Chemotaxis

Оригинальная идея Игоря Миркурбанова.

Фарс в двух действиях для пяти сперматозоидов и одной феминистки.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Амбал, сперматозоид.

Умник, сперматозоид.

Хитрец, сперматозоид.

Дебил, сперматозоид.

Верняк, сперматозоид.

Рачо-нивчо, феминистка.

Действие первое

На фоне пустой сцены — очень громкие звуки полового акта. Звуки нарастают, приближаясь к кульминации. Оргазм. На сцену кубарем влетают два сперматозоида — Амбал и Умник. Амбал — здоровенный, накачанный детина с обритой головой, в кроссовках, камуфляжных штанах и татуировках. Умник — хиловатый, лохматый интеллигент в круглых очках. В отличие от Амбала, который спортивно впрыгивает, спортивно катится по сцене и спортивно вскакивает на ноги, Умник влетает враскоряку, ушибается и встает далеко не сразу, сидя на полу и потирая ушибленные места.

Другие книги автора Алекс Тарн

Сионские мудрецы — кто они? Реальность, ставшая легендой, или легенда, обернувшаяся реальностью? И чем, в сущности, отличается реальность от легенды, от дешевого детектива, от бульварного романа, от бутафорской трагедии, от жвачки газетного репортажа? Кто мы? Где мы? Зачем мы?

Эти и другие вопросы автор задает себе и читателям в этом увлекательном романе-матрешке, действие которого происходит в наши дни в Израиле, раздираемом муками войны за выживание.

«Эта книга — о Книге. О том, как евреи придумали Христа для того, чтобы спасти свою Книгу. О ничтожном кум-ранском горшечнике, который всего-навсего хотел быть сыном человеческим, но от него требовали играть роль Спасителя… О неразрывных связях, протянутых из глубины веков в наши живые души.

Эта книга — о Книге. Она долго искала своего издателя — слишком многих отпугивала острота затронутой темы».

Алекс Тарн

От автора:

Во избежание возможных недоразумений автор подчеркивает, что все без исключения образы и персонажи данного фантасмагорического триллера являются вымышленными и не имеют никакой связи ни с какими реальными людьми, на каковую связь может, в силу независящих от автора причин, указать извращенное воображение того или иного злонамеренного читателя.

Вторая книга «Берлиады» — трилогии Шломо Бельского. Издана под названием «Бог не играет в кости» изд-вом «Олимп»-АСТ, 2006. Второе, исправленное издание, под названием «Пепел»: изд. «Иврус», 2008.

«Пепел» — вторая книга о Берле. Под названием «Бог не играет в кости» этот роман был включен 2007 году в финальную шестерку престижной литературной премии «Русский Букер». Это книга о Катастрофе, о том неизгладимом отпечатке, который трагедия еврейского народа накладывает на всех нас, ныне живущих, об исторических параллелях и современной ответственности.

Суперагент Берл получает новое задание: он должен установить, откуда поступают средства на закупку оружия и взрывчатки для арабских террористов. Берл, как всегда, решает поставленную перед ним задачу — страшная правда заключается в том, что золотые слитки, являющиеся для террористов «разменной монетой», были отлиты еще в годы Второй мировой войны узниками концлагеря… Берл не одинок, зачастую вместе с ним действуют специалисты из других стран, блестяще владеющие своей профессией. Они представляют Россию и Белоруссию, Германию и Францию, США и Канаду… Они действуют на самом высоком уровне.

За стеной свистнул ветер, пометался по улице, слепо тычась в заборы и запертые ворота, ухнул в каминной трубе, шлепнул мокрой ладонью по толстому оконному стеклу и унесся вниз, к Рейну. Мастер Герхард поежился и встал подбросить дров. Как ни топи, а все равно холодно: вон, окна какие большие… Ну а кого винить-то? Винить, кроме себя, некого — сам захотел, чтоб светлее и чтоб Дом видно было. Он покосился в заоконную темноту, туда, где угадывалась мрачная громада собора.

Новый роман израильского пишущего на русском языке писателя, автора бестселлера «Протоколы сионских мудрецов». Сегодняшний Израиль, новые репатрианты, любовь и трагедия, терроризм и борьба народа и государства за выживание, сохранение собственного достоинства и вера в будущее.

Когда дом горит, когда трещат балки и рушатся перекрытия, когда боль за дорогих сердцу кажется хуже смерти — то не лучше ли спрятаться в бездомности? Не лучше ли уйти, спрыгнуть с подножки, забыть, сократиться до крохотного кусочка бытия, лишь бы не жгло так, лишь бы не болело…

Лучше, конечно, лучше.

Да только вот — нет спасения и в бездомности; даже там догонит беда, прыгнет на плечи сумасшедшим оборотнем, вцепится в загривок кривыми когтями, рванет яремную вену ядовитым клыком…

Бездомный человек подбирает в яффском порту бездомного пса, и они вместе выходят навстречу неизбежности.

Пьеса в двух действиях для одного актера

Действие первоеМусорщик

На сцене — садовая скамейка. Рядом с ней — большой желтый мешок для мусора, набитый под завязку. Выходит Мусорщик, волоча в обеих руках по мешку. Он подтаскивает их к скамейке, снимает со спины рюкзак, садится, достает из кармана скомканный платок и начинает вытирать со лба пот.

Уф-ф-ф… Много сегодня… Хотя, конечно, не так, как перед Песахом. Перед Песахом, бывает, по пять-шесть ходок в день делаю. Совсем из сил выбиваюсь. А сейчас вот за один раз управился. И то сказать — зима. Кто ж зимой много вещей выкидывает? Зимой-то теплее с вещами, даже с ненужными. Старые вещи — они теплые. Взять хоть…

Первая книга «Берлиады» — трилогии Шломо Бельского. Издана под названием «Они всегда возвращаются» изд-вом «Олимп»-АСТ, 2006. Второе, исправленное издание, под названием «Боснийская спираль»: изд. «Иврус», 2008.

Под маской остросюжетного триллера прячутся мелодрама и философская притча, пародия и политический детектив. Эта книга — о любви, о ее всепобеждающей силе, о ненависти, о трагедии противостоянии Злу, о незримых связях, соединяющих прошлое и настоящее.

Он — Берл — израильский суперпрофессионал. Сейчас он работает на международную антитеррористическую организацию. Его задача самая благородная: он обязан предотвратить спланированное террористами убийство очень важного и достойного человека. Для этого Берл отправляется в Боснию, где судьба сталкивает его с девушкой, одержимой единственным желанием — отомстить за погибших родственников. А потом появляется русский парень, спецназовец, и теперь их трое, связанных одной целью. В повествование о наших днях жестко врывается история. И сейчас, и прежде по жизненной дороге рядом идут любовь и смерть, верность и предательство, самоотверженность и трусость…

Популярные книги в жанре Драматургия: прочее

Запрещена цензурой для постановки в октябре 1906 г. На сцене впервые показана труппой актера В. Р. Гардина в постановке В. С. Мейерхольда летом 1907 г. (териокский театр в Финляндии). Ставилась в театрах Вены и Берлина. После революции, в 1918–1922 гг, ставилась повсеместно (Екатеринбург, Самара, Москва, Новороссийск, Казань, Одесса и др.)

Среди многочисленных драматических радиопередач середины 30-х годов привлекает внимание небольшая пьеса «Серебряный доллар», которую написал молодой драматург Вик Найт. Название пьесы не случайно. Доллар этот как призрачный символ богатства и преуспеяния, калечащий души и судьбы людей, присутствует в каждой сцене пьесы. А таких маленьких сценок много – двадцать две, и в них действуют около тридцати персонажей, у которых из рук в руки переходит злополучная монета. И каждый тип в этом калейдо¬скопе непохож на других, хотя и характеризуется лишь несколь¬кими фразами. Более того, все типы жизненно правдоподобны, и как раз это качество определило успех пьесы – ведь в эфире она звучала всего четырнадцать минут.

В однотомник выдающегося азербайджанского писателя вошли его комедии.

Антифашистская тематика занимала значительное место в творчестве Арчибальда Маклиша. Однако ни одно из его антифашистских выступлений не получило такого резонанса в стране, как передача радиопьесы «Падение города».

Музыкальное вступление. Затем на расстоянии – звук идущего паровоза, шипение пара.

Первый сцепщик. Ну, теперь расписание надолго к черту пошло.

Второй сцепщик. Нечего было этот старый драндулет прицеплять.

Первый сцепщик. Хорошо еще, что он другие вагоны за собой с рельсов не стянул.

Второй сцепщик. Уж скорей бы шериф приехал и убрал трупы.

Первый сцепщик. Наверно, это он едет.

Приближается и останавливается автомобиль. Звук открываемой и закрываемой дверцы.

Сцены из московской жизни, в трех действиях

Приемная дворянского банка. Князь Мещерский, окруженный толпою столбовых дворян, имеющих под мышкой свои столбы с целью заложить оные.

Мещерский

(ко всем)

          Ликуй, российское дворянство!

     Вступи опять во все права гражданства

И с благодарностью читай лишь «Гражданин».

          Прошел период оскуденья.

     Прошу у вас внимания и бденья!

Вы знаете меня: я чистый дворянин.

     Хотя не чист от кой-каких пороков

Широкий княжеский двор. Толпится всякая челядь княжеская — князя ждут. Князь выходит на крыльцо, с ним княгиня. Все им низко кланяются, а они величаются. Из толпы проталкивается Ванька. Кланяется князю в ноги и говорит.

Ванька. Здравствуй, князь с молодой княгинею, на многая лета!

Князь. Откуль тебя, молодец, к нам занесло?

Ванька. Жил-был я у батюшки единый сын; во дрокушке был у матушки, и во любви был у батюшки. Охвоч-то я был, молодец, гулять-загуливать, долгие вечеры прохаживать, темные ноченьки проезживать. Стрелял гусей, лебедей, стрелял сероплавных утушек. Да женил меня батюшка неволею, неохотою, приданого много, человек худой.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

БЕНГТ ХЕГГЛУНД - ИСТОРИЯ ТЕОЛОГИИ

ПРЕДИСЛОВИЕ КО ВТОРОМУ ИЗДАНИЮ К ТРЕТЬЕМУ ИЗДАНИЮ К ЧЕТВЕРТОМУ ИЗДАНИЮ К ПЯТОМУ ИЗДАНИЮ ЭПОХА ОТЦОВ ЦЕРКВИ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ОТНОШЕНИЕ К ПИСАНИЮ УЧЕНИЕ О БОГЕ И ХРИСТОЛОГИЯ ПОНЯТИЕ О ЦЕРКВИ ЭСХАТОЛОГИЯ 2. АПОЛОГЕТЫ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ХРИСТИАНСТВО И ФИЛОСОФИЯ ХРИСТОЛОГИЯ ЛОГОСА 3. ИУДЕЙСКОЕ ХРИСТИАНСТВО и гностицизм 4. ОТЦЫ-АНТИГНОСТИКИ 5. АЛЕКСАНДРИЙСКАЯ ТЕОЛОГИЯ АЛЕКСАНДРИЙСКИЙ ПЛАТОНИЗМ 6. МОНАРХИАНСТВО. ПРОБЛЕМА ТРОИЦЫ ДИНАМИЗМ МОДАЛИЗМ ТОЧКА ЗРЕНИЯ ЦЕРКВИ 7. АРИАНСТВО. НИКЕЙСКИЙ СОБОР 8. АФАНАСИЙ. ФОРМИРОВАНИЕ УЧЕНИЯ О ТРОИЦЕ ТРИ КАППАДОКИЙЦА УЧЕНИЕ АВГУСТИНА О ТРОИЦЕ. АФАНАСЬЕВСКИЙ СИМВОЛ ВЕРЫ 9. ХРИСТОЛОГИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА АПОЛЛИНАРИЙ НЕСТОРИЙ И КИРИЛЛ ХАЛКИДОНСКИЙ СОБОР СЕВЕР. МОНОФИЗИТСТВО ЛЕОНТИЙ ВИЗАНТИЙСКИЙ. СПОР С МОНОФЕЛИТАМИ ИОАНН ДАМАСКИН 10. РАЗВИТИЕ УЧЕНИЯ О ЦЕРКВИ 11. АВГУСТИН РАЗВИТИЕ ЛИЧНОСТИ АВГУСТИНА ОСНОВНЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ АВГУСТИНА О ХРИСТИАНСТВЕ УЧЕНИЕ АВГУСТИНА О ЦЕРКВИ УЧЕНИЕ АВГУСТИНА О ГРЕХЕ И БЛАГОДАТИ СРЕДНИЕ ВЕКА От АВГУСТИНА ДО ЛЮТЕРА 13. ПЕРЕХОД ОТ АНТИЧНОСТИ К СРЕДНЕВЕКОВЬЮ. ГРИГОРИЙ ВЕЛИКИЙ 15. УЧЕНИЕ О ПРИЧАСТИИ В ЭПОХУ РАННЕГО СРЕДНЕВЕКОВЬЯ 16. УЧЕНИЕ О ПОКАЯНИИ В ЭПОХУ РАННЕГО СРЕДНЕВЕКОВЬЯ 17. РАННЯЯ СХОЛАСТИКА ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА УЧЕНИЕ О ПРИЧАСТИИ СПОР МЕЖДУ НОМИНАЛИЗМОМ И РЕАЛИЗМОМ РАЗВИТИЕ БОГОСЛОВСКОГО МЕТОДА ВЕРА И РАЗУМ УЧЕНИЕ АНСЕЛЬМА О ПРИМИРЕНИИ ВОПРОС О БЛАГОДАТИ И ПРИРОДЕ ЧЕЛОВЕКА 18. ВЫСОКАЯ СХОЛАСТИКА ОБЩИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ АВГУСТИНИАНСТВО и АРИСТОТЕЛИЗМ РАННЯЯ ФРАНЦИСКАНСКАЯ ШКОЛА ДОМИНИКАНСКАЯ ШКОЛА УЧЕНИЕ ФОМЫ АКВИНСКОГО О ПОЗНАНИИ БОГА ТЕОЛОГИЯ И НАУКА В УЧЕНИИ ФОМЫ АКВИНСКОГО ДУНС СКОТ И ЕГО ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О ВЕРЕ И ЗНАНИИ Дуне Скот и ФОМА АКВИНСКИЙ УЧЕНИЕ О БЛАГОДАТИ В ПЕРИОД ВЫСОКОЙ СХОЛАСТИКИ УЧЕНИЕ О ТАИНСТВАХ В ПЕРИОД ВЫСОКОЙ СХОЛАСТИКИ 19. ПОЗДНЯЯ СХОЛАСТИКА ОККАМИЗМ ОППОЗИЦИЯ ПЕРИОДА ПОЗДНЕГО СРЕДНЕВЕКОВЬЯ 20. СРЕДНЕВЕКОВАЯ МИСТИКА НОВОЕ ВРЕМЯ БОГОСЛОВИЕ ЛЮТЕРА ПО ОТНОШЕНИЮ К ОККАМИЗМУ И К МИСТИКЕ ПОЗДНЕГО СРЕДНЕВЕКОВЬЯ ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ БОГОСЛОВИЯ ЛЮТЕРА 22. МЕЛАНХТОН 23. ЦВИНГЛИ 24. КАЛЬВИН 25. РЕФОРМАТСКАЯ ТЕОЛОГИЯ ДО СИНОДА В ДОРДРЕХТЕ 26. ТЕОЛОГИЯ РЕФОРМАЦИИ В ЛЮТЕРАНСКИХ РЕГИОНАХ до ИОГАНН БРЕНЦ БИБЛЕЙСКАЯ ТЕОЛОГИЯ УЧЕНИКИ МЕЛАНХТОНА БОГОСЛОВСКИЕ ПРОТИВОРЕЧИЯ 27. ФОРМУЛА СОГЛАСИЯ 28. КОНТРРЕФОРМАЦИЯ. КАТОЛИЧЕСКОЕ БОГОСЛОВИЕ 29. ТЕОЛОГИЯ РЕФОРМАЦИИ И ПОСТРЕФОРМАЦИОННОГО ПЕРИОДА В АНГЛИИ 30. ЛЮТЕРАНСКАЯ ОРТОДОКСИЯ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕДСТАВИТЕЛИ ЛЮТЕРАНСКОЙ ОРТОДОКСИИ; СТАДИИ ЕЕ РАЗВИТИЯ ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ БОГОСЛОВИЯ ЛЮТЕРАНСКОЙ ОРТОДОКСИИ БОРЬБА С СОЦИНИАНСТВОМ 31. ПИЕТИЗМ МЕСТО ПИЕТИЗМА В ИСТОРИИ ТЕОЛОГИИ БОГОСЛОВИЕ ШПЕНЕРА ОТЛИЧИТЕЛЬНЫЕ ЧЕРТЫ ПИЕТИЗМА ПИЕТИЗМ ГАЛЛЕ РАДИКАЛЬНЫЙ ПИЕТИЗМ ВЮРТЕМБЕРГСКИЙ ПИЕТИЗМ СПОР О ПИЕТИЗМЕ 32. ЭПОХА ПРОСВЕЩЕНИЯ ОБЩИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ АНГЛИЙСКОЕ БОГОСЛОВИЕ ЭПОХИ ПРОСВЕЩЕНИЯ ТЕОЛОГИЯ ПЕРЕХОДНОГО ПЕРИОДА БОГОСЛОВСКОЕ ВОЛЬФИАНСТВО НЕОЛОГИЯ РАЦИОНАЛИЗМ И СУПРАНАТУРАЛИЗМ 33. НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ В XIX ВЕКЕ ГЕГЕЛЬ И СПЕКУЛЯТИВНАЯ ТЕОЛОГИЯ ТЕОЛОГИЯ РЕСТАВРАЦИИ ТЕОЛОГИЯ ПОСРЕДНИЧЕСТВА. ХРИСТОЛОГИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА. ЭРЛАНГЕНСКАЯ ШКОЛА КЬЕРКЕГОР РИЧЛЬ И ЕГО УЧЕНИКИ АНГЛИЙСКАЯ ТЕОЛОГИЯ В XIX ВЕКЕ КАТОЛИЧЕСКАЯ ТЕОЛОГИЯ В XIX ВЕКЕ ДВИЖЕНИЯ ДУХОВНОГО ПРОБУЖДЕНИЯ В XIX ВЕКЕ 34. ТЕОЛОГИЯ НАЧАЛА XX ВЕКА. РЕЛИГИОЗНО-ИСТОРИЧЕСКАЯ ШКОЛА ДИАЛЕКТИЧЕСКАЯ ТЕОЛОГИЯ РУДОЛЬФ БУЛЬТМАН. СПОР О КЕРИГМЕ И ИСТОРИИ ВТОРОЙ ВАТИКАНСКИЙ СОБОР 35. ПРАВОСЛАВНОЕ БОГОСЛОВИЕ

Светлым прохладным декабрьским утром 200.. года, у дома номер сорок девять по улице Афарсемон, после продолжительного сильного ночного дождя, содравшего с Ерушалаима многомесячную коросту засухи, а затем и промывшего ему закупоренные, уставшие от жары глаза, ноздри, поры, так что бедняге стало наконец чем дышать, и он вздохнул, разом переполнив воздух чертовой смесью редких дразнящих запахов, отчего жителю, вышедшему наружу, неизбежно должно было показаться, что он, наоборот, вошел внутрь — в лавку пряностей на рынке Маханэ-Еуда, где как в никаком другом месте понимаешь некорректность вечной Адамовой задачи дать названия, обозначить словами все то поразительное многообразие оттенков, в котором мы имеем честь существовать, грубо и глупо ворочаясь между ничего не передающими “горько”, “сладко”, “солоно” и “кисло”… неужели всего четыре слова?.. всего четыре слова на такую прорву вкусов?.. возможно ли?.. нет-нет, надо немедленно остановиться, остановиться… остановился ярко-синий фургон с желтой надписью “Перевозки Коэна”, представляющей собою откровенную ложь, ибо фургон перевозил вовсе не Коэна, а вещи: разнокалиберную мебель, неподъемные, надутые от сознания собственной значимости холодильники, неуклюжие рояли, исполненные звенящего ужаса перед увечьями при подъеме или спуске по лестнице и многочисленные картонные коробки, чей загадочный вид непоправимо портили выведенные торопливым фломастером уныло-прозаические подсказки: “кухня”, “ванна”, “игрушки”, “инструменты”, “туалет”… среди которых вдруг, как клоун из подсобки детсада, выскакивало неожиданно многообещающее “мамин хлам № 1”.

"…как вдруг внимание боцмана привлек какой-то грубый предмет, плотно застрявший в одной из складок утробы акулы.- Бутылка! – воскликнул он.- Ну-ка, вытащите её, да осторожнее, – приказал лорд Гленарван.- Вот, сэр, – ответил помощник капитана.- Отлично! – сказал Гленарван. – Прикажите тщательно её обмыть и принести в рубку.Вскоре бутылка, найденная при столь странных обстоятельствах, очутилась на столе в кают-компании" – а что было дальше? Больше сотни вариантов.

Книга Ричарда Колье повествует о жизни одной из мрачных фигур в истории — итальянского фюрера, установившего фашистскую диктатуру в стране. Бенито Муссолини — верный соратник Гитлера — был отвергнут своим народом. Попытка Гитлера спасти Муссолини при помощи своего сподвижника Скорцени в конечном итоге закончилась неудачей. Бенито Муссолини был повешен вверх ногами на площади Лорето у себя на родине.