Черемисская секта Кугу Сорта

Старое дǏленіе черемисъ на крещеныхъ и язычниковъ. Экономическое состояніе послǏднихъ. Начало грамотности среди черемисъ. Роль учителей изъ семинаристовъ. Критическое отношеніе черемисской молодежи къ родной дǏйствительности. Письмо учителя Жилина о появленiи секты кугу' сорта'. Личность основателя секты. Ǐго реформы въ области вǏрованій и жертвеннаго ритуала. ПроповǏдь воздержанія. Отношеніе черемисъ къ новой вǏрǏ на первыхъ порахъ. Сектанты на Казанской выставкǏ 1890 г. Перечень выставленныхъ ими предметовъ.

Отрывок из произведения:

[1]

Старое дǏленіе черемисъ на крещеныхъ и язычниковъ. Экономическое состояніе послǏднихъ. Начало грамотности среди черемисъ. Роль учителей изъ семинаристовъ. Критическое отношеніе черемисской молодежи къ родной дǏйствительности. Письмо учителя Жилина о появленiи секты кугу' сорта'. Личность основателя секты. Ǐго реформы въ области вǏрованій и жертвеннаго ритуала. ПроповǏдь воздержанія. Отношеніе черемисъ къ новой вǏрǏ на первыхъ порахъ. Сектанты на Казанской выставкǏ 1890 г. Перечень выставленныхъ ими предметовъ.

Популярные книги в жанре История

ГРИГОРЬЕВ НИКОЛАЙ ФЕДОРОВИЧ

Дядя Русаков и мальчики

РАССКАЗ ДЕДУШКИ

Саша мечтает о кнопках

Я теперь уже дедушка. Слушатели мои - внук Алеша и его приятель Саша. Один первоклассник, другой второклассник уже.

Алеша темноволосый. Саша светленький.

За играми - то вместе, то врозь по углам. То дружат, то подерутся.

Но стоит мне начать про войну - сразу между ними мир и согласие. Сядут в обнимку, дыхание затаят, слушают.

В книгу вошло всемирно известное произведение немецкого натуралиста и путешественника профессора Б.Г.Гржимека. Оно написано в соавторстве с сыном Михаэлем и посвящено поездке в национальный парк Танзании.

Владимир Гущ

Морские рассказы

Содержание

Веселый поход

Немой случай

Венок

Писатель поневоле

Гуттаперчивый мальчик

Везунчик

Заслуженный отпуск

Веселый поход

Выходы в море бывают разные - короткие, непродолжительные, длительные, автономные, спокойные, напряженные, аварийные и неожиданные. Предугадать их характер фактически невозможно, бывают такие, что с самого начала и до конца похода экипаж преследует череда мелких неприятностей, и он ждет - не дождется возвращения на базу.

Книга посвящена замечательным памятникам материальной и духовной культуры II-VII вв. н. э., исследуемым в Центральной Абхазии, в районе, где проходит Военно-Сухумская дорога. Читатель узнает о том, как жили, во что одевались, чему поклонялись, с кем воевали и торговали древние цебельдинцы, откуда они пришли и куда исчезли

Книга о реликвиях отечественной культуры, хранящихся в московских архивах. Автор рассказывает о сложной методике научного поиска и значении вновь найденных архивных материалов о А.Н. Радищеве, И.А. Крылове, В.А. Жуковском, А.С. Пушкине, В.Г. Белинском, А.С. Грибоедове, К.Ф. Рылееве, К.Н. Батюшкове, А.И. Одоевском, А.А. Бестужеве-Марлинском, Д.В. Давыдове, И.И. Пущине, И.С. Тургеневе, Н.Г. Чернышевском, Л.Н. Толстом и других. Рассчитана на широкий круг читателей.

С.П. ЛАПИН

Советское избирательное право 1920 — 1930 годов

Санкт-Петербург

1998

Лапин СП. Советское избирательное право 1920 — 1930 годов. С.-Петербург, изд. Фонда Рабочей Академии, 1998, 16 с.

В брошюре предлагается анализ советского избирательного права, построенного по производственному, а не по территориальному принципу и отвечающего исторической и сущностной природе Советов как органов власти, формируемых в трудовых коллективах.

Данная работа представляет первое издание истории человечества на основе научного понимания истории, которое было запрещено в СССР Сталиным. Были запрещены 40 тысяч работ, созданных диалектическим методом. Без этих работ становятся в разряд запрещенных и все работы Маркса, Энгельса, Ленина, весь марксизм-ленинизм, как основа научного понимания истории. В предоставленной читателю работе автор в течение 27 лет старался собрать в единую естественную систему все работы разработанные единственно правильным научным, диалектическим методом.

ГУРАМ МАРХУЛИА ШАБНАМ НУРИЕВА

«Многострадальная Армения»: мифы и реальность

БАКУ - 2011

Главный консультант:

Эльдар Махмудов - Председатель Государственной Комиссии Азербайджанской Республики по делам военнопленных, заложников и пропавших без вести граждан

Главный научный консультант:

Камран Иманов - Председатель Агентства по авторским правам Азербайджанской Республики

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В творчестве, великого ирландского поэта-символиста Уильяма Батлера Иейтса (1865–1939) слились два поэтических течения — кельтского Возрождения и английского романтизма. Последователь Блейка и Шелли, ученик знаменитой теософки Блаватской, Иейтс всю жизнь изучал оккультные науки. Но высшей истиной для него оставалась поэзия. Данное двуязычное издание включает стихи из всех книг Иейтса — от ранней лирики до `Последних стихотворений` — в переводе Григория Кружкова. В Приложение вошла прозаическая книга `Per Amica Silentia Lunae`, в которой Иейтс изложил свое поэтическое и философское credo. Издание сопровождается предисловием и обширными филологическими комментариями.

Уильям Батлер Йейтс — В переводах разных авторов

Первым человеком в Уэлене, переселившимся еще в дореволюционное время в деревянный домик, был Гэмауге. Соседям его это показалось необычным и даже ненужным. Свои странности старик сохранил до наших дней; он по-прежнему пытлив и немногословен, считается человеком себе на уме и осторожным. При этом Гэмауге – талантливый косторез, автор многочисленных удивительных композиций, которые строгие критики не всегда принимают, считая их скорее моделями, нежели художественными произведениями. Долгое время Гэмауге был единственным, кто изготовлял модели парусных судов из моржовой кости. Корабли с наполненными ветром костяными парусами один за другим сходили с его "стапеля". Причем это были не какие-то абстрактные суда, а вполне реальные: "Мод" Амундсена, "Нанук" знаменитого торговца Аляски Свенсона, "Жанетта" Отто Свердрупа – корабли, которые заходили в Уэлен или даже проходили мимо.

Белый туман заполнил ленинградские улицы. Он окутал громады домов, повис на проводах, залил парки и скверы. Фонари на Итальянском мостике над каналом Грибоедова сказочно мерцали в радужных ореолах.

Я прошёл мостик и по улице Ракова направился к Филармонии, возле тяжёлых парадных дверей которой издали угадывалась толпа жаждущих заполучить билет.

Слева от меня в заиндевелых деревьях парка Площади искусств в блестящей изморози стоял бронзовый Пушкин.