Четыре года в шинелях

Лямин Михаил Андреевич

Четыре года в шинелях

{1}Так помечены ссылки на примечания. Примечания в конце текста

Аннотация издательства: Автор настоящей повести - бывший воин, народный писатель Удмуртской республики Михаил Андреевич Лямин. В минувшей Отечественной войне от начала и до конца ее он служил в 357 ордена Суворова 2 степени стрелковой дивизии, сформированной осенью 1941 года на удмуртской земле. За боевые заслуги Михаил Лямин награжден орденами Отечественной войны 2 степени, Красной Звезды и медалями, за трудовые заслуги - орденом "Знак Почета". Будучи участником великих сражений, в короткие минуты затишья между боями он писал о мужестве своих земляков. Написанные по горячим следам событий его очерки печатались в газетах, а в дальнейшем вышли в сборниках, которые и легли в основу данного повествования. Не претендуя на широкие обобщения, писатель нарисовал правдивую картину ратного подвига советского народа, в который внесли свою лепту и сыны Удмуртии. Перед глазами читателя проходят десятки героев. Они совершали подлинные легендарные подвиги. Тысячи из них - свидетелей и участников подвигов - и ныне здравствуют. Авторизованный перевод повести с удмуртского сделал ветеран 357 ордена Суворова 2 степени стрелковой дивизии писатель Алексей Иванович Никитин. В книгу входят фронтовые зарисовки художников бывших воинов дивизии Сергея Павловича Викторова и Леонида Петровича Мяготина. Учитывая многочисленные просьбы организаций и читателей, издательство "Удмуртия" выпускает книгу вторым изданием.

Популярные книги в жанре Биографии и Мемуары

Первое повествование о жизни легендарного американского фронтирсмена Дэниела Буна (1734-1820). Впервые было опубликовано как приложение к книге Джона Филсона «Открытие, заселение и нынешнее состояние Кентукки» (1784). Хотя повествование о жизни Буна ведётся от лица самого фронтирсмена, его настоящим автором был Филсон. С этой небольшой «автобиографии» началась слава Буна в Америке и в Европе. Текст перешёл в общественное достояние, оригинал доступен в сетевых библиотеках. Здесь представлен первый перевод на русский язык.

https://sites.google.com/site/dzatochnik

Документальное повествование о последних четырнадцати месяцах жизни расстрелянного по приговору «тройки» писателя — публициста, «журналиста номер один» той поры, организатора журнала «Огонек», автора книги «Испанский дневник» М. Кольцова представляет уникальные материалы: «навечно засекреченное» дело № 21 620 — протоколы допросов М. Кольцова и его гражданской жены; переписку с А. Луначарским, М. Горьким. И. Эренбургом, А. Фадеевым; воспоминания Э. Хемингуэя, брата писателя — публициста художника Б. Ефимова и многих других известных людей. Публикуемые впервые документы воссоздают страшную картину эпохи Большого Террора.

О знаменитых венских женщинах, явивших образцы творческого самораскрытия.

Татьяна ЛЫЧАГИНА

ЛЮБОВНИК БОЛЬШОЙ МЕДВЕДИЦЫ ИЗ РАКОВА

Черпая факты из биографии этого супершпиона, белорусские кинематогра­фисты могли бы создать свою отечественную Бондиану. Ведь этот человек работал сразу на три разведки, а как писатель номинировался на Нобелевскую премию!

Однако сведений о нем нет ни в литературных энциклопедиях, ни в справоч­никах, и ни в учебниках. Такое стремление предать забвению писателя, ока­завшего значительное влияние на литературную и окололитературную жизнь довоенной Польши, а затем игравшего заметную роль в послевоенной польской эмигрантской литературе и крайне популярного на Западе, не случайно: его творчество из-за последовательной антибольшевистской позиции автора не приветствовалось и сознательно замалчивалось и в коммунистической Поль­ше, и в СССР.

На первый взгляд, у Софьи Станиславовны Пилявской (1911–2000), замечательной актрисы и ослепительно красивой женщины, была счастливая судьба. Совсем юной она взошла на сцену МХАТа, ее учителями были К. С. Станиславский и В. И. Немирович-Данченко, ее любили О. Л. Книппер-Чехова и семья Булгаковых. Публика восхищалась ее талантом, правительство награждало орденами и званиями. Ее ученики стали выдающимися актерами. В кино она снималась мало, но зрители помнят ее по фильмам «Заговор обреченных», «Все остается людям» и «Покровские ворота». Однако эта блистательная жизнь имела свою изнанку: удручающая, тщательно скрываемая бедность; арест отца в страшном 37-м; гибель любимых брата и сестры на войне; череда смертей — муж, мама, друзья, коллеги… А потом настали новые времена, к которым надо было привыкать. Но приспосабливаться она не умела… Этой книге, наверное, подошло бы название «Театральный роман» — не будь оно уже отдано другой, той, что читал когда-то вслух гениальный автор немногим избранным друзьям, среди которых была и Софья Станиславовна Пилявская. Но и «Грустная книга» — тоже подходящее название. Потому что, написанная живо и иронично, эта книга и в самом деле очень грустная. Судьбы многих ее героев сложились весьма трагично. И, тем не менее, в воспоминаниях С. С. Пилявской нет ощущения безысходности. Оно вообще не было свойственно ей — мужественной и благородной женщине, настоящей Актрисе.

Издательство благодарит за помощь в работе над книгой К. С. Диадорову-Филиппову, Б. А. Диадорова.

Дом-музей К. С. Станиславского и лично Г. Г. Шнейтер.

Дизайн серии Е. Вельчинского.

Художник Н. Вельчинская.

Книга рассказывает о писательской, актерской, личной судьбе Мольера, подчеркивая, как близки нам сегодня и его творения и его человеческий облик. Жизнеописание Мольера и анализ пьес великого комедиографа вплетаются здесь в панораму французского общества XVII века. Эпоху, как и самого Мольера, автор стремится представить в противоречивом единстве величия и будничности.

Тело человека – это безмолвный свидетель случившейся смерти, оно ничего не скрывает и всегда несет в себе правду. Когда смерть внезапна и необъяснима, доктор Ричард Шеперд обязательно выясняет ее причину. Каждое вскрытие – это отдельная детективная история, и автор с помощью проницательности разрешает головоломку, чтобы ответить на самый насущный вопрос: как этот человек умер? От серийного убийцы до стихийного бедствия, от «идеального убийства» до чудовищной случайности, доктор Шеперд всегда в погоне за истиной. И хотя он был вовлечен в самые громкие дела последнего 20-летия (смерть принцессы Дианы, теракты 11 сентября 2001 года в США), часто менее известные случаи в итоге оказывались самыми интригующими.

Перед вами сборник рассказов Алеси Казанцевой, которая однажды приехала в Москву на недельку и осталась навсегда. Которая один раз заскочила на киностудию и больше оттуда не вышла. Которая была очень одинока и поэтому начала писать в Интернете свои рассказы о жизни и работе вторым режиссером на съемках фильмов, сериалов и рекламы. Она стала признанным автором в Интернете: сначала в «Живом Журнале» под именем Алеси Петровны (ее блог входил в топ-3), потом на «Фейсбуке» (более 55 000 подписчиков). Известные режиссеры хотят экранизировать ее истории, Юлия Меньшова называет их неизбежным счастьем, а Яна Вагнер завидует тем, кто по какой-то причине их еще не читал. Семен Слепаков считает Алесю Казанцеву феноменом российской литературы ХХI века, а режиссер Авдотья Смирнова – своим кумиром. Теперь все лучшие и новые тексты Алеси Казанцевой собраны под одной обложкой.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Hа этот pаз антологию знатоцкой литеpатуpы пpодолжает твоpение похмельных мозгов Боpиса Чигидина, уже несколько лет считающееся культовым на юpфаке МГУ.

Коpотко об автоpе (пpедисловие А. (Д.) Ефимова)

Чигидин, Борис. Еще в юности он выказывал приверженство бессмертным идеям великого Жириновского, героически сражаясь с преступным ельцинским режимом. Всюду, где он проходил, оставались надписи "СЛАВА ГКЧП" и "СССР ЖИВ". Его карьера партизана началась после того, как в 1998 году он поймал продавца коммерческого ларька и искусно набил из него чучело вместе с кроссовками, кожаной курткой и даже трехдневной кавказской щетиной. С тех пор неоднократно, вооружившись канистрой портвейна, шашкой и дубинкой, вылетал он верхом на своей верной метле, дабы искоренять зло. Вокруг него сплотилась со временем целая группа террористов, каждую субботу после воодушевительных процедур выходившая брать Кремль, но редко добиравшаяся даже до метро "Боровицкая": большинство ее членов оставались лежать по пути следования, чрезмерно воодушевившись. Также Чигидину принадлежит заслуга в создании истинно марксистского подпольного кружка "красный сексолог", где отважные пионерки обучали начинающих последователей идей Жириновского истинно пролетарскому сексу.

Виктор Ляпин

Чужие смешные печали

(ШЕЛУПОНЬ)

Мокринские хроники

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

ПЕТРУНИН ИВАН НИКОЛАЕВИЧ, 60 лет

ПЕТРУНИНА ВАЛЕНТИНА ПЕТРОВНА, его жена, 55 лет

КРУПНОВА АНТОНИНА ИВАНОВНА, за 40 лет

АВДЕЕВ ПЕТР, бывший муж Крупновой, за 40 лет

ХЛОПУШИНА КАПИТОЛИНА СЕРГЕЕВНА, вдова писателя Сергея Викторовича Хлопушина, за 70 лет

ХЛОПУШИН АНДРЕЙ, ее внук, 25-27 лет

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ.

Виктор Ляпин

Господа, товарищи, сволочи и дамы

(Современные водевили)

"Вы главное любите этих людей, а любовь - она все стерпит"

ИНВАЛИД ПО ЖИЗНИ

КОНЯГИН Сидор Пафнутьевич, хозяин дома

КОНЯГИНА Алевтина Ивановна, его жена

БУБЕНЦОВА Лариса Игоревна, чиновник по выдаче государственных пособий

Частный дом в пригороде. Во дворе мычит корова, блеют козы, бегают поросята и куры. Только что приступивший к своим обязанностям новый чиновник местной администрации по выдаче государственных пособий Лариса Игоревна Бубенцова (миловидная женщина лет тридцати... э... пяти) разносит не имеющим возможности самостоятельно передвигаться инвалидам их пособия. На стук дверь открывает цветущий мужчина пятидесяти лет в кожаном переднике, испачканном кровью. Он только что заколол свинью.

Виктор Ляпин

По-по-по

(ПОЛЮБИЛ, ПОТЕРЯЛ, ПОВЕРИЛ)

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

КОЛОКОЛЬНИКОВ

АННА

ПОПОЛУДНИНА

РЕДАКТОР

ДЕДУШКА

КАРТИНА ПЕРВАЯ

Холодные сумерки. На скамейке перед домом АННЫ, съежившись, сидит замерзший КОЛОКОЛЬНИКОВ.

КОЛОКОЛЬНИКОВ. Собачка, собачка! Иди сюда, собачка. Тоже замерзла? Где же эта старая идиотка? Куда запропастилась? Сколько раз ей можно говорить, чтобы сидела дома и носа не высовывала на улицу!