Черный диггер

Роман Каретников (Светличный Павел Николаевич)

Черный диггер

Анонс

В подземельях города что-то случилось. Вырвавшиеся наверх бомжи, обезумевшие от страха, обожженные, толкуют о каких-то "белых призраках". Город наводнили спецслужбы. Официально объявлено: эпидемия не -известной болезни. И только тележурналист Сергей и бомж Профессор знают, в чем дело: идет схватка двух мощных политических кланов. А они, точно песчинки, угодили между этих двух жерновов. Но такая участь им не по нутру. Они твердо намерены попортить кровь и той, и другой кодле. Когда находишься между двух огней, главное - вовремя пригнуться.

Другие книги автора Роман Каретников

Женя Желтицкий, а попросту Желток, - чемпион среди лохов. И такой человек посмел замахнуться на самого Матвея. На человека, круче которого в городе никого нет. Но чемпион лохов все рассчитал правильно: он увел общак Матвея, а сам Матвей лежит у его ног, рядом с могилой, в которую он собирался швырнуть ничтожного Желтка. Мало того, зеленоглазая Зойка - девушка Матвея - теперь на стороне Желтка. Как же это вышло? Да как в анекдоте: "Запорожец" столкнулся с "Фордом"…

Популярные книги в жанре Детективы: прочее

Яна Вишневская

Как белка

Я вдыхаю так глубоко, что чувствую холод на дне легких. Я набираю воздух, чтобы описать Белку, вспомнить все про Белку, думать только о ней.

Это Олег называет ее Белкой, он говорит, что она похожа на худую черную белку. Но мне не помогает его народная этиология. В действительности ее зовут Марлена - в честь месяца Марта и реки Лены, и когда она смотрит на меня, время и пространство слипаются в горячий влажный комок, срастаются спинами, как сиамские близнецы.

Как ни поворачивалась к свету Нина Никифоровна Маврина, вынуждена была она признать, что с прошлого лета располнела. Светло-кофейное платье «сафари», что на арабском означает «путешествие», с простроченной ленточкой ткани, которая должна изображать патронташ, с узким длинным карманом у бедра — для охотничьего ножа, натянулось с трудом. Огорченно отвернувшись от зеркала, постучала в комнату к сыну:

— Дима, ты встаешь или нет? Опоздаешь на работу!

Фред, прекрати немедленно, ты хочешь получить инфаркт, да?

Элизабет Дэвис, с трудом скрывая раздражение, наблюдала из окна кухни, как ее муж, сбросив с себя все, остался в белых шортах и на спор с дочерью приседал на лужайке перед своим домом.

... восемьдесят шесть.... восемьдесят семь.... восемьдесят восемь....

Пятнадцатилетняя Сэди Дэвис, смеясь, помахала матери рукой и продолжала считать:

— ... девяносто семь, девяносто восемь, девяносто, девять... сто! Папка, ты выиграл. Ты у меня просто молодец!

Десница Эванс был киллером, и полиция никак не могла к нему подобраться. Считалось, что у Десницы нет слабых мест.

Жозеф Леборн выглядел бледным и утомленным. Под его мрачным взглядом я прошел в комнату, снял шляпу и пальто.

— Как раз вовремя! — пробормотал он.

— Какое-нибудь запутанное дело?

— Мягко сказано. Посмотрите-ка… — И он протянул мне листок.

— По-моему, это план виллы. Точнее маленького дома…

— Какая проницательность! Даже четырехлетнему ребенку было бы ясно, что это такое. Вы знаете квартал Круа-Рус в Лионе?

— Бывал проездом.

— Когда же мы увидимся?

Стоя на подножке вагона, Лавров глядел в опечаленные и ласковые глаза жены. Еще одна разлука! Сколько их уже было и сколько еще будет, а вот привыкнуть невозможно.

Протяжно и глухо прозвенел второй звонок.

— Скоро, Верочка, скоро, — сказал Лавров, выпуская из своей руки маленькую руку жены. — Похлопочу, чтобы не тянули с жильем. Постараюсь, в общем, ты же сама понимаешь…

— Уж ты похлопочешь! — проговорила, грустно улыбаясь, Вера Андреевна, прекрасно понимавшая, что в чем-в-чем, а уж в таких-то, в бытовых, делах муж ее — человек беспомощный, неумелый, от него не жди проку.

Я не буду называть ни своего имени, ни имен других участников этой истории, ни страну, в которой все произошло. Потому что до сих пор не знаю, правильно ли поступил? Будем считать, что случилось это в европейском демократическом государстве с очень (по мнению некоторых — чересчур) гуманным законодательством. Героев я буду величать по профессии или диагнозу. Меня зовут Репортер — это и профессия, и диагноз.

Все, наверное, помнят, те страшные два года, когда летающие тарелки перестали быть любимым зрелищем зевак и поводом для многочасовых и многостраничных споров о том, существуют ли они вообще. Теперь уже никто не сомневается в их существовании. Несколько десятков трупов — и поверили. Все началось и закончилось внезапно, будто кто-то там, в неведомом нам мире, случайно оставил открытой дверь к нам, а потом спохватился и захлопнул. Уверен, что у них дверь вела в психушку для буйных. У нас она выходила в мой город, точнее, в пригороды. Убийства были жестокие, людей разрывали на части, на мелкие кусочки, размазывали по полу и стенам. Зрелище было настолько жутким, что ни одна телестудия не решилась показать, ограничились черными полиэтиленовыми мешками, в которые были собраны останки. Зачем инопланетяне творили такое — осталось загадкой. Выдвигалось много версий, но я считаю, что это дело маньяков. Инопланетных маньяков. Ученые сразу отвергли эту версию, утверждая, что цивилизация, достигшая такого высокого научно-технического уровня, не может иметь выродков, а если имеет, то своевременно изолирует их от общества, нашего в том числе. Ученые не видели того, что видел я.

Детектив про восемь знаменитых романов с идеально продуманными преступлениями. Ода классике жанра.

Как избежать наказания за убийство?

Оно должно казаться невозможным.

Несколько лет назад бостонский книготорговец Малколм Кершоу, специалист по остросюжетной литературе, составил для своего интернет-блога список детективов. В каждом из них было описано идеальное – нераскрываемое – убийство. Список представлял классику жанра – «Убийства по алфавиту» Агаты Кристи, «Незнакомцы в поезде» Патриции Хайсмит, «Утопленница» Джона Макдональда, «Тайная история» Донны Тартт, «Двойная ловушка» Джеймса Кейна… Всего романов было восемь, и Малколм назвал свой список «Восемь идеальных убийств».

А теперь в его магазин пришла с визитом агент ФБР. Кто-то начал серию странных, практически необъяснимых убийств, и она уверена, что преступник действует строго в соответствии со списком Малколма, стремясь воплотить в жизнь сюжет каждого из романов. Более того, в ФБР полагают, что убийца хорошо знает Кершоу – и старается подставить его. Как ни крути, а автор списка сейчас стал главным подозреваемым. Более того, до совершения всех восьми «идеальных убийств» пока еще далеко… Кто станет следующей жертвой?

«Гениальная игра в кошки-мышки». – The Times

«“Восемь совершенных убийств” порождают у читателя различные ожидания, чтобы затем безжалостно разрушить их, и создают подозреваемых, которые отпадают один за другим». – Wall Street Journal

«Хитрющий детектив в стиле “кто-это-сделал”». – New York Times Book Review

«Захватывающе оригинально… Это… многослойная тайна, наполненная двуличием, предательством и местью – и все это не на поверхности… Свонсон знает толк в мести и убийствах. Читатели не будут разочарованы». – USA Today

«Очень увлекательно». – Daily Mail

«Умно и интригующе… Настоящее пиршество для всех фанатов острого сюжета: убийца, воплощающий в жизнь классику жанра. И не успеете вы произнести «Агата Кристи», как Свонсон уже порвет вас на кусочки крутыми поворотами своего сюжета… Высший пилотаж». – Лиза Гарднер

«Адски классное развлечение». – Энтони Горовиц

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

А.Каргин

Очень важные игры

Конечно же, не хотелось вылезать из любезного кресла, откладывать "Записки" Цезаря, менять повытертый в локтях халат на мундир, пусть привычный и часто носимый даже в отставке, но письмо Кота - бог знает, за что приклеилась к нему эта кличка, желтый глаз, вольная ли повадка тому виной, - так вот, письмо, пришедшее с вечерней почтой, было приказом, больше чем приказом - просьбой старого товарища приехать как можно скорее, а это могло означать только одно: отправляться немедленно. Фуражка нашла привычную впадину на лбу. Даже с Береникой не простился, не будить же. Она загрустит завтра, проснувшись. Ведь вместе они думали прививать "цинерарию" к "американской красавице", после завтрака играть в "шута", смотреть марки... Генерал не выдержал, заглянул в спальню внучки. В розовом свете ночника ее лицо, обычно бледное, казалось свежим. Старик постоял с минуту, девочка не кашляла. Хороший признак. Он толкнул креслице на колесах поближе к кровати и вышел. На подзеркальнике оставил записку Марте: "Уехал по срочному делу. Отвар багульника завтра отменить. Позвоню".

Миша Каргин

ИСТОРИЯ

HОВОГО СУПЕРГЕРОЯ

Р А Б И H О В И Ч А

I

Я, Игнат Иосифович Рабинович, родился в 1922 г. в Одессе. Семью свою я не помню, так как в 1923 меня почтой отправили в Московский детдом.Закончив ПТУ по специальности "Сантехника и ее обслуживание.", я ,удивительно быстро нашел работу по специальности (Hе слабо, с моей-то фамилией?).После 2-х лет моего ковыряния в нужниках началась война, и меня ,упирающегося и кричащего, забрали в армию добровольцем. Так получилось ,что служить мне пришлось поваром.Служба оказалась не напряжной, а наоборот эти 4 года казались мне сказкой. За день я съедал столько же сколько раньше в неделю.Hа казенных харчах я располнел, раздобрел.Хоть я и стал толстым но пули в меня не попадали потому что я все сражения отсидел в тылу, готовя хавчик.По этой же причине при отступлении меня вывозили в первую очередь.Правда контузию я все-таки получил. Это сделала огромная толпа солдат, когда я продал немцам завтрак, обед и ужин. Били меня долго, со вкусом.Дня 2-3 без перерыва.Как они только смогли? Я лично там чутьс голоду не подох, тем более, что мой,более чем плотный, завтрак вырвался на прапорщика Переблюйкина через 5 минут побоев, а это была настолько отвратительная картина,что всех начало рвать на меня.Я помню тогда еще подумал: "Откуда вся эта гадость? Ведь они с вечера ничего не ели!".Hо они не знали , что я дружил с одним изобретателем , Фролом Хаймовичем,а он часто шутил насчет моей профессии.Бывало загляну в его сортир, а оттуда струя фикалий в лицо, аналогичная ситуация если сядешь.Поэтому, глотая все то что на меня лилось, я благодарил Фрола , который меня к этому приучил.Все это случилось в 42 году.

Лина Кариченская

Было преддождие

(из цикла "Сказки одного чудака")

Она заглянула в комнату.

- Я ухожу.

Он читал в кресле, сидя к ней спиной, перекинув ноги через один подлокотник и опираясь спиной на другой.

- Ты куда?

Сильно откинувшись назад и неловко вывернув шею он посмотрел на нее. Она стояла в дверях готовая к выходу; серый свитер слишком большой на нее и потому по-домашнему уютный, мешковато сидел на хрупки плечах, джинсы тоже были великоваты; собранные в пучок курчавые волосы, словно протестуя против такого насилия над собой, сбились на затылке в комок сплошных кудряшек. Она была так нежна, так по-детски трогательна - не передать.

Лина Кариченская

Десант

Descent(фр.) - спуск; десант.

За окном шел снег.

Люшка на секунду отвлекся от объяснений учительницы и подумал: а зима пахнет?

- Илья! - учительница всегда была очень внимательна я следила, чтоб ученики не отвлекались на посторонние предметы.

Он вздрогнул и весь превратился в слух.

А все-таки, зима пахнет? Должна, наверное. Все вещи имеют запах. Или не все?

Hу, к примеру, борщ (сегодня четверг, значит в столовой борщ) и булочки пахнут, цветы на подоконнике против белой пелены за окном - пахнут, а вот подоконник - едва ли. А может и пахнет. Отец говорит, что если мы чего-то не замечаем, это еще не значит, что этого нет. Значит, зима пахнет. Тогда какой у нее запах?