Четверый

«Чрезвычайная распущенность Грозного, жестоко истязавшего своих подданных во время оргий, — все это приводило Москву в трепет и робкое смирение перед тираном. В 1570 году под надуманным предлогом он разоряет Новгород…»

Такими формулировками кишат интернет-рефераты для школьников и студентов, примерно так и представляется сегодня добросовестному налогоплательщику образ первого русского царя. Именно таким и предстал Грозный перед жюри Каннского кинофестиваля прошлого года. Тогда киноверсия Павла Лунгина многих историков возмутила. И действительно, в то же время в ТВ-референдуме «Имя России» Грозный рассматривается в качестве возможного претендента на то, чтобы сегодня и всегда олицетворять — собою! — великую страну. Не слишком ли — для циничного богохульника, отпетого самодура, жестокого деспота, развратного многоженца, убийцы собственного сына, разорителя собственного народа и вообще кровопийцы-опричника?

Отрывок из произведения:

«Чрезвычайная распущенность Грозного, жестоко истязавшего своих подданных во время оргий, — все это приводило Москву в трепет и робкое смирение перед тираном. В 1570 году под надуманным предлогом он разоряет Новгород…»

Такими формулировками кишат интернет-рефераты для школьников и студентов, примерно так и представляется сегодня добросовестному налогоплательщику образ первого русского царя. Именно таким и предстал Грозный перед жюри Каннского кинофестиваля прошлого года. Тогда киноверсия Павла Лунгина многих историков возмутила. И действительно, в то же время в ТВ-референдуме «Имя России» Грозный рассматривается в качестве возможного претендента на то, чтобы сегодня и всегда олицетворять — собою! — великую страну. Не слишком ли — для циничного богохульника, отпетого самодура, жестокого деспота, развратного многоженца, убийцы собственного сына, разорителя собственного народа и вообще кровопийцы-опричника?

Другие книги автора Евгений Игоревич Антипов

Тухачевский и другие шпионы империализма

О графе Толстом

Лексикон каждого представителя поколения советских шестидесятников в обязательном порядке содержал гневные фразы про Венгрию. В смысле: попытка маленькой робкой Венгрии сбросить в октябре — ноябре 1956 года со своих свободолюбивых плеч тоталитарного монстра (СССР) захлебнулась кровью студентов-романтиков. Поскольку российской интеллигенции присуще чувство справедливости и глубокой скорби, обрывочные фразы про Венгрию-56 имеют хождение и поныне. Творческая молодежь сегодня с трудом понимает, о чем речь, но знает, впрочем, главное: СССР/Россия — тоталитарный монстр, душивший всех и всегда.

Е.Антипов. "Пейзаж с птицей". 1996

В приемную вошел гордого вида маленький человек с усами под носом и повелительным голосом спросил: Главный у себя? Не слушая отработанный до автоматизма лепет о том, что Главный очень занят, ибо устал, ибо работал и продолжает напряженно работать, маленький человек с усами под носом открыл главную дверь. И был-таки таков.

В главном кабинете лицом на главным столе лежал Главный. Если б сия история была детективной, то хорошо было бы ввернуть фразу про залитые кровью бумаги. Но крови, к сожалению, не было. После «кхе-кхе, здрасьте», произнесенных маленьким человеком подобострастным уже голосом, лежащий зашевелился и приподнял тяжелое лицо: ты кто?

Статья из журнала Бельские просторы № 8 (201) Август, 2015 г.

Было это давно, изменилось многое. Тогда пиво в баночках — не столько пиво, сколько предмет возвышенный и надменный.

В Америку никто не ездил. Единицы. Полубоги. Америка была империей добра и несбыточной мечтой тихих головастиков.

Везли из Америки микроволновые печи, впечатления о супермаркетах, в которых есть все, и фразы про воздух свобод.

Съездил и я, но знакомство было с долей разочарования. Неделю ходил по магазинам в поисках нужного. Нужного нет, есть изобилие.

Популярные книги в жанре История

Для историка общественности нет сейчас более привлекательной задачи, как следить на основании публицистической и художественной литературы за тем, как постепенно из кровавого горнила империалистической войны зарождался – или вернее возрождался – в огненном ореоле бессмертный феникс революции.

Таких произведений не только публицистического, но и художественного характера уже и теперь довольно много во всех странах западного мира.

В настоящей статье мы хотели бы обратить внимание русского читателя, лишенного возможности читать книги на иностранных языках, на два романа, где этот процесс смены войны революцией или воинственных устремлений революционным возмущением изображен особенно и наглядно и художественно.

Есть люди большого ума, но с детской душой. Они стесняются детскости своей души и скрывают ее иногда под сугубо внешней сухостью или шутливостью. Такая душа была, вероятно, у Суворова. Им будет близка эта книга «Логика античного мифа», невзирая на охлаждающее ее слово «логика». Мне самому оно в данном контексте не по душе. Но при завоевании истины не всегда ходят путями души. Слово «логика» отпугивает читателей. Им слышится в этом слове нечто формально-схематическое, школьное. Художники им свысока брезгают: для них «логика» – антипод искусству, некая антипоэзия, дело умственных закройщиков. Это наивность. Но преодолеть наивность, как и всякую предвзятую настроенность, нелегко. Многим все еще кажется, что логику изобрел Аристотель.

В основе этой книги — документы из архивов Германии, в большинстве своем не известные не только российским, но и немецким читателям, а также не опубликованные ранее воспоминания участников войны. Несмотры на обилие документов и фактических данных (а, скорее, благодаря им) она читается с большим интересом. Издательство надеется, что в ряду книг о второй мировой войне предложенное Вашему вниманию издание займет достойное место. Для широкого круга читателей.

[1] Так обозначены ссылки на примечания, [1] — так помечены страницы, номер предшествует странице.

lenok555: За неимением у меня бумажного экземпляра, некоторые примечания отсутствуют.

В конце ХХ в. в мире реализованы два крупных проекта по переходу от авторитарного, бюрократического и патерналистского режима к открытому обществу и либеральной экономике — в Испании после смерти Франко и в СССР. Над проектами, как сейчас известно, работали лучшие мозговые центры мировой демократии. Но сколь различны оба эксперимента! Испанцам — бережный, нетравмирующий переход без разрыва с прошлым, без сведения счетов и разрушения каких бы то ни было структур. Результат — быстрый выход из кризиса и процветание. России — революционная ломка всех систем жизнеобеспечения, раскол общества по всем его трещинам, маховик конфликтов и братоубийство. Итог — национальная катастрофа.

В предыдущей книге «Россия против Наполеона» мы закончили повествование рассказом о Заграничном походе 1813-1814 годов. Теперь мы снова возвратимся к событиям 1812 года, к моменту, когда Наполеон покинул Москву.

Ростопчин наводит порядок

Московский главнокомандующий Ф. В. Ростопчин, покинув вместе с армией Москву, поехал сначала в Красную Пахру, а потом в свое имение Вороново. Приехав в Вороново, расположенное на Старой Калужской дороге, он объявил о своем намерении сжечь имение и конный завод, там находящийся. Крепостным он велел уходить из деревни, а сам прибил на двери церкви записку, написанную по-французски: «Восемь лет украшал я это село, в котором наслаждался счастьем среди моей семьи. При вашем приближении обыватели в числе одной тысячи семисот двадцати покидают свои жилища, а я предаю огню дом свой, чтобы он не был осквернен вашим присутствием. Французы! В Москве оставил я вам мои два дома и движимости на полмиллиона рублей, здесь найдете вы только пепел». Затем переехал он в Тарутино, но вскоре же уехал в Ярославль. Однако еще по дороге туда, во Владимире, он узнал, что Наполеон ушел из Москвы. Ростопчин тотчас же поехал в Москву и нашел дом свой на Большой Лубянке целым и невредимым. Он немедленно принялся за наведение порядка в городе, занявшись прежде всего доставкой продовольствия, прекращением грабежей и борьбой с возможными эпидемиями. Начались работы по уборке трупов, по перезахоронению десятков тысяч тел в более глубокие могилы. То же самое проделано было и на Бородинском поле, где захоронения производились наспех, и потому могилы также были неглубокими. Кроме того, на Бородинском поле было сожжено пятьдесят восемь тысяч шестьсот тридцать людских и тридцать две тысячи семьсот шестьдесят пять конских трупов.

Мы довели буржуазно-демократическую революцию до конца, как никто. Мы вполне сознательно, твердо и неуклонно продвигаемся вперед, к революции социалистической, зная, что она не отделена китайской стеной от революции буржуазно-демократической, зная, что только борьба решит, насколько нам удастся (в последнем счете) продвинуться вперед, какую часть необъятно высокой задачи мы выполним, какую часть наших побед закрепим за собой. Поживем, увидим. Но и сейчас уже мы видим, что сделано гигантски много — для разоренной, измученной, отсталой страны — в деле социалистического преобразования общества.

Данный материал был опубликован в газете Марксистской рабочей партии "Левый поворот" №12, 2004 год.

Книга посвящена всестороннему культурологическому и политологическому анализу роли в российском историческом процессе радикальной русской, а также советской и постсоветской интеллигенции. Впервые обосновывается резкая грань между этими тремя понятиями. Автор не ограничивается уже набившим оскомину анализом деструктивного влияния интеллигенции на слом российской, а затем советской государственности, он ставит вопрос шире – интеллигенция, как свободомыслящая социальная группа интеллектуалов, на всех отрезках российской истории находилась в оппозиции к властным структурам, отсюда и взаимное отчуждение интеллигенции и государства, отсюда же и её «отщепенство» в глазах народа российского.

Книга представляет интерес для всех, кто интересуется российской историей и культурой. Она будет полезна как студентам, так и преподавателям всех гуманитарных специальностей российских университетов.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В очередной книге Н. Лузана «Drang nach Osten. Натиск на Восток» на основе обширного документального материала, полученного из различных источников, в том числе архивов отечественных спецслужб, представлена яркая и многоплановая картина эпохальных событий, относящихся как к недавнему прошлому — Второй мировой войне, так и к полной невероятного напряжения исторической драме, что сегодня разворачивается в Европе и в центре которой находится Россия.

Внимание специалистов и широкого круга читателей привлечет та ее часть, где отражены современная действительность и события, вызвавшие к жизни «скелет в шкафу» — неонацизм в Германии и необандеровщину в Украине. Особый интерес представляют те разделы книги, где автор вскрывает скрытые пружины, двигающие событиями в Украине. В те полные драматизма и невероятного напряжения дни «крымской весны» 2014 года для России наступил момент истины. Тот раунд схватки за «непотопляемый авианосец» — Крым — остался за ней. Что ждет страну в будущем, на этот вопрос читатель вместе с автором будет искать ответы в книге и в жизни — такой непростой.

Среди знаменитых вологжан, живущих вне пределов России, Николай Михайлович Амосов — самая крупная и самая загадочная фигура. Широким слоям населения он известен как хирург и пропагандист здорового образа жизни. Но этим его деятельность далеко не исчерпывается. Многое можно узнать в Интернете, где 86-летний академик недавно открыл свой сайт. Но живое общение незаменимо. В Киеве, где почти 50 лет живет наш земляк, побывал журналист областного телевидения Валерий Есипов.

Статья из: Вологодская неделя. — 2000. — 16–23 ноября

Идея этой книги в том, чтобы помочь женщине любого возраста, внешних данных и социального положения научиться слышать себя и понимать, чего она хочет на самом деле, перестать пытаться соответствовать чужим мнениям о ней — ведь нельзя для всех быть хорошей. Книга поможет решить глубоко личные проблемы, понять свои ошибки в семейных отношениях, сделать шаг к действительно новой жизни, научит принимать верные решения и строить жизнь так, чтобы успех, счастье и здоровье были ее верными спутниками.

Предназначена для широкого круга читателей всех возрастных категорий.

Книга для занимательного чтения, адресованная более-менее устроенному в жизни человеку, не потерявшему вкуса к интеллектуальным играм и ребусам. В легкой доступной форме популярной психологии, сопровождаемой авторскими тестами, читателю предлагается проверить градус своей удовлетворенности жизнью. В случае если выяснится, что в какой-либо из важнейших ее сфер все-таки не все складно, подаются простые и доходчивые идеи по коррекции сложившихся ситуаций.