Чипсы

Павел Кустов

ЧИПСЫ

" - Бэpимоp, что это?

- Овсянка, сэp."

Россия. Лето. В комнате один. День тянется как pезина. Скучно уныло и безысходно. Вдохновение, это где-то там, вчеpа, но не здесь, не сейчас. И это мучительно пpотивно. Он не любил такие моменты. Бежал от них, цепляясь за все, что может пpидти в голову, попасться на глаза, под pуку. Он чувствует, что жизнь уходит, что он "умиpает". Вот и сейчас он сидит один дома на полу, пpислонившись к стене, сломанной по полам кисточкой выковыpивая засохшую кpаску из под ногтей. Так жить нельзя. - Какого чеpта! Почему! Пpедстояло pазобpаться. Точнее сказать, это было ему необходимо. Дисгаpмония внутpи - это всегда пеpвопpичина хандpы. Hаш геpой мастак по части самокопаний, он знает себя. И все пpосто, и вот оно pешение. Посмотpите, как он находит то, что ему нужно.

Другие книги автора Павел Кустов

Павел Кустов

ТЁПЛОЕ МЕСТО

"Sorrу."

Max Damage (CARMAGEDDON)

О людях котоpые живут pядом, стоят на остановках и, куpя, бpосают окуpки вниз на заплёванный асфальт, как свою последнюю надежду на счастье в единственной жизни.

Россия. Декабpь. Доpога из-за осенней pаспутицы, выбившаяся из собственной колеи, из последних сил, соединяет гоpод с новым пpомкомплексом. Лихие водилы на МАЗах вспахали на ней неpвные гpивы. Пеpвый моpоз выдохнул свои пpичуды на непокpытую снегом землю, пpочно сковал комья гpязи на ней. Люди в кваpтиpах до весны забыли тепло:

Популярные книги в жанре Современная проза

«Так говорил Никодимыч» с полной уверенностью можно назвать «философским трактатом», несмотря на умышленно просторечный язык и баечный стиль. Главный герой повести Никодимыч, вещающий мужикам во дворе свои побасенки, большой хитрец – увлекая сюжетом и доступностью языка, он воспитывает своих слушателей, доводя до них простые общечеловеческие истины.

И смеются над его сказочками мужики, и призадумываются, и выводы делают, и не ведают, что философией это называется.

Книга рассказывает об одном дне старого пенсионера, который втайне подрабатывает на жизнь укладкой плитки. Это смесь грустных и веселых эпизодов и воспоминаний о прожитой жизни. На русском языке публикуется впервые.

Целая жизнь – длиной в один стэндап.

Довале – комик, чья слава уже давно позади. В своем выступлении он лавирует между безудержным весельем и нервным срывом. Заигрывая с публикой, он создает сценические мемуары. Постепенно из-за фасада шуток проступает трагическое прошлое: ужасы детства, жестокость отца, военная служба. Юмор становится единственным способом, чтобы преодолеть прошлое.

Авраам Б. Иегошуа – писатель поколения Амоса Оза, Меира Шалева и Аарона Аппельфельда, один из самых читаемых в Израиле и за его пределами и один из самых титулованных (премии Бялика, Альтермана, Джованни Боккаччо, Виареджо и др.) израильских авторов. Новый роман Иегошуа рассказывает о семье молодого солдата, убитого «дружественным огнем». Отец погибшего пытается узнать, каким образом и кто мог сделать тот роковой выстрел. Не выдержав горя утраты, он уезжает в Африку, в глухую танзанийскую деревню, где присоединяется к археологической экспедиции, ведущей раскопки в поисках останков предшественников человечества.

Когда молодость и жизнелюбие твои постоянные спутники, когда удача в жизни соседствует с любовью родных, кажется, судьба у твоих ног. Леа Ренале дышит мечтой расшифровать алфавит забытых книг и прикоснуться к пониманию логики Древних. Но ее планам не суждено сбыться, потому Аид Санара – Верховный Судья – знает о том, что едва манускрипты раскроют свои секреты, быть войне. Привыкший работать лишь с тяжелыми преступниками, своих методов с Леа он не меняет. Их столкновение фатально. Но однажды Леа возвращается в жизнь Судьи совершенно иной, Новой, и ее уже невозможно ни запугать, ни разгадать.

Мир оживает после Великой чумы, Империя пытается сохранить ценности культуры и цивилизации, выполнить свой миссионерский долг – нести божественное Слово Господа Деуса. Идет постоянная борьба с внутренними врагами – обычными преступниками, еретиками и теми, кто злоупотребляет запретными знаниями – колдунами и ведьмами. Империю окружают внешние враги – варвары, язычники-демонопоклонники, дикие склавянские княжества. Оборону держит рыцарский Орден Серых Плащей. Их честь – верность.

Отряд послушников прибывает в отдаленный замок – командорию – на восточной границе с Великой Чащей. Скука и постепенная деградация оборачиваются кошмаром – похищения, жертвоприношения и адские твари в ночи. И это только начало.

От лауреата Нобелевской премии и Международного Букера.

"Возможно, мы недостаточно убедительно требуем пресечения зла? Можно смириться с мелочами, которые вызывают разве что некоторый дискомфорт, но не с бессмысленной, повсеместной жестокостью. Ведь это так просто: счастье других людей и нас делает счастливее."

Удивительная многослойность – визитная карточка нобелевского лауреата Ольги Токарчук, чьи тексты никогда не бывают простыми. Детектив, философия, аллюзии и пронзительная глубина лесных пейзажей… «Веди свой плуг по костям мертвецов» – это история героини с особым взглядом на привычное, чей внутренний мир мы разгадываем, словно по натальным картам.

Во многих смыслах это роман-расследование. В своем тексте Токарчук затейливо шагает по точкам противоположной полярности: жизнь и смерть, случайное существование и предначертанность, человек и природа, охотник и жертва.

Кто имеет право жить, а кто – убивать? И кому дается власть определить это?

"Токарчук – тот удивительный тип писателя, который хоть и немножко пережимает реальность в самых неожиданных местах, но при этом не забывает увлекать читателя простым и понятным рассказом, простым и понятным писательским любопытством". Анастасия Завозова (Esquire).

"Токарчук пишет портрет цивилизации, максимально широко исследуя ее главные черты – «текучесть, мобильность, иллюзорность»; и еще – вечное движение, которое давно стало символом жизни". Владимир Панкратов, литературный обозреватель

Люди всегда воевали. Из-за территории, золота, глупой обиды.

Серая Стража ведет войну с чернокнижниками и не вмешивается в политику, но есть исключения.

Натаниэль Эверсон узнает, что его семья замешана в грязных делах, – пришло время собраться с силами и сделать выбор.

С Границы надвигается полчище склавян, и Магнус, Касс и Люциус снова вместе, ведь ведьмы пророчат прибытие кровавого демона, – как обычно, только на этот раз опасность грозит со всех сторон и требует жертв. Но что значит боль единиц по сравнению со спасением тысяч?

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Александр Кутехов ака Магистр

Чужие за Хищника

- Нормальные десантники всегда идут в обход, - бодро напевал капрал Уилкс, выбираясь из транспортера. Но бодрость эта и веселость были наигранными. Откуда бы им взяться, если из всего отделения остался только он, да десятимиллиметровый карабин. Транспортер разбит, еле-еле дотянул до базы, флаер вряд ли прилетит в ближайшее время, и еще неизвестно, что творится вокруг. Но капралу колониальной морской пехоты не пристало кукситься и ныть. Если суждено погибнуть от лап и челюстей чудовищ - на все воля Божья и высшего командования. Уилкс проверил заряд карабина. Индикатор показывал восемьдесят патронов и четыре гранаты в подствольном гранатомете. Как раз хватит, чтобы умереть с честь, как и подобает настоящему морпеху. На локаторе мерно пульсировали две точки. Две твари притаились в коридоре. Вот глупые, думают, что если он их не видит, то и не знает о них. Уилкс усмехнулся, подошел поближе к дверям и, когда створки разъехались, выстрелил туда из гранатомета. Граната сказала 'бум', лампочка в коридоре сказала 'дзинь', Чужие ничего не сказали. Капрал с ухмылкой перевел глаза на локатор и остолбенел. Две точки продолжали мирно пульсировать, потихоньку отдаляясь. Разрыва противопехотной гранаты обычно хватает, чтобы разнести все вокруг на расстоянии в добрый десяток метров. Но невредимые чудовища спокойно удалялись. Одно это уже противоречило их обычной тактике, ведь, как правило, они при малейшем шорохе бросаются вперед. За добычей. Как-то еще на корабле капралу удалось подслушать разговор двух офицеров из команды ученых, присланной, чтобы изучать этих тварей. Оказывается, Чужие у себя на родной планете - вовсе не венец творения. Хотя им в этом не откажешь, куда прочнее, выносливее и злобнее, чем человек разумный. Так вот, на своей исторической родине эти милые зверьки занимают место наших полевых мышей, или, на крайний случай, австралийских кроликов. Такие же грызуны-вредители. Живут себе в норах, жрут все, что ни попадя, никакая зараза их не берет, только живучее становятся. А еще плодятся, как эти самые кролики, все время новые территории захватывают. Да и на эту планету они пробрались зайцами, на том старом корабле, что колонисты нашли милях в сорока от базы. Интересно, какие же тогда там хозяева, если полевые грызуны ростом больше человека? Не хотелось бы с ними встретиться в открытом космосе. Но это когда-нибудь, в отдаленном будущем, а пока Уилкса интересовали только две твари, которые разгуливают по коридорам базы, как у себя дома. Он рванулся вперед, и точки на локаторе стали быстро приближаться. Десять метров, пять метров, впереди поворот, одна точка пропала, три метра, два, один: Уилкс выскочил из-за угла, как черт из табакерки, выпустил густую очередь на высоте пояса:но ни в кого не попал. Не было никого в коридоре. Последняя точка бесследно исчезла. Обескураженный капрал повертел головой, а потом, словно осененный какой-то мыслью, обернулся. Точка снова появилась, прямо в метре перед ним. Но, как ни странно, там никого не было. Уилкс даже взглянул на потолок, ожидая увидеть там прилепившуюся к стене тварь, готовую выжрать ему мозг. Ан нет, и под потолком тоже никого не было. Точка не пропадала. Капрал с ожесточением потряс локатор. Эта маленькая штучка столько раз спасала ему жизнь, что, если она сломалась, можно спокойно заказывать музыку и цинковый макинтош. Ведь тогда любой самый тупой Чужой может просто протянуть лапу из-за угла и отхватить какой-нибудь лакомый кусочек от капрала Колониальной морской пехоты. Хотелось опуститься на пол и заплакать.

Александр Кутехов ака Магистр

Если б не было войны:

Джонни Кальвин сидел перед монитором, потягивая крепчайший кофе. Это была уже пятая кружка, которую он осушил со вчерашнего вечера... Или с сегодняшнего утра? Впрочем, какая разница? Он четверо суток сидел за заданием: одного интересного малого, скажем так. Небольшая прибавка к жалким подачкам, которые подкидывали ему родители. Для семнадцатилетнего чернокожего паренька, заканчивающего школу, несколько тысяч зеленых раз в два-три месяца - весьма неплохо. Нужно всего лишь иметь талант программиста и ма-аленькую такую хулиганскую жилку настоящего хакера. Можно позволить себе машину чуть лучше, чем та, которую подарили родители, ходить в немного лучшие заведения, чем твои сверстники, дарить своей девчонке более дорогие подарки. Америка - страна равных возможностей. Только для кого-то они чуть более равные. Джонни сладко потянулся и взглянул на затянутые плотными шторами окна. Было раннее утро: или поздний вечер. Впрочем, не важно, все равно он сегодня не собирался выходить на улицу. Джонни порылся в стопке компакт-дисков на столе и вытащил одну коробку. Эту игрушку ему вчера занес соседский парнишка, сопроводив массой восклицательных знаков. Честно говоря, он не очень любил компьютерные игры, считая их всего лишь напрасным времяпровождением. Но иногда они помогали оттянуться, забыть на какое-то время о том, что происходит за пределами монитора, представить себя то крутым парнем, вроде Сидди с соседнего квартала, то гениальным полководцем или пилотом космического корабля. На коробке были нарисованы серьезные ребята в серых мундирах, отстреливающиеся от наседавшей толпы ребят в синем. Все это венчала надпись 'Север против Юга'. Не так давно Джонни прошел одну игру производства великого Мэйера на ту же тему. Он уважал этого мужика, как программиста. А игры: ну что игры, тоже способ показать себя. Он сунул диск в жадно распахнутую пасть 'подставки для кофе' и легким движением 'мыши' запустил игру. Лениво пощелкал клавишами, потом еще, потом еще. И понесло. Через несколько часов Джонни с трудом оторвался от компьютера и снова взглянул на шторы. За окном мало что изменилось, все то же раннее утро или поздний вечер. На экране войска Соединенных Штатов наголову разгромили Конфедератов. Джонни не понимал байкеров, носящихся как угорелые с конфедеративными флагами, поскольку всей душой сочувствовал северянам. Как никак эти ребята воевали и за его свободу тоже, за право избираться и быть избранным. Представляете, Джонни Кальвин - первый черный президент! Звучит. Поэтому он всегда играл за северян, с успехом громя армии южан. Но сегодня, наверно из-за отлично выполненной работы, на него напало добродушие, и Джонни решил сыграть пару битв за Конфедератов. Хуже от этого не будет. Он перезагрузил игру, покликал 'мышкой' и снова погрузился в пучину порохового дыма, ржанья лошадей и криков раненых.

Александр Кутехов ака Магистр

Полусмерть

Я с тоской пошарил по карманам. Ну хоть бы одна обоймочка завалялась. Нет, везде врассыпуху патроны к дробовику и махорка. И на кой она мне, если я не курю? Да и попробовал бы кто-нибудь закурить в защитном костюме, я бы первым посмеялся. А вторыми - монстрюки, что тут по коридорам носятся. Кстати, о монстрах. Что-то мне совсем не нравятся те звуки, которые из-за поворота доносятся. Будем действовать по старому принципу спецназа (я его в какой-то древней книжке вычитал). В комнату заходим вдвоем, вначале граната, потом я. Пошла, родимая! Бух! Из-за угла полетели куски мяса и противная зеленая слизь. Так я и думал. Эти гады эволюционируют просто на глазах. Нет, чтобы с ревом, как и положено тупому инопланетянину, выбежать навстречу пулям. Притаился за уголком, думал, с этого конца ствола такой же идиот сидит. Фигушки вам, братья вы наши меньшие, неразумные. Или разумные? Судя по количеству разлетающегося дерьма после выстрела в голову, мозг там есть. Но это еще ни о чем не говорит, у бегемота тоже мозгов много, а соображения - ноль. Интересно, мы им тоже такими кажемся? Все-таки в чем-то понять их можно. Представьте себе, сидите вы в своей родной норе, практически никого не трогаете, и тут вдруг - бум, бах, тарарах, и вы черт знает где, среди каких-то коридоров, и какие-то злобные дядьки вокруг бегают, то и дело обидеть норовят. В такой ситуации даже безобидная домашняя черепашка кусаться начнет. Вот меня взять, к примеру. Двадцать лет жил, работал, ел, пил, встречался с девушками. Совершенно нормальный инженер-ассистент, поди туда, принеси то. А вот оказался в нестандартной ситуации - и на тебе, мечусь тут, как заправский коммандос, весь оружием увешанный, гашу всех направо-налево. А ведь я не то что о таком оружии предполагал, я и с какого конца за него браться не знаю. Может, это кто из моих предков память генную подключил? Говорят же о преемственности поколений. Эх, надо было документы в военную академию подавать, а не в техникум. Ладно, засиделся я тут, отдохнул и пора дальше бежать. Не пойму только, что меня гонит? Засел бы, как эти мыши в белых халатах, в уголке. Пускай военные разбираются. Хотя они разберутся... Видел я их в деле и положил уже не мало. А что делать? Конечно, военно-полевой суд мне потом учтет самооборону, а пока и суд, и присяжные, и даже адвокат у меня вот тут, в одном флаконе. Восьмизарядном. Жить-то хочется теперь, а не потом. Зато будет, что внукам рассказать холодными зимними вечерами возле камина. Если доживу я до внуков. Ладно, бежать пора. Ох, как мне ракетомет этот плечи оттянул. И тащить тяжело, и бросить жалко. Вдруг больше не попадется. А без него кранты мне уже раз пять пришли бы. Один вертолет чего стоил. Привязался, гад, как банный лист к лысой голове. Но от души я ему врезал. Ох, мама, все мне это припомнят. Ничего, ничего, как говорил Наполеон (был такой полководец когда-то давным-давно), ввяжемся в драку, а там посмотрим, какие будут трофеи. Может, еще и медаль дадут, за спасение Земли от инопланетных агрессоров. Но лучше деньгами. Я осторожно выглянул за угол и с удовольствием увидел разметанные по полу и стенам куски мяса. Все-таки правильная эта штука - граната. А вот это что за хрень? В противоположном конце коридора, упираясь в стены и потолок каким-то подобием щупалец, висел ребристый коричневый шар. Это что-то науке неизвестное, раньше мне такого не попадалось. Уважаемые военные новые технологии используют? Да нет, эта штука явно неземного происхождения. Может, туда гранату кинуть? А может, не надо? Надо, Федя, надо. Освобожденная чека звонко клацнула, и тяжелый мячик оборонительной гранаты полетел вперед, а я благоразумно отступил за угол. Гулко бухнул взрыв, и сразу за ним коридор наполнили странные звуки. Словно дети дурачатся. Этак я за поворот никогда не выйду, пора заканчивать. Молодецкий налет с криком и посвистом хорош в поле, в окружении верных товарищей. А тут я один, так что действовать будем аккуратно и с головой. Шара в коридоре уже не было, но вот там, где он только что висел, шевелилась какая-то непонятная масса. Жаль, ни одного бинокля я так и не нашел. Но зато у меня есть неплохая вещь, которая при известной сноровке вполне может заменить его. Оптический прицел. Ничего, что на арбалете, так даже интереснее. Оптика показала, что путь мне перекрыли маленькие такие паучки, чуть больше пальца. Ха, а я-то испугался! И не зря. Видели бы вы, как я улепетывал по коридору сразу после неосторожного приближения к членистоногим. А как они жалятся больно, гады. Даже броня не спасает. Ох уж мне этот хваленый защитный костюм. В нем только с девушками встречаться, сразу предупредит, коли чего не так. Но опасности подхватить что-нибудь венерическое у меня в ближайшем будущем не предвидится, а паучки сами подохли, побегав за мной по коридорам пару минут. Действие у них, видать, ограниченное. Нет, это явно не наши разработки. Вот и повернул я за угол. А что это у нас там выглядывает? Ага, да это же гараж базы. Вот здорово-то как, значит, я уже практически на улице. Ну, вот и классно. Я закинул дробовик на другое плечо для уравновешивания ракетомета и бодренько так шагнул в дверной проем. И также бодренько влетел назад. Этого еще не хватало. За дверью, слава богу, повернувшись ко мне спиной, стоял такой же здоровый урод, что за мной по рельсам гонялся. Я тогда его током пришиб, а тут что-то генераторов не наблюдается. И чего теперь делать? Дробовиком его не возьмешь, тут как минимум надо пушку противотанковую. Ракеты у меня кончились, гранат - с гулькин нос, а про батарейки для лазера и говорить не приходится. Вот попала, так попала. Есть, однако, один выход. Если бежать очень быстро и найти какую-нибудь узкую щелку, куда этот громила не пролезет. Так и сделаем. Я занял спринтерскую позицию, хорошенько отдышался и рванул. Как я летел! Ветер свистел в ушах, мимо проносились лампы подсветки и служебные автомобили, припаркованные у стен. А что это меня обгоняет? Ба, да это же джип начальника сектора Лямбда. Эй, начальник, подвези! А что это он как-то странно, боком, едет? Понял, не дурак, это за мной слон этот беременный несется на всех парах, только джипы врассыпную. Впереди замаячил свет, и я вырвался на площадку. Спасен? Нет, сзади подгонял громоподобный топот, а путь преграждали защитные ворота. Вот бы с другой стороны оказаться, такие преграды даже инопланетный гигант не преодолеет. Я заметался вдоль стены и сам не заметил, как наступил на какую-то пакость. Она вязко чмокнула под ногами, и вдруг что-то как даст мне под... извините, кормовую часть. Все думаю, абзац, догнал меня здоровяк. Ан нет, это штука такая, инопланетная. То ли живая, то ли сама по себе, не поймешь. Но ежели на нее башмаком наступишь, она как сморкнет, и лететь тебе сизым голубем. Вот и я полетел и очухался только на стене. Вцепился в нее конечностями и сижу, словно ворона на ветке. Чего теперь делать-то? Ага, тут бочки, а на той какой-то вояка лежит. Загорает, что ли? Эй, любезный? Нет ответа. И не будет. Судя по позе, кто-то его уже приголубил. Надо поближе поглядеть, может, чем поживиться найдется. Перебрался я на ту бочку по балочке, а там... Екале-мене, да это же пункт наведения орбитальной артиллерии. Это вам не ракетомет голимый, эта штука космокрейсера враз сбивает. А тут еще и рация загомонила. - Семнадцатый. Доложите обстановку... Я откашлялся, а чего говорить - не знаю. Может, это и не мне вовсе. Вернее, явно не мне, а тому парню, что на полу валяется. А чего это у него из кармана торчит? Аптечка. Вот и здорово, в хозяйстве пригодится. Так, а это что у нас? Ага, карта наводки. Ну, ребята, вы тут и устроились. Со спутника картинку гонят, знай только веньерами крестик наводи. И тут сзади как громыхнет. Что-то мне оборачиваться совсем не хочется, и так знаю, что увижу. Но надо. Обернулся - и точно, урод пробил-таки ворота и стоит, жалом своим красным из стороны в сторону водит. Меня ищет. Сейчас ты меня найдешь, дружок. Это даже не генераторы, тут и клочка не останется. Я аккуратно подвел крестик прицела к воротам, в которых высилась неповоротливая туша и, мило так ухмыльнувшись, надавил на красную кнопку. Ничего не произошло. Епрст, да что же это такое. Ни одна зараза военная работать не желает. Тут, что-то почуяв, монстр шагнул вперед, и его накрыло. Ох, как его накрыло. Сгустки энергии с неба падали на землю и выжигали большущие воронки, а черная огромная тень металась между ними. Зря, последний импульс все же коснулся его, и здоровяка не стало. Жалко птичку. А теперь-то чего делать? Я огляделся. Единственный выход располагался по ту сторону здоровенного рва, за защитной стеной и воротами. Вот так да. Ну, ничего, у нас есть универсальная открывалка. Я подвел крестик в изображению стены и снова надавил на кнопку. Бум, бам, стены как не бывало. Только мне от того не легче. Через ров-то я как перепрыгну? Эволюция крыльев у человека не предусмотрела. Ага, а что это у нас там торчит? Электровышка. Иди сюда, родимая. Бум, бам, столб дыма и россыпь искр, вышка завалилась поперек рва. Вот и мостик. Нет ничего, что остановило бы человека. Недаром я - венец творения. Как это ни обидно, но за рвом меня ждал вовсе не выход на поверхность. Взять бы архитектора, который планировал Базу, да подвесить головой вниз, чтобы неповадно было такие катакомбы сооружать. Он построил и - на курорт в Майами, а мне тут страдай. Вообще-то иду я, вроде, в правильном направлении. На стене "сектор Лямбда" написано. Правда, уровень Д, а это довольно глубоко. Мишель из координаторской говорил, что тут они тоже что-то особо секретное разрабатывают, вроде ворот каких-то, пространственных. Вот и поглядим, может, они меня куда-нибудь отсюда подальше перекинут, где светит солнце, где нет монстров инопланетных. Минут через сорок я уже выбирался по лестнице лифтовой шахты на уровень Б. Ну вот, осталось совсем немного. Еще немного, еще чуть-чуть, последний бой: Н-на, получай. И ты, и ты, все получайте. Уф, откуда их тут столько. Прямо из воздуха образуются. Аж дробовик раскалился. Я собрал по карманам горсточку патронов, запихал их в приемник и вылез из-за ящиков, настороженно поводя стволом из стороны в сторону. Окошко в стене, что у нас там? Опаньки, офицер безопасности. Бедолага, как меня увидел, так аж побелел, за сердце схватился. Бросился ко мне, за плечи ухватился. Хорошо еще, что щипать не стал, на мираж проверяя. - Слышь, друг, ты откуда здесь? Тут же никого живых уже не осталось. - Откуда, откуда? От верблюда. Я через всю зону прошел, чтобы до вас добраться. Только вот не знаю, зачем. Говорят, у вас тут какие-то ворота перемещающие разрабатывали, правда? Глаза офицера сразу сузились, и он, отступив на шаг, ухватился за рукоять пистолета. - Ты кто такой, а? Чего тебе надо здесь? Ну вот, у них тут тотальная паранойя на почве всеобщей шпиономании. Кому на фиг их секреты сдались, если они, эти секреты, в открытую по коридорам бегают и мочат кого ни попадя. Но лучше мне молчать, поскольку я сам руку к этому делу приложил. - Ладно, ладно, успокойся, браток, я не казачок засланный. Я тут гуляю хожу, практически никого не трогаю. Интересно просто, да и домой хочется. Офицер слегка расслабился, но настороженность из глаз не исчезла. - Попробуй пройти на уровень А, там, может, кто еще живой остался. Они тебе все расскажут и покажут. А я лучше тут посижу, может, вытащат. Ну и бог с ним, что с убогого возьмешь. Подзарядился я от стационарной аптечки и пошел себе по коридорчику. Двери вокруг какие интересные, "лаборатория" написано. Дерг за ручку - закрыто. Вот ведь досада, нет у меня доступа. И почему я не из высшего руководства? Хотя они-то как раз сейчас далеко отсюда, в полной безопасности. Может, попробовать офицера позвать? Да нет, эти только общие коды знают, а тут ученый персонал нужен, ребята в белых халатах. Ага, вот тут дверка открыта, а это что за ерунда? Шарики какие-то светятся. Они что тут, шаровые молнии разрабатывали? Или это пространственные ворота и есть? Попробовать, что ли? Или не надо, вдруг еще током долбанет. А, была не была, где наша не пропадала. Я зажмурился и шагнул в сияющий шар. И сразу вылетел из такого же в соседней комнатушке. Вот мать честная, чего навыдумывали-то. Это как теперь удобно будет на работу ездить. Проснулся, умылся, оделся, поел, шагнул в шарик - и уже на рабочем месте. Класс. Ладно, все это хорошо, но пойдем дальше. Так, опять угол. Не люблю я эти повороты, обязательно за ними что-нибудь нехорошее прячется. Ну, точно, сидят там и языки чешут. Общаются, мать их чешуйчатую. Чем бы их угостить? Гранат у меня уже нет, а с дробовиком выскакивать дураком - смерть сто пудов. А что это мне так в спину уперлось? Кран какой-то. Повернуть, что ли, вдруг чего полезное получится? Я дернул колесо крана вправо-влево, покрутил его немного, и тут из-за поворота раздался такой истошный визг, что у меня даже уши заложило. Прямо на меня выскочил, как ошпаренный, один из уродцев-бронеходов. Глаза вылупил, чешуя топорщится, и весь мокрый какой-то, дымок от него идет. Так я больше от неожиданности, чем по умыслу, спусковой крючок на альтернативный режим вжал. Двойной заряд картечи врубился прямо в грудь монстра, и тот медленно осел на пол. Ух ты, как я его! Но на месте первого сразу же возник его брат-близнец. Клонируют они их, что ли? Нельзя же так. Пока я затвор передергивал, инопланетянин успел пару раз выстрелить своим странным орудием. Словно пчелки какие-то. Жужжат вокруг, от стен отлетают, так и норовят в тебя попасть. Но нет, пронесло. Второй монстр тоже схлопотал заряд картечи и также вяло упал. Странно, я понимаю, что они весят немного больше человека, но ведь законы физики никто пока не отменял. Кинетика удара картечи такова, что даже медведь в полторы полтонны весом улетел бы, как шарик. А этим хоть бы что, словно я его шилом в сердце кольнул. Бац на пол и готов. Обидно, никакой картинности. И чего это они так повыскакивали? Я осторожно заглянул за угол. Понятно. Когда я кран повернул, там труба начала горячий пар под давлением выпускать, а такое даже самый крутой инопланетянин не выдержит. Я завернул кран на место и пошел дальше. Так, развилка. Куда теперь? Впереди лесенка вниз. Это явно на уровень С, там я еще не был, а справа дверь с надписью "реактор". Что бы это значило? Ладненько, вначале вниз слазаем, а потом уже в реактор соваться будем. Уровень С оказался весьма дружелюбным. Всего несколько прыгающих тварюшек, я их зайчиками прозвал, хотя ушей нет и в помине, зато зубы - ого-го. Но обнаружил целый склад с боеприпасами. Теперь жить можно. Тут, наверно, безопасники нычку устроили - батареи к лазеру, обоймы для автоматов, гранаты. Что еще нужно путешественнику? Набив рюкзак и карманы, я передохнул немного и отправился назад, к реактору. За дверью меня ожидало загадочное, но феерическое по красоте и мощи зрелище. Я знаю, что на строительство Базы правительство угрохало такие суммы, что все развивающиеся страны можно было до начала следующего века досыта кормить. Но сколько же стоило это? Посреди возвышавшейся метров на сто шахты стоял огромный желтый металлический столб, окруженный вертящимися блоками. Такое ощущение, что вертелись они сами по себе, без какой-либо видимой поддержки. В столбе были пронумерованные отверстия, в каждом из которых мерцал шар перемещения. С этими все ясно, прыгаешь в один - вылетаешь неизвестно где. А вот как туда попасть - непонятно. Хотя: Вот тут шарик лишний. Проверим? Проверим. Бросил я в шарик патрон, он сразу за поручнями вылетел из другого, и на пол скатился. Тут по нему один из блоков проехался, только хлопок выстрела слышно было. Ясненько, ждем другого блока. Сиганул я так, что мало не показалось, но расчет был верен. А с блока надо было только шагнуть в проем. Что я и сделал. Вот так, короче, прыгая, как зайчик от входа до входа, я добрался до самого верха. Зато по дороге набрал кучу боеприпасов, забил нескольких инопланетян и обнаружил аж трех ученых. Но, как оказалось, все трое были не из этого сектора и в лаборатории доступа не имели. Ладно, будем есть то, что есть. Посидев немного с перепуганными белохалатниками, я попрыгал дальше. Честно говоря, такое "прыжковое" передвижение - не самый удобный способ существования. Пару раз я чуть не сверзился вниз, на дно реакторного столба, однажды промахнулся мимо блока и пришлось бегать по кругу, уворачиваясь от движущихся глыб, пока не нашел лестницу наверх. В одном из порталов меня вообще ожидала засада - шагнул из шарика, а подо мной как начали проваливаться полы. Только на третьем уровне удалось зацепиться за перекладину и, раскачавшись, сигануть точнехонько в следующий портал. Жуть, короче. В общем, потратив солидную часть не восстанавливающихся нервных клеток, массу здоровья, энергии и боеприпасов, я добрался до третьего уровня, где находились седьмой, восьмой и девятый порталы. От кручения на блоках уже все вертелось в глазах, ноги подгибались от усталости. Я решил отдохнуть и подумать. Надо ведь когда-то и голове поработать, а то всю дорогу на одних рефлексах. В девятый портал я не пойду, это и дураку понятно. Что-то с ним не то, молнии электрические мелькают, сломан, в общем. Соваться туда - себе дороже, никакого здоровья не хватит. Остаются седьмой и восьмой. Эни-бени-рики-таки. Черт его знает, куда идти. Вдруг ошибусь? Ладно, чего сидеть да размышлять. Двигаться надо. Я поднялся, поправил снаряжение и, мысленно перекрестившись, шагнул в седьмой портал. Порядок должен быть во всем. На этот раз я очутился в совершенно странном помещении. Это, наверно, где-то на самом верху реактора. И кому, спрашивается, пришло в голову закачать сюда жидкий яд? Анализатор костюма завыл так, что окажись поблизости монстры, они в ужасе разбежались бы по домам. Но выхода у меня не было. Вернее, был, но находился он в самом центре ядовитого бассейна, и путь туда лежал по уже успевшим надоесть вертящимся блокам и движущемуся вверх-вниз металлическому кольцу. Кроме того, шар-портал находился в металлической кабинке, двери в которую надо было еще открыть. Не знаю, как вам, но мне почему-то кажется, что все, что со мной происходит, - не что иное, как проведение испытаний на очень большом полигоне. Знаете, как это бывает? Берут маленькую такую белую крыску и засовывают в ящик со стеклянными стенками. Лабиринт называется. Внутри масса проходов, и хвостатая жертва должна пробраться по ним от входа до выхода. В процессе эксперимента ее бьют током, дают отравленную пищу, заставляют прыгать через бассейны и вертеться на колесе. Некоторые особо извращенные естествоиспытатели умудряются принуждать животинку нажимать на рычаги и педальки. И все это для выяснения сообразительности, скорости реакции, воздействия тех или иных препаратов и для других исследовательских целей. Но почему-то никого не заботит, а что чувствует маленькая беленькая? Какими словами кроет она мучителей? Нужна ли ей та морковка, что ждет ее у выхода? Боюсь, что кто-то, большой и бездушный, в белом стерильном халате, застыл сейчас возле стенки этого гигантского лабиринта, и в мозгу его крутится лишь одна мысль: а что бы такое еще попробовать на этой крысе? И нет никакой возможности свернуть с намеченного пути, пробить стеклянную стену и вцепиться острыми зубами в нос мучителю. Горько и обидно. Но что-то я расчувствовался, надо бежать дальше, ведь в конце лабиринта каждого из нас ждет своя морковка. Для начала надо осмотреться. Ага, понятно. Все-таки строители этого лабиринта ничем не отличаются от нас, грешных. Выход из ситуации должен быть на виду у испытуемого, надо только догадаться. На правой стене кнопка под номером один, на левой - под номером два. Они явно открывают доступ к порталу. Вот и все, осталось только добраться до кнопок и до портала. Я отошел на пару шагов от края, отдышался и, взяв разбег, прыгнул. Мать моя, кто же тут воды налил? Нога соскользнула с края, навешенное оружие потянуло вниз, и я, недолго пробалансировав руками, рухнул лицом в зеленую ядовитую гадость. Абзац. За короткие мгновения перед глазами промелькнули все мои похождения, десятки уничтоженных боевиков и монстров стояли стеной и глядели на меня. Они ждали. Отпрыгалась крыска по лабиринту. Разочарованный исследователь возьмет из клетки другую и, преодолев слабое сопротивление, засунет в самое начало этапа. Какая досада! Костюм судорожно пищал, предупреждая о возможности несовместимых с жизнью повреждений, приятный женский голос вещал тоном ангела-хранителя, но мне было уже все равно. Это смерть. Костлявая догнала меня на последнем рывке, сбила влет. Зеленая муть, красный отсвет, мрак, темнота. Я мотнул головой, стряхивая наваждение. Но красновато-зеленая мгла все стояла перед глазами. Нет, крыска, нет. Это еще не смерть. Это ПОЛУСМЕРТЬ. Лабиринт не пройден, и никто тебя просто так старухе с косой не отдаст. LOAD GAME ...Я с тоской пошарил по карманам. Ну хоть бы одна обоймочка завалялась. Нет, везде врассыпуху патроны к дробовику и махорка. И на кой она мне, если я не курю? Да и попробовал бы кто-нибудь закурить в защитном костюме, я бы первым посмеялся. А вторыми - монстрюки, что тут по коридорам носятся. Кстати, о монстрах. Что-то мне совсем не нравятся те звуки, которые из-за поворота доносятся. Будем действовать по старому принципу спецназа (я его в какой-то древней книжке вычитал). В комнату заходим вдвоем, вначале граната, потом я. Пошла, родимая! Бух!..

Александр Павлович КУТЕПОВ (1882 - неизв. 1930)

белогвардейский генерал, с 1928 года руководитель Российского общевоинского Союза (РОВС). Сын скромного лесничего, молодой подпоручик Кутепов во время русско-японской войны за боевые заслуги был переведен в лейб-гвардии Преображенский полк. Будучи три раза ранен на германском фронте, сражаясь в этом полку, он стал его последним командиром в 1917 году. Оказавшись случайно в Петрограде в дни Февральской революции, полковник Кутепов был единственным, кто успешно действовал против восставших по приказу командующего Петроградским военным округом генерала ХАБАЛОВА. В декабре 1917 года Кутепов вступил в Добровольческую армию и ушел в ее первый Кубанский поход командиром третьей роты 1-го офицерского полка. Генерал Л. Г. КОРНИЛОВ перед своей смертью назначил его командиром ударного полка, а А. И. ДЕНИКИН произвел Кутепова в генералы. Вместе со своей дивизией он взял Новороссийск и некоторое время был его генерал-губернатором. Большевики обвиняли Кутепова в жестоких репрессиях против населения в бытность генерал-губернатором. Вскоре Кутепов стал командиром 1-го армейского корпуса, с которым взял Курск и Орел, позже у ВРАНГЕЛЯ был командующим 1-й армией. После эвакуации из Крыма корпус Кутепова был высажен на пустынном поле у турецкого городка Галлиполи, где оставался более года. Затем сохранившие верность своему генералу галлиполийцы составили костяк белой русской эмиграции. Сам генерал, возглавив РОВС, стал главным генератором идей и бесспорным вождем эмигрантского офицерства. Он руководил всей боевой и разведывательной деятельностью РОВС, которая так тревожила власть в Москве. Было принято решение о его ликвидации. В январе 1930 года в Париже средь бела дня Кутепов был похищен агентами ОГПУ, среди которых был и Сергей ЭФРОН, муж Марины ЦВЕТАЕВОЙ. Окружение генерала не могло понять, куда пропал Кутепов. В ответ на обвинение эмиграцией в похищении и убийстве генерала агентов Москвы были предприняты жесткие ноты наркомата иностранных дел в адрес кабинета министров Франции, а в "Известиях" была выдвинута версия, что Кутепов решил уйти с политической арены и незаметно выехал в одну из республик Южной Америки, прихватив с собой солидную денежную сумму. Французские власти вели расследование без особого рвения, а эмиграция была бессильна что-либо доказать. Достоверных сведений о гибели Кутепова нет. По одной версии, его убили в Париже, а труп растворили в ванне с кислотой. По другой, его везли в Москву на пароходе, чтобы судить и затем повесить, но Кутепов скончался от сердечного приступа, когда до Новороссийска оставалось сто миль. О работе советской разведки против руководителей белогвардейской эмиграции можно подробнее узнать из книги Леонида Млечина "Алиби для великой певицы".