Черный чемоданчик

Ретроспективная премия за достижения в научной фантастике (Премия «Хьюго») в 2001 г. (категория «Короткая повесть»).

Отрывок из произведения:

Пока старый доктор Фулл брел домой, он продрог до костей. Доктор Фулл пробирался к черному ходу проулком – он хотел проскользнуть домой незаметно. Под мышкой он нес сверток в коричневой бумаге. Доктор Фулл знал, что тупые, нечесаные бабы, обитавшие в здешних трущобах, и их щербатые, пропахшие потом мужья не обратят никакого внимания на то, что он несет домой дешевое вино. Они сами ничего другого не пьют, а виски покупают только, если прирабатывают на сверхурочных. Но в отличие от них доктор Фулл еще не утратил чувство стыда. В заваленном мусором проулке его подстерегала беда. Соседский пес – злобная черная собачонка, которую доктор издавна невзлюбил, выскочила из дыры в заборе и кинулась ему под ноги. Доктор Фулл попятился было, потом занес ногу – отвесить тощему псу увесистый пинок, но наткнулся на валявшийся посреди дороги кирпич, покачнулся и с проклятиями плюхнулся на землю. В воздухе запахло вином – доктор понял, что коричневый сверток выскользнул из его рук и бутылка разбилась. Проклятия замерли у него на губах. Пес, рыча, кружил рядом, подстерегая момент, чтобы напасть на доктора, но доктор так огорчился, что забыл про пса.

Другие книги автора Сирил М Корнблат

Frederiсk Pohl. Gladiator-at-Law. 1955. 1986.

«Торговцы космосом» (в русском издании «Операция «Венера») — одно из немногих социально-фантастических произведений в современной англо-американской литературе. Авторы переносят читателя на два-три столетия вперед, где в американском обществе, после короткой эры диктаторского тоталитаризма, вновь царствуют крупный бизнес и бешеная реклама.

«Торговцы космосом» — одно из немногих социально-фантастических произведений в современной американской литературе, и в этом — секрет успеха повести.

Все это случилось двадцать два года назад. В одно холодное октябрьское утро я получил от редакции задание. Ничего особенного, задание как задание встретиться с доктором Шугарменом, деканом физического факультета в нашем университете. Не помню точно, что послужило поводом — какая-то годовщина чего-то такого: первого атомного реактора, испытаний атомной бомбы или, быть может, Нагасаки. Во всяком случае, в воскресной газете должен был быть разворот на эту тему.

Люди распределились на два лагеря — Граждане и Волки. Две крайности. Первые — живут в своих городах, ограничив себя правилами, испытывают вечный недостаток пищи, воды и прочее. Вторые — любыми средствами добывают себе пропитание — и им это удается с большим успехом. Солнце раз в пять лет восходит на небо, постепенно затухая. Землю «украла» из Солнечной системы планета-близнец, населенная черными пирамидами. Граждане никогда не берут ничего чужого, а только то, что причитается. Недостаток калорий приводит к тому, что люди мало разговаривают, заменяя язык жестами. Так же мало думают, а только медитируют. Высшее счастье — во время медитаций исчезнуть. Просто испариться. Главный герой романа — Волк Глен Тропайл. Он долгое время не может поверить в то, что он волк. Пока его не сажают в тюрьму за то, что он взял не принадлежащий ему кусок хлеба. Ему удается сбежать из тюрьмы, повергнув в ужас охранника рассказами о том, как он занимается сексом со своей женой. И попадает к таким же волкам, как и он сам. Волки хотят жить, и они живут. Почти всегда за счет Граждан.

Ален из Ордена герольдов в первый раз участвовал в рейсе межзвездного торгового КК. Знание инопланетных культур, из языков, обычаев, законов, этики и морали позволило ему предотвратить множество опасностей.

© Ank

Без издательской аннотации. Собрание сочинений. Том первый. Дилогия «Торговцы Венеры» в одном томе.

Политический роман об истории 22-го столетия, когда правительства мира разрушились под весом их собственных врожденных недостатков. Эту книгу считают одной из Библий Либертарианского движения.

Вместо того, что имело обыкновение быть Соединенными Штатами Америки, создано вольное либеральное анархо-капиталистическое общество, известное как Синдик. Возникшие из поступков мафии прошлого, методы Синдика основаны на невмешательстве государства в свободное предпринимательство. Вместе с Чарльзом Орсино, молодым бандитом нисшего эшелона, который перспективен для большой роли в будущем Синдика, мы следуем по пути через многие опасности, осваивая азы анархо-капиталистической политической философии.

© ozor (FantLab)

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Это уже вторая попытка скивра Грэфа захватить Пьеллу. Она ему удалась. И на обреченной Пьелле не осталось бы ни одного Прыгуна, если бы юный принц Аггерцед не напился и не проспал эксперимент.

— …Не хотите ли продать немного своего плохого настроения?..

— Чего?! — Андрей вытаращился на старичка, произнесшего эти слова.

Старичок склонил голову набок, отвёл взгляд в сторону и смущённо дёрнул плечами, словно и сам испытывал неловкость от сказанного им.

— Вы что-то сказали? — переспросил Андрей. У него ещё была слабая надежда на то, что старичок ответит отрицательно и услышанное можно будет отнести на счёт галлюцинаций или выпитой водки.

Инопланетный лес живет, дышит, воюет с собратьями, отстаивает свою территорию против космического вторжения…

Я взмахнул оттяпанной левой сиськой цыпочки-блондиночки. Края были неровными — когда я был ребенком, мамочка не удосужилась поставить мне на зубы пластинку.

Цыпочка всхлипывала, съежившись в углу комнаты, ее сказочное тело было спереди все в крови и требухе.

— А теперь, детка, — прокукарекал я, подцепляя ее бюстгальтер за глубокую чашечку, — поиграем в Давида и Голиафа.

Я засунул сырой комок грудной железы в левую чашечку и начал крутить дамской принадлежностью над головой, пока она не извергла свой жуткий снаряд. Он пролетел через всю комнату, подобно ядру, для того лишь, чтобы шмякнуться о дальнюю стену с омерзительным "блям!" и сползти по штукатурке на пол, будто слизень, оставляя за собой влажный след, но только кровавый. От него отделился бледно-коричневый сосок и упал на паркет с легким "тюк!".

Девушка прошла первой, поздоровалась и поманила рукой спутника. Я пригласил их в кабинет, извинился за беспорядок (стол был завален книгами, журналами и рукописями больше обычного) и попробовал угадать, зачем они пожаловали. Студенты? Но своих студентов я помню… Быть может, с другого курса, факультета?

Рассеивая мои сомнения, девушка сказала:

— Мы с физического отделения. Пришли вот к вам.

— Быть может, по ошибке? — спросил я.

После привычных блекло-серых, бесцветных и нагоняющих смертельную тоску холмов Безликой кипящая на полуденной жаре земная зелень вызывала резь в глазах. Я стоял неподвижно на краю шоссе и, вглядываясь в зеленый мир, щурился с такой силой, что даже стала болеть голова. Подошвы ботинок словно приварились к дороге, и мне казалось, что еще немного — и мои ноги пустят в асфальт корни.

Вдруг какой-то импульс прострелил мои мышцы. Я сорвался с места, зашвырнул далеко свою дорожную сумку и тут же ринулся сам вслед за ней в гущу травы. Но, сделав несколько яростных рывков, выдохся. Ноги опутала упругая паутина из стебельков и листиков; наконец, подавшись телом вперед так, что сохранить вертикальное положение уже было невозможно, я растянулся во весь рост и, должно быть, отшиб бы себе грудь и разбил лицо, если бы не тысячи маленьких зеленых пружинок, мягко сжавшихся подо мною.

Прендергаст, — отрывисто сказал Начальник Отдела, — сегодня, очевидно, возникнет вопрос с контрактом XB2832. Присмотрите за этим делом, хорошо?

— Разумеется, сэр.

Роберт Финнерсон умирал. Два-три раза в жизни ему казалось, что он вот-вот умрет. Он боялся и изо всех сил гнал эту мысль от себя; но теперь все было по-иному. Он не протестовал, потому что не было никаких сомнений в том, что время пришло. Но и сейчас он не мог смириться с неизбежным, хотя в глубине души ощущал, как приближается бессмысленная гибель.

Корабль приземлился на лугу в Нью-Джерси. Дверца открылась, и появился тощий человечек с сухим, как палка, телом. Вскоре появились армейские вертолеты и танки. Вверху по течению реки запыхтел эсминец. Но пришелец утверждал, что пришел с миром. Более того, он разбросал вокруг людей фитюльки со счастьем. Вскоре за счастьем хлынул людской поток. После капсулы человек чувствовал пресыщение и приятную одурь. Пришельцы набрали людей для строительства своего сооружения и раздали им необычные палки-стержни. И работа началась. Здание росло как на дрожжах. Но что же строят люди на свою беду?

© ozor

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Книга Налковской «Медальоны» (1945), одно из первых в Польше произведений о годах гитлеровского кошмара, новаторское по глубине и характеру раскрытия оккупационной темы. Налковская участвовала в работе Главней комиссии по расследованию гитлеровских преступлений в Польше. Она присутствовала на допросах обвиняемых, их жертв и свидетелей. Цикл «Медальоны» стал художественным выражением гневного возмущения писательницы гитлеровскими злодеяниями.

Безучастие, с которым повествуют о своих переживаниях в «Медальонах» очевидцы и даже жертвы фашистских преступлений, – также одно из последствий мрачной эпохи. Фашизм не только сеял смерть: он заражал ею души. Созданный им кошмарный мир тлетворно воздействовал на человеческую личность, деформировал прежние представления о моральных ценностях и критериях.

Александр Снегирев родился в 1980 году в Москве. Окончил Российский университет дружбы народов, получив звание магистра политологии. Учится там же в аспирантуре. Лауреат премии «Дебют» за 2005 год в номинации «Малая проза».

Колин Макинтайр, летчик-астронавт НАСА, конечно, вправе был ожидать, что исследовательский полет над поверхностью Луны обернется какими-то новыми открытиями. Но чтобы такое!..

Если бы кто-нибудь сказал ему, что предательство, совершенное пятьдесят тысяч лет назад, коренным образом изменит его судьбу, и более того – судьбу всего человечества, он бы, наверное, посмеялся. Но дело в том, что сказал ему об этом не кто-нибудь, а Дахак – старый, одинокий и бесконечно верный воинскому долгу корабль, который вот уже многие века кружит вокруг Земли, ждет своего капитана и притворяется Луной…