Черные лебеди. Новейшая история Большого театра

В последние десять с лишним лет Большой театр погряз в громких скандалах и конфликтах. Они стали в нашем сознании такими же приметами времени, как бесконечные авиакатастрофы и убийства средь бела дня. Тяжбы с Волочковой, пикеты против "Детей Розенталя", шестилетняя реконструкция в миллиард евро с обнародованными хищениями, постановка оперы "Руслан и Людмила", опозорившая вновь открывшуюся историческую сцену, война руководства ГАБТа с премьером Николаем Цискаридзе.

И, наконец, случай с Филиным, переполнивший чашу раздора. Эта книга — хроника больших скандалов Большого, своего рода история его уничтожения. Что творится в главном театре страны, который еще недавно считался нашим национальным достоянием, а теперь превратился в источник наживы для воротил от искусства? Кто, когда, наконец, распутает этот змеиный клубок? Похоже, власти не до культуры, а беспредел в Большом все набирает обороты…

Отрывок из произведения:

Ведущий:

— Тема, не сходящая со страниц газет, — постоянные громкие скандалы вокруг Большого театра. Причем руководство театра уже долгие годы остается неизменным!

У нас за это время менялись министры и вице-премьеры, трижды сменился премьер-министр, трижды министр культуры, а руководство Большого поражает всех своей стабильностью. Хотя говорить о каких-то успехах весьма сложно, даже совсем напротив — о Большом сегодня говорят совсем по другим поводам. Об этих поводах, которых чем дальше, тем больше, — Рамиль Гатауллин.

Популярные книги в жанре Публицистика

"Литературная газета" общественно-политический еженедельник Главный редактор "Литературной газеты" Поляков Юрий Михайлович http://www.lgz.ru/

"Литературная газета" общественно-политический еженедельник Главный редактор "Литературной газеты" Поляков Юрий Михайлович http://www.lgz.ru/

"Литературная газета" общественно-политический еженедельник Главный редактор "Литературной газеты" Поляков Юрий Михайлович http://www.lgz.ru/

"Литературная газета" общественно-политический еженедельник Главный редактор "Литературной газеты" Поляков Юрий Михайлович http://www.lgz.ru/

23 февраля — славный праздник Армии и Народа. День, не забытый и не преданный теми, кто крепил боевую мощь Родины и отстаивал ее свободу и честь. Поздравляем всех ветеранов Советской Армии и Флота, героев-фронтовиков, шлем боевой привет тем, кто не уронил ратной славы отцов и дедов, не оскорбил их памяти. Десять лет назад наши воины ушли из Афганистана, исполнив свой долг, оставя в соседней стране надежный и крепкий строй, преданный затем деммерзавцами, прислужниками врагов Отечества. Но час расплаты придет и для них!

Маразмом веет из Кремля. Будто там лежит и тухнет мертвая рыба. Лицо Сысуева, когда он приходит от Ельцина, похоже на пролежень. Продолжается кадровая политика под кодовым названием "Взашей!" Смиренного Бордюжу отправили в колумбарий, заменив на какого-то Галошина. Совет безопасности напоминает "бистро", куда забегают, чтобы скорее удрать. Взрываются на Кавказе вокзалы и рынки, горят ярким пламенем русские города. На экранах телевидения копошатся слизистые разноцветные черви. Швыдкой за показ порноленты требует себе "Оскара". С каждым терактом Степашин все матереет, и в его заявлениях звучат сталинские железные нотки. Жириновский похож на самосожженца — так горит изношенный, кинутый на свалку носок. Лужков все ближе, все отважней приближается к мертвой рыбе — вот-вот клюнет в глаз. И только Киселев, светский, набриолиненный, с легкими полипами в носу, ждет, когда Югославию посыпят бомбами и у Явлинского пройдет тик на почве недостижимого президентства.

Кровопийцы, разрушители городов, убийцы детей объявили героя славян Милошевича военным преступником. Выдали ордер на его арест. И теперь наземная операция НАТО в Косово будет объясняться необходимостью ареста Милошевича. В 93-м году ельцинисты объявили фашистами защитников Дома Советов — рабочих, советских офицеров, депутатов, беженцев. Расстреляли из танков Парламент. Одних уничтожили, других заточили в тюрьму. Завтра объявят военным преступником Лукашенко, и дивизии НАТО из Польши и Чехии пойдут на Минск, а Черномырдин станет болтаться по Минскому шоссе, косноязычно толкуя о мире, создавая гуманитарное прикрытие бомбардировкам Беларуси. В 91-м году, в пору совокупления Козырева с Америкой, самолеты НАТО уже летали над Россией, фотографируя аэродромы, мосты, центры политического и военного управления. Если президентом России станет Зюганов, станем ждать, когда Чечня обратится в НАТО за помощью. И тогда Солана раскроет секретную “русскую папку”, назовет генералу Кларку цели для ударов. Василий Блаженный. Большой театр. Завод имени Хруничева. Памятник Пушкину. Больница имени Склифосовского. Университет имени Ломоносова. Детский сад на Пречистенке. Пантеон в Кремлевской стене, который будет уничтожен по заявкам Немцова, Гайдара и некоторых церковных иерархов.

Доблестная Советская Армия в ущельях Гиндукуша, в злых песках пустыни Регистан, в степях Герата и Кандагара нанесла поражение фундаменталистам. Остановила Гогу и Магогу в чалме, под зеленым стягом. Создала крепкое военное государство Наджибулы на южных рубежах Красной империи. Но предатели Горбачев и Шеварднадзе разрушили оборону, увели из Афганистана войска под улюлюканье либеральных писак. Наджибула был повешен, армия осквернена, Советский Союз распался. Талибы, как саранча, хлынули в Среднюю Азию. И сегодня они воюют в Таджикистане, оккупировали юг Киргизии, движутся в Чечню.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Эль-Ларби молод, красив, всегда улыбается, гуляя по жарким и пыльным улицам Альказар Кебира в испанской зоне северного Марокко. В городе у него сотни друзей, которые расступаются, давая ему пройти, или вскакивают со стульев в арабском кафе, чтобы помочь ему пробраться по забитым народом улицам в рыночный день, — он так хорошо знает город, что ходит без трости и поводыря. Он не всегда был слепым, и, говорят, он играет на флейте лучше всех в Марокко, да, может, и в целом мире, но вот уже год или два никто не слышал удивительно сладкого напева его бамбуковой флейточки, потому что теперь играть ему запрещено.

Оглядываясь на свою жизнь, могу сказать, что прошла она неплохо, и вот уже, похоже, близится к завершению. По крайней мере, ожидания оправдались. Видите, я тут же начинаю пересматривать свое первое заявление о хорошей жизни. Мы все так делаем. Словно знаем что-то еще или обладаем чем-то, чтобы судить происходящее. Конечно, у нас ничего подобного нет. Даже у меня нет, хотя я думаю, что понимаю мир лучше всех, кто меня окружает.

Если быть честным — а я хочу быть честным, — должен признать, что очень многие думают о себе то же самое. Довольно трудно описывать какие-либо происшествия, не пытаясь объяснить и свою природу. Знаю лишь, что проницательность, которая мне свойственна, — благословение и в то же время проклятье. Она — подспорье в высшей степени счастливого несчастья.

Dominus inferus vobiscum!

С каждым днем непоправимо меняется мясо. Наглотался снотворного — на хуй такую жизнь. Откачали: санитар заветной скобой раздвинул зубы, теплый брат проткнул желудок шлангом. Невозможно резину в рот, только когда любовь, и то легче спьяну. Привезли на скромный курорт, подальше от суконных мыслей. Нет ничего лучше воды: смывает, утешает. Сидим на берегу в полумасках, слушаем прохожих. Все приехали лечиться, смертельно больны, но надеются. У простых людей мечты: хотят накопить, построить, обставить. Мы же знаем, что непредсказуемое разбухнет, взорвется, проглотит всех. Тем не менее, рад, что откачали. Теперь сдержанный немецкий свет, неназойливые облака. Мальчик ходит в перчатках: тантрическая экзема. Дружил с гвардейцем, полиция написала: несчастный случай. Не так чистил ружье. Всё бы ничего, но руки покрылись злорадной сыпью, стыдно до дрожи. Виноваты экзамены, думает врач. Их заставляют зубрить, глаза портятся от экрана. Покидаем приют, мчимся на север. В машине много лишних деталей, на поворотах дребезжит частица, засевшая в селезенке мотора. Это было памятное колечко картье, сползло с отрубленного пальца. На обочине — замок hermitage, здесь раз в семь лет робин-красная-шапка встречается с уильямом де сулисом. Подрочить водителю, тот корчится, но рулит. Благородный прибор заляпан белым. Стрелка бьется, негодуя. Двести двадцать. Надо найти пристанище, но кругом мелкий лесок, поля и поляны. Ни постоялых дворов, ни хлебосольных усадеб. Туман, будто пастухи курят, ерзая в мокрой траве.

Самый модный сват лондонского бомонда Девин Болдуин подбирает идеальные пары на основе таинственного «магнетизма». Смуглый загадочный красавец, которого уже прозвали столичным Купидоном, не знает промахов.

Но однажды стрела любви поражает его собственное сердце…

Дочь аристократа Аманда Лок хороша собой и образованна — так что же мешает ей выйти замуж? Девушка поневоле решает воспользоваться услугами Болдуина, однако вскоре начинает понимать: истинное счастье она обретет лишь в объятиях самого Девина.

Остается лишь покорить мужчину, до тонкостей изучившего все женские уловки!..