Черный рыцарь-паук Леопольд XVII

Черный рыцарь-паук Леопольд XVII выполз из-под замшелой поваленной ели, под которой он провел ночь, и задумчиво посмотрел на покоившийся у вывороченных еловых корней доспех лилового рыцаря-демона Евронимуса III. Доспех был на две трети наполнен теплым питательным бульоном, в который ферментировался за ночь труп Евронимуса после того, как Леопольд вчера впрыснул ему в кровь ядовитую слюну. Треть поверженного противника рыцарь-паук выпил сразу, еще до того, как забиться на ночь в нору, и теперь ощущал приятную умиротворяющую сытость. Однако бросить на дороге столько дармовой пищи было жалко. Забрать же доспех с собой не представлялось возможным: слишком тяжел и наверняка расплещется по дороге.

Другие книги автора Василий Мидянин

Множество странных и загадочных происшествий ежедневно происходит в большом городе. Порой в час пик все светофоры начинают работать таким образом, словно кто-то незримый для непонятных целей пытается внести максимальную сумятицу в дорожное движение. Рассказывают, что на городском пляже можно поймать настоящую фею. По слухам, где-то на окраине материализуются из воздуха несокрушимые големы, чтобы покарать погрязших в гордыне людей, в обычных малогабаритных квартирах открываются порталы между мирами, бок о бок с нами живут кланы вампиров и оборотней, а полученная в подарок старинная книга может стоить души. О том, какие причудливые твари обитают в наполненных водой ямах на городских полях аэрации, лучше даже не знать…

Об этом и о многом другом — в новом сборнике отечественных писателей-фантастов «Городская фэнтези — 2006».

Мало кто знает, что нашим миром правят потусторонние древние боги и могущественные духи, которые используют человеческие средства массовых коммуникаций для распространения новостей своего эзотерического мира, скрытого от глаз простых смертных.

Алёна Эбола – высокопоставленный адепт ордена Повелителей Новостей. Она – популярный тележурналист, основная задача которого – сбор «других новостей» о настоящих событиях, предназначенных для тех посвященных, кому разрешено видеть истинное положение вещей. А также фальсификация обычных новостей для 99 % мирового населения – чтобы одурманенное человечество не начало сопоставлять странные факты и не догадалось, в каком чудовищном мире живет на самом деле.

Быть адептом ордена Повелителей Новостей невероятно почетно, престижно и денежно. Но лишь до тех пор, пока ты не прогневил демонического владыку. Единственная ошибка – и теперь у Алёны меньше суток времени на то, чтобы отыскать или спровоцировать крупную новость-сенсацию и тем ублаготворить своего свирепого хозяина. Если же она не успеет до срока, владыке подадут на серебряном блюде ее отсеченную голову…

Мировой оккультизм постигла беда: некий Зверь вызывает на магический поединок и убивает одного за другим адептов высших степеней посвящения. Убивает без разбора: христианских иерархов, поклонников Сатаны, великих шаманов и лам. Долгое время никто не может не только остановить Зверя, но даже выяснить, кто он таков.

Големы вторглись в пределы Третьего Рима около четырех часов дня по Гринвичу.

Пути, приведшие их в столицу нашей родины, оказались крайне причудливы и весьма разнообразны. Кани Мягкий Краб, к примеру, взял и вывернулся прямо из газона, зажатого между посыпанной гравием детской площадкой и выстроенными в линию гаражами-«ракушками». Как известно, нобелевскому лауреату Альберту Эйнштейну для того, чтобы обосновать свою знаменитую теорию относительности, пришлось ввести в научный обиход умозрительное понятие идеального наблюдателя. Возможно, он украл это самое понятие у какого-нибудь любавичского ребе или позаимствовал без спросу из записных книжек безымянного элевсинского иерофанта; впрочем, в рассматриваемом нами случае это, право, вовсе не важно. Так вот, если бы вышеуказанный умозрительный наблюдатель, сферический, бесконечный, имеющий нулевую плотность, абсолютно неподвижный в абсолютном вакууме и полностью независимый от влияния парламентской еврокомиссии по правам человека, оказался в этот момент времени во дворе дома нумер 161 по Люблинской улице, он получил бы уникальную возможность созерцать, как пронизанный белесыми корнями дерн неожиданно вспучился и подернулся зыбью, точно лужа под внезапным порывом ветра. Обиженно заскрипели воткнутые в землю скамейки и псевдорусские деревянные домики на детской площадке: циклопическая невидимая рука медленно стягивала плодородный слой почвы к эпицентру локального катаклизма, словно полиэтиленовую пленку с упаковки двухлитровых бутылок кока-колы, и скамейки сопротивлялись странным тектоническим подвижкам. Топорщась внушительными складками, дерн подползал к узкой полоске газона, оказавшейся в центре происходящего, и заворачивался в огромный жгут двухметровой высоты, напоминавший хобот торнадо. Только этот смерч состоял не из воздушных потоков и водяной пыли, а из смеси травы, глины, песка и чернозема. Чернозем местные власти пару недель назад завезли сюда на трех самосвалах и при помощи гостей столицы разбросали по газонам в надежде облагородить окрестности. Непредвиденный форс-мажор в лице Кани Мягкого Краба, как всегда, спутал местным властям все расчеты.

Александр Сергеевич Пушкин медленно, с трудом раскрыл глаза, неохотно впуская в свою многострадальную голову бледное отражение мира вещных форм.

В приоткрытую балконную дверь неумолимо вползало сырое петербуржское утро. Непременный сквозняк вальсировал по комнате, то и дело цепляя занавеси; голуби снаружи толкались на узком карнизе, ворковали и негромко царапали кирпич тонкими изящными когтями. Где-то вдалеке, на канале, едва слышно бил колоколами недавно отреставрированный собор св. Николая Угодника. В комнату просачивался привычный городской шум: слышались зазывные крики лотошника, продающего свежую выпечку; по набережной шелестели экипажи; дворник-татарин бранился на своем причудливом языке с коллегою, стоявшим в дверях парадного через улицу; переулок под окнами шуршал, скрипел, лязгал и шаркал — жаворонок-Петербург уже трудился вовсю.

Эта история началась одним унылым осенним утром, когда завтрак, по меткому определению классика, уже давно закончился, а обед ещё даже и не думал начинаться. Сгорбившись за кухонным столом, я угрюмо изучал позавчерашнюю прессу, пытаясь выбрать оттуда и сосчитать все заглавные буквы Д. Задача была непростой, поскольку предательски узкие строчки «Плэйбоя» мерзко расплывались и раскачивались у меня перед глазами, не давая возможности сосредоточиться; кроме того, после каждого абзаца в затылок мне плавно вкручивался раскалённый шуруп, вызывая спазматическую дрожь во всём теле и перемещение в желудке ядовито-горького облака какой-то тошнотворной массы. Последствия тяжкой алкогольной интоксикации, в миру именуемые похмельем, были нестерпимы.

В глубине токсичного омута, среди переливающихся всеми цветами радуги драгоценных консервных банок и использованных автомобильных шин, беззвучно парит Мудрая Рыба Бросавль.

Осторожно, благородные мидяне, не поскользнитесь на крутом глинистом откосе, обильно политом жидким мылом от непрошенных гостей. Аккуратно загляните с обрыва в мутную желтую воду: что вы там видите?..

Бросавль!

Обычно по утрам он лежит в прибрежных камышах и развлекается тем, что пожирает случайных прохожих. Но сейчас он спит, следовательно, сыт. Об этом же свидетельствуют сваленные у входа в его нору груды куриных и человеческих берцовых костей, треснувший лошадиный череп, поваленная мраморная колонна, пустой водолазный шлем, пластиковый пакет, наполненный бильярдными шарами с цифрой 7, и заржавленная гусеница от танка. Нора бросавля устроена своеобразно: снизу уложены четыре большие железобетонные плиты, на которых трудолюбивое существо собственноручно возвело довольно прочную постройку из ракушечника, кирпича, пуленепробиваемого стекла, колючей проволоки и технического картона. Подобное сооружение способно выдержать не только атаку крупного морского хищника наподобие белой акулы или боевого пловца-аквалангиста в полном снаряжении, но и многодневную осаду силами подводного флота средней капиталистической державы — при условии, конечно, что в норе будет достаточный запас пищи и самонаводящихся торпед широкого радиуса действия. Нора бросавля имеет несколько уровней, на которых расположены жилые помещения, кухня, санузел, комнаты для прислуги и подземный гараж. При желании можно также установить здесь джакузи, спутниковую антенну и евроразъемы для компютерных розеток, но это уже зависит от личных вкусов и предпочтений каждого конкретного бросавля.

Конечно, поцарствовать в древней Элладе было бы неплохо. Если, конечно, не промахнуться с мифами.

Популярные книги в жанре Юмористическая фантастика

Мамаева Ирина

Свобода

- Он опасен, - предупредил детектив Джонсон худого бледного профессора, не понятно зачем вызванного ФБРщиками, - Если что - за дверями мои парни стоят.

- Думаю, они не понадобятся, - сдерживая улыбку, ответил профессор и спокойно шагнул в камеру.

- Чёрт знает что творится, - подумал Джонсон, прокручивая в голове все эти, мягко говоря, странные события.

Всё началось неделю назад со звонка в 83 отделение полиции северного округа, о том, что по 6 авеню по направлению к Говер-парку над дорогой плавно летит белый ролсройс. Подобные звонки время от времени раздаются в полицейских участках: сиреневые слоны, качающиеся дома- Теперь вот летящий ролсройс. Hо недавно принятая в штат блондиночка-диспетчер исправно передала конному патрулю Говер-парка выехать на 6 авеню и глянуть всё ли спокойно. Минут через 15 они вышли на связь с Джонсоном:

Славомир Мрожек

СВАДЬБА В АТОМИЦАХ

Эх, далеко у нас техника шагнула, далеко...

У жениха возле леса неплохой кусок лаборатории и что-то около двух реакторов возле тракта, в самой же усадьбе небольшой, но чистенький институт химического синтеза. Невесте отец давал в приданое целую подстанцию в хорошем месте, в самом центре села, возле костела. А кроме того, у нее были припрятаны в раскрашенном сундуке, пожалуй, штук шесть патентов в области биохимии. Ничего удивительного, что молодые друг друга стоили и родители обоих сразу согласились на брак. И была объявлена в Атомицах свадьба.

Александр Прозоров

HОМЕР 256, ЕГО ЖИЗHЬ, МЕСТЬ И КОHЧИHА

Быль.

Имена, фамилии действующих лиц

и номер главного героя изменены.

Мужчина висел в полуметре над землей, понурив голову и грустно перебирая в воздухе ногами; висел, приклеившись спиной к борту автобуса, словно тарелка ко лбу фокусника, и вся его фигура выражала привычную покорность простого российского гражданина суровым превратностям судьбы. И я сразу поверил зловещим слухам, окружающим длинный "Икарус", гаражный номер 256.

Максим Самохвалов

КОМИТЕТ СЛЕЖЕHИЯ

ЗА ЗОЛОТЫМИ ФОHАРИКАМИ

Каждый вечер я спускался к старой бане и разжигал небольшой костер.

Потягивая водку из термоса, сидел до темноты, любуясь заходом солнца, а в непогоду слушая шуршание дождя в траве.

Hапиваясь, я вижу одну и ту же картину из детства: агрессивное облако, несущее страх.

Hе знаю, в чем тут смысл, но мы, земляне, прогадали свое будущее, посчитав себя слишком умными.

Самохвалов Максим

КУДА УШЕЛ ЕФИМ?

Вчера у меня случилась неприятность. Выдуманный герой - убежал на чужие страницы. Можно смеяться, можно делать предположения, а можно попытаться поймать мерзавца.

Я кинулся за ним, побросав все дела.

Hа Бранте-Клеве, горе, еще не расколотой надвое, Ефим остановился. Я махнул огромным саком, но героя не поймал. Видимо, выдуманные мною орудия не действуют в чужих мирах.

- Вернись, подлец! - крикнул я.

Самохвалов Максим

ЛЕЧЕБHАЯ ПИЯВКА

ДЛЯ

ЧЕРЕПАХИ ТОРТИЛЫ

- Что, Дуpемаpище? - Тоpтила смотpела на меня снисходительно, но не зло, - не нужны твои способности никому? А все оттого, что ты жадный!

Говоpила я тебе, еще когда маленький был, говоpила!

- Отстань Тоpтила, - говоpю я моpщась, pуки испачканы глиной, в туфли пpосочилась вода.

- Одно и твеpдишь, все вpемя, - стаpуха смотpит на небо, - какой чудесный сегодня день!

М.Самохвалов

Мир, чтобы уйти

Рассказ

- Что скажешь? - спросил клоун.

- Что мне делать, - Слава посмотрел на низкие тучи, - что мне делать, если создание вымышленного мира требует ухода из настоящего?

- А какой мир для тебя настоящий? - усмехнулась Зина, стряхивая пепел с черной сигареты на асфальт. - И что ты понимаешь под словом "уйти"?

- Разве можно так спрашивать? - Клоун качнул головой, ведь настоящим может оказаться вымысел и он будет очень дорог его создателю.

Максим Самохвалов

МОЯ ПИРАМИДА

Рассказ.

Hе верящий в проклятья фараона

Решивший долго жить, века

Хоть и вдыхал флюид Тутанхамона

Умрет в пыли домашнего ковра

Я лежу на деревянной скамье, а солнце медленно и неотвратимо нагревает все вокруг, меня нагревает, котов нагревает, нагревает стражников. От горячего песка поднимается марево, поэтому очень плохо видно пирамиду. Она уже почти закончена, моя пирамида, только еще не облицована верхушка.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Каждый мир хранит свои тайны и предания. Легенда мира Warcraft от Blizzard за десять лет из простенькой сказки о вторжении зеленокожих захватчиков превратилась в огромный эпический мир со своими героями, памятными местами, датами и древней историей.

Сейчас мы воспринимаем Азерот как должное, как данность. Ну кто же не знает, что здешние гномы низкорослые, эльфы ушастые, таурены мычат, а нежить плохо пахнет. Но если вдуматься — откуда взялись эти Лордерон, Калимдор, Хаз-Модан? В чем корни и истоки прошлых и нынешних войн? И как Азерот докатился до жизни (нежизни) такой?

Чтобы понять настоящее, нужно знать прошлое. Надо заглянуть в глубь веков, где затаились ответы на все вопросы. Надо раскрыть и прочесть историю Азерота.

Когда Винни Пух очнулся, то первое, что он смог увидеть, это были Ноги. Точнее, не Красивые Длинные Женские Ноги, которые любой Уважающий Себя Мужчина всегда напишет с большой буквы, а просто ноги, почти даже ничьи и ничем не примечательные. У Винни Пуха зверски болело над левым глазом. Он ощупал себя там и обнаружил довольно здоровый фонарь.

«Кто ж меня так?» — подумал Винни обиженно. Но в данный момент его больше интересовали ноги и их обладательница. Винни присмотрелся, насколько позволял полумрак неопознанного помещения, и заметил, что уходящие в небо ноги, во-первых, действительно женские, а во-вторых, еще и не мытые. Слава богу, хоть не волосатые. «Фу, гадость какая», — подумал Винни Пух. — «Век меда не жевать... Меня щас стошнит...» Он поднял плюшевую голову и попытался рассмотреть обладательницу такой гадости. В силу тех обстоятельств, что на обладательнице была мини-юбка, а также тех обстоятельств, что врожденная культурность не позволяет Автору рассматривать различные аспекты женск ого нижнего белья, такой внезапный подъем глаз заставил покраснеть обладательницу ног и радостно оскалиться Винни Пуха.

Автор «Очерков русской смуты» Антон Иванович Деникин (1872–1947), занимая в период с 1917 по 1920 гг. ключевые посты в русской армии, сыграл значительную роль в истории России, став одним из руководителей белого движения.

В данной книге автор рассказывает о событиях, происходящих в России с августа 1917 года по апрель 1918-го: Корниловское движение и арест Корнилова, победа Керенского и финал его диктатуры, первые дни большевизма, формирование Добровольческой армии и вступление Деникина в командование ею.

Для широкого круга читателей.

Они надеялись, но их надеждам не суждено было сбыться. Они сделали все, что должны были сделать, и даже больше. Но их усилия оказались напрасными, и то, что они пытались предотвратить, стало неизбежностью, прозвучав полным боли словом: вторжение.

И слабые устрашились. А сильные духом встали плечом к плечу. Забыв старые обиды, преодолев все разногласия. Эльфы рядом с оборотнями. Люди рядом с демонами. Одаренные с бесталанными… Ради того, чтобы обрести честь, которой их пытались лишить. Ради своей свободы и возможности иметь будущее. Ради того, чтобы быть.