Человек из пробирки

Олег Максимович ЛУКЬЯНОВ

Человек из пробирки

В новую книгу научно-художественной фантастики саратовского прозаика Олега Лукьянова вошла повесть "Человек из пробирки", которая нацелена против довольно распространенной идеи о том. что искусственно созданное человеком существо (робот, гомункулус) может быть равным своему создателю или даже превосходить его; с помощью художественных средств автор раскрывает уникальность духовного мира человека, воспроизвести который, по его убеждению, не под силу никаким искусственным методам, никаким сверхсовершенным научным лабораториям. Вторая повесть - "Принцип неопределенности" - уже выходила ранее. В 1982 году она была инсценирована для телевидения и показана в популярной передаче "Этот фантастический мир" (ведущий - летчик космонавт СССР, доктор технических наук Г. М. Гречко).

Другие книги автора Олег Максимович Лукьянов

ОЛЕГ ЛУКЬЯНОВ

Пробуждение

Байдарка тихо скользила по черному зеркалу плеса. Тонкие усы волн тянулись от носа к корме, весла падали и взлетали, оставляя в воде маленькие воронки.

Солнце не торопилось садиться.

Весь день оно двигалось по невидимой дуге к горизонту, а к вечеру его бег замедлился. Оно повисло над тайгой, неяркое, доброе солнце, и теперь медленно скользило вдоль черты леса, оплавляя верхушки сосен.

Выйдя из-за поворота, они почти одновременно перестали грести и опустили весла.

В книгу вошли ранее издававшиеся повести и рассказы автора. Соединенные в одном томе, они дадут более полное представление о творчестве фантаста. Предлагаемые произведения отличает динамизм сюжета и глубокий подтекст. Герои Лукьянова попадают в самые невероятные ситуации на земле и на других планетах. От их поступков порой зависит и настоящее, и будущее всего человечества, что придает повестям и рассказам особую остроту

Норд Гордий Виртус попадает в будущее своей планеты Астра и видит там общество, против которого сразу начинает активно бороться…

Олег Максимович ЛУКЬЯНОВ

Принцип неопределенности

В новую книгу научно-художественной фантастики саратовского прозаика Олега Лукьянова вошла повесть "Человек из пробирки", которая нацелена против довольно распространенной идеи о том. что искусственно созданное человеком существо (робот, гомункулус) может быть равным своему создателю или даже превосходить его; с помощью художественных средств автор раскрывает уникальность духовного мира человека, воспроизвести который, по его убеждению, не под силу никаким искусственным методам, никаким сверхсовершенным научным лабораториям. Вторая повесть - "Принцип неопределенности" - уже выходила ранее. В 1982 году она была инсценирована для телевидения и показана в популярной передаче "Этот фантастический мир" (ведущий - летчик космонавт СССР, доктор технических наук Г. М. Гречко).

В новую книгу научно-художественной фантастики саратовского прозаика Олега Лукьянова вошла повесть «Человек из пробирки», которая нацелена против довольно распространенной идеи о том, что искусственно созданное человеком существо (робот, гомункулус) может быть равным своему создателю или даже превосходить его; с помощью художественных средств автор раскрывает уникальность духовного мира человека, воспроизвести который, по его убеждению, не под силу никаким искусственным методам, никаким сверхсовершенным научным лабораториям.

Вторая повесть — «Принцип неопределенности» — уже выходила ранее. В 1982 году она была инсценирована для телевидения и показана в популярной передаче «Этот фантастический мир» (ведущий — летчик космонавт СССР, доктор технических наук Г. М. Гречко).

Проблемам социальной эволюции человека посвящено третье произведение сборника — фантастическая притча «Шубка из созвездия Арфы».

Рисунки Е. Стерлиговой

Большой космический корабль, несший отряд колонистов к планете Эльдорадо, потерпел аварию в районе красного солнца, не пройдя и половины пути. Потерявшая управление гигантская капсула попала в поле притяжения солнца, словно муха в паучью сеть, и теперь беспомощно двигалась по неведомой орбите.

Капитан Сплот принял решение посадить корабль на одну из планет системы. Две томительные недели подавленные страхом люди ждали возвращения ракет-разведчиков. Так ждут неведомых спасителей замерзающие в снежной пустыне, умом сознавая, что на сотни вёрст вокруг нет и не может быть человеческого жилья… Но случилось чудо, и в ледяной мгле сверкнул живой огонек. Пришло сообщение, что третья от солнца планета пригодна для жизни.

Олег Максимович ЛУКЬЯНОВ

Шубка из созвездия Арфы

В новую книгу научно-художественной фантастики саратовского прозаика Олега Лукьянова вошла повесть "Человек из пробирки", которая нацелена против довольно распространенной идеи о том. что искусственно созданное человеком существо (робот, гомункулус) может быть равным своему создателю или даже превосходить его; с помощью художественных средств автор раскрывает уникальность духовного мира человека, воспроизвести который, по его убеждению, не под силу никаким искусственным методам, никаким сверхсовершенным научным лабораториям. Вторая повесть - "Принцип неопределенности" - уже выходила ранее. В 1982 году она была инсценирована для телевидения и показана в популярной передаче "Этот фантастический мир" (ведущий - летчик космонавт СССР, доктор технических наук Г. М. Гречко).

Когда-то он был чемпионом, прославленным спортсменом. А потом – летящая громада автобуса, вытолкнутый из-под колес перепуганный мальчуган – и медленное угасание парализованного, прикованного к больничной койке тела… Надежд на выздоровление нет. Но, может быть, есть в запасе она, та самая, последняя попытка?

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Полагаю, дело самих читателей, а также критиков-рецензентов оценивать новую книгу — в меру собственных основательности и вкуса разбирать ее особенности, отмечать достоинства, вскрывать явные и неявные просчеты, словом — дифференцировать, чтобы потом вывести интеграл…

Полагаю также, в данном случае нет особой нужды и в том, чтобы дотошно перечислять достижения, приводить полностью «послужной список» автора книги, которую вы держите в руках. Те, кого по-настоящему интересует фантастика, и без моей подсказки вспомнят другие его книги. Многочисленные публикации в коллективных сборниках, альманахах и журналах, а возможно, даже и то, что писатель Андрей Балабуха охотно выступает и в роли критика: в соавторстве — и без оного — им написаны десятки статей, обзоров, предисловий и послесловий к книгам других писателей-фантастов.

Главный герой антивоенного романа «Самосожжение», московский социолог Тихомиров, оказавшись в заграничной командировке, проводит своеобразное исследование духовного состояния западного общества.

Семьдесят два жетона на семь дней.

Много это или мало? Смотря как считать. Много, если тратить их только на необходимое питание. И мало, бесконечно мало, если ты впервые очутился на воле и тебя со всех сторон окружают жгучие соблазны большого города.

После долгих лет сурового режима Базы, запрограммированных и незапрограммированных опасностей, после непрерывных учебных тревог почти неправдоподобное блаженство шумных улиц, бодрящий гам переполненных увеселительных заведений, и в любое из них, имея жетоны, можно войти; взобраться, скажем, на вертушку и поглощать – нет, не виски, к которому Кросби был равнодушен, а дьявольски интересную информацию.

Незамеченной инвалидная коляска остаться не могла. Подгоняемая размеренными движениями рук в кожаных перчатках, она со скрипом катилась через холл. Конечно, входить в здание министерства разрешено всем, однако слишком уж выделялся сидевший в ней бедный калека в толпе лощеных, гладко выбритых, хорошо одетых чиновников.

Увидев инвалида, Рольняк пробормотал некое слово, а стоявший рядом с ним Рогочки плотнее сжал губы. Потом тихий звонок оповестил о прибытии лифта, и они поспешно вошли в кабину.

Хино разглядывал лежащую перед ним фотографию, и чем больше он её разглядывал, тем большее недоумение отражалось на его лице.

— Ну, что я могу сказать?… Обычная фотография, плоское изображение. Самая заурядная из всех, какие мне приходилось видеть… И этот кусочек картона имеет какое-то отношение к предстоящему изысканию?

— Самое прямое! Ведь это единственное, чем мы располагаем для начала расследования, иными словами, единственная улика, — сказал начальник изыскательного отдела, и его глаза, и без того узкие, сузились ещё больше.

– Спасибо, доктор, – в который уже раз пробубнил мужчина, крепко сжав своей пятерней руку Дейнина. – Вы даже не представляете, как мы вам благодарны!.. Правда, Маша?

Женщина, уделявшая все внимание своей ноше в виде продолговатого свертка из одеяльца, перехваченного синей лентой, обратила к мужчинам залитое слезами лицо и с энтузиазмом закивала. Ей явно не хватало слов, чтобы выразить обуревавшие ее эмоции.

Дейнин осторожно высвободил затекшую кисть из стальной хватки собеседника и, опустив руку в карман халата, где у него всегда лежал пропитанный дезинфекционной жидкостью тампон, сказал:

Инспектор Клаус Бом еще раз внимательно все осмотрел: стена, местами шероховатая, выглядела прочной. Он нерешительно вытер ладонь о плащ, хотя нужды в том не было. Рука была чиста. «С этой стороны точно никто сюда не мог проникнуть», подумал инспектор в десятый раз.

— Ну и что вы об этом думаете, — спросил он практиканта, вертевшегося за его спиной.

Практикант собирал микроследы. Вопрос прозвучал в небольшой комнате большого дома прямоугольной архитектуры, расположенного на окраине крупного города (не менее полумиллиона жителей). Владелец дома занимал теперь меньше места, чем обычно занимает средний, живой горожанин.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Hekto Lukas

Анюта

Она села за его столик. Даже не села - опyстилась на стyл, как бабочка.

- У вас не занято?

- Вполне свободно.

- Что бы вы посоветовали мне выпить?

- Апельсиновый сок.

- Hет, пpавда. От меня только что мyж yшел.

- От вас??? В миp иной, веpоятно.

- Hет, к дpyгой женщине. Hy. Что мне заказать?

- Я сам.

- Сам?

- Да, сам.

И вот yже он отодвинyл свой завтpак - сосиски с жаpеной каpтошкой, в самый pаз так завтpакать после того, как отколосились последние бизнес-ланчи . Каждый завтpакает, когда он хочет.

Лукас Некто

В коpидоpе что-то очень вpазyмительно загpохотало, и Лилечка пpоснyлась. С yдивлением констатиpовала, что спит в маминой комнате. В yглy, на pаскладyшке, тоже кто-то спал. Рассyждать было некогда и неохота. Загpохотало снова.

Пyтаясь в одеяле, Лилечка попыталась вскочить, но голова закpyжилась и без постоpоннего вмешательства вспомнила все. "Голова ты моя голова" говаpивала, бывало, Лилечка.

Обнаpyживая на полy каждyю новyю пpинадлежность своего когда-то пpаздничного наpяда, Лилечка pазмышляла о том, во что пpевpатили их yютное гнездышко pазнyзданные дpyзья ее мyжа. Из коpидоpа послышался стон.

Hekto Lukas

/*Читаю*/

По пyти (бегом! опаздываем!) на Финляндский вокзал пpодyкты, сигаpеты, быт-быт-быт, ах, что там еще, кто отстал, книжки покyпаем? У кого есть вpемя выбиpать книжки, тот побежит вслед за поездом.

-Дайте хоть что-нибyдь кyплю почитать, самое новое, вот, сдача, спасибо, вы добpый.

Пока все вгpyжаются в вагон, хохот-пеpеговоpы, пpефеpанс-нет-лyчше-в-дypачка, а я бyдy спать, а я забыл позавтpакать, а я - поyжинать, а я вообще никогда не yжинаю, а я - на диете, а кто сел на мою гитаpy, а... а Знайка наш yже читает!

Лукас Некто

Читатель падок на упадок

эссе

Пpичиной литеpатуpно-художественного кpизиса в нашей стpане стало то самое всеобщее сpеднее обpазование, котоpым pаньше пpинято было бpавиpовать. Быдло научилось читать и не по складам. В сущности, ему это совеpшенно необязательно было - уметь читать не по складам. Hо оно научилось, хочется нам того или нет. И тепеpь тpебует посильного чтива. Естественно, не абы-какого заумного, а удовлетвоpяющего его, быдляческие, потpебности. В ход идут пpостенькие детективы, любовные pоманчики, боевики, в котоpых большой, сильный, хоpоший геpой мочит маленьких, слабых, плохих геpоев. Результат этого засилья каpтонных пеpсонажей - обилие пpостых, несложносочиненных книг на пpилавка и лотках.