же мешком упал вниз. Рядом на чем свет стоит ругался Алый капрал, яростно вертя в руках обрывок веревки. - Все... Теперь экзекуция...- прохрипел задыхаясь Профессор. - Что-о?! Думаешь, что как оборвался, так я не могу повесить тебя во второй или в третий раз? - загремел капрал. - Но священные обычаи войны...- начал было ученый. Точным ударом сапога капрал разбил ему губы и без дальнейших объяснений принялся тщательно связывать лопнувшую веревку. Когда же Профессор вновь благополучно свалился на землю, он сложил веревку вдвое и перебросив через толстую ветку для пробы повис на ней. Однако и это не помогло. Профессор сидел у ног своего мучителя, надсадно кашлял и с мольбой смотрел на него выпученными глазами. - Ладно, очкарик, такое твое поганое счастье,- хмуро буркнул капрал, сжал в кулаке пучок розог и угрожающе пробормотал: - Но теперь скидывай штаны... и держись! Запорю... Профессор неожиданно обнаружил, что не предусмотрел в своем хитроумном плане борьбы одной досадной ""мелочи"". После неудачного повешения пленника полагалось высечь розгами и отправить в лагерь. И вот теперь ему предстояло обнажить известные части тела и лечь. Эта процедура была бы сносной, если бы не присутствие женщин. Спору нет, каждая из них мечтала оказаться на месте Профессора, и пока незадачливый ученый расстегивал одежду, эти несчастные все как одна уставились на него. - Давай-давай,- ехидничал Алый капрал, который заметил нерешительность Профессора и с видом непобедимого превосходства поигрывал розгами, скручивая их кольцом и похлопывая себя по руке.- Уж я тебе всыплю, висельник сопливый! Мало не покажется. Кровь прилила к голове Профессора так, что уши затвердели и противно скрипнули. Испытывая муки стыда, сравнимые разве что с терзаниями при виде поруганных остатков изображения Черного Тюльпана, ученый лег у ног капрала. Розги с диким свистом рассекли воздух. Но стоило прутьям коснуться тела Профессора, как они дружно сломались. Взрыв ярости Алого капрала напоминал залп батареи тяжелых ядрометов. Он изо всех сил пнул лежащего в соответствующее место и принялся извергать потоки отборной ругани. Самым ласковым словосочетанием, которого удостоился ученый, было ""заговоренная задница"". И все же капрал был порядочной дубиной. Он явно не верил в преимущества могучей позитивистской науки, зато трепетал перед колдовством и магией. Во всяком случае он как можно тщательнее скрутил Профессору руки его же собственным поясом и выкатив глаза шепнул солдату-конвоиру: - Эй, поглядывай за этим, чтобы не шептал чего, не плевал и не махал руками, хоть и связанными, не то такое буде т... Благодаря ""предусмотрительности"" капрала по дороге в ближайший лагерь Профессора не били, не ругали и вообще старались не трогать. К месту назначения ученый прибыл в самом радужном настроении. Едва он пересек границу окружавшего барак силового поля и почувствовал, что руки его свободны, как сразу же принялся осуществлять намеченный план. Вынув из кармана сложенную в несколько раз бумажную салфетку, он подошел к первому встречному заключенному и с самым невинным видом спросил: - Простите, любезный, не подскажете ли вы, где здесь... э-э-э... отхожее место? Заключенный по кличке Лысый N5 тупо уставился на Профессора, потом сгреб его в охапку и принялся что было силы трясти. Лысый N5 объяснил, что терпеть не может ""всяких вонючих штатских"", которые предали великое Черное дело и добровольно отправились в лагерь, а не угодили за силовое поле в беспамятстве, контуженные в честном бою. - Отдай бумажку сюда, ублюдок! Твой зад не достоин ее! - рявкнул напоследок Лысый N5, вырвал салфетку из рук ученого и гордо удалился под хохот всего барака. Профессор пытался изо всех сил сдержаться, но все же не смог не разгладить гордым жестом бородку лопаточкой (которой как и прежде весьма гордился несмотря на засохшую в ней кровь и пыль). Лысый N5 наверняка отправит бумажку по назначению. А так как из содержимого канализации вырабатывают самые лучшие удобрения, то можно не сомневаться, что замаскированные в бумаге атомы стергловской стали отравят продукты Алых. Радужное настроение не покидало ученого. С удовольствием выхлебав полмиски баланды он до глубокой ночи возил полные тачки руды к огнедышащему жерлу плавильной печи с такой легкостью, словно вдруг помолодел лет на пятнадцать. Несколько раз его сбивал с ног вездесущий Лысый N5. Грозно вращая всеми тремя глазами и вовсю скрипя ушами он рычал: - Ты для кого стараешься, изменник вонючий?! Впрочем, Профессора это нисколько не волновало. С первой же тачкой руды он отправил в печь еще одну порцию стергловских атомов в виде салфетки и гвоздя, который его лаборант так и не забил в стенку и который был машинально опущен в карман еще в университетском кабинете. Совесть Профессора таким образом была чиста: оружие Алых обязательно сломается в бою. Вечером, когда изнуренные каторжной работой пленники спали, сжатые силовыми линиями, а Огромный Грюк, охранник барака, поминутно клевал носом, ученый бодрствовал. В угнетающе душной, затхлой тьме ему мерещились яркие, красочные картинки всетюльпанской победы бессмертного Черного дела. В этих безумных грезах сам Величайший из великих Черный Тюльпан извлекал из пропасти небытия его имя и твердой рукой чертил это имя на скрижалях истории. Тогда восторг и слезы начинали душить Профессора, он громко кашлял, Огромный Грюк вскакивал, грозно поводил ручным ядрометом и сыпал отборной руганью. Посреди ночи в барак втолкнули вновь прибывшего заключенного. Что-то знакомое было в его неловких движениях, во всей его тощей фигуре. Когда заключенный со стоном повис в силовом поле слева от Профессора, тот с огромной радостью узнал во вновь поступившем Дайси. Дождавшись, чтобы потревоженный охранник задремал и с трудом преодолевая сопротивление силового поля Профессор подтянулся к лаборанту и тронул его за плечо. Дайси слабо застонал. Подготовленная Профессором веревка действительно спасла его от немедленной смерти. Но он не взял розги, поэтому экзекуция не прошла столь же безболезненно. У несчастного был сильнейший жар, вся спина распухла и горела. Дайси то и дело начинал бредить и звать мамочку, которая умерла во время осады. Очнувшись в очередной раз принялся умолять Профессора помочь ему. Ученый отвернулся, будучи не в силах видеть страдания Дайси. И тут ему в голову пришла великолепная мысль. В конце концов к чему дальше задерживаться в лагере... и вообще В ЖИЗНИ? - Хорошо, мой дорогой. Я спас вас от петли, облегчу вашу участь и теперь. Профессор достал из кармана последнюю салфетку, разорвал пополам и протянул одну половинку лаборанту. - Съешьте вот это. Съешьте, мой дорогой. - А... поможет? - с сомнением спросил тот. - Я же спас вас один раз. Дайси с трудом разжевал и проглотил бумагу вслед за Профессором. - Отлично, мой мальчик,- похвалил ученый и во все горло заорал: - Ну, что тут еще можно съесть? Огромный Грюк проснулся и с яростными воплями бросился к ним. Через несколько минут разбуженные заключенные выстроились перед бараком и сонно моргая смотрели на Профессора и Дайси, которые корчились у их ног и жалобно стонали. Разозленный охранник прохаживался перед строем и назидательно орал: - Вы, Чернотюльпанские выродки! Я вам попрячу жратву по карманам! Я вам пожую корки, когда всем положено подобрать сопли и дрыхнуть! Эй, сброд! Всем смотреть на этих свинячьих подонков! Я отправляю их на бензин. НА БЕНЗИН!!! Немедленно! Пусть на них поездят наши машины во славу непобедимого Алого Тюльпана и на погибель вам, крысячье отродье! И так будет с каждым ублюдком, кто не выполнит мой приказ, не будь я Огромным Грюком! Когда приговоренных вели к центробежной фильеродавилке для предварительного измельчения, лаборант шепнул Профессору: - Что вы наделали! Разве это облегчение? - Конечно, мой дорогой,- бодро отозвался ученый.- Я совершил ошибку, спасая нас от повешения. Простите меня за это, ведь вы сильно пострадали от экзекуции. Я просто не представлял себе, сколь непереносимо лагерное существование. Зато теперь мы умрем. Разве это не облегчение? Дайси всхлипнул: он боялся фильеродавилки. - Ничего, мой дорогой, пустяки. Это случится почти мгновенно. В конце концов всех здесь отправляют на бензин, живых ли, мертвых. Конечно, наши недра настолько богаты органикой, что это бессмысленно. Это капля в море. Но не все ли равно? Зато... Профессор вовремя замолчал, но мысленно все же продолжил: зато уж бензин мы делаем просто превосходно, и все до единой органические молекулы наших бренных тел пойдут в дело. И бумажки из наших желудков тоже превратятся в бензин... Перед тем как люк фильеродавилки опустился над ним ученый хитро улыбнулся и в последний раз в жизни гордо разгладил свою бородку лопаточкой. Несмотря на довольно жалкое состояние после мытарств Профессора она все еще сохраняла отдаленное сходство с бородкой САМОГО Черного Тюльпана.

Тимур ЛИТОВЧЕНКО

Этот проклятый дождь...

Как и вчера, и позавчера, и третьего дня, в подвале старого полуразрушенного "дворца" царила смертная тоска (если только подобное определение уместно по отношению к тем, кто среди живых давно уж не числится). Еще бы, ведь уже третий день... то есть, третью ночь кряду шел проливной ливень! И конца-края этому безобразию не видно.

- Слышь, Деда, чего делать-то будем? - спросил товарища по несчастью (или по заключению - как угодно) Феофил, или по-простому, по-свойски Филька.

Тимур ЛИТОВЧЕНКО

Ето хто ж это?..

(Украино-русская пьяная пьеса)

Действующие лица:

Полупьяный милиционер.

Полутрезвый пьяница.

"Воронок".

Картина 1

Ночь. Пустынная улица. Нарастающий шум мотора. Из-за угла дома выезжает "воронок", резко тормозит. Открывается дверца, из "воронка" выпадает полупьяный милиционер и остаётся неподвижно лежать там, где упал.

Картина 2

С противоположной стороны улицы к "воронку" приближается, пошатываясь, полутрезвый пьяница. Увидев полупьяного милиционера, останавливается, пошатываясь.

Тимур Литовченко

Инопланетянин в кино

Из цикла "Инопланетянин"

- Что у Вас тут случилось? - спросил Владкин, входя в комнату дежурного администратора.

- Да вот этот гражданин пытается проникнуть в кинотеатр, - возмутился администратор.

- Ну и что? - не понял Владкин.

- Да я вот тоже ничего не понимаю, - смущённо начал Инопланетянин. - На афише стоит: "До 16-ти лет". Это значит...

- Это значит, что "Детям до 16-ти лет вход воспрещён", - перебил его администратор. - Но писать так длинно, вот мы и сокращаем. Вы что, гражданин, не знаете? С луны свалились?