Честь офицера

Аннотация: Рассказ: Фантастика. Честь была, есть и будет высшим мерилом поступков Офицеров России!

Отрывок из произведения:

Небо горело. Оно всегда горит, когда крейсера идут в верхних слоях атмосферы. И сегодня небо горело над Сириусом 4. Пятый ударный флот человечества готовился к уходу из пространства Сириуса 4. Ударный авианосец, три тяжелых крейсера, два крейсера поддержки, разрушитель и десяток вспомогательных кораблей, не считая истребителей.

Флагманский крейсер в тройке российских тяжелых крейсеров нес гордое название "Варяг". Его капитан прекрасно знал про старинный корабль бороздивший еще синие моря Земли. И знал про подвиг его экипажа.

Другие книги автора Евгений Алексеевич Нечаев

Аннотация: Рассказ: Фэнтези. Он полуорк и кровный побратим альвийского принца. Он тот кого не должно быть в этом мире. Он тот, кто остановит Пса.

Аннотация: Рассказ: Фэнтези.

Месть и ненависть, что они уставят после себя?

Сын властителя ада Люцифера, и самой святой девушки мира. Человек который может делать все что угодно, и добро и зло. Защитник, и агрессор. Он прошел ад, и был в раю. И он продал свою душу, за жизнь друзей…

Вторая часть Сына Люцифера, которая повествует о том, что случилось после удара Меча Сил.

Сын Сатаны, каков его путь и судьба?

Когда Люцифер был заточен в башне магов, в преисподней началась вражда. Страшна была война в преисподней. Ужас, выплескиваемый ею, достигал даже чертогов Света, заставляя дрожать слуг его. И тогда воинство Света выступило против Тьмы.

Когда же силы света ворвались в преисподнюю, сплотились демоны против общего врага. Но слишком слабы они были без повелителя, и слишком ослаблены войной.

"Книга Безумия".

Сына Сатаны ждет самая большая и жестокая схватка в его жизни

Аннотация: Рассказ: Фантастика. Космос жесток, и за маленькие ошибки приходиться платить кровью.

Аннотация: Рассказ: Фантастика. Космос не может быть безопасным.

Аннотация: Рассказ: Фантастика. Обычный мир, после плановой ядерной войны.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Денис ШАПОВАЛЕНКО

ДОМИНИРУЮЩАЯ РАСА

- До планеты осталось пол световой минуты. - Разворачивайся на снижение. - Есть разворачиваться. Десять секунд, сэр. - Приземляемся. - Так точно. Где-то в стратосфере планеты безэнерционный звездолет чужих мягко вошел в атмосферу Земли. Еще одна падающая звезда озарила ночное небо, давая романтикам лишний повод загадать желание. - Местные жители готовы к контакту? - Да, сэр. Это очень дружелюбная раса, с ними проблем не будет. - Очень хорошо. Тогда нам пора. - Да, сэр. Две размытые фигуры в сумерках поднимающейся луны отделились от громады звездолета. Через пять минут им предстояло наладить мирные торговые отношения с этой планетой. Этот мир был не очень важен, но Правление Галактики было настроено дружелюбно к развивающимся расам. Поэтому в комиссию по контакту вошло всего две особи.

Денис ШАПОВАЛЕНКО

PROGRAM

Part 1 "There"

Вот так. Материя есть, жизнь есть, время, смерть тоже есть. Что же еще нужно? Ага, межпространственности нету, но это не страшно - оно не так уж и важно... Странно, зачем это я счастье закомментировал? Целую подпрограмму причем. Надо исправить... - Маурик!, - крикнула мама из кухни, - Ты что опять делаешь, играешь как всегда? А ну иди спать немедленно! Ненавижу когда она так говорит. Я никогда не играю, неужели это так трудно понять? Я не люблю играть да и у меня не так уж хорошо это получается... Я всегда проигрываю. - Нет, мам, я не играю... - А что же ты делаешь? Ну что можно на это ответить? Разве на компьютере кроме игр ничего не существует? Ладно, спорить все равно бесполезно. Сейчас поправлю счастье и пойду спать... - Маурик! Я кому сказала? Выключи свет! Черт! Ладно, счастье потом доделаю... - Да, мам!...

Алексей ШЕБЫЛЕВ

ПРЕДЛАГАЕМЫЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА

И если ты не привык врать себе, то ты согласишься с тем, что единственное утешение человека перед неизбежностью забвения - сознание достойно прожитой жизни. Что это? А это обычный ряд мыслей, сопровождающих бессонницу. Надо бы появиться как-нибудь. На людях, и вообще... Сегодня мне приснилась Тиранда. Из мрака выплыло ее лицо, и она спросила: "Что случилось в апреле?" А откуда я знаю, что случилось в апреле? Ладно, разберемся. Сев на кровати, я сразу же обращаюсь к будильнику. Через минуту ты будешь уверять меня в том, что начинается самый счастливый день в моей жизни, а между тем они, эти дни, схожи друг с другом, как капли воды. Я устал тебе верить, старый ты врунишка! Раньше, перед тем как выйти из дома, я всегда оглядывал себя в зеркале, делал умное лицо и произносил: "Ну, разумеется..." Еще год назад с тем же умным выражением и с идиотским огоньком в глазах я произносил сладким тоном: "Конечно-конечно... Вне всякого сомнения". Сейчас я молчу. На меня вяло смотрит носатый тридцатилетний мужчина, страдающий от избытка внутренних монологов и от ранней лысины, весело отсвечивающей в лучах восходящего солнца. Впрочем, этот тип, противясь обступившему его одиночеству, иногда выкрикивает и такие фразы: "Тридцать с лысиной? Да ведь это самое прекрасное, что есть у тебя на день сегодняшний! Было время, когда тебя окружал густой свет, было тепло и ты собирался подарить своей Тиранде звезду. Но она сказала, что это глупо. И ты ушел к другой женщине, которая ни за что не скажет "нет". Во дворе я встретил Пыню. Пыня - дурачок, не так чтобы совсем, но до известных пределов, У Пыни новая игра: он - одноногий. Где-то раздобыл костыли, поджимает правую ногу под свой вечный зеленый плащ и важно расхаживает на них, сокрушенно качает головой, глядя на свою единственную здоровую ногу. - Ты почему это без ноги? - грозно спрашиваю его. - А у меня ботинок дырявый, - отвечает Пыня и ковыляет дальше. Зачем я спросил его? Откуда в голову мог прийти такой дурацкий вопрос? Этого Пыню даже дети не трогают - такой он убогий. Я, собственно, уже почти пришел. Пересек площадь, прошел мимо одноэтажного стеклянного магазинчика с японским названием "ЫБА" и открыл лоснящуюся от грязи дверь вокзала. В обширном залевереница серебристых дверей пассажирских кабин. Около каждой кабины - продолговатое окошко с мерцающим внутри пунктиром маршрута: названия городов, станций и полустанков. Конечно же в кассе остались жетоны только на острова третьей категории комфортности. Вместе с жетоном кассир протягивает мне сине-зеленый рекламный буклет. "ТОЛЬКО У НАС! Если вы устали, если вас гнетет тщетность усилий что-либо изменить в вашей жизни, если вас преследуют неудачи и вы перестали верить в свою звезду, ТО Фирма "НЕОФИТ" снимет ваши проблемы! Наши острова вырвут вас из мелочей городской суеты. Фирма гарантирует вам полноценный отдых, интересный досуг и прекрасное настроение! Желаем счастья, доброго пути!" Прочитав эту галиматью, я отправил буклет в урну. Очень долго я тащился по бесконечному залу и немного устал от яркого света плафонов и мельтешения людей. Наконец я очутился у маршрутных окон островов третьей категории. Нажал на кнопку вызова кабины одного из них. Загорелась надпись "Занято". Прошел дальше, нажимая на все кнопки подряд, - тот же результат. Однообразная работа отняла у меня добрых пол часа, но все же я добился своего: остров № 113 оказался свободным. Медленно разъезжаются серебристые половинки двери, и я вхожу внутрь. Опускаю жетон в щель под металлическим штампом "Оплачено". Легкая вибрация зудом проходит по телу - я уже в пути! Пассажирская кабина оборудована под маленькую жилую комнату. Сажусь в мягкое кресло и пристегиваю ремень безопасности. На приземистом полированном столике - несколько затертых журналов с бледными иллюстрациями и загнувшимися кудрявыми уголками. Я захватил с собой небольшой транзисторный приемник. Включаю его - только шипение и треск. Ну конечно же! Кабина движется под землей внутри стального трубопровода, тут невозможно поймать ни одной станции. За овальными окнами мелькают перелески, телеграфные столбы, речушки и идиллического вида аккуратненькие домики на зеленых лужайках - телевизионные аппликации, впрочем, довольно искусные. Проходит час, другой... Я, кажется, даже вздремнул. Но вот двери кабины открываются. В гладкой облицовке стен искрятся лучи полуденного солнца. Выхожу наружу, и половинки двери с тихим шипением смыкаются за моей спиной. Третья категория комфортности? А ничего особенного. Остров невелик, минуты за три можно обойти его вокруг. В центре острова - три искусственные пальмы, на одной из них резвится и повизгивает электронная обезьяна. Около пальм на песке стоит небольшой журнальный столик, рядом - низкая скамейка. В отдалении темнеют два небольших шкафа - туалет и кабина для переодевания. Что касается этой кабины, то я счел ее для себя забавным излишеством, а вот туалетом воспользовался незамедлительно. Стряхиваю с себя одежду и остаюсь совсем голым. Ступни ног нежит прохладная вода. Проплываю несколько метров под водой, выныриваю... Проклятая обезьяна! Она затащила на пальму мой приемник, включила его и повесила себе на шею. Опасаясь за остальное свое имущество, спешу к берегу. Неужели древнее существо, похожее на эту тварь, когда-то было моим предком? Показываю обезьяне кулак, на что она отвечает ехидным хихиканьем и еще громче включает транзистор. Насколько я понимаю, это творение лукавого разума призвано создавать на острове некий экзотический колорит. Обезьяна должна работать по какой-то несложной программе - повизгивать, делать однообразные движения. Но совершить осмысленные действия?! Нет, тут чтото не так. Взбесившаяся электронная обезьяна? Оригинально! Зачем я сюда приехал? И сам не знаю. Конечно, досадно, что в этот отпуск я ничего иного не придумал, как целыми днями сидеть дома, читать книжки и по пять часов кряду глазеть в "ящик". Но и на этом острове... Что тут делать? Из приемника на меня обрушивается шквал "металлической" музыки. Ощущаю острую головную боль. Еще раз оглядываю этот нелепый остров. Какое убожество! Третья категория комфортности! Дешевка... Ни тебе игральных автоматов, ни аттракционов, нет даже элементарного "видика", не говоря уже о душе. Подхожу к бункеру, внутри которого застыла пассажирская кабина и жму на кнопку в маршрутном окне. Но двери почему-то не открываются. Сезам уснул? Опять нажимаю на кнопку - тот же результат. Это несколько ошеломляет меня. Как же я теперь выберусь отсюда? Ситуация комична, но последствия ее могут оказаться для меня плачевными. Отхожу от бункера и сажусь на скамейку. От испуга у меня даже прошла головная боль. Хорошенькое дельце. Ничего, ничего не хочу! Сую свою голову под столик, так как начало уже сильно припекать, растягиваюсь на горячем песке и хочу забыться. Что? Похож на страуса во время опасности? Противно все... И тут я решаю кое-что записывать, чтоб скоротать время, ну и конечно же для собственного удовольствия. Я недавно завел новую записную книжку, теперь она очень кстати...

Роберт Шекли

Зачем?

Я и пытаться не стану описывать вам эту боль. Скажу только, что и под наркозом она была нестерпимой, а я терпел разве потому, что у меня другого выхода не было. После она утихла, и я открыл глаза и взглянул в глаза браминов, стоявших надо мной. Их было трое, и одеты они были в обычные белые хирургические халаты и белые маски из марли.

Эта дрянь для наркоза у меня только что из ушей не текла, так меня ею напичкали, и память работала какими-то урывками.

Александр Шохов

ПОХИТИТЕЛИ ПЛОТИ

Я изучаю нечисть. Такая у меня специальность. Вы можете перерыть все энциклопедии мира, а также алфавитные указатели профессий, а можете не тратить на это время и поверить мне на слово: такой специальности там нет. Но это только потому, что энциклопедии и указатели составляют люди, да еще к тому же далекие от всякой нечисти.

Я тоже был когда-то человеком. Самое забавное, что тогда я тоже изучал нечисть. Давно это было. Даже не берусь сказать, сколько лет назад. Меня, помнится, послали писать статью о таинственных событиях в N-ской губернии. Я быстро собрался и после четырех дней пути оказался в N-ске. Городок этот был тогда небольшим, тысяч пять жителей, добрая половина которых называла себя немцами, поэтому улицы в городке были на редкость чистыми, а дома опрятными. И (подумать только!)

Карл-Хайнц ШТЕЙНМЮЛЛЕР

Анжела ШТЕЙНМЮЛЛЕР

ОБЛАКА НЕЖНЕЕ, ЧЕМ ДЫХАНЬЕ

Рассвет только начинался, когда я вышел из дома. Холодный ветерок приятно освежал кожу, легкие перистые облака тянулись вдоль горы. Я не стал долго их разглядывать, ближайшее показалось мне вполне подходящим. Сглотнув отдающую кофе слюну, я снял с плеча почти невесомые лыжи. На траве кое-где виднелась изморозь. Осторожно стянул с лыж защитную фольгу, стараясь не касаться многослойной скользящей поверхности грубыми перчатками. Не спеша разложил фольгу на сырой земле, поставил на нее лыжи. Привычным движением ослабил крепления, потом замкнул их на ботинках. Вытянул кабель из источника питания и вставил в специальные гнезда на лыжах.

Анжела ШТЕЙНМЮЛЛЕР

Карл-Хайнц ШТЕЙНМЮЛЛЕР

СПУТНИК-БАРАХОЛКА

Как ты считаешь, Спутник-Барахолка вблизи Толимана - это не выдумка? Тебе не кажется, что это просто небылица из числа тех диковинных историй, которые сочиняют сами космонавты во время своих длительных, порой слишком длительных, перелетов, когда вся бортовая библиотека уже прочитана, а отношения в экипаже, оторванном от остального мира, начинают приобретать враждебный характер?

В жизни Императора Виктора Седьмого, Властителя людей, повелителя живых и мертвых (и еще пол сотни титулов), наступает самый важный, для любого мужчины момент: выбор жены. Той, кто продолжит славный род, и станет истиной опорой в самых тяжких испытаниях.

Но кому поручить эту сложную миссию? Ведь даже у самого преданного вассала будут свои цели. Самые мудрые советчики могут ошибиться. Самые зрящие оракулы, бывает, путают истинное прозрение с иллюзией.

И Император призывает своих самых верных псов! Ричарда Гринривера и Рея Салеха, кровожадных ублюдков, чьи имена в кошмарах повторяют не только люди, но и демоны, и даже сами боги. Для которых нет цели выше, чем служить империи. Они не предадут, они не подведут, они не усомнятся.

Ну а в крайнем случае, их кожей всегда можно оббить трон. Ведь это и есть самая большая мечта императора.

В книге присутствует нецензурная брань!

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Тейт, Аллен (Tate, Allen). Поэт, теоретик литературы, вместе с Р. П. Уорреном и Дж. К. Рэнсомом разрабатывал в США доктрины «новой критики». Род. в 1899 г. в округе Кларк, Кентукки. В 1932 г. окончил Университет Вандербилта, один из основателей группы «Беглецы». В 1939-1942 гг. - преподаватель в Принстоне, в 1951-1968 гг. - профессор английской литературы в университете Миннесоты. Член Американской академии и Национального института искусств и литературы. Опубликовано 18 книг стихов, критических работ, художественной прозы. Сборник «Мистер Поп» (“Mr. Pope”) вышел в 1928 г., «Три поэмы» (“Three Poems”) - в 1930 г., «Средиземноморье» (“The Mediterranean”) - в 1936 г., в 1960 г. издан однотомник стихов А. Тейта. В 1956 г. ему была присуждена премия Боллингена.

Духовное путешествие продолжается.

«Вызывающе правдивый рассказ о проникновении человека в великую мистерию жизни и просветления…»

Это жизненный путь который мог бы быть разрушен навсегда, духовная культура с корнями, уходящими в Древние Времена, которая принадлежит ламаистским монастырям Тибета.

«Пещеры Древних» — книга о том, как Лобсанг Рампа шел по пути самосознания в этих древних хранилищах мудрости, где ламы постигают смысл жизни и смерти, где вскрывается мистическая связь между разумом и мозгом, где секреты ясновидения, гипноза и реинкарнации являются частью повседневной жизни.

Здесь Рампа также обучается силе, но не для разрушений и злоупотребления властью над людьми, потому что энергия Высшего Просветления и Вселенского Знания существует только для немногих избранных, призванных спасти этот мир.

Чудеса, которые он описывает, подаются с большим вкусом и юмором, и автор не навязывает нам свое мнение, но только предлагает свою добрую волю.

У Евы Пунш хороший вкус – она знает толк в алкоголе, любви и литературе. В этой книге в безупречных пропорциях кровь смешивается с вином, плоть с пищей, любовь со смертью, а искусство – с самой жизнью.

Мейлин Кван – архитектор роскошного отеля в Гонконге. Она, подобно зданию, созданному по ее проекту, соединила в себе Восток и Запад, гармонию и конфликт. Ее любовь к строителю Сэму Колгеру исполнена страсти и силы. Но ужасная тайна стоит между Мейлин и ее любовью. Ей предстоит впервые столкнуться лицом к лицу со своей сестрой, которая не подозревает о существовании Мейлин…