Черный орел

– Господин, впереди прогалина! – Устало произнес изможденный легионер. Выслушав и отпустив солдата, Антоний Октавиан Галл трибун семнадцатого римского легиона, повернулся к своему адъютанту Адриану: – Становимся лагерем, передай командирам центурий, чтобы подтягивали отряды. – Наконец то увидеть небо над головой, не закрытое деревьями этого проклятого леса! Пусть и хмурое, покрытое низкими осенними тучами. Сколько уже можно брести сквозь бесконечную угрюмую чащу, проваливаясь в присыпанные прелой листвой ямы, спотыкаться о плохо виднеющиеся в полумраке узловатые корни древних лесных великанов. Теперь можно нормально выспаться, по походным меркам, разумеется, – разведя костры и устроив спальное место в сухой траве. А не так как предыдущие две ночи – в попытках найти наименее сырое убежище между необхватными деревьями, и стараясь прикрыться плащом от бесконечных капелек воды, скатывающихся с ветвей. Антоний с ненавистью уставился на грязную влажную тряпку неопределенного цвета, бывшую когда-то щегольским красным плащом. Слава богам отдых впереди.

Другие книги автора Алексей Александрович Пересыпкин

Колесо тачки скрипело и вихлялось. Впереди, на скальном полу, выемка. Так и есть! Ось не выдержала и, тихо хрустнув, надломилась. Колесо моментально легло набок. Вслед за ним решила отдохнуть тяжеленная тачка, доверху груженая камнем. Я едва успел увернуться от удара, вовремя выпустив рукоятки. За-р-раза! Только бы Парек не увидел. Ведь разорется! Сзади послышался противный гнусавый голос: – Что, человек, снова бездельничаешь? Только даром на тебя хлеб переводим! Лодырь!

Популярные книги в жанре Альтернативная история

Премия "Бронзовая улитка" 1999г. в номинации повесть.

Над степью раскинула свои черные крылья темная ночь. Где-то высоко в небе мерцали неверным светом звезды, равнодушно взирая на девушку и парня, лежавших на траве под открытым небом. Легкий ветерок обдувал их разгоряченные лаской тела. Эти двое были счастливы, как может быть счастлива только цветущая молодость. В такие моменты для них не существовало никого и ничего, кроме них самих…

Парень лежал на спине, закинув руки за голову, и смотрел на звезды. Девушка расположилась рядом, нежно поглаживая его грудь. Парень вытащил из-под головы руку, на которой она лежала, и обнял ее, прижав к себе.

“Paston Hall, with its beautiful and extensive grounds,” so ran the Prospectus, “stands in a high and healthy situation, and while the School is surrounded on all sides by charmingly wooded, unspoilt country which ensures complete tranquillity, communication with the pleasant old−world market−town of Pentabridge is easy and regular.... The girls are encouraged to lead a varied outdoor life, which includes gardening, games and riding, under careful supervision.... Particular attention is paid to individual training in habits of mind and person, such as intelligent observation, initiative, acceptance of responsibility.... Entire charge is taken of pupils whose parents are abroad.”

Рассказы со страницы автора на Самиздате.

Молодой ученый попадает в параллельный мир. Возрождение новой личности. Герой принимает священный Дар и высшее предназначение

«И всё, что будет после» – историко-фантастический роман с элементами детектива. События разворачиваются на земле, которая помнит защитников Великого Княжества Литовского, Наполеона и героев Костюшки. Действие главной линии романа происходит в 1980 году, когда в день смерти Высоцкого во время летней Московской Олимпиады Землю посещают таинственные «иностранцы». События второй линии романа связаны с первым путешествием Вивекананды в Европу, когда тот проезжал через Нарочанский край, чтобы прочитать лекцию в Вильне. Это роман не только о конце Российской Империи, но и о том будущем, которого она себя лишила.

Если ты жаждешь мести за разрушенную инопланетной армией жизнь, кто подойдет на роль жертвы лучше, чем последняя Тень? Да, Аори пытается стать одной из вас, но пощады не будет. Пусть пока живет, наивная и несмелая. Уже скоро за ней будут охотиться демоны и маги, обычные люди и влиятельные рода. Аори отступит, покорится, лишь бы не причинить большего вреда. Но сможет ли она отвернуться, если на кону окажется жизнь единственного дорогого человека?

Вторая книга серии «Боевой пекинес Мавка». Еще не издана. Первое представление читателям. Первая книга была издана в 2010 году и будет загружена позже.

Автор
Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Все чувства, переживания, ощущения — нереальны. Когда становится реальностью эта мысль, приходит опустошение и ты как бы подвисаешь в пространстве. Как улыбка Чеширского Кота.

Ты снишься бабочке или снится тебе она?

Hечто вселяется в тебя изнутри и ты — уже не ты, и смотришь на все со стороны. Ты двигаешь руками с помощью кнопок невидимой клавиатуры или не вполне исправной мыши. Меняется даже почерк. Лицо застывает, холодно и равнодушно, как ровный матовый экран монитора. Глаза дергают за невидимые ниточки невидимые пальцы. Они констатируют факты, которые ты обычно не отмечаешь. За ненадобностью.

Состояние было ужасным. все тело ломило, из носу текло и гудела голова. Простуда. Самое гиблое состояние, самая мрачная перспектива. И сон был — на сон, а кошмар какой-то.

Вскипятив чайник, он налил в стакан водки на два пальца, бухнул ложку меда и залил свежим чаем. Мама научила. Говорят, помогает, только потом сразу в постель и спать. Hу, ничего, день выходной, можно до вечера валяться. А вместо сна можно и телек посмотреть.

Пойло было отвратным. Цедя его помаленьку, он следил за набиравшим силу рассветом и чувствовал, как тело наливается жаром, плывет голова, истекая плавящимися мозгами, как на черепе стягивает кожу невидимая рука.

Мои дpузья… Даже когда они уходят, они остаются жить со мной.

Подожди… Мне надо тебе что-то сказать… Что это за глухой липкий шум, вяжущий мысли?

Та планета, на котоpой я живу, давно уже планета людей. Мой Маленький Пpинц все вpемя уходит куда-то, и фpаза обpывается на сеpедине. Ты меня пpиpучил. Ты не можешь, не должен уйти. Когда твои шаги стихают в темноте, что-то отpывается от меня и исчезает вместе с тобой в липком густом тумане, котоpый никогда не возвpащает свои жеpтвы. Или возвpащает не такими. Остановись. Завтpа начнется все сначала, и мысль никогда не будет закончена и никогда не найдет своего логического конца. Остановись, будь таким, как есть! Разве ты не видишь, не понимаешь, не чувствуешь, как ты мне нужен? Пожалуйста, ты не должен уйти сейчас, когда мне становится неспокойно от пеpеизбытка хоpошего!

Ковш с ледяной водой стукнулся о зубы, и сразу во рту заломило от ее пронзительной свежести. Свами сделал три глубоких вдоха, закатил глаза с голубоватыми белками и выпрямил спину. Пора было делать очередное переселение, но силы, казалось, были на исходе. Все чувства давно притупились, как и давно вытеснившее их чувство голода. В животе перестало урчать уже три переселения назад.

Свами посмотрел на руки. Сухая кожа тускло поблескивала на обтянутых суставах. "Скоро светиться начну, просветленным стану", — мелькнула мысль и он усмехнулся. Вернее, ему так показалось. Hа деле губы дрогнули, слегка обнажив редкие зубы и почти не изменив выражение лица. Он как бы прислушивался к чему-то, находившемуся глубоко внутри.