Чертовщина

По чьей-то неведомой прихоти самый обычный парень, студент-первокурсник Тимофей Ниманов, переносится в параллельный мир, где оказывается в гареме. Хозяин гарема — султан с нетрадиционной сексуальной ориентацией, прочит гостя в жемчужину своей коллекции наложников. Как выкрутится из столь непростой ситуации Тим? Сможет ли он избежать унизительной роли «постельной игрушки» всесильного султана? Предупреждение: бредовый стеб.

Отрывок из произведения:

Голова болела неимоверно, вдобавок волнами накатывала тошнота. Тихо умереть

мне не давали два голоса, раздающиеся надо откуда-то сверху.

— Ты кого мне вызвал, морда? Кого вызвал, я спрашиваю? — злобно шипел один.

— Советник Фейх, но вы же сами просили, чтобы красивого и нездешнего… — тонко

блеял другой.

— Ты будешь еще со мной спорить? — рыкнул первый все тем же свистящим

шепотом, от которого я непроизвольно поморщился: создавалось впечатление, как

Другие книги автора Наталия Gemma

Юная ученица мага… Хотите кусочек Хогвартса? Не получите! Внезапно появляющийся друг и напарник… Хотите женскую ведьмовскую фэнтези? Не дождетесь! Колдовские поединки в замке чернокнижников… Хотите хоррор? Фигу вам! Наставник с нетрадиционными наклонностями… Хотите слэш, жаждете легкой порнушки? Обломайтесь! Это — Мартемьяна. Это — Gemma. Это — насмешка над штампованной фэнтези.

И это повод задуматься над тем, сколько в мире тех, кто так и не научился распоряжаться доставшимся им силой и властью, и потому усердно причиняет всем нам добро и насаждает справедливость.

Так, как он это понимает…

(Все права на данное произведение принадлежат, автору, то есть мне,Gemma.

Перепечатка отдельных отрывков или всего произведения в целом без ссылки на автора недопустима.

Если Вы хотите выложить книгу в какую-либо электронную библиотеку, то буду признательна, если вы хотя бы поставите меня об этом в известность.)

Нелегка жизнь студентки:

Особенно если ты — студентка-магичка.

И к тому же не самая примерная.

И к тому же порой бунтуют гормоны.

И к тому же в родословной твоей неожиданно обнаруживаются то оборотни, то демоны, то вообще черт-те кто.

Правда, последнее обстоятельство идет тебе только на пользу.

Да и вообще если ли что-то в этом мире, что может не пригодиться студентке, чтобы обратить ситуацию в свою пользу, причем порой совершенно непроизвольно?

Тем более такой, как Ташуля…

Популярные книги в жанре Юмористическая фантастика

Аргонавтики были первым племенем звездным, завоевавшим для разума пучины вод планетных, навеки — как полагали роботы, слабые духом, — металлу заказанные. Аквация, одно из смарагдовых звеньев их королевства, сияет на небе полночном, как крупный сапфир в ожерелье топазов. Давным-давно на этой планете подводной правил король Гидропс Всерыбный. Однажды утром велел он явиться в тронный зал четырем коронным министрам, когда же приплыли они и нырнули пред ним ниц, с такой обратился к ним речью, между тем как Великий его Поджабрий, весь в изумрудах, обмахивал его перепончатым веером:

После доброго короля Геликсандра на трон вступил его сын Мурдас. Подданные впали в уныние, ибо был он честолюбив и пуглив: решил прозвище Великого заслужить, а боялся сквозняков, привидений, воска — ведь на вощеном полу ногу сломать недолго, родных, что в деле правления мешают, а пуще всего — предсказаний. Будучи коронован, тут же велел он по всему государству двери закрыть, окон не открывать, гадательные шкафы уничтожить, а изобретателю машины, которая привидения устраняла, пожаловал орден и пенсион. Машина и вправду была хороша — привидений он не увидел ни разу. Не выходил он и в сад, чтобы его не продуло, и прогуливался лишь по дворцу; дворец же имел он весьма обширный.

В гробу картонном мы прожили года два. По чести сказать, ничего хорошего в нем нет, в гробу этом. Во-первых, тесно. Во-вторых, не видать ни хрена, кроме рубашки соседа, что под тобой. Или соседки. А тебе в рубашку тот, кто над тобой, пялится. Или та. Календарю только повезло, его сверху присобачивают, значит, никто в задницу не смотрит. Хотя вот убейте, не понимаем, ну на кой фарт на нас календарь кладут. Это все равно, что в коробку с леденцами презерватив засунуть.

Перевод первого авторского сборника Р.А.Лафферти «Nine Hundred Grandmothers».

Был поздний вечер, когда я попрощался с коллегами и спустился на Журавлёвку.

Дремучая окраина... Одноэтажные домики лепятся друг к другу, и как-то странно видеть посредине булыжной мостовой трамвайные рельсы. Впрочем, улица узка, а потому по ней проложена лишь одна линия. Трамваи здесь ходят с солидными интервалами, подолгу простаивают на разъездах в ожидании встречного. Да и ходят ли они сейчас, вечером, вообще?! Не мудрствуя лукаво, я отправился пешком, благо до дому мне всего две остановки, хотя и по-журавлёвски длинных.

Настойчивое жужжание вентиляторов уносило остатки резкого запаха горелого пластика. Ещё недавно изысканный, дизайн командирской рубки был изрядно подпорчен. На ажурной серебристой отделке неряшливой чёрной кляксой красовался след от выстрела из лучевого пистолета. Опаленный участок придавал интерьеру довольно удручающий вид. Не менее удручённое выражение имели лица трёх человек, двух крепких мужчин и хрупкой миловидной девушки, нерешительно переминавшихся с ноги на ногу в узком проёме рубки управления. Экипаж первого земного гиперпространственного звездолёта уныло взирал на незваных гостей.

Падающие камни отважный охотник Ва-Хунга видел не раз. В местах, где обитало его племя, они падали с неба так часто, что Ва-Хунга привык к ним и, к возмущению старейшин, начал даже сомневаться в их божественном происхождении. Этим он вскоре восстановил против себя весь род.

Охотник пошел в своей дерзости еще дальше: из одного падающего камня он сделал себе мощную палицу. Но и тогда никто не посмел открыто выступить против него, ибо Ва-Хунга по праву считался лучшим следопытом и добытчиком.

Поначалу Егор подумал, что посадить звездолёт будет невозможно. Вся посадочная полоса единственного тектусианского космодрома была заполнена громадной толпой встречающих. Но, едва корабль выпустил опорные штанги, как аборигены немедленно освободили место для посадки, благо, этому немало способствовали тормозные дюзы. Буквально говоря, тектусианцев с поля как ветром сдуло. Впрочем, не успела ещё осесть поднятая пыль, а трап коснуться бетонных плит, как аборигены шумною толпой нахлынули снова, размахивая флагами, транспарантами и какими-то пузырями, заменявшими собой, видимо, воздушные шарики. «Та стра-стфу-ет п'а-не-та Зем'ь-я!» — скандировали встречающие с чудовищным акцентом, но так громко, что их было слышно даже в рубке, за тремя рядами звуконепроницаемых переборок.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Звонкая болтовня расположившихся отдохнуть товарищей, то и дело прерываемая смешками, звучала все тише и тише. Стук шагов гулким эхом отражался от влажных холодных стен и терялся где-то далеко впереди, в темноте уходящего неизвестно куда коридора. Расс держал фонарик со светящимися личинками как можно выше, но ему все равно удавалось рассеять мрак лишь на несколько шагов вокруг себя. Слабый свет выхватывал из темноты лужи, свалявшиеся клубки пыли на сером цементном полу и небольшие горки мусора у стен. Обычный необитаемый коридор, но Расс был почти уверен, что до него здесь еще ни разу не ступала нога человека, и эта мысль делала его поход особенно захватывающим. И, возможно, именно поэтому он, сначала решив просто немного пройтись вглубь коридора, пока его спутники отдыхали, никак не мог остановиться и уходил все дальше и дальше, с робкой надеждой, что, сделав следующий шаг, он высветит перед собой что-то по-настоящему необычное и интересное. Что-то, чего никто из жителей города еще никогда не видел.

Санкт-Петербург — такой необычный город, о нем рассказывается столько легенд и к нему так неоднозначно относятся жители других городов, что вполне логично предположить, что без магии тут не обошлось:-).

Какого это, видеть, как привычный мир рушится у тебя на глазах? Знать, что ты ничего не сможешь сделать, что пути назад уже нет? Твоя жизнь, твои друзья, да и ты сама — ничто уже не будет прежним. Сможешь с этим смириться и пойти дальше? Вынести предательства и потери?..

А что ты будешь делать со своей оборотной стороной? С силами, которые способны не только навредить твои близким, но уничтожить твою душу?

Как бороться с тьмой, если она часть тебя?..

Вы верите в сказки?.. Что ж, в таком случае я вынуждена вас разочаровать. На самом деле, все обстоит совершенно иначе. Прекрасный принц может оказаться кровожадным вампиром… А отдать сердце бессмертному — значит подписать себе приговор. Ведь в реальной жизни Дети Ночи не влюбляются в людей — они только играют с ними, пьют их кровь… убивают.

Я верила в любовь, верила в сказку. И поплатилась за это собственным сердцем. Я жила по правилам чужого мира, по правилам тех, кто не знает слова "человечность"… Теперь я начинаю свою игру — игру с красивым названием "вендетта". Мой убийца узнает, как мстят забытые игрушки вампиров.