Черевычки

Последний день перед рождеством прошел. Зимняя, ясная ночь поступила. Глянули звезды. Тут через одну большую трубу полыхнул голубой огонь, повалился дым и пошел тучею по небу, и вместе с дымом поднялась ведьма верхом на метле. Поднялась она так высоко, что одним только пятнышком мелькала вверху. Но где ни показывалось пятнышко, там звезды, одна за другою, пропадали на небе. Скоро ведьма набрала их полный рукав. Три или четыре еще блестели.

Вдруг, с противной стороны, показалось другое пятнышко, увеличилось, стало растягиваться, и уже было не пятнышко, а чорт. Спереди он был совершенно немец; зато сзади настоящий губернский стряпчий в мундире! – только разве по небольшим рожкам, торчавшим на голове, можно было догадаться, что он не немец и не губернский стряпчий, а просто чорт.

Другие книги автора Андрей Геннадьевич Лазарчук

Он ушел из расстрельных подвалов ЧК. Он сохранил молодость и здоровье до наших дней. Он сберег талант, и в этом вы можете убедиться сами. Но за все это ему пришлось дорого заплатить. Опасности поджидали его на каждом шагу. И если бы не боевые товарищи, разве смог бы он посмотреть в глаза чудовищ? Пережить гиберборейскую чуму? Пройти из конца в конец земли под страшный для непосвященных марш экклезиастов? Рыцарь Музы. Отважный Лирник. Николай Степанович Гумилев. Романы о нем по праву можно отнести к жанру живой и даже "мгновенной" классики. Впервые под одной обложкой - легендарная фантастическая трилогия! Содержание: 1. Посмотри в глаза чудовищ 2. Гиперборейская чума 3. Марш экклезиастов

Это не продолжение знаменитого романа "Посмотри в глаза чудовищ". Но тень Николая Гумилева все равно не раз появляется на его страницах. Потому что у этих книг общее время. Общее прошлое. Общее настоящее. И, возможно, общее будущее. Возможно – потому что будущее создается именно на этих страницах. Возможно – потому что невозможного для его героев, кажется, не бывает...

Роман был номинирован на Букеровскую премию.

Пятый год как разрушены Башни… Отгремели гражданские войны, позади голод и эпидемии, но мирная жизнь пока ещё какая-то ненастоящая. Учёные пытаются разобраться, что же это всё-таки было? Следы ведут в таинственную долину Зартак, откуда с давних времён в Саракш попадали странные существа и предметы. Там и встречаются наши герои – те, кто сумел уцелеть. И тут же понимают, что есть силы, желающие вновь использовать излучение, и эти силы ни перед чем не остановятся. Так что приходится опять, как в старые времена, – плечом к плечу…

Эта книга – круто замешанный коктейль из мистики, философии, истории и боевика, созданный фантазией Андрея Лазарчука и Михаила Успенского с присущим этим авторам мастерством. Ее главный герой – великий русский поэт Николай Гумилев. Он не погиб в застенках ЧК в далеком 1921 году. Нет, он был спасен от верной гибели представителями могущественного Пятого Рима, древней оккультной организации. Он был посвящен в тайные знания, приобрел невообразимое могущество и даже получил дар вечной молодости, но взамен емупришлось превратиться из поэта, избранника Музы, в отважного бойца с беспощадными чудовищами, стремящимися уничтожить наш мир...

Андрей Лазарчук. Целое лето. (Литературная основа сериала «Посредник», сезон первый).

Это мир, который мог бы быть, если… если бы во Второй мировой войне победила фашистская Германия. В 1942 году, после очень странной смерти Гитлера, руководство третьего рейха сумело переломить ход войны. Россия оказалась поделенной между победителями — Германией и Японией. За исключением тех ее частей, которые обрели относительную самостоятельность, — Сибирь, Грузия, Польша. Однако полвека спустя, в начале 90-х годов, третий рейх, как и Советский Союз в совсем-совсем другом мире, вступил в ту критическую фазу, когда любые империи рушатся…

Бывший старлей Юра Шихметов — не сталкер и вообще не типичный обитатель «призонья». Он служит в некоей военизированной организации, которую правительство предполагает использовать для наведения в Зоне элементарного порядка. Пока что идут интенсивные тренировки… Но однажды таинственно исчезает его любимая девушка, — а очень скоро, во время одной из рутинных облав на зомби Зоны, её находят — полностью лишённую разума, утратившую свою личность.

 Что произошло? И возможно ли как-то спасти девушку? В поисках ответов Шихмеров дезертирует — и начинает собственный долгий путь в сердце Зоны, где всё, абсолютно всё — совсем не то, чем кажется…

Популярные книги в жанре Юмористическая фантастика

Максим Самохвалов

ПРЕДСМЕРТHЫЙ ИМПУЛЬС

Это просто сказка, воздух как сироп!

Чадящий выхлопом автобус скpылся за повоpотом. Сначала поле, потом лес, потом опять поле, а там уже деpевня.

Огpомные кукуpузные листья хлещут по лицу, с них падают насекомые, по сторонам ничего не видно, зато можно смотpеть ввеpх.

Весело шагать вот так, домой.

Какое огpомное количество мух живут в кукуpузе! Удивительное pазнообpазие! Желтые мухи, зеленые. Бабочки, стрекозы, златоглазки.

Максим Самохвалов

ПРОГУЛКА

Монитоp пpомыл с шампунем

Тpяпка шкуpкой оказалась

Хоpошо что спохватился

Шкуpка не моя была, а папы

Очень сильно бы влетело

Если б я ее испоpтил

А тепеpь и три-эф-ыкса

Мне совсем-совсем не надо

Hа экpане все pазмыто

И без этой классной каpты

Hачиналось утpо.

Я вышел из дома и потянулся. Только вчера я пpиехал из гоpода в деpевню, к бабушке. Выпил кpужку свежего молока, поднял с лужайки гантель и бpосил в бочку с дождевой водой.

М.Самохвалов

Сундук рабского мира

- Проснулась сегодня, - сказала бабушка, - а в руках у меня - черный сундучок!

- Сундук? - мне было все равно, я еще сам не отошел от сновидений.

- Сундучок был.

- А мне ночью плохо стало. Точнее, приснилось, что мне плохо. Я встал, вышел на крыльцо, а там стержни.

- Какие еще стержни?

- Летающие! Вокруг нас летают стержни людей, слишком мягкотелых, чтобы удержать их в себе. Если записать пустоту на видеокамеру, а потом промотать с замедленной скоростью, то везде будут видны стержни. Они как белки-летяги.

Максим Самохвалов

ТИМУР и ЕГО КОМБАЙHЫ

боевая фантастика

Делегация из Антоновки пpибыла на новейшем боевом комбайне. Люди из банды "Чеpные механизатоpы", тpи месяца собиpали его в забpошенном складе для удобpений. Из боpтов гpозной машины угpожающе топоpщились жеpла овощных выбpасывателей, бpониpованные кожухи матово посвеpкивали в лучах восходящего солнца.

Мы стояли около липы и задумчиво ждали, какой ультиматум пpедъявят нам эти бесчестные ублюдки.

Максим Самохвалов

ТУРБИНА

Я шел домой, со станции.

В руке у меня была сумка с трехлитровой банкой молока. Только вышел из леса, вижу - пыль столбом, на дороге. Сначала подумал что это овец кто-то гонит. А оказалось - Емельян.

Eвидел меня, подбежал. Смотрит радостно.

В детстве на Емельяна упал пустой молочный бидон, отчего он перестал умнеть.

- Посмотри, Ефим, - радостно говорит Емеля, - какая штука. Протягивает мне обыкновенный свисток.

Петр Семилетов

БАЛЛАДА О СЛАВHЫХ ДЕЛАХ

1

В те времена, когда в стране правил король Артуро, объявился в западных землях дракон Магнум. Он опустошал селения, сжигал дотла города, пожирал живьем мирных жителей. И решили последние просить помощи у Рыцарей Круглого Лица. Побежал гонец через леса и степи, по диким и безлюдным местностям, по горам и долинам.

2

Прибежал гонец в столицу страны, добрый град Кингз-таун. Как стрела вбежал он в Королевский Замок, где за огромным столом сидели Рыцари Круглого Лица. Упал ниц гонец, заговорил: -Доблестные рыцари, наши земли выжигает огнем смертельным дракон Магнум! Hахмурились рыцари.

Петр 'Roxton' Семилетов

Тане Hестеровой

ХИТИH

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ: ЗАГОВОР

1 - HАД ДHЕПРОМ

- У тебя не все в порядке с головой, - сказала мне чайка, спикировавшая на шпиль моего воображаемого зонта. Hакрапывал дождь из черной дроби, и асфальт грохотал, будто стадо шестиногих коз, мигрирующих из Hовосибирска в Москву. Я угостил чайку мороженым, и она улетела.

Пожалуй, стоит представиться. Жюльен де Шморг, человекустрица из Парижа, еще меня называют Баклажанным Тони и Ребро Верная Смерть. В Киеве я по делам фирмы, которую представляю как ведущий специалист. Мы разработали новую технологию по очистке питьевой воды с помощью голов твердого сыра, и собираемся выиграть тендер здешнего муниципалитета на очистные сооружения.

У Ксении Удаловой серьёзные проблемы — она уже не может пройти по улицам. Везде пассии мужа! Что делать? На помощь приходит профессор Минц.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Есть грозное и величественное предание, которое хранит церковь. Если на Гроб Господень в Иерусалиме на праздник Пасхи сходит Небесный огонь – мир сей простоит еще, по крайней мере, текущий год. Но год, который будет отмечен тем, что Огонь не сойдет на Гроб… это и будет срок Битвы. Последней… той, о которой сказано в Откровении Иоанна. Однажды нисхождения Огня не произойдет. И это будет последнее предупреждение, последний призыв от Бога – покаяться. Как это воспримет мир? Придет в ужас? Ударится в повальную панику? Придумает какое-нибудь «объяснение» или подлог и снова примется обманывать себя, но уже «танцуя на самом краю»? Или, все-таки… Ярослав Астахов, автор «Крушения Лабиринта», мистического романа о глубинах прошлого, теперь устремляет взгляд в будущее. Возможно, что в уже недалекое.

Эпатаж – их жизненное кредо, яркие незабываемые эмоции – отрада для сердца, скандал – единственно возможный способ существования! Для этих неординарных дам не было запретов в любви, они презирали условности, смеялись над общественной моралью, их совесть жила по собственным законам. Их ненавидели – и боготворили, презирали – и превозносили до небес. О жизни гениальной Софьи Ковалевской, несгибаемой Александры Коллонтай, хитроумной Соньки Золотой Ручки и других женщин, известных своей скандальной репутацией, читайте в исторических новеллах Елены Арсеньевой…

Слово «преступление» ассоциируется с такими прилагательными, как «кровавое», «дерзкое», «страшное», «неслыханное». В этой книге преступления и преступники другие. Потому что если достаточно внимательно следить за сводками с криминальных фронтов, то выяснится, что преступления могут быть и глупыми, и смешными. А также невероятно смешными и неправдоподобно глупыми. То, что мы собрали в этой книжке, во-первых, лишь малая часть «смешных преступлений», а во-вторых, лишь первая часть криминального раздела нашей Энциклопедии. Все истории в этой книжке – подлинные. Просто жизнь сама сочинит лучше любого писателя любую историю. В том числе про полицейских и воров.

Ревнует – значит, любит. Так считалось во все времена. Ревновали короли, королевы и их фавориты. Поэты испытывали жгучие муки ревности по отношению к своим музам, терзались ею знаменитые актрисы и их поклонники. Александр Пушкин и роковая Идалия Полетика, знаменитая Анна Австрийская, ее английский возлюбленный и происки французского кардинала, Петр Первый и Мария Гамильтон… Кого-то из них роковая страсть доводила до преступлений – страшных, непростительных, кровавых. Есть ли этому оправдание? Или главное – любовь, а потому все, что связано с ней, свято?