Чемпион Вселенной

Во Вселенной кончились Звездные Войны, но зато началась Олимпиада, в которую включили шахматы.

Полуфинал БД-9 + Шалтай-Болтай, № 4, 2009 г, а также на диске "МФ" № 5, 2010 г.

Отрывок из произведения:

Полковник Комолов по прозвищу Дубина прибыл к президенту Объединенной Земли ровно в десять по Гринвичу. Ибо понятия офицер и пунктуальность неразделимы.

— Знаете, почему я вас вызвал? — улыбнулся Краков, вставая из-за стола.

— Никак нет.

Верховный Главнокомандующий сделал загадочное лицо. Природная смуглость и восточный разрез глаз помогли ему в этом.

— Вам известно, какими усилиями мы восстановили мир и доказали, что Земля играет решающую роль во Вселенной?

Другие книги автора Владимир Молотов

Второй экономический кризис закончился… ядерными взрывами. Террористы атаковали Лос-Анджелес, и Россия, как козел отпущения, получила ответный удар: ядерными грибами поражены Москва, Петербург, Нижний Новгород и Ростов-на-Дону. Враги с Востока и Запада хотят окончательно стереть Россию с лица Земли. Но, похоже, этого им не дано. По крайней мере, Костя Муконин, агент Чрезвычайного правительства Уральской Республики, сделает все от него зависящее. Раскрыв заговор в Комитете Безопасности, он отправляется с секретной миссией в Самару, где раскинулась военная база НАТО.

Когда весной 2013 года менеджер среднего звена Дима и его безработный товарищ Коля воспользовались лазейкой в 1983 год, они и не подозревали, какие проблемы их ожидают на обратном пути. Ведь за ними уже начали охоту и доблестная милиция СССР, и люди шамана Илко из пермской тайги 2013 года, и даже бравые агенты ФСБ. Но самое главное в том, что только путешествуя в СССР, Димка понял — будущее не принесло счастья соотечественникам. И тогда менеджер решает изменить судьбу СССР.

И писем не напишет, и вряд ли позвонит… Опубликован в журнале "Уральский следопыт", 5, 2009 г. Победитель конкурса "Веснянки-2011". Будет озвучен в рамках проекта "Темные аллеи".

ДА ЗДРАВСТВУЕТ УНР – УРАЛЬСКАЯ НЕЗАВИСИМАЯ РЕСПУБЛИКА!

Москва в руинах после ядерного удара. Одна шестая часть суши превратилась в стаю карликовых государств, постоянно воющих между собой. Каждый, кто сумел собрать и вооружить кучку отморозков, может считать себя элитой общества. Повсюду царит кровавый хаос, и Уральская Независимая Республика окружена врагами.

Спасти её может только один человек.

Но для этого он должен остаться в живых.

ТЫ ЗАПИСАЛСЯ В ДОБРОВОЛЬЦЫ НАРОДНОЙ ДРУЖИНЫ?!

Рассказ из журнала "Очевидное и невероятное" 2009 02

Тяжело ли быть маленькой букашкой? Сказка для моего сына.

Когда небо почернело и покрылось мерцающими прыщиками, штабные засели в доме Хреныча. Луна наглым оком шпиона заглянула в комнату. При свете керосинки первое слово взял Иван, мужичок с бородой, похожей на обрывок мочалки:

— Ну что, орлы, положение почти каюк! Патронов осталось — кот нагадил. Одну атаку отбить — и то не хватит. А завтра городские отморозки планируют новый штурм. Лазутчик донес. И патронов у них еще дофига.

— А може, мы их коктейлями из керосина утопим? — предложил щетинистый Хреныч, обнажив лошадиные зубы.

Финал конкурса "Аэлита-Nag"

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Юрий ИОФЕ

Мальчишки

БЛИЗОК день: в пустоту пространства,

Тяготение преоборов,

Уплывет межпланетный транспорт

На разведку других миров.

За космическим океаном

Выйдя на берег в первый раз,

Селенитам и марсианам

Кто-то глянет в глубины глаз.

И, убитый не скучным гриппом,

Не осколком земной войны,

Захлебнется предсмертным хрипом

На гранитных полях Луны...

Я слежу из окошка часто,

Аскольд Якубовский

В складке времени

...Ракета возвращалась на Землю. Она была росчерк молнии, моргнувшая в ночи зарница.

Борис оглянулся - ближе всего к нему был тот утренний старик. Он бежал, выбрасывая вперед длинные голые ноги. Борода его, разделившись, легла на плечи и моталась, как два флажка.

Другие старики что-то кричали Борису. Но услышать их он не мог - в висках его гремело. Оглянулся: из толпы вырвался еще один, лысый и бритый. Бойкий! На бегу он даже подскакивал в уровень своего роста.

Александр Юринсон

Сочинения (собрание стихотворных произведений)

БРЯЦАЕТ РАЗГОВОРЧИВАЯ ЛИРА,

МЕЛЬКАЮТ ОСЛЕПИТЕЛЬНЫЕ СНЫ,

НО ОСТАЕТСЯ МИР ДУШИ ДЛЯ МИРА

ТЕМНЕЕ ТЬМЫ И ТИШЕ ТИШИНЫ.

Автобиография

Я не был; после появился, Познал себя, к мирам привык, И, осмотревшись, удивился: Как нем стихами мой язык.

Я не нашел поэта-брата. Моя страна - увы, но так Одной историей богата, А в настоящем - бред и мрак.

Казменко Сергей

ДО ЧЕТЫРНАДЦАТОГО КОЛЕНА

Я помню все.

Так, будто это случилось вчера. До мельчайших подробностей помню тот проклятый день, когда в моей душе умерло все, чем я жил прежде.

Я хотел бы забыть - но я не надеюсь на подобное счастье. И я вспоминаю - вспоминаю против своей воли. Даже сейчас, когда, казалось бы, должен думать совсем о другом, я вспоминаю тот навеки проклятый день.

...Такой подлости мы никак не ожидали.

Михаил КЛИКИН

Песня Сфинкса

рассказ

Любая экзотика рано или поздно приедается. Особенно такая однообразная: меланхоличные верблюды, одинаковолицые арабы, желтый песок, редкие пальмы, раскаленное добела солнце, выгоревшее, линялое небо без единого облачка...

Что нового можно найти в пустыне?

- Что нового можно здесь найти? - устало пробормотал европеец и его тут же услышали, схватили за руку, настойчиво потянули за собой, выволакивая из толчеи восточного базара.

Сергей КРИНИЦЫН

ИЗ ЗАПИСОК КАРАНДАША

ЧАСТЬ 1

...и мне не оставалось ничего другого, как превратиться в карандаш. Меня положили в карман, я почувствовал тепло, мерное движение дыханья. Потом - тишина. Неподвижность. Наверное, ночь, она легла спать, и мне придется до утра висеть одному на стуле. Странно - нет конечностей и всех привычных органов. Тело деревянное, мысли образуются вокруг стержня. Графит мне заменяет все внутренности, кровь, мозг. Как удобно, что нет питания и выделений. Внезапный страх: вдруг меня положат в задний карман, забудут и сядут с размаху на стул - я сломаюсь и умру.Или произойдет расщепление сознанья? Меня будет двое? А если трое? А если меня засунут в задний проход, например, для занятий онанизмом, будет ли мне неприятно? Какая чушь лезет ночью (чуть не сказал - в голову), хотя, кажется, уже утро, поскольку я качаюсь, платье шуршит, и слышится - глухо, как из-под воды - она напевает. Разве не мечтал я когда-то об этом? Я увижу каждую букву, почувствую дрожь ее пальцев, где она задумается, над каким словом помедлит, тончайшие движения души - все! все станет мне известно! Правда, я немного боялся - ведь я, кажется, новенький - вдруг нечем будет меня заточить, и ее пальцы обнимут другое деревянное тело? Но я, ревнивый и неотесанный, боялся еще одного - а вдруг это больно? Неотесанный - не значит тупой; чтобы затупиться, нужно исписать не один лист... Мысль о бумаге привела меня в легкое замешательство. Гладкая или шершавая - что лучше? Первая приятнее, на второй лучше видно. По гладкой может выйти бесплодное скольжение - она нажмет сильнее, сломает... Но - весь я не умру, и большая часть начнет сначала. Если бумага мне не понравится, я ее проткну. Я прорву ее острием, и мне подадут другую. Все оказалось не так. Я уже привык смутно ощущать звук и свет. Но вот меня извлекли наружу, и что-то блеснуло сверху - ее улыбка? - увы! лезвие бритвы. Она точила карандаши бритвой. Когда лезвие вошло в тело, я чуть не раскололся от боли! Я был нем, беспомощен, меня резали, как хотели... - резала она; когда сталь полоснула по грифелю - оглушающий поток шума, слепящий режущий свет накинулись на меня и прошили насквозь. Словно сняли скальп,и выступила кровь, и этой кровью она писала, надавливая. Ни бумаги, ни слов. Вот все, что я помню о том дне...

БЕРЬЕ КРУНА

ВЕЧЕР В ТИВОЛИ

Пер. А. Афиногеновой

Уже наступили сумерки, когда я наконец запер дверь конторы и сбежал по лестнице. Посмотрел на часы: девятый час. Если я хочу успеть встретить Ину в полдевятого, как обещал, придется брать машину.

Тут как раз подъехало свободное такси, я вскочил в него и назвал шоферу адрес. Ина обладает многими достоинствами, но в терпеливости ее обвинить нельзя. Я по опыту знал, что опоздание на несколько минут могло испортить весь вечер. Я начинаю уже узнавать Ину поближе, но мы ведь... гм, что? Женаты? Помолвлены? Да нет, у шведов есть выражение: "быть женатым по-стокгольмски" - пожалуй, нам это подходит больше всего. Хотя мы давно живем вместе, нам и в голову не приходит легализовать (опять типично шведское, эдакое квадратное слово) наши отношения. Будущее, несмотря ни на что, настолько неопределенно, что было бы полной безответственностью рожать сейчас детей. Мыс Иной решили подождать, пока полностью не будем уверены, что нашим детям обеспечена спокойная жизнь.

Леонид Кудрявцев

За столетие до Армагеддона

(Алексей Джерджау "Канонада армагеддона".

Издательство "Новая космогония")

За последние три - четыре года Алексей Джерджау приобрел известность как автор остросюжетной литературы, литературы действия. Однако, роман "Канонада Армагедонна", роман, при наличии достаточно острого сюжета, как мне показалось, более посвящен приключениям духа, а не тела. По большому счету, перед нами "производственный роман" на инопланетном материале, что само по себе не характерно для современной российской НФ.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Моя версия разгадки Тунгусского метеорита.

Опубликован в журнале "Знание-сила Фантастика", 2, 2010 г.

Рассказ из 2008 г. о том, как каменщиков заменили роботы… Стоп, нет, рассказ не об этом…

Опубликован в журнале "Очевидное и Невероятное", 11, 2010 г.

Гениями не рождаются, гениями становятся. Мой любимый рассказик, но по мнению других посредственный. Пролетел на БД-10, как фанера над Москвой.

Нереальная любовь.

Опубликован в журнале "Техника молодежи", 7, 2008 г.