Черное солнце

Склон поросшего лиственницей холма пополз вниз. "Померещилось", — решил Костя Житухин, однако приглушил мотор параплана и плавно заскользил вниз, чтобы рассмотреть холм вблизи. Не померещилось. Холм раздался на шесть частей, которые сместились от центра в стороны. "Что за чертовщина творится за нашим городом?! — удивлялся любитель воздушных прогулок. — Отродясь не видел ничего такого". Костя набрал приличную скорость и завел мотор, выбирая лучший обзор. Между раздавшимися склонами он увидел выкрашенный в хаки купол, который красиво раскрылся лепестками, как бутон. Внутри его Костя разглядел матовый шар. Поверхность шара раскрылась двумя половинами, словно веки глаза, явив на свет хрустально-прозрачный шар поменьше. Посередине хрустального шара темнела замутненная точка или впадина. Сходство с глазом было удивительным. Житухин присвистнул. "И ведь никто ничего не знает, — подумал он. — Вот это сенсация!" Подумав о сенсации, Костя испугался, вмиг покрылся липкой испариной и направил параплан в сторону. Движок взвыл на форсаже. Зрачок "глаза" и мотор связала белая трескучая молния. Стало тихо. Склоны холма сомкнулись. Параплан накренился и плавно пошел на снижение.

Другие книги автора Любовь Сергеевна Безбах

Король генетики добился могущества сомнительными методами, однако своими достижениями он обогатил человечество. Достоин ли он осуждения?

Мирное сосуществование планет-государств нарушено бандой, которой удалось собрать целый флот. Остановить агрессора можно, только объединив все флоты Содружества. Сделать это оказалось не так-то просто: каждое государство опасалось отвести от своей планеты военные суда.

На борт пиратского флагмана попадает женщина, бежавшая от правосудия, вина которой под вопросом. Ее необходимо вернуть домой, но предводитель не торопится это сделать.

Бывшие космические флибустьеры осели на открытой ими планете и решили войти в состав Содружества. С этой целью на Землю был направлен парламентер. На него-то и нарвался в космосе сбежавший от несчастной любви страдалец. До Земли парламентер так и не добрался, потому что его похитила банда. Бандиты жестоко поплатились за похищение.

Планета Осень захвачена соседним государством. В это же время космическая банда вырубает на Осени уникальный лес-эндемик. Содружество безуспешно пытается решить проблему цивилизованными методами. И тогда президент Онтарии снова "выкопал свой томагавк".

Связист и лоцман с линкора "Стремительный" угодили в самое пекло.

Маакорф, зардановский снайпер, с первого взгляда узнал снайпера-лабирца. Заняться этим парнем всерьез он собирался уже давно, с той поры, когда тот в один день уложил обоих его братьев.

Отряду, в котором воевал Маакорф, наконец, повезло: бойцы вышли на лабирских партизан, отряд которых им было приказано уничтожить. Теперь они гнали партизан по разбитой дороге под проливным дождем, те драпали на двух грузовиках и на мотоциклах. Лабирский стрелок располагал дальнобойной винтовкой; время от времени он вскидывал ее, но каждый раз опускал вниз.

Я изрядно запыхалась, пока шла из спальни в ванную. Ф-фу, сто двенадцать килограммов — все же не шутка. Умылась. Затем с брезгливым любопытством изучила свое отражение в большом зеркале. Красота лица изрядно заплыла молодым жирком. Волосы — хоть куда. Пшеничного цвета, с позолотой, мягкие и пышные. Судя по росту — в метрике указаны сто восемьдесят два сантиметра — и по длине ног, шея должна быть длинной. Ее, однако, скрывали складки жира. Грудь могла бы выглядеть эффектно, но ее скрадывало внушительное брюхо. Ляжки в целлюлите колыхались от малейшего движения. Все эти прелести мне придется таскать на себе. Но недолго. Долго в таком безобразии я обитать не собираюсь.

Экспедиция на планете Z-170 работает над письменностью погибшей цивилизации.

Рассказ написан в стиле ранней советской фантастики.

Популярные книги в жанре Ужасы

В одной из тюрем Америки находится заключенный — приговоренный к смертной казни. Его судьба еще не решена, идет суд. Но заключенный, прячась за обстоятельства вынудившие его пойти на преступление — захват заложников в банке, казалось уже выигрывает суд, пока неизвестно откуда в камере не появляется новый заключенный, который в беседе с ним выявляет его темную и зловещую сторону ужасных преступлений, силы которых имеют потустороннюю природу, находящуюся над человеческими законами.

Как далеко может завести «эффект наблюдателя»?

Любительский перевод.

В тусклом мерцании стоявшей на краю грубого стола сальной свечи мужчина читал что-то, написанное от руки в маленькой книжечке. То была старая, изрядно потертая записная книжка; почерк владельца, по-видимому, был не слишком разборчив — временами мужчина подносил страницу поближе к огоньку, чтобы лучше осветить текст. В такие моменты книжечка отбрасывала тень на половину комнаты, скрывая во мраке лица и фигуры присутствующих — помимо читавшего, в помещении находилось еще восемь человек. Семеро из них сидели, прислонясь к грубым бревенчатым стенам, безмолвно и неподвижно, и, учитывая небольшие размеры комнаты, совсем рядом со столом. Протяни один из них руку, и он коснулся бы восьмого, что лежал на столе лицом вверх, с вытянутыми вдоль боков руками, частично накрытый простыней. Он был мертв.

Лео Уинстон очаровал Дороти почти с первого взгляда. И немудрено — пианист-виртуоз, красивый, умный... И ничего, что с первого взгляда он показался ей похожим на мертвеца. О, в этом, действительно, ничего странного нет. А странно то, что Лео неразлучен с мистером Стейнвеем, и последний, похоже, является препятствием на пути Дороти...

© Кел-кор

Длинные белые костлявые пальцы Сэмюеля Пила аккуратно вставили блестящий медный шуруп в маленькое отверстие. Поддерживая шуруп левой рукой, он принялся ввинчивать его на место отверткой, издавая при каждом новом повороте резкий, хриплый звук человека, страдающего одышкой. Затем, отступив немного назад, он осмотрел свою работу. Большая медная ручка была точно на месте, по прямой линии с другими, на тщательно оструганном дереве гроба. Он обхватил тускло блестевшую ручку своими тощими пальцами и попытался потрясти ее, но шурупы держали крепко. Удовлетворенный, он промычал что-то про себя. Это была последняя ручка. Теперь все, что оставалось сделать — это прибить квадратную медную пластинку с фамилией на крышку гроба, и на сегодня все будет закончено. Он взял пластинку со своего стола и пробежал надпись:

"Хороший писатель – мёртвый писатель", – так считают в этом фантасмагорическом мире. Одно за другим происходит убийства тех, кто талантлив, остер на язык, владеет секретами мастерства и жаден до славы.

Вот уже несколько столетий гуру Махакала молча и неподвижно сидит на месте, и многие ищущие тщетно жаждут получить ответы на самые мучительные вопросы бытия. А что если никакого гуры Махакалы нет, и то, что все видят как живого человека уже давно превратилось в камень?

Впечатляющие рассказы, которые вырваны из самых разных временных и пространственных плоскостей. Эти мистические текстовые отрывки не привязаны к конкретным условиям, что добавляет каждому из них особенное настроение и смысл.

Страшный медведь, готовый загрызть заблудшего путника до смерти, странные сны, от которых веет могильной прохладой, убитая собственным мужем жена – лишь малая часть тревожных элементов этого зловещего сборника.

Комментарий Редакции: Если храбрый читатель все же решится открыть эту жуткую книгу, его непременно настигнет неизбежная истина: придется дочитать до самой последней страницы – и никак иначе! Потому что оторваться от этих увлекательных, непростых и очень пугающих мистических историй попросту невозможно.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Прочитав эту книгу, вы узнаете, почему драконы Ма́ртин и Георг вынуждены были работать на аттракционах, почему они решили снова научиться летать, об их дружбе с ребятами, о весёлом путешествии, которое они совершают все вместе; и о многом-многом другом. Написал эту книгу талантливый австрийский писатель Хе́льмут Це́нкер. Напишите нам, понравилась ли вам эта повесть. Наш адрес: 125047, Москва, ул. Горького, 43. Дом детской книги.

Жил-был человек, который занимался малопочтенным ремеслом сочинителя развлекательных книг, однако принадлежал к тому небольшому кругу литераторов, которые относились к своей работе с большой серьезностью, и очень хотел быть истинным художником…

Text from [http://lib.align.ru] @BookId: 4872 @BookInfo: Каганов Леонид,Масло

Буду pад отзывам. автоp – Леонид Каганов, http://lleo.aha.ru

(бета-веpсия для Овес.Растет)

Вадим Петрович выдернул из пачки новый лист белоснежной бумаги и занес над ним маркер как нож. Бумага лежала на столе, готовая к своей участи. Вдруг заныла печень. Вадим Петрович отшвырнул маркер, положил на лист громадную желтоватую пятерню, секунду помедлил, а затем резко скомкал листок и щелчком отправил его на пол. Там уже лежало несколько десятков белых комков. Вадим Петрович долго смотрел на них.

И снова ТАМ наши попаданцы. Вернее один. Лётчик. А до Великой войны всего год. Что можно успеть за год. И можно ли…