Четыре года в шинелях

Лямин Михаил Андреевич

Четыре года в шинелях

{1}Так помечены ссылки на примечания. Примечания в конце текста

Аннотация издательства: Автор настоящей повести - бывший воин, народный писатель Удмуртской республики Михаил Андреевич Лямин. В минувшей Отечественной войне от начала и до конца ее он служил в 357 ордена Суворова 2 степени стрелковой дивизии, сформированной осенью 1941 года на удмуртской земле. За боевые заслуги Михаил Лямин награжден орденами Отечественной войны 2 степени, Красной Звезды и медалями, за трудовые заслуги - орденом "Знак Почета". Будучи участником великих сражений, в короткие минуты затишья между боями он писал о мужестве своих земляков. Написанные по горячим следам событий его очерки печатались в газетах, а в дальнейшем вышли в сборниках, которые и легли в основу данного повествования. Не претендуя на широкие обобщения, писатель нарисовал правдивую картину ратного подвига советского народа, в который внесли свою лепту и сыны Удмуртии. Перед глазами читателя проходят десятки героев. Они совершали подлинные легендарные подвиги. Тысячи из них - свидетелей и участников подвигов - и ныне здравствуют. Авторизованный перевод повести с удмуртского сделал ветеран 357 ордена Суворова 2 степени стрелковой дивизии писатель Алексей Иванович Никитин. В книгу входят фронтовые зарисовки художников бывших воинов дивизии Сергея Павловича Викторова и Леонида Петровича Мяготина. Учитывая многочисленные просьбы организаций и читателей, издательство "Удмуртия" выпускает книгу вторым изданием.

Популярные книги в жанре Биографии и Мемуары

В первой части книги на основании всей тщательно проработанной и критически проанализированной литературы, изданной в разные времена и различными лицами, а также архивных документов о святом отце дается полное житие святителя Тихона, охватывающее все стороны его жизни и деятельности на кафедре и на покое. В конце этой части рассмотрены издания творений святителя и дана краткая характеристика каждого из этих творений.

Во второй части в свете высказываний святителя Тихона раскрывается православное учение о спасении и, в частности, анализируется учение святителя, касающееся творения мира и человека, а также ключевых вопросов антропологии, христологии и сотериологии.

Кто может стать лучшим учителем для собственного сына? Только безработный кинокритик, ни секунды не задумываясь, скажет, что это КИНО.

Сын ненавидит школу? Можно ее бросить. Но при этом он должен смотреть три фильма в неделю. Из тех, что выберет для него отец. «Бешеные псы» и «В джазе только девушки», «Завтрак у Тиффани» и «Последнее танго в Париже», «Крестный отец» и «Основной инстинкт», «Ребенок Розмари» и «Римские каникулы», Франсуа Трюффо и Акира Куросава, Мартин Скорсезе и Брайан де Пальма… Фильмы, долгие разговоры о жизни и сама жизнь: романтические драмы, ветреные подружки, трагические разрывы и душевные муки. Все то, что бывает только в кино.

Книга ранее выходила под названием «Киноклуб».

Эта книга — первая научно-художественная биография Карла Маркса и Фридриха Энгельса. Она рассказывает, как формировались их взгляды, как вступили они на путь борцов за освобождение трудящихся, возглавили революционную борьбу рабочего класса и вооружили его новой теорией — великим орудием преобразования мира.

В книге представлены иллюстрации.

Вот какой Хармс! — говорю я и тут же обрываю себя: а какой? Кроме внешнего облика — одежды, выражения лица, — в чем все авторы воспоминаний, в общем-то, сходятся, — он у каждого мемуариста свой, новый, другой. Иной Хармс. Как же так? Разве так бывает? Но любой художник-портретист, представляя зрителю портреты одного и того же человека, сделанные в разное время, скажет: что́, не очень похож? Но это уже другой час дня, другое освещение. Что же говорить о  р а з н ы х  художниках, которые писали одного и того же человека в  р а з н ы е  г о д ы. И мемуаристы, чьи воспоминания представлены на этих страницах, видели Даниила Хармса в разные годы, и он не мог быть на протяжении полутора десятилетий (основной охват времени) одним и тем же, неизменным Даниилом Ивановичем.

Аннотация издательства: Генерал-полковник М. X. Калашник в годы Великой Отечественной войны возглавлял политотдел 47-й армии, прошедшей с боями от Северного Кавказа до Берлина. В воспоминаниях он пишет о коммунистах, о тех, кто своей убежденностью, примером бесстрашия и преданности долгу воодушевлял и вел солдат на подвиг. Автор знакомит читателя со многими замечательными людьми, с неутомимой деятельностью политорганов и партийных организаций во фронтовой обстановке, раскрывает их роль в воспитании бойцов и командиров.

Герои повести «Открытые глаза» — люди удивительной профессии, натуры сильные, преданные делу, истинно героические. В то же время, несмотря на исключительность их труда, в облике этих людей отражены черты типические, свойственные времени, в которое мы живем. И рассказ ведется не только о том, как строился и испытывался один из первых советских реактивных истребителей, но и о том, каким должен быть наш современник.

Анатолий Аграновский — писатель и журналист, специальный корреспондент «Известий». Писать начал после войны. По образованию он историк, по военной специальности — авиационный штурман. Может быть, этим объясняется давний интepec писателя к труду авиаторов. Кроме «Открытых глаз», этой теме посвящены у него документальная повесть «Большой старт» и рассказы «Разная смелость».

.. Что делать человеку моего поколения, если ему исполнилось недавно восемьдесят лет, впрочем, сохранившему еще ясность мышления, возможность с достаточной стройностью излагать свои мысли на бумаге и имеющему горячее желание продолжать быть полезным соотечественникам и, в первую очередь, молодёжи, своим детям и внукам? Очевидно, что стоит вспомнить о делах минувших, правдиво обо всём рассказать, поделиться своим жизненным опытом и тем самым внести полезный вклад в наше, столь трудное настоящее, а также в недалёкое будущее, которое, как говорили ещё древние, «…теперь мы видим как бы сквозь тусклое стекло, гадательно».

Как ковалось оружие Победы? Каким образом его создателям - конструкторам, инженерам, рабочим удалось превзойти военную технику фашистской Германии, на которую работало пол-Европы? Об этом рассказывает бывший заместитель наркома вооружения СССР, в послевоенные годы председатель Госплана СССР, заместитель председателя Совета Министров СССР В. Н. Новиков. В книге немало страниц, посвященных видным государственным и военным деятелям, с кем встречался и под чьим непосредственным руководством работал.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Hа этот pаз антологию знатоцкой литеpатуpы пpодолжает твоpение похмельных мозгов Боpиса Чигидина, уже несколько лет считающееся культовым на юpфаке МГУ.

Коpотко об автоpе (пpедисловие А. (Д.) Ефимова)

Чигидин, Борис. Еще в юности он выказывал приверженство бессмертным идеям великого Жириновского, героически сражаясь с преступным ельцинским режимом. Всюду, где он проходил, оставались надписи "СЛАВА ГКЧП" и "СССР ЖИВ". Его карьера партизана началась после того, как в 1998 году он поймал продавца коммерческого ларька и искусно набил из него чучело вместе с кроссовками, кожаной курткой и даже трехдневной кавказской щетиной. С тех пор неоднократно, вооружившись канистрой портвейна, шашкой и дубинкой, вылетал он верхом на своей верной метле, дабы искоренять зло. Вокруг него сплотилась со временем целая группа террористов, каждую субботу после воодушевительных процедур выходившая брать Кремль, но редко добиравшаяся даже до метро "Боровицкая": большинство ее членов оставались лежать по пути следования, чрезмерно воодушевившись. Также Чигидину принадлежит заслуга в создании истинно марксистского подпольного кружка "красный сексолог", где отважные пионерки обучали начинающих последователей идей Жириновского истинно пролетарскому сексу.

Виктор Ляпин

Чужие смешные печали

(ШЕЛУПОНЬ)

Мокринские хроники

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

ПЕТРУНИН ИВАН НИКОЛАЕВИЧ, 60 лет

ПЕТРУНИНА ВАЛЕНТИНА ПЕТРОВНА, его жена, 55 лет

КРУПНОВА АНТОНИНА ИВАНОВНА, за 40 лет

АВДЕЕВ ПЕТР, бывший муж Крупновой, за 40 лет

ХЛОПУШИНА КАПИТОЛИНА СЕРГЕЕВНА, вдова писателя Сергея Викторовича Хлопушина, за 70 лет

ХЛОПУШИН АНДРЕЙ, ее внук, 25-27 лет

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ.

Виктор Ляпин

Господа, товарищи, сволочи и дамы

(Современные водевили)

"Вы главное любите этих людей, а любовь - она все стерпит"

ИНВАЛИД ПО ЖИЗНИ

КОНЯГИН Сидор Пафнутьевич, хозяин дома

КОНЯГИНА Алевтина Ивановна, его жена

БУБЕНЦОВА Лариса Игоревна, чиновник по выдаче государственных пособий

Частный дом в пригороде. Во дворе мычит корова, блеют козы, бегают поросята и куры. Только что приступивший к своим обязанностям новый чиновник местной администрации по выдаче государственных пособий Лариса Игоревна Бубенцова (миловидная женщина лет тридцати... э... пяти) разносит не имеющим возможности самостоятельно передвигаться инвалидам их пособия. На стук дверь открывает цветущий мужчина пятидесяти лет в кожаном переднике, испачканном кровью. Он только что заколол свинью.

Виктор Ляпин

По-по-по

(ПОЛЮБИЛ, ПОТЕРЯЛ, ПОВЕРИЛ)

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

КОЛОКОЛЬНИКОВ

АННА

ПОПОЛУДНИНА

РЕДАКТОР

ДЕДУШКА

КАРТИНА ПЕРВАЯ

Холодные сумерки. На скамейке перед домом АННЫ, съежившись, сидит замерзший КОЛОКОЛЬНИКОВ.

КОЛОКОЛЬНИКОВ. Собачка, собачка! Иди сюда, собачка. Тоже замерзла? Где же эта старая идиотка? Куда запропастилась? Сколько раз ей можно говорить, чтобы сидела дома и носа не высовывала на улицу!