Четыре листа фанеры

Эта леденящая душу история случилась в незапамятные времена: еще существовал СССР, газеты и журналы кое-что начали уже печатать, публика не успела одуреть от обвала правды, а герои обличительных публикаций пока не вполне поняли, что действенность разоблачений попала в обратно пропорциональную зависимость от свободы последних, – поэтому Алина, недавняя москвичка, почти закончившая юрфак и до сих пор публиковавшая эффектные юридические статьи и в «Огоньке», и в «Московских новостях», и даже пару раз, кажется (она и сама толком не знала, вышли отосланные заказные статьи или нет), за границей, нисколько не удивилась уважительному приглашающему звонку из областного УВД.

Другие книги автора Евгений Антонович Козловский

Глава девятая. ЖИТИЕ ЛИКИ

88. Рождение и детство. 89. Театр, похожий на церковь. 90. Виолончелист. 91. Явление Режиссера. 92. Жанна д’Арк. 93. Живописец. 94. Феликс и Ия. 95. Эмиграция. 96. Последний акт трагедии. 97. Жизнь после смерти.

Глава десятая. СТРАХ ЗАГРЯЗНЕНИЯ

98. По вечерам над ресторанами. 99. На пути в Вену. 100. Сальный тип. 101. Рука крупным планом. 102. Мысли на унитазе. 103. А ты чистый? 104.. Чтобы не потерять самоуважение. 105. Любимый автор. 106. Патентованное средство от сифилиса. 107. Запинка в рукописи. 108. Сони или Бош? 109. Продукты и туалетная бумага, туалетная бумага и продукты. 110. Момент биографии, о котором лучше забыть. 111. Воспоминания о ненаписанном. 112. Проблемы жанра. 113. Призыв к покаянию.

Немцы шли на Ивана Александровича неостановимым полукругом: белобрысые, загорелые, веселые, в гимнастерках, засученных по локоть, с автоматами наперевес. Защищаться было нечем, да и бессмысленно: одному против целого батальона(это если не считать, что Иван Александрович был вообще человеком крайне мирным и близоруким и оружия в руках никогда не держал — даже пневматической винтовки в тире). Оставалось — хоть и стыдно — бежать, и Иван Александрович обернулся, но увидел сзади такой же неостановимый полукруг, только уже не немцев, а восточных людей в штормовках: китайцев — не китайцев, черт их разберет, может, татар каких-нибудь, — и тут вместо безвыходности мелькнула у Ивана Александровича надежда, что вовсе не на него нацелены огромные эти человеческие массы, а друг на друга, а его, может, и не заметят, особенно, если пригнется, упадет, распластается по земле, вожмется в нее каждым изгибом немолодого своего, полного и рыхлого тела, — не заметят, сойдутся над ним, никакого к этой заварухе отношения не имеющим, перестреляют друг друга, и тогда Иван Александрович, брезгливо лавируя между трупами, сбежит куда-нибудь подальше, на свободу, куда глаза глядят, чтобы не видеть ничего этого, забыть, не вспоминать никогда, — но надежда явно не имела оснований: и немцы, и китайцы действовали заодно. Иван Александрович толком не мог бы объяснить, почему он это вдруг понял, но ошибки тут не было, — оно и подтвердилось неопровержимо спустя буквально несколько секунд: кто-то из китайцев заиграл на глиняной дудочке мучительно знакомый, из детства пришедший мотив, и, когда положенные на вступление такты остались позади, люди двух рас согласно запели: Kleine weiße Friedenstaube, / Fliege übers Land…[2]

Киносценарий.

«НИКОЛА-ФИЛЬМ», «ЛЕНФИЛЬМ».

Санкт-Петербург, 1993 год.

Режиссер — Виктор Сергеев.

Композитор — Эдуард Артемьев.

В главных ролях:

НИНКА — Ольга Понизова

СЕРГЕЙ — Александр Абдулов

МАТЬ СЕРГЕЯ — Ольга Антонова

ОТТО — Борис Клюев

АРИФМЕТИК — Сергей Снежкин

СТАРОСТА — Нина Русланова

ЧЕЛОВЕК В ИЕРУСАЛИМЕ — Валентин Никулин

Вечная, как мир, но оттого не менее трагичная, история поединка между чистотой, скрывающейся под маской греха, и грязным пороком, прикрытом маской добродетели. Это убийство в духе Достоевского потрясло всю Германию. Проститутка из России, вынужденная продавать себя на скандально известной Рипербан в Гамбурге, пятью выстрелами в упор расстреляла своего любовника — бывшего русского иеромонаха. Новоявленная Сонечка Мармеладова отомстила за свою поруганную любовь. Любовь, которая начиналась когда-то так искренне и безоглядно и должна была, очистив их обоих от греха, возродить для новой, светлой и прекрасной жизни.

Евгений Козловский

К'гасная площадь

Памяти Евгения Харитонова

1. ДОЛГОМОСТЬЕВ И ЕГО РОЛЬ Сжимая в потной руке букет желтых астр, Долгомостьев переминался с ноги наногу у парапетаИсторического, насамом обрезе огромной, пустынной, покатой, словно Земля из космоса, Красной площади. Синее небо, напитанное сияющим солнечным светом, представлялось Долгомостьеву вопиюще неорганичным в контексте данной географической точки, и действительно: положено было бы идти дождю, но, по слухам, артиллеристы с ракетчиками, специально к Олимпиаде, ежедневно разгоняли тучи над Москвою, расстреливая в воздух -- пылью -- тонны золотаи платины, и, возможно, слухи эти имели под собою определенные основания: едваокончилась третьего дня церемония открытия Игр, как над вымершим, одною, казалось, милицией населенным городом с удвоенной силою, словно наверстывая, ударил дождь и лил до утра. Впрочем, Долгомостьев, все лето занятый натурными съемками в Эстонии и вырвавшийся в столицу наденек -- специально, чтобы встретить Рээт, -- слухов не слышал и о третьеводенешнем дожде не знал, анеорганичность ощущал потому, что Москву всегдапредставлял в сырости и тумане, даже, кажется, зимою, даже в Новый год, и ни безводное лето, не столь давнее, когдаудушливо горели торфяники и лесавокруг, ни еще менее давняя зимас морозами засорок, с полопавшимися трубами отопления и троллейбусными проводами, оставаясь в памяти, общего впечатления разрушить не могли. Другое дело -- Ленинград. Долгомостьевград. Тот, напротив, когдаб ни приехал Долгомостьев: зимой ли, летом ли, осенью, -всегдапредставал непасмурным. По Долгомостьеву получалось, будто самаприрода, хоть и с национальной медлительностью, аподчинилась российской литературной традиции и известному постановлению Совнаркома, -- и потянулись вслед правительству в новую имперскую столицу гниль, плесень, насморки, запах болотаи ощущение непрочной упругой корочки между ногой и вязкой бездною. Одних только наводнений покуданедоставало.

Евгений Козловский

Душный театр. Книга пьес

* ВЕРА, НАДЕЖДА, ЛЮБОВЬ... пьесав трех пьесах *

ВИДЕО. комическая драмав одном действии Людмиле Гурченко

лица:

Вера

место:

лаборатория видеозаписи в московском НИИ

время:

рабочий день восемьдесят первого года

Вера(в коридор). Я ничего не перепутаю, мальчики. Нажать зеленую кнопку, загорится лампочка, потом пройдут полосы. И ничего вам не поломаю. В вашем присутствии я буду чувствовать себя... недостаточно свободно. Спасибо.

Беллетризованный сценарий так и не снятого фильма-комедии времён поздней «перестройки».

Киностудия «Русь», Москва.

В фильме должны были сняться:

ЖЮЛИ — Анни Жирардо

КУЗЬМА ЕГОРОВИЧ — Евгений Евстигнеев

РАВИЛЬ — Павел Семенихин

АГЛАЯ — Елена Сафонова

НАСЕЛЬНИК ВОСТОКА — Фрунзик Мкртчян

Группа NAUTILUS POMPILIUS

Галина Алексеевна Тер-Ованесова (по мужу) служила в министерстве культуры и должность занимала весьма высокую: заведовала отделом, — другими словами, если кому-нибудь пришло бы в голову применить к ней старые, дореволюционные, навсегда, слава Богу, отжившие мерки, — была в свои едва сорок директором департамента и — автоматически — генералом. Не больше и не меньше.

Высокое положение уже само по себе делает вполне понятным и оправданным наш к ней интерес, а тут еще и подробность: вот уже лет пятнадцать была Галина Алексеевна, дама по всему положительная и до самого последнего времени замужняя, влюблена в непризнанного художника и совершенного диссидента.

Постепенно возникает фонограмма: какие-то люди о чем-то говорят. Фонограмма невнятная, многое невозможно расслышать, а, расслышав - понять.

Потом появляется эпиграф-пояснение:

ПАРАНОЙЯ [гр. Paranoia, безумие] - хроническое психическое заболевание, характеризующееся навязчивыми систематизированными бредовыми идеями, овладевающими сознанием больного и обусловливающими его действия.

Словарь иностранных слов, 16-е издание, исправленное, М., "Русский язык" - 1988 г.

Популярные книги в жанре Полицейский детектив

Книжная аннотация: В сборник включены три романа — пародии на крутой детектив, героем которых является неунывающий комиссар Сан-Антонио. Он ведет расследование невероятных преступлений.

Молодой парень решает отомстить за отца, получившего высшую меру наказания за преступление, которого он не совершал. Бывшего оперативника, подтасовавшего улики, он приговаривает к расстрелу и вывозит в лес — привести приговор в исполнение. Однако самосуд заканчивается самым неожиданным образом…

Семейная драма опера Жоры Любимова, который 12 лет не видел родную дочь, оборачивается для него… обвинением в убийстве. Причем не кого-нибудь, а бойфренда дочки!

В настоящем сборнике помещены очерки и рассказы советских следователей о их трудной, сложной и вместе с тем увлекательной профессии. Читатель узнает из этих простых рассказов «о самих себе», с какими запутанными и замаскированными преступлениями приходится сталкиваться следователю в его повседневной работе, сколько уменья, настойчивости и упорства, а порой и самоотверженности нужно проявить, чтобы раскрыть опасное преступление, вскрыть причины и условия, способствовавшие совершению преступлений, и предупредить возможность их повторения.

В своей многогранной деятельности советские следователи тесно связаны с широкой общественностью, пользуются ее неоценимой помощью.

Нужно быть исключительно преданным своей профессии, по-настоящему увлеченным ею, чтобы с честью выполнить возложенные на следователя ответственные задачи по борьбе с преступностью. И неудивительно, что среди следователей немало таких, кто всю свою жизнь посвятил именно этой профессии и является подлинным мастером своего дела, успешно разоблачает самых изощренных преступников.

В сборнике описаны конкретные дела.

Н.Жогин, Заместитель Генерального Прокурора СССР

 Увлекательное чтение для любителей жанра, сценарный роман фильма "Грязный Гарри" (автор Филип Рок), дал начало целому направлению западного кинематографа — крутому полицейскому боевику, а имя главного героя фильма инспектора полиции Сан-Франциско Гарри Каллахэна, роль которого сыграл знаменитый Клинт Иствуд, стало в американском кино уже нарицательным…

Известный художник и серийный убийца Марсден Гекскамп застрелен в зале суда в день вынесения приговора. Прошло тридцать лет…

В затерянном мотеле найдена первая жертва новой серии убийств, а подброшенные улики указывают на Марсдена Гекскампа. Раскручивая это непростое дело, детективы Райдер и Наутилус попадают в шокирующий мир коллекционеров вещей, с помощью которых были совершены самые скандальные убийства, и начинают понимать, что здесь смерть – кровавое искусство и способ наживы.

Роман Джеймса Макклара — остросюжетная высокохудожественная проза, раскрывающая драматизм полицейского расследования сложнейших преступлений.

Какие только роли не приходилось играть полковнику Льву Гурову за долгие годы работы в МУРе! Но вот кандидата в мэры – никогда… А ведь пришлось ему побывать и в этом амплуа, чтобы расследовать странную гибель бывшего мэра небольшого городка Покровска. Тот погиб в автокатастрофе якобы из-за внезапной остановки сердца. Но интуиция Гурова подсказывает: что-то здесь нечисто. В ходе хитрой операции Лев Иванович внедряется во властные круги города, выставляя свою кандидатуру на выборы нового мэра. Сыщик еще не знает, каких масштабов злодейство стоит за обычными рутинными выборами…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Неуютные сквозняки и неуют в нашей непростой, напряженной и тревожной жизни устраиваем мы сами, причем даже до появления на свет, – своим нежеланием думать, неумением ни во что вникать, своим упрямым намерением всю свою жизнь тянуть наскучившую лямку, оставляя думанье на откуп злым и умелым, которые, как оказывается, тоже думать не умеют и не хотят. Именно так появляются и угасают цивилизации, бессознательно разворачиваются революции, рушатся устои…

Гаррет – это человек в стране троллей, гномов, вампиров…

Гаррет – блестящий детектив, способный раскрыть любое преступление в мире магии, готовый идти на риск и даже в самых отчаянных ситуациях не теряющий спасительной иронии.

И теперь Гаррету предстоит выяснить, КАКИМ образом местный «крёстный отец» оказался в коме, ПОЧЕМУ именно его совершенно чокнутая на почве убийств дочка унаследовала фамильный бизнес – и КАКОЕ отношение к этой истории имеет странное дитя, молчаливо шляющееся за ним по пятам …

Приключении детектива Гаррета ПРОДОЛЖАЮТСЯ!

Перед Вами – одно из ранних произведений киевского драматурга М.Курочкина, пьеса «Аскольдов Дир» (1994).

Французкий писатель. Родился в 1908 г. Литературную карьеру начал с журналистики. Большой успех принесли ему репортажи в защиту Испанской республики. После войны стал профессиональным писателем, издал несколько криминальных романов. Всеобщее признание принесли ему НФ новеллы, которые поставили его в ряд с лучшими представителями этого жанра.