Череп Гоголя под Ла-Маншем

Николай Черкашин

ЧЕРЕП ГОГОЛЯ ПОД ЛА-МАНШЕМ

В 1931 году в Москве переносили останки знаменитых россиян из некрополя Свято-Данилова монастыря на Новодевичье кладбище. При этом обнаружили, что череп Н.В. Гоголя из гроба похищен. Писатель Владимир Лидин, находившийся тогда на кладбище, рассказывает: "Могилу Гоголя вскрывали почти целый день. Она оказалась на значительно большей глубине, чем обычные захоронения. Начав ее раскапывать, натолкнулись на кирпичный склеп необычайной прочности, но замурованного отверстия в нем не обнаружили; тогда стали раскапывать в поперечном направлении с таким расчетом, чтобы раскопка приходилась на восток (то есть именно головой к востоку, по православному обряду, должен был быть предан земле покойник), и только к вечеру обнаружили еще боковой придел склепа, через который в основной склеп и был в свое время вдвинут гроб". Работа затянулась, склеп вскрыли только в сумерки. Верхние доски гроба прогнили, но боковые, с сохранившейся фольгой, металлическими углами и ручками и голубовато-лиловым позументом, уцелели. Вот что увидели присутствовавшие: черепа в гробнице не оказалось, остов скелета был заключён в хорошо сохранившийся сюртук табачного цвета, из которого торчали шейные позвонки, под сюртуком - белье с костяными пуговицами; на ногах - башмаки, тоже полностью сохранившиеся, только дратва, соединяющая подошву с верхом, прогнила на носках, и кожа несколько завернулась кверху, обнажая кости стопы. Когда и при каких обстоятельствах исчез череп Гоголя, остается загадкой. Во время вскрытия могилы на малой глубине, значительно выше склепа с замурованным гробом, был обнаружен череп, но археологи определили, что он принадлежал молодому человеку. Кому и зачем понадобился череп Гоголя? В том же, 1931 году было высказано предположение, что его выкрали по просьбе фанатика русского театра, основателя театрального музея купца Алексея Александровича Бахрушина. В 1909 году он подбил на это кощунственное дело двух сторожей монастырского некрополя. Говорили, что него уже есть череп Щепкина... Вместилищу гоголевского разума были оказаны подобающие почести: его украсили лавровым венцом из серебра и поместили в застекленный палисандровый футляр, обшитый изнутри черным сафьяном. Слухи о невероятной бахрушинской реликвии поползли по Москве и достигли ушей внучатого племянника Николая Васильевича Гоголя - Яновского, лейтенанта российского императорского флота. Этот морской офицер, человек весьма экзальтированный, явился к Бахрушину и, положив на стол револьвер, заявил: "Здесь два патрона: один в стволе, другой - в барабане. Тот, что в стволе, - для вас, если вы откажетесь выдать мне череп Николая Васильевича; тот, что в барабане, - для меня..." Бахрушин, человек не робкого десятка, все же посчитал за благо расстаться с опасной реликвией. Лейтенант Яновский увез палисандровый ларец в Севастополь, на корабль, где служил. Предстоял поход в Италию. Итальянцы приглашали русских моряков на годовщину мессинских событий. (В 1908 году во время мощнейшего землетрясения россияне спасали мессинцев из-под обломков рухнувших домов, оказывали медицинскую помощь.) Ожидался торжественный прием в Риме. Лейтенант Яновский рассчитывал посетить русское посольство и предать череп Гоголя земле Италии, которую тот любил, считая Рим второй родиной. Яновский заручился письмом таврического викария к настоятелю посольского храма, в котором тот просил упокоить бренные останки великого писателя по православному чину. Однако поход в Италию по ряду причин не состоялся. Вскоре в Севастополь пришли итальянские миноносцы, чтобы забрать прах сардинских генералов, погибших при осаде города в 1854 - 1855 годах и захороненных на горе Гасфорта. Лейтенант Яновский вручил командиру одного из миноносцев, капитану Боргезе, палисандровый ларец и попросил передать его русскому консулу вместе с письмом викария. Тот обещал при первом удобном случае съездить в посольство России и встретиться с настоятелем храма. С тем и отбыл. (Моему итальянскому коллеге Карло Визинтини посчастливилось найти письмо капитана, адресованное лейтенанту Яновскому, в котором итальянский моряк приносил извинения своему русскому коллеге и объяснял, почему он не смог выполнить его просьбу. В письме была странная фраза: "Судьба человека не обрывается вместе с его жизнью".) Весной 1911 года капитан надолго ушел в море. А его младший брат, студент Римского университета, отправился с компанией друзей в увеселительную железнодорожную поездку; Но, право, что за скука поражаться бесконечностью тоннеля. То ли дело, когда в полумраке, слегка рассеянном светом зажженных в вагоне свечей, возникнет вдруг человеческий череп. Визги подруг, ужас слабонервных друзей... Однако задуманному не суждено было сбыться. Когда перед въездом в тоннель пассажирами поезда овладела паника непонятного происхождения, Боргезе-младший решился прыгнуть с подножки. Он-то и рассказал потом репортерам и о странном белом облаке, поглотившем злосчастный состав, и о безотчетном ужасе, объявшем туристов, и о палисандровом футляре, взятом на время из кабинета брата. Итак, череп Гоголя странствует по миру в поезде-призраке. Мы далеки от мысли, что присутствие палисандрового футляра в одном из вагонов как-то направляет движение "летучего итальянца", но то, что поезд-призрак возник вдруг под Полтавой, на малой родине писателя, невольно заставляет думать, что это нечто большее, чем простое совпадение. Жизнь Гоголя, его судьба и смерть полны плохо объяснимых странностей...

Другие книги автора Николай Андреевич Черкашин

В книге рассказывается о судьбах «нелегала из Кёнигсберга» – советского военного разведчика, работавшего под оперативным псевдонимом «Лунь», его боевого соратника – фотокорреспондента Сергея Лобова, их друзей и близких, опаленных безжалостным пламенем Великой войны. А контрразведчики – герои повести «Знак Вишну» – вступают в смертельно опасную схватку с отрядом террористов-«вервольфов», оставленных фашистами в небольшом городке Альтхафене, расположенном на берегу Балтийского моря…

Действие остросюжетного военно-исторического романа известного российского писателя Николая Черкашина начинается накануне Второй мировой войны. Главный герой — военный разведчик-нелегал Николай Лунь проходит через множество испытаний, но сохраняет верность своему делу и своему Отечеству. В неожиданных поворотах его судьбы раскрывается мужественный характер разведчика-патриота. Автор дает свою трактовку начального периода Великой Отечественной войны, рисует картины героической обороны Брестской крепости.

Перед выходом на боевое патрулирование стратегического подводного ракетоносца «Архелон» - офицеры и матросы в парадной униформе уже строились за рубкой на корпусе - из-за штабеля пустых торпедных пеналов, сложенных на причале, вдруг выскочил бритоголовый человек в желтом хитоне и с ловкостью канатоходца перебежал по туго натянутым швартовам на широкий нос атомарины. Это случилось в тот момент, когда головы всех, кто стоял на палубе и причале, были задраны и взгляды устремлены вверх - туда, где басовито рокотал тяжелый президентский вертолет. Все произошло так быстро, что даже вездесущие фоторепортеры не успели перенацелить свои камеры на нос «Архелона». Бритоголовый выхватил из-под хитона термос, облил себя бензином и чиркнул зажигалкой. Огненный факел вспыхнул на носу корабля, словно фальшфейер - сигнал бедствия. Пылающий человек извивался и корчился, не издавая ни звука. Коммодор Рейфлинт с ужасом уставился на него с высоты рубки. Он оцепенел и только мысленно торопил бегущих - медленно, как в дурном сне, - матросов носовой швартовой партии. И хотя швартовщикам - дюжим ловким парням - понадобились считанные секунды, чтобы столкнуть клубок пламени в воду, Рейфлинт был уверен, что бритоголовый сгорел и обуглился, как тот буддийский монах, который предал себя огню на главной площади Сайгона в день прихода в порт атомного авианосца «Колумб». Но коммодор ошибся, и он отметил это про себя с невольной радостью, глядя, как карабкается на гладкий скат борта этот псих, фанатик, монах - черт его разберет! - не устрашившийся огня, но убоявшийся воды. Бритоголового - живого! - втащили на нос в тот самый момент, когда колеса президентского вертолета коснулись бетонных плит причала и оркестр морской гвардии грянул государственный гимн. Командир «Архелона» взял под козырек и повернулся лицом к парадному трапу, но прежде чем сделать это, он успел заметить, что носовая швартовая партия тесно сомкнула плечи, загородив спинами распростертое на палубе тело в желтых лохмотьях. Усилием воли Рейфлинт заставил себя забыть о нелепом происшествии, собраться и целиком отдаться начавшемуся церемониалу…

Капитан милиции Еремеев в поисках сексуального маньяка по стечению обстоятельств оказывается втянутым в мафиозную группировку, занимающуюся похищением людей, продажей наркотиков и ядов для тех, кто желает уйти из жизни. Герой попадает в чудовищный мир насилия, убийств и шантажа. И кажется, вырваться из этого мира невозможно…

В этой книге скопилась неизбывная боль российского флота — потери боевых кораблей.

«Императрица Мария», «Пересвет», «Новороссийск», «Комсомолец», «Курск» — мощнейшие и совершеннейшие для своего времени корабли… Все они нашли свой печальный конец либо во время войны вдали от морских сражений, либо в мирное время.

Николай Черкашин

ОПЕРАЦИЯ

"ДЖЕНИФЕР"

(Повесть-версия)

Что вы делали 8 марта, в пятницу, 1968 года? Припомните, если сможете, если вели дневник... Право, это очень важно.

В этот праздничный день в Тихом океане погибла советская ракетная подводная лодка, бортовой номер 574. Враз оборвались жизни девяноста восьми человек. Правда, в тот день об этом не знал еще никто, даже те, кто отмечал ее путь на секретных картах. Просто в назначенный срок, когда подводный ракетоносец должен был сообщить о прохождении поворотной точки маршрута, лодка на связь не вышла. И хотя это был весьма тревожный факт, никто не произнес страшного слова "погибла". Мало ли что бывает в море вышел из строя передатчик, залило антенну...

В книге известного писателя-мариниста, лауреата Всероссийской литературной премии им. Александра Невского Николая Черкашина собраны наиболее характерные факты чрезвычайных происшествий, случавшихся на советском Военно-морском флоте в годы Холодной войны. Автор анализирует причины нештатных ситуаций, рассказывает о мужестве и героизме моряков в экстремальной обстановке.

Книга иллюстрирована уникальными фотографиями.

На I, IV страницах обложки рисунки Сергея ФОМИНА к повести «ПОКУШЕНИЕ НА КРЕЙСЕР».

На II странице обложки рисунок Генриха КОМАРОВА к фантастической повести «СЕЛЬВА».

На III странице обложки рисунок Павла БУНИНА к фантастическому рассказу «ПРОВИДЕЦ».

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Львов Аркадий Львович

СЕДЬМОЙ ЭТАЖ

Он слыл трудным мальчиком. Он слыл трудным лет с шести, когда папа и мама впервые заговорили с ним о школе. Это было в марте. Они сказали ему, что вот пролетят весна и пето - и в сентябре он пойдет в школу. Папа вспомнил свой первый школьный сентябрь - каштаны были еще зеленые, как в мае; мама ничего не вспоминала, мама только вздохнула и сказала, что время не стоит на месте. А он вдруг рассмеялся и заявил, что в школу не пойдет. Мама сделала большие глаза, а папа очень спокойно спросил у него:

Синякин Сергей Николаевич

Трансгалактический экспресс

Фантастическая повесть

Писателя надо любить! Когда любишь, многое прощаешь.

Анатолий Растер

Коротко хочу рассказать для чего написано все, что вы сейчас прочтете.

Фантастика давно числится в дефиците.

Выстояв очередь в библиотеке, выпросив на день у знакомого, читатель получает книгу с заманчивым грифом - "НФ" и, придя домой, погружается в странный мир, мир всемогущества и небывалых возможностей, мир борьбы идей и миров, где гигантские космолеты бороздят звездные пространства, где устанавливаются контакты с неземными цивилизациями, небывало преобразовывается Земля, меняются люди, сталкиваются различные идеологии, изучается будущая машинная психология, познается мир. Фантастика показывает, обещает, прогнозирует, предупреждает, популяризирует, обличает, смеется.

ЭДУАРД ЖУРИСТ

ПОСТТЕЛЕМАТИЧЕСКАЯ ЭРА

Пер. с румынского Татьяны Ивановой

- Вот этот дом, - сказал мой сопровождающий. - Пока он единственный в своем роде, но скоро такие дома станут совершенно обычными.

Я скептически улыбнулся. Сыт я по горло подобными эпохальными открытиями. Я работал в бюро патентов и открытий, и моя миссия заключалась в том, чтобы отклонять предложенные открытия (их одобрением занималась другая служба) под тем простым и хорошим предлогом, что мы живем в эпицентре непрекращающегося взрыва открытий и новшеств и если бы человечество принялось все их внедрять, у него не осталось бы времени наслаждаться их результатами. Однако этот человек пришел ко мне не обычными путями (имейте в виду, что в нашу посттелематическую эру "обычный путь" по-прежнему означает "с рекомендациями сверху, справа и слева"), а был внуком лучшей школьной подруги моей бабушки, и, конечно, в посттелематическую эпоху тоже никто не может отказать в небольшом удовольствии своей бабушке, этому милейшему существу, с которым ты оставался вдвоем длинными зимними вечерами, когда родители уходили в театр, в кино или ресторан. Внук был весьма симпатичен. Он походил скорее на виолончелиста в оперном оркестре (галстук-бабочка, лысина, бархатный пиджак, сильно вытертый на локтях), чем на физика, инженера, специалиста по автоматике или кибернетика наших дней. И вот мы стоим перед экспериментальным домом, и я жду, когда этот человек произнесет нечто вроде "сезам откройся", к которому мы привыкли в последнее время. И в самом деле, "виолончелист" подходит к крохотному микрофону, вделанному в дверь, и говорит:

Научно — фантастические произведения, включенные в этот сборник, повествуют о местах, событиях и существах, которых не было, нет, и не может быть — на то и фантастика. Но в невероятных ситуациях читатель встретит знакомые черты недавнего прошлого, от которого мы стремимся избавиться, перестраивая все сферы нашей общественной жизни, возвращаясь из «перпендикулярного мира» в мир реальных ценностей, истинно человеческих отношений.

Полковника Вильяма Трэинера, постоянного Представителя Президента при Миссии, вытащили из постели в 2-16. Еще не успев стряхнуть с себя сон, в 2-18 он, затягивая пояс, сбежал по лестнице к ожидавшей у подъезда капсуле. Устраиваясь на заднем сиденье, Трэйнер уже знал, что его ожидает трудный день.

Два капитана и штатский — всех их он знал в лицо сидели, крепко сжимая в руках обложки с государственным гербом. Полковник протер глаза и посмотрел на штурвальную консоль: «Баллистический полет, цель зафиксирована, местное время 15.04». Штатский с молодым, но прежде времени состарившимся лицом обернулся к нему с переднего сиденья:

Как трудно молодому поколению понять привязанности старшего... А конфликт непонимания повторяется между каждыми новыми поколениями в новом своем витке. И не так важно, что непонятно новому поколению: езда в переполненных электричках на дачный огород или путешествие на глиссере в родной город…

Рассказ из журнала "Очевидное и невероятное"2009 06

Море бушевало всю ночь. Медлительные валы один за другим выплывали из темноты. Они вставали перед нами крутой стеной, и нависшие гребни их заглядывали в шлюпку, как будто хотели пересчитать нас — свою будущую добычу.

Нас было шестеро в шлюпке: кочегар Вилькинс, Джо, три матроса — швед, итальянец, негр и я шестой с ними. Мы гребли все время, точнее — они гребли, а я сидел на корме и, качаясь, как маятник, зачерпывал воду и выливал за борт, черпал и выливал, черпал и выливал.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Николай ЧЕРКАШИН

ПОЕЗД-ПРИЗРАК

"Что такое "время" - не знает никто". Лев ГУМИЛЕВ

"Железная дорога - зона повышенной опасности". Станционный плакат

1988 году я собирал в Севастополе сведения о гибели линкора "Новороссийск". В "Совершенно секретно" уже рассказывали об этой самой большой катастрофе советского военно-морского флота. К сожалению, причина взрыва. грянувшего под днищем бывшего итальянского корабля ("Джулио Чезаре" был передан в 1949 году Советскому Союзу после раздела итальянского флота) в ночь на 29 октября 1955 года и унесшего в общей сложности 608 жизней, до сих пор однозначно не определена. Огромный корабль перевернулся и затонул в Северной бухте Севастополя - на глазах у тысяч горожан, поэтому и расспрашивал всех, кто хоть как-то был причастен к этой катастрофе: и уцелевших моряков, и тех, кто их спасал, и тех. кто наблюдал трагедию с берега. Среди сотен рассказов, оставшихся в моих блокнотах, есть и такой. - В ту ночь я дежурил по железнодорожному переезду, что перед самой Балаклавой, - рассказывал мне балаклавский старожил Петр Григорьевич Устименко,- Вдруг вижу: со стороны бывшей ветки на карьер (рельсы сняли, насыпь осталась) идет поезд. Глаза протер, думал блазнится - ведь не могут поезда по полотну без рельсов ходить, а этот идёт: паровоз и три пассажирских вагончика. И локомотив, и весь состав не нашенские, вроде как довоенные, а может и того раньше. Паровоз на старую "овечку" похож, вы, наверное, не помните - серия "Ов" была такая, - но не "овечка". "Овечку"-то я хорошо знаю. До войны кочегаром на ней начинал. А этот - ну, не видел таких - небольшой, вроде маневрового... В общем, идет без огней, идет со стороны горы Гасфорта, где рельсов-то и сроду не было. да на наш главный путь и выходит. Там - с бывшей ветки - и стрелочный перевод давно снят, а тут явственно слышу, как стрелки лязгнули. Я успел только шлагбаум опустить. Поезд мимо меня проследовал и пошел в Севастополь. Ну, мое дело маленькое. Я за переезд отвечаю, у меня все в порядке, а дальше пусть диспетчера разбираются. Но вот как он шел без peльсов?! Я даже на полотно старое выбежал - ни следов, ни травы-кочки примятой. Чертовщина какая-то. Я еще тогда подумал - не к добру, быть беде. И точно, утром зашумела вся Балаклава - "Новороссийск" взорвался... - Но вы доложили начальству об этом случае? - Да вы что? Мне б сразу по шее надавали: мол, попиваешь на дежурстве, с пьяных глаз и померещилось. - А может, был грех...- попробовал я перевести все в шутку. - Обижаете старика,- покачал головой Устименко.- У нас семья из молокан была. Насчет спиртного строго. Я и сейчас водку на дух не переношу. А историю эту рассказал, потому как знамение это было. Перед всякой бедой чудеса разные случаются. Вот старики рассказывали - перед балаклавским землетрясением "Черного принца" в море видели... О недобрых предзнаменованиях "новороссийской" трагедии рассказывали мне не раз и не два. Даже старший штурман линкора (ныне капитан 1-го ранга в отставке) Михаил Романович Никитенко без тени улыбки сообщил, что и канун взрыва (кстати, Никитенко в роковую ночь стоял дежурным по кораблю) его жена увидела необыкновенный сон: множество людей поднимается по широкой красивой лестнице в небо, за облака... Но тогда меня интересовали факты, факты и только факты... О случае на балаклавском переезде я вспомнил четыре года спустя, когда прочитал в газете "Слава Севастополя" от 12 августа 1992 года заметку "Поезд-призрак на дорогах Украины"). Привожу ее почти полностью: "14 июля 1911 года с римского железнодорожного вокзала в "круиз", устроенный фирмой "Санетти" для богатых итальянцев", вышел прогулочный поезд. 106 пассажиров рассматривали достопримечательности, окружавшие новый участок дороги. Поезд приближался к супердлинному, по меркам начала XX века, километровому тоннелю. И вдруг начало происходить что-то ужасное. По свидетельству двух пассажиров, успевших выскочить на ходу, всё вдруг покрылось молочно-белым туманом, который по мере приближения к тоннелю густел, превращаясь в вязкую Жидкость. Поезд вошел в тоннель и... пропал. После этого происшествия тоннель заложили камнями, а по время войны в него попала авиабомба. Возможно, об этом случае и забыли бы, если бы трехвагонный призрак не появился... недалеко от села Заваличи Полтавской области на переезде дежурной Елены Спиридоновны Чебрец. Поезд с наглухо закрытыми шторами, открытыми дверцами и пустой кабиной машиниста двигался абсолютно бесшумно, давя разгуливающих по полотну кур. Исследовать этот феномен прибыл председатель комиссии по изучению аномальных явлений при Академии наук Украины В. П. Лещатый. В его записях, датированных сентябрем 1991 года, есть мысль, что поезд каким-то образом прошел сквозь время. Лещатый вспоминает и записи известного мексиканского психиатра 40-х годов XIX века Хосе Саксино о том, как однажды в Мехико появились 104 итальянца, в течение недели попавшие в психиатрическую лечебницу, так как утверждали, что прибыли в Мехико из Рима на поезде. Лещатый сделал анализ верхнего слоя на стенах и окнах вагона. Это оказалось вещество, похожее свойствами на порох..." Прочитал, и первая мысль: не этот ли поезд видел на балаклавском переезде Устименко? Много похожего: паровоз иностранного образца, три вагона... Если поезд-призрак обнаружился в 91-м году под Полтавой, почему он не мог появиться в 55-м под Балаклавой? Я еще больше укрепился в этой мысли после того, как побывал на горе Гасфорта с севастопольским краеведом Евгением Веникеевым. Мы поднялись туда, чтобы осмотреть остатки итальянского кладбища. устроенного на горе в 1855 году (здесь похоронены солдаты-сардинцы, погибшие при штурме Севастополя в Крымскую войну) и стертого с лица земли через сто лет по распоряжению советских властей. Никто так и не смог объяснить мне, почему была взорвана прекрасная часовня на итальянском кладбище в мае 1955 года. Обычный вандализм в порядке "борьбы с проклятым прошлым". Но кто выстрелит в прошлое из ружья, в того будущее выстрелит из пушки. И динамитная шашка, заложенная под старинную часовню, обернулась чудовищным взрывом под днищем "Новороссийска". Я совершенно убеждён в кармической связи между двумя этими событиями. Мы бродили по плоской вершине горы Гасфорта (в Сибири ее назвали бы сопкой) меж обломков мраморных плит, заросших на местах бывших клумб кактусами-опунциями - привёз ведь кто-то с далекой Сардинии! В годы последней войны в часовне располагался командный пункт Приморской армии. Немецкие снаряды пощадили старинную усыпальницу... Веникеев же рассказывал про первую оборону:

Николай Черкашин

Поезд-призрак в лабиринтах времени

Легенда о "Летучем голландце" в железнодорожном варианте

Задумаемся на минуту, какое из рукотворных сооружений на планете может считаться самым глобальным? Египетские пирамиды? Американские небоскребы? Великая китайская стена? Ничего более масштабного, чем сеть железных дорог, оплетающая земной шар с разной степенью плотности, пока не создано. Наложите на нее контактную сеть электрифицированных участков и линии проводной связи - и вы получите энергоннформационную систему воистину космических размеров, подчиненную к тому же некоторым математическим закономерностям, выведенным в общей теории сетей и графиков. Тысячи поездов и миллионы людей ежесекундно и постоянно находятся в движении, образуя мощные информационные потоки. Перемещаясь в пространстве, ускоряя время своих перемещении, мы не замечаем биологических последствий выхода из естественных для наших организмов пространственновременных параметров, в которых тысячелетиями развивалось все живое на земле. Но оно. это воздействие, безусловно, существует. Ничто не проходит бесследно для души и плоти человека...

Николай ЧЕРКАШИН

ПОКУШЕНИЕ НА КРЕЙСЕР

Повесть

ОГЛАВЛЕНИЕ:

25 октября 1917 года. 3 часа ночи

25 октября 1917 года. 3 часа 30 минут

25 октября 1917 года. 4 часа утра

25 октября 1917 года. 5 часов утра

25 октября 1917 года. 6 часов утра

25 октября 1917 года. 7 часов 30 минут

25 октября 1917 года. 10 часов утра

25 октября 1917 года. Полдень

25 октября 1917 года. 14 часов 35 минут

Лариса ЧЕРКАШИНА

ВЕТВЬ ГОСТОМЫСЛА

"Гостомыслову могилу грозную вижу..." - только эта пушкинская строка, посвященная далекому предку поэта, и осталась в его рукописном наследии. Гостомысл - посадник Новгородский в IX столетии. История сохранила-не только его имя, но и праведные дела, недаром прозван был он Благоразумным. "Сей Гостомысл без муж елико храбр, толико мудр, всем соседом своим страшный, а людем любим, расправы ради правосудия..." - так сказано в Иоакимовской летописи. Имел он четверых сыновей (все они пали в ратных боях) и трех дочерей. Одна из них, Умила, стала женой бодрического князя Годослава-Годлава. В древнем сказании упоминается об удивительном сне Гостомысла, будто видел он, как "из чрева средние дочери его Умилы" выросло чудесное древо и дало плод, от которого "насысчасуся людие всея земли". Воистину пророческий то был сон. Известно, что матерью Годлава была славянка, дочь Рандвера, отец же его Гальфдан вагрско-фризский (вагры - племя балтийских славян). Напомним в связи с этим, что среди славистов существует интересная гипотеза: варягами могли называть вагров, балтийских славян, которые несли пограничную сторожевую службу. Само слово "отвага" обязано своим происхождением храбрым воинственным "ваграм". Знакомство с историей балтийских славян проливает свет на происхождение Рюрика. Бодричи, обосновавшиеся на южном побережье Балтийского моря (тогда Венедского залива - по общему для всех славян имени венедов), именовали себя "рарогами", "руриками". Этим словом и теперь чехи, поляки, украинцы называют птицу семейства соколиных. На древнем санскрите "рарог" означает храбрый. Храбрый, как сокол! Есть свидетельства, что сокол был древнейшим славянским тотемом, изображался он и на древнерусских княжеских гербах. Бодричи поклонялись Световиту - славянскому божеству неба и солнца; его святилище находилось на острове Руяне (нынешнем Рюгене). В русских сказках этот остров зовется Буяном. Причудливая цепочка потомков Годослава через девять столетий протянется в XVIII век, на исходе которого родится великий поэт Александр Пушкин. А он будто бы знал об истоках своего рода (догадывался ли, предполагал ли, кто знает...) - и совсем иным смыслом наполняются знакомые с детства строки: