Чёрный стерх

Жил-был однажды Аршак Змрян, и было ему четырнадцать лет. И сел он в летний день на самокат и прилетел из Еревана в Москву. Когда-нибудь он вспомнит, что из этого вышло, а пока его историю расскажу вам я...

РОДНЯ

Аршак объявился у своего московского дяди в разгар очередной семейной свары. Явление племянника, которому по всем резонам полагалось быть далеко за Кавказским хребтом, придало разговору между дядей и тетей дополнительную остроту.

Другие книги автора Эдуард Вачаганович Геворкян

Начало третьего тысячелетия… Эпидемии пронеслись по планете, тающие полярные льды затопили немалую часть суши. Людям приходится заново строить жизнь, восстанавливать государство.

История повторяется… Вновь московские правители собирают земли, опятьвозвращаются времена мечей и арбалетов, закон и порядок приходится насаждать силою.

Остросюжетный роман «Времена негодяев» — это начало своего рода фантастической саги, эпопеи, в которой причудливо переплетаются судьбы героев, приключения и битвы, дворцовые заговоры и интриги, поражения и победы, противоборство.

Эго — лучшие повести и рассказы Эдуарда Геворкяна Фантастические донельзя. Парадоксальные — и парадоксально интересные. Произведения, которые читаются на одном дыхании и — ЗАСТАВЛЯЮТ — возможно, не сразу, — снова и снова ЗАДУМЫВАТЬСЯ О ПРОЧИТАННОМ. Потому что это — «Черный стерх». И осатаневшее от жестокости бытие разрушает для мальчишки мир обычный — и топит его в водовороте мира иного… Потому что это — «До зимы еще полгода». Иной и странный взгляд на историю «Черного стерха». Потому что это — «Правила игры без правил». И кто-то — ЗАЧЕМ-ТО — похищает подростков, успевших научиться жить без жалости. Ибо молодые и безжалостные воины — всегда в цене… И — многое, многое еще.  

Это — лучшие повести и рассказы Эдуарда Геворкяна. Фантастические донельзя. Парадоксальные — и парадоксально интересные. Произведения, которые читаются на одном дыхании и — заставляют — возможно, не сразу, — снова и снова задумываться о прочитанном. Потому что это — `Черный стерх`. И осатаневшее от жестокости бытие разрушает для мальчишки мир обычный — и топит его в водовороте мира иного… Потому что это — `До зимы еще полгода`. Иной и странный взгляд на историю `Черного стерха`. Потому что это — `Правила игры без правил`. И кто-то — зачем-то — похищает подростков, успевших научиться жить без жалости. Ибо молодые и безжалостные воины — всегда в цене… И — многое, многое еще.

В сборнике представлены повести и рассказы мэтра отечественной фантастики, выходившие ранее только в журналах и альманахах.

Эдуард ГЕВОРКЯН

ЧТО-ТО СТРАННОЕ ГРЯДЕТ...

В каком состоянии находился книжный рынок во втором полугодии 1997 года? Традиционный обзор фантастической литературы приводит обозревателя к неожиданным заключениям, которые могут послужить темой для дискуссии о судьбах отечественной и мировой фантастики.

Вот и еще полгода пролетели: пришла пора дежурного обзора. Оценить этот период, на первый взгляд, дело простое. Все мрачные прогнозы вроде бы сбылись, заклинания о том, что все будет хорошо, кажется, так и остались благими пожеланиями. Книжный фронт фантастики на глазах распадается, случаи дезертирства уже не редкость, а о мародерах и говорить не приходится - грабят живых и мертвых, не стесняясь в открытую передирать сюжеты. Издатели один за другим покидают поле битвы, открывая фланги дружному натиску надушенной кавалерии дамских романов, чернопиджачной пехоте политических триллеров и ржавым латникам исторической прозы.

Игарка - вольный город. О таможенных кордонах и контроле воздушного пространства знают лишь проводники…

Текст взят из сборника: Правила игры без правил, Эдуард Геворкян, М. АСТ, 2001

История Рима насыщена событиями и персонами, которым уместно определение — судьбоносные! Именно судьбоносные, поскольку облик современного мира, без всяких преувеличений, формировался в ту эпоху. В свою очередь Гай Юлий Цезарь — знаковая фигура, своего рода «точка сборки» западной цивилизации. Именно цезаризм стал движущей силой развития Европы на многие века и тысячелетия. Героизация Цезаря во многом определила его образ — великий деятель, вершитель великих деяний во времена великих событий. В отличие от многих других, которые запомнились лишь одной или двумя характерными чертами, как правило, злодейского свойства, Гай Юлий вполне человечен. Но почему же именно он так основательно запечатлелся в массовом сознании, а не Помпей, прозванный Великим, или чудовищно богатый Красс, победитель Спартака? Ведь это были деятели, вполне равные ему по способностям и силе. Но они остались только фоном, декорацией для главного героя лишь потому, что в итоге проиграли Цезарю и, несмотря на былые заслуги, так и остались в его тени.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Владимир Гусев

Стратегическая игра

Мы с дядей Гаспаром шли аллеей чудесного сада. Благоухали цветущие деревья, пели райские птицы; эйфория, как всегда, была прекрасна и однообразна.

Дядя Гаспар редко бывает здесь. С тех пор, как они с отцом поссорились, Гаспар приходит сюда из своей Тьмы, только когда отец бывает так занят, что дядюшка точно знает: визит останется незамеченным. Проникает он в сад через дырку в заборе. Ключари знают об этом, но молчат. Видно, дядя Гаспар с ними договорился. Он с кем угодно может договориться. Кроме моего отца, разумеется. Отец, хоть всемилостив и всеблаг, не может простить дяде какую-то старую обиду. А Гаспар делает вид, что немилость отца ни капельки его не волнует. Гордыня дядюшки, конечно, смешна. Он вообще очень странный. И, конечно, никакой он нам всем не дядя. Но ему нравится, когда мы так его называем, а нам что, жалко, что ли? Чем бы взрослый ни тешился, лишь бы не забывал играть с нами.

Ивен Хантер

НЕ РИСКНУТЬ ЛИ ЗА МИЛЛИОН?

Перевод с английского Э. Кабалевской

Джон показывал мне рисунки для июньского номера, и тут у меня на столе зажужжал зуммер.

- Все-таки он художник на диво, - сказал Джон. - Нет, правда, Берт, нам здорово с ним повезло, а ведь платим мы ему не бог весть сколько.

- Говорю тебе, мы платим ему слишком много, - сказал я, перегнулся через стол и нажал на кнопку зуммера. - Слушаю.

Норман Хантер

Скандал из-за ковров

По средам экономка профессора Бурлиума, миссис Моллчок, подавала утром хозяину чашку чая, которую тот иногда принимал за чернильницу, иногда выливал в колбу с каким-нибудь реактивом, иногда опрокидывал на пол и лишь изредка выпивал.

- Вот ваш чай... Господи! - вскричала миссис Моллчок, и весь этот божественный напиток самым расточительным образом был пролит на ковер.

Из-за этого-то ковра миссис Моллчок и утратила на миг свою профессиональную выдержку. Вся комната была в коврах. Они покрывали стены. Стлались по потолку. Переходили один в другой! Переливались всеми цветами радуги!

Евгений В. ХАРИТОНОВ

ВЕСНА!

По людной улице шел человек. Самый заурядный. Да и не человек вовсе, если уж на то пошло, а так - обыкновенный вампир... Да, вампир, а что тут такого? В общем, шел он, значит, по улице. Улыбчивый, добренький такой. Ну разве что хлебнет немного кровушки у незадачливого прохожего (не убудет же от такой малости!), да и дальше идет своей дорогой, добродушно посверкивая красными глазенками и жизнерадостно насвистывая туш... А чего, собственно, не радоваться? ВЕСНА НА ДВОРЕ!

МИХАИЛ ХАРИТОНОВ

Ангельс

Посвящается Густаву Майринку

Бог - это кусок масла.

(Народное)

Наливная капля света, вертясь, мерцала, попав куда-то близь конца того, в чём была, а он был в ней, как бы сварясь в крутом кипятке, не чуя, как она прыгала и каталась, тёмная в тёмном. Исток там казался маленьким неважным пятнышком - не то сверху, не то сбоку бодающего мир вихря; когда же он падал туда, то - вроде огромного птичьего глаза, золотящегося и чёрного, а потом - чем-то вроде степи, а ещё ниже, казалось, бушует вода подо льдом, и в воде горело солнце. Льдины дробились, и солнце поминутно вспыхивало и меркло, всё ближе и ближе, и вот под ним полыхнул тяжёлый восьмигранник, его стенки распались. В короткий миг молчания эти лепестки взмахнули во тьме, сияющий ангел взмыл, приоткрыв своё сложное, радужное тело, в середине дрогнули славословящие уста - тут его срубил вихрь, и он рухнул. Но свет увидел того, бьющегося во тьме, и послал ему весть - он очнулся. Он был растворён в утлой, траченной доле света, как соль; себе он казался пузырьком в кипящей Ночи. Падая, он чуял, как истекает из него свет, и отчаянно нёсся с ним, но неслитно, пытаясь не быть, забыться, как забываются в падении, мигом становясь и мигом оставляя себя усилием гибели. Наконец, всё успокоилось у самой грани, отделяясь от света только им. Он медленно приходил в себя, удерживаясь тем от падения в исток, и, казалось, болтался в копытце со стоялой водой, складываясь в вещь. Он увидел - пелена вокруг колеблется, как шатёр; внезапно откуда-то из глубины всё озарил волшебный двенадцатигранный ангел, всходящий, как башня, вверх. Вихрь не успел даже его коснуться, как тот вознёсся и нырнул в живое тело тьмы.

МИХАИЛ ХАРИТОНОВ

Невеста

Снаружи было темно и шел дождь. Дохленький свет автобусных фар выхватывал впереди дорогу: жирное месиво из грязюки и раскрошенного асфальта, выбоины, колдобины и ямы, в которых лежала жёлтая вода, рябая от капель. Наверху дребезжал неплотно закрытый люк - "бры, бры, бры". Фиолетовые занавесочки на окнах чопорно вздрагивали. То и дело автобус опасно накренялся вправо, проседая к обочине.

Влад бочком пробрался по пустому салону и пересел на переднее сиденье - так меньше трясло. Попытался примостить между ног докторский чемоданчик с лекарствами и инструментом. Получилось нехорошо: от тряски чемоданчик елозил, норовя выскользнуть и шлёпнуться на грязный пол. Пришлось примотать его за ручку к поручню резиновым жгутом.

Л. ХАРЛАМОВА

Мы не брали с собой талисманов.

Я проснулся от щемящего чувства, надвигающейся беды. Часы показывали два пополудни. Впрочем, о каком полудне могла идти речь в этом мире бесконечного черного неба и колючих немигающих звезд!

Проснулся и по привычке сразу взглянул на приборы. Синие, зеленые, красные глазки мигали растерянно и виновато, как нашалившие дети. Мелко дрожали светящиеся стрелки на шкалах. В панике метались кривые осциллографов. На Большую карту я не смотрел. Нарочно старался оттянуть в эту минуту.

А. Хаврюченко

В ШУМЕР НА ПОЛЧАСА

Ветер перегонял пыль по жарким, раскаленным от небывалой июльской жары, улицам Киева. Пешеходы старались ходить побыстрее, избегая небольших песочных торнадо. Один из них, пытаясь спастись от волны пыли, изо всех сил рванул на себя двери. Те со скрипом открылись, пропуская человека, и, повинуясь неумолимому закону упругости, закрылись, неаккуратно закинув его внутрь.

- Пружины на дверях - это мой рок, - вздохнул пешеход, обращаясь к всепонимающей пустоте. Та ответила лишь скрипом окна где-то наверху.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Эйнштейн не пришел. Это было необычно. Эйнштейн очень редко опаздывал или отсутствовал. Обычно он ждал, когда можно будет приступить к обучению, которое продолжалось уже в течение месяца. Джей Мартин предпринял новую попытку.

— Эйнштейн. Эйнштейн. Ты здесь?

Но Эйнштейна не было.

Консоль перед Мартином гудела, мерцали сенсоры. В отсеке царила тишина — технологическая пустота, изолированная от внешнего мира. Мартин протянул руку и поправил шлем.

Его разбудила музыка. Раздался мягкий, приятный женский голос:

— Доброе утро. Вы Энсон Ли и в настоящий момент находитесь на заслуженном отдыхе. Космическая станция к вашим услугам.

Он сел на краю кровати, покачал ногами над полом, потер глаза кулаками, пробежал пятерней по своим жидким волосам. Было бы совсем неплохо снова упасть на кровать и поспать еще часок.

— Нас ждет сегодня столько интересного, мистер Ли. — Голос по-прежнему был ласковым, но ему показалось, что в нем мелькнула сталь. Женщина, судя по всему, была сучкой, как, впрочем, и все прочие особи женского пола. — Сейчас мы подберем для вас подходящий костюм, — журчал голос. — Вставайте и одевайтесь. Затем мы позавтракаем.

Он шел домой по проселочной дороге. Посреди пыльной колеи зеленела трава, справа и слева тянулись низкие каменные стены изгородей. Стены, возведенные много лет назад, крошились от старости, но раны, нанесенные временем, скрывал дикий виноград и кустарник. Дальше, за оградой, насколько хватало глаз, простирались поля, где щипал траву холеный скот, из печных труб на крышах деревенских домов к небу вились струйки дыма. В траве распевали жаворонки, откуда-то из-под ограды выскочил кролик и бросился наутек по дороге.

Ретроспективная статья, датированная 3000 годом и рассказывающая о важнейших открытиях третьего тысячелетия.

fantlab.ru © Nog