Червь и ангел

Его рассказы о сверхъестественном отвергают как аллегорические толкования, так и научные объяснения. Их нельзя свести ни к Эзопу, ни к Г. Дж. Уэллсу. Еще меньше они нуждаются в многозначительных толкованиях болтунов-психоаналитиков. Они просто волшебны.

Отрывок из произведения:

Отползая от могилы павшего, червь встретился с ангелом.

И вместе они рассматривали королей и королевства, и юношей и девушек, и города людей. Они видели стариков, тяжело восседающих в креслах, и слышали детей, поющих в полях. Они видели далекие войны, воинов и окруженные стеной города, мудрость и зло, и великолепие королей, и людей всех стран, которых касался солнечный свет.

И червь сказал ангелу: «Смотри на мою пищу».

«Мммм… Всякая плоть-трава…» – пробормотал ангел, когда они шли по берегу моря, «и ты можешь уничтожить даже это?» И червь побледнел от гнева, поскольку три тысячи лет он пытался уничтожить эту черту и все равно ее мелодия звучала в его голове.

Другие книги автора Эдвард Дансейни

Чтение данного сборника — не для слабонервных, тем более не советуем заниматься им перед сном: вампиры всех мастей, видов и пола, привидения и люди-зомби, любители человечины и просто невиданные твари, естественно, безжалостные и ужасные, встречаются практически на каждой странице, заставляя даже самые бесстрашные души трепетать от страха перед проявлениями таинственного и необъяснимого. Тем более, что авторы не отказывают себе в нагнетании страстей, искусно вплетая в ткань сюжета необитаемые замки, семейные склепы, африканские амулеты и прочие сопутствующие мистике элементы.

Рассказы, которые объединяет тема дьявольской силы, вселившейся в людей, взяты из книг, выходивших на Западе в так называемой «черной серии», а также из сборников «Хичкок представляет», составленных знаменитым американским кинорежиссером, создателем фильмов ужасов Альфредом Хичкоком.

В настоящее собрание готических рассказов вошли лучшие образцы «рассказов о привидениях» английских и американских писателей XIX–XX вв., посвященные загадочным, зловещим и сверхъестественным событиям, связанным с потусторонним миром. Среди авторов сборника — классики мировой литературы Чарльз Диккенс, Генри Джеймс, Джером К. Джером, признанные корифеи жанра Монтегю Родс Джеймс, Джозеф Шеридан Ле Фаню и Элджернон Блэквуд, высоко ценимые критиками викторианские писательницы Джордж Элиот, Амелия Б. Эдвардс и Маргарет Олифант и многие-многие другие.

Этот выпуск серии ведет читателя в необъяснимое, увлекательное, а порой жутковатое путешествие в мир теней прошлого, призраков, видений, пророчеств, загадочных событий, свидетелями которых в разные эпохи — от седой древности, средневековья до наших дней — были и простые обыватели, и крупные ученые, и всемирно известные писатели, и государственные деятели.

Его рассказы о сверхъестественном отвергают как аллегорические толкования, так и научные объяснения. Их нельзя свести ни к Эзопу, ни к Г.Дж. Уэллсу. Еще меньше они нуждаются в многозначительных толкованиях болтунов-психоаналитиков. Они просто волшебны.

В данном сборнике рассказы о том, что испытали Боги и люди в Ярните, в Авероне, в Зарканду и в других странах моих грез.

Лорд Дансени

О том, как Нут задумал испытать свою ловкость на гнолах

Перевод Светлана Лихачева

Невзирая на рекламу конкурирующих фирм, каждый торговец, надо полагать, знает, что в настоящее время никто из причастных к делу не занимает такого положения, как мистер Нут. Тем, кто находится за магическими пределами деловых кругов, это имя мало о чем говорит: Нут в рекламе не нуждается, он себе цену знает. Нут - вне конкуренции, даже в условиях современного рынка, и соперникам его, на что бы они ни претендовали, хорошо об этом известно. Его условия всегда вполне приемлемы: такая-то сумма по доставке товара, столько-то - впоследствии, путем вымогательства. Нут сделает все, чтобы помочь вам избежать возможных неудобств. На ловкость его можно положиться: тень, что видел я как-то раз ветреной ночью, передвигалась менее бесшумно, нежели Нут, ибо Нут по профессии - взломщик. Известны случаи, когда люди, погостив в загородных поместьях, посылают впоследствии агента по продаже выторговать приглянувшийся гобелен, что-нибудь из мебели или картину. Это - дурной тон; те, кто отличается более изысканным вкусом, через день-два после своего визита непременно пошлют Нута. Он знает толк в гобеленах: обрезанный край будет едва заметен. Очень часто, когда я вижу огромный, только что построенный дом, заставленный старинной мебелью, увешанный картинами кисти старых мастеров, я говорю себе: "Эти ветхие кресла, эти портреты предков в полный рост, это резное красное дерево - все здесь дело рук неподражаемого Нута".

Его рассказы о сверхъестественном отвергают как аллегорические толкования, так и научные объяснения. Их нельзя свести ни к Эзопу, ни к Г. Дж. Уэллсу. Еще меньше они нуждаются в многозначительных толкованиях болтунов-психоаналитиков. Они просто волшебны.

Лорд Дансени

Потерянная шелковая шляпа

Перевод - Виктор Вербицкий

Действующие лица:

Гость

Рабочий

Клерк

Поэт

Полисмен

Место действия: фешенебельная лондонская улица.

{Гость стоит на крыльце, "безупречно одетый", но без шляпы. Вначале он выказывает отчаяние, затем ему в голову приходит новая мысль.

Входит Рабочий}

Г о с т ь :

Простите, мистер. Простите... но... я бы был вам весьма обязан, если... если бы вы смогли... на самом деле, вы оказали бы мне неоценимую услугу, если бы...

Его рассказы о сверхъестественном отвергают как аллегорические толкования, так и научные объяснения. Их нельзя свести ни к Эзопу, ни к Г. Дж. Уэллсу. Еще меньше они нуждаются в многозначительных толкованиях болтунов-психоаналитиков. Они просто волшебны.

Популярные книги в жанре Фэнтези

Аннотация:

Микаэла, молодая ведьма-ворон, жила обычной жизнью до того дня, пока не встретила в лесу раненого человека с тигром. После их спасения жизнь девушки перевернулась с ног на голову. В один миг всё смешалось: война, гильдия убийц, магия, фамильяры, драконы, наги... Кроме того, Кайлан, человек, которого спасла Микаэла, потерял память. Но кем же он был в прошлом? Героем ли...

Микаэла, молодая ведьма-ворон, жила обычной жизнью до того дня, пока не встретила в лесу раненого человека с тигром. После их спасения жизнь девушки перевернулась с ног на голову. В один миг всё смешалось: война, гильдия убийц, магия, фамильяры, драконы, наги… Кроме того, Кайлан, человек, которого спасла Микаэла, потерял память. Но кем же он был в прошлом? Героем ли…

Первая книга Ангелины Крыловой «История Филиппы» открывает читателю новый увлекательный и фантастический мир, где обычная девочка спасает волшебную страну, обретает друзей и впервые влюбляется. Это история о необыкновенных приключениях и захватывающих событиях. Главная героиня, Филиппа, как по волшебству оказывается в параллельном мире и с головой окунается в великолепие сказочной страны. Но даже в самых прекрасных местах присутствует зло и предательство, и Филиппе предстоит преодолеть их и спасти волшебный мир от разрухи и хаоса.

Лина, казалось бы, обычная девчонка, которой немного не повезло с родственниками. Против крови не попрешь! Она влипла в очень неприятную историю. У неё есть все шансы обрести могущество! Ну, или умереть. Как повезёт!

Аннотация:

Легенда гласит, ,что когда, родиться Повелительница,мёртвые оживут и изгнанники вернуться к себе домой.

Начало.

1-глава.

- Сегодня, очень красиво посмотри какое синее небо - прошептала радостно девушка, прижавшись плотнее к стоящему рядом с ней мужчине. Тот медленно пальцами перебирал её золотые волосы, устремив взгляд своих серых глаз вдаль думая. Он был далеко отсюда, от Каменного города, от этих людей и от этой женщины, которая сейчас была рядом с ним.

Аннотация:

Вы думаете, эльфы не приносят кровавых жертв? Ещё как приносят! Я - принцесса Лиа, тому свидетельница, то есть участница, а ещё точнее та самая жертва. Меня лично пронзила ритуальным ножом на алтаре ясноглазая эльфийка. И суждено мне было умереть, если бы не драконьи когтистые лапы,.. извините руки. А как это произошло, я сейчас вам расскажу...

Аромат усиливался, заставляя волка и его спутника двигаться вперёд. Скоро он удовлетворит своё любопытство и отправится по своим делам. Его чёрная, как смоль шкура переливалась как тысячи звёзд на ночном безлунном небе. Сильные мышцы, не знающие устали, перекатывались под гладкой шкурой. Он без устали трусил уже час.

Скрип. Самопишущее перо чертит на белой бумаге чёрные линии. У Рана умелые пальцы художника. Его рука изящна и сильна и ведёт линию за линией, почти не отрываясь. Чёрное на белом. Снег. Ночь. Кровь.

Потом он скатал лист с рисунком и вложил его в металлическую трубку. Пробка, сургуч, печать. Так. Это ещё не всё; письмо могла бы отнести и птица. Он оглянулся, решив отправить Старху первый предмет, который попадётся на глаза. На рабочем столе стоял бронзовый самовар. Хорошо. Если послание так или иначе дойдёт, он сделает себе новый — напоминанием о Стархе, которого он искренне ценил, или же по другому поводу, неважно. В случае неудачи он решил в этом году обойтись чайником, а прогресс подождёт.

Он был уже на грани совершенного отчаяния, готов был сдаться и принять распад в ничто, но сумерки всё же пришли, как они приходили всегда во Вселенной. Он неожиданно почувствовал рядом с собою чьё-то новое дыхание и удивлённо понял, что он давно уже не один. Мальчик сидел в одном из внутренних дворов замка и с чем-то играл. Мастер заметил его, бросив взгляд из высокого окна, внимательно рассмотрел и тут же решил, что это его дитя, хотя он и не помнил, как его сотворил. Впрочем, откуда же ещё могла бы взяться здесь эта новая душа? Он породил её в бреду агонии, в припадке безумия или во сне. Потому дитя и получилось таким, каким было. Он спросил себя, способен ли он на такое в сознательном состоянии, но отбросил этот бессмысленный вопрос. Всё было так, как было.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Его рассказы о сверхъестественном отвергают как аллегорические толкования, так и научные объяснения. Их нельзя свести ни к Эзопу, ни к Г. Дж. Уэллсу. Еще меньше они нуждаются в многозначительных толкованиях болтунов-психоаналитиков. Они просто волшебны.

Его рассказы о сверхъестественном отвергают как аллегорические толкования, так и научные объяснения. Их нельзя свести ни к Эзопу, ни к Г. Дж. Уэллсу. Еще меньше они нуждаются в многозначительных толкованиях болтунов-психоаналитиков. Они просто волшебны.

Его рассказы о сверхъестественном отвергают как аллегорические толкования, так и научные объяснения. Их нельзя свести ни к Эзопу, ни к Г. Дж. Уэллсу. Еще меньше они нуждаются в многозначительных толкованиях болтунов-психоаналитиков. Они просто волшебны.

Его рассказы о сверхъестественном отвергают как аллегорические толкования, так и научные объяснения. Их нельзя свести ни к Эзопу, ни к Г. Дж. Уэллсу. Еще меньше они нуждаются в многозначительных толкованиях болтунов-психоаналитиков. Они просто волшебны.