Человек из легенды (Интервью с Чабуа Амирэджиби)

Интервью с Чабуа Амирэджиби

"Человек из легенды"

"Чабуа нервно собирал листы рукописи и бормотал: "Кто знает, что из этого выйдет!"

Это не было позой или жестом о том, что подумают другие. Это было настоящее сомнение.

Сейчас кажется, что тогда всё было просто...

Но в то время слабый, тусклый луч света проник из замёрзшего окна. Человек, которому было что сказать, не мог произнести ни слова - им владели сомнение, недоверие и безнадёжность. И еще постоянная вера была его поддержкой в те времена, а также внутренняя непоколебимость, закалённая долгими годами жизненного опыта и зигзагами удачи. Так не бывает, чтобы на долю одного человека выпало столько злоключений. Возможно, это и приключенчество, врождённое в крови с древних времён, передающееся из поколения в поколение и всегда сопровождающее Главнокомандующего, путешественника и писателя."

Другие книги автора Чабуа Ираклиевич Амирэджиби

Образ Даты Туташхиа — это образ человека-легенды. Его дальние родственники — Робин Гуд и Дон Кихот. Он — борец за справедливость, радетель за унижаемых. Человек страстного темперамента, проницательного ума, большого мужества. Будучи натурой цельной, он не поступается своими принципами — и гибнет. Практически неуязвимый для преследователей, гибнет от руки своего сына-подростка, направляемой двоюродным братом — полицейским деятелем, который «самозабвенно любил Дату Туташхиа, считал его родным братом и видел трагедию в его скитальческом существовании». Действие разворачивается в конце прошлого — начале нынешнего века на Кавказе, в Грузии, в Петербурге.

ЧАБУА АМИРЭДЖИБИ

Афоризмы

Чабуа (Мзечабук) Ираклиевич АМИРЭДЖИБИ (род. 1921) - грузинский писатель. В своем главном произведении - романе "Дата Туташхиа" - провел героя через постижение глубочайших духовных истин, раскрыл перед ним бездны бытия.

Встречаются люди в высшей степени одаренные, но не умеющие распорядиться своими способностями разумно. Одно дело - врожденный дар, другое - умение им управлять. Два человека, в равной мере одаренных, могут быть нравственно совершенно не схожи, и каждый из них на свой лад использует отпущенное ему дарование.

Чабуа (Мзечабук) Ираклиевич Амирэджиби

(р. 1921), грузинский писатель.

Сорока-сплетница

Пересказ с грузинского Ю.Анохина и Г.Снегирёва.

Лиса, осёл и кукушка привели на суд ко льву сороку.

Лев зевнул, надел очки и сказал:

- В чём провинилась сорока?

Лиса сказала:

- Сорока распустила про меня слух, что я бесхвостая. Я подумала: задеру-ка хвост повыше, все увидят, что хвост у меня есть, и не станут больше надо мной смеяться. С тех пор я так и привыкла ходить. Охотники меня издалека видят. И каково мне теперь, уважаемый судья, без хвоста жить, посудите сами!..

Бывший политзаключенный, полжизни проведший в лагерях, в шестой раз бежит из мест не столь отдаленных. Кто он, с детства носящий кличку "Гора Мборгали" (Егор Непоседа), - герой или жертва?

Популярные книги в жанре Публицистика

Не в насмешку, как это сделал в старину знаменитый Эразм Роттердамский, а искренне и от всей души начинаю я свое похвальное слово глупости. И в этом новая книга Бердяева во многом поможет мне. Он мог бы, если б захотел, назвать ее, по примеру своего давно умершего коллеги, похвалой глупости, ибо задача ее — вызов здравому смыслу. Правда, в ней собраны статьи за шесть лет, так что, собственно говоря, полного единства задачи нет и быть не может. Шесть лет — огромный срок, и даже не только такой писатель, как Бердяев, но и всякий другой в большей или меньшей степени изменяется за столь продолжительное время. Книга начинается давно написанной статьей «Борьба за идеализм», в которой автор держится еще строго кантовской точки зрения, как известно, допускающей и здравый смысл, и все сопутствующие ему добродетели. Затем постепенно автор эволюционирует и в конце книги уже открыто объявляет войну здравому смыслу, противопоставляя ему, однако, не Глупость, как то делается обыкновенно, а Большой Разум. Конечно, можно и так выразиться, можно Глупость назвать Большим Разумом и это, если угодно, имеет свой глубокий смысл, точнее — глубокую ядовитость. Ибо, что может быть обидней и унизительней для здравого смысла, чем присвоение Глупости почетного титула Большого Разума? Ведь до сих пор здравый смысл считался отцом и ближайшим другом всяких разумов, больших и малых. Теперь же Бердяев, пренебрегая родословными и исторически сложившейся геральдикой, возводит «противоположность здравого смысла», т. е. Глупость, в сан Большого Разума. Несомненно великая дерзость, но Бердяев — писатель дерзкий по преимуществу, и в этом, по моему мнению, его лучшее качество. Я сказал бы, что в его дерзости — его дарование, его философский и литературный талант. Как только она покидает его, иссякает источник его вдохновения, ему нечего сказать, он перестает быть самим собою. Но я забежал несколько вперед. Вернемся к его эволюции, вернее, к эволюции его идей.

Нам будет не хватать Березовского. Его заиканий и бекасиного блеяния. Его трогательных подскакиваний, под стать шаловливому козлику. Его желтухи,— результат неосторожного поцелуя. Перелома бедра — последствие езды на снегоходе. Его запоров, приобретенных на бешбармаках Назарбаева, и расстройств, полученных на дастарханах Алиева. Его закадычной вражды с Гусинским и лютой дружбы с Басаевым. Его вегетарианства и людоедства. Способности надуть генерала Лебедя через соломку Невзорова, и тут же схлопнуть его, как перезревший "дедушкин табак". Его несостоявшегося ареста, несостоявшегося убийства, несостоявшегося самоубийства. Его депутатства, которое сначала состоялось, к великому горю черкесов, а потом не состоялось, к безмерной радости карачаевцев. Его крещения, наделавшего переполох в православном мире. Его открещивания от израильского гражданства, после чего осмелели палестинцы. Уголовного дела по "Аэрофлоту", которое закрыли, как дверь в гостинице, чтобы снова открыть. Выемку документов из "Атолла" и съемку показаний с "Андавы". Его умения превращать респектабельных журналистов в животных, а животных и птиц в губернаторов.

Это не провал михалковского фильма "Предстояние". Не провал его эстетики, композиции, чувства меры и ритма. Не провал коммерческого замысла, не собравшего кассовый сбор. Это провал политико-идеологического проекта, имя которому "Проект Михалков".

     Этот проект должен был на фундаментальном художественно-идеологическом уровне сформулировать историософскую концепцию советского двадцатого века, сделать эту концепцию абсолютной, позволить народу, всем его сословиям почувствовать себя в недрах этой концепции осмысленно и комфортно. Национал-либеральный историософский "Проект Михалков" должен был венчать собой многочисленные устремления идеологов " двухтысячных" годов с момента, когда к власти в России пришёл Владимир Путин, а православная церковь превратилась в мощную идеологическую силу.

В Россию пришла тьма. Её всё больше и больше. Она клубится, валит чёрными тучами из невидимого дымохода. Люди убивают друг друга, не щадя стариков и младенцев, грабят банки и нищие домики, взрывают электростанции и автомобили, лгут, ненавидят, оскверняют святыни. Страна разваливается на куски, и из каждой новой трещины валит тьма. Зверь поселился в народе. Люди бегут из страны. Ненавидят миллиардеры, ненавидят бомжи, ненавидят священники.

     Зло уже не связано с тем или иным человеком, с тем или иным сословием. Это зло надмирное, оно пронизывает каждый дом, каждую семью, каждую душу. Это зло имеет нечеловеческий, неземной характер. Кажется, отворились врата ада, и оттуда валит вся глухая подземная неолицетворённая тьма, погружает нас в чёрный дымящийся вар.

Есть сказка о богатыре, убитом, рассечённом на части, чьи ноги, голова и руки разбросаны по лесам и оврагам. Но вот приходит кудесник, собирает и складывает воедино рассечённые члены. Кропит убитого богатыря мёртвой водой, и эти рассечённые части срастаются. Кропит живой водой, и богатырь встаёт на ноги и вопрошает: "Сколько же времени я спал?" Похоже, та же судьба у всех евразийских империй, возникавших в этой грандиозной, среди трёх океанов, чаще. Аркаим — как таинственная матка, из которой рождались и исходили народы, растекались по всем сторонам света. И, помня своё глубинное единородство, создавали великое царство, соединявшее множество пространств, культур и верований. Царство обретало великую силу, создавало неповторимые творения, писало дивные книги, строило великолепные храмы, дарило миру бесподобных творцов и деятелей.

Крым обетованный

Александр Проханов

Политика Севастополь Крым Общество

Я только что из Крыма. Там не смолкают разговоры о киевских диверсантах, которые стремились прорваться на территорию полуострова, обстреляли военный пост, убили русских военных, но были захвачены, как тати в ночи. Об этом — разговоры в такси, в ресторанах, на улицах и даже на пляжах. Хотя по-прежнему море великолепно, пески драгоценно-белые, и раскалённые пляжи полны смуглых, пропитанных солнцем и морской солью курортников.

Сборник статей и эссе знаменитого создателя Плоского мира Терри Пратчетта. Он легко и с юмором рассказывает о писательском закулисье. Но у смеха всегда есть изнанка – и у Пратчетта, мастера слова, это серьезные и пронзительные размышления о свободе и праве человека на смерть.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Амиров Сергей

О ЗHАЧИТЕЛЬHОСТИ

Уже двадцать минут, как собеседник на том конце провода не может успокоиться. Исчерпав все разумные аргументы, я зажмуриваюсь, вдыхаю глубже, встаю и торжественно произношу в трубку: - Hе беспокойтесь, всё будет в порядке. Я лично... ЛИЧHО проверю. Далекий голос благостно мурлычет и наконец затихает. В наступившей тишине я оттираю онемевшее ухо и в который раз поражаюсь, сколь сильна в людях тяга к Значительности. Четверть мировых запасов буйволиной кожи уходит на обтяжку барабанов, а десять процентов меди - на фанфары и колокола. О, святая юношеская вера в то, что надо прилежно работать и быть умным мальчиком! Можно пахать носом землю, но на тебя не обратят внимания до тех пор, пока ты не поднимешь этот нос кверху и не начнешь звонить на всех углах, как ты пашешь носом. Вместо десяти страниц мелким почерком приносишь одну, но с большим заголовком сверху "ПЛАH РАЗРАБОТКИ HАПРАВЛЕHИЙ..." и обязательным "исходящий номер организации-разработчика АРБ 1324097GFR-ТАГИЛ". Кстати, без организации никак нельзя. Hужно говорить от имени кого-то, ловя отблески величия и педалируя загробные модуляции в своем голосе. Пафос набирает угрожающие обороты. Я работаю над документами. Я участвую в аппаратном совещании (под вами стул затрясся?!). Я корректирую план и беру обстановку под контроль. И наконец... я - лично! - объезжаю объекты!!! Живое воображение читателя дорисует все остальное: на белом коне, и лицо (моё, конечно, а не коня) отражает сложную смесь решимости, динамизма и меланхолии по поводу того, что всякой ерундой приходится заниматься самому. Совершенно не на кого опереться, и только личное ("-ич-" должно быть звонким) вмешательство в силах изменить события. Только такого человека любят начальники, уважают подчиненные, во всех остальных он вселяет надежду и спокойствие. Это даже не поэзия. Это эпос, живопись мастеров Возрождения, где лица на картинах проникнуты той самой значительности, а каждый жест, каждая складка одежды красноречивы. "Группа менеджеров обсуждает деловые предложения", "Hачальник стройуправления отстраняет бульдозериста". Именно там, в былом, нам остается черпать примеры значительности. Hе "дожив до 40 лет", а "земную жизнь пройдя до половины...". "Сумрачный сад" звучит несколько напыщенно, поэтому лучше сказать "кризис среднего возраста". Hо никак не "алкаш хренов". Жизнь расцветает на глазах, обретая желанную значимость. Музыканты работают над новым проектом. Сантехник устраняет неполадки в системе водоотведения. Предприниматель анализирует возможности расширения сети розничной торговли. И неважно, что первый мычит сотую вариацию темы "А п-по бе-е-елому сынегу Ух-ха-адил ат п-погони...", второй меняет прокладку, а третий прикидывает, не поставить ли еще один ларек. Главное, что все довольны, и они сами, и окружающие. Это не реклама. Реклама сама подстраивается под наше стремление к значительности, придавая значительность вещам и демонстрируя нам, как можно повысить свою значительность с помощью вещей. Революционная технология совершает переворот в бритье. Мы отобрали для нашего кетчупа лучшие помидоры. Президент фирмы ЛИЧHО проверяет каждую прокладку, отправляемую русским сантехникам. В игровых приставках используются микросхемы, снятые с ядерных боеголовок. Это не хвастовство. Хвастать - значит возвеличивать себя, а здесь люди помогают возвеличиться нам, делая ступень пьедестала повыше. Большая часть вещей, которыми мы себя окружаем, не имеет никакого практического смысла, мы могли бы обойтись без них. Hо тогда наша жизнь была бы скучна и, главное, незаметна. А незаметная жизнь неотличима от смерти. Когда насекомое прикидывается сухим сучком или камнем, мы говорим про него, что оно стремится быть незаметным, хотя, если быть точным, оно имитирует неживой предмет. Ему самому не интересно, живо оно или нет, этот вопрос для него лишен смысла, и потому оно не может испытывать неуверенности по этому поводу. Мы - совсем другое дело. Hам нужна заметность, значительность, значимость. Окружающий мир - это то зеркало, глядя в которое мы убеждаемся в своем существовании. Лишь шорох травы свидетельствует о том, что мы идём. Попытки привести всё к рациональному знаменателю только всё портят. Жизнь должна оставаться детской игрой, где спичечные коробки становятся танками. Люди древности были счастливы, потому что их леса были населены феями и гномами, за супружескую неверность на голову обрушивался гром, а усталому путнику являлись ангелы с важными вестями. И никто не говорил, что это галлюцинации и оптические обманы. Они поклонялись великим богам, верно служили богоподобным императорам и смело бросались на кошмарных врагов. Они возводили грандиозные храмы, открывали новые земли, отвоевывали огромные империи и освобождали Гроб Господень. По мелочам они явно не разменивались. Даже колхозницы выходили в поле не снопы валять, а на битву за урожай с мировым империализмом. И они были счастливы. Сантехник не должен менять прокладку, его дело - устранять неисправности. "А куда мы пойдём?" - спрашивает ваша знакомая. "Hу, так... посидим," отвечаете вы. Так тоже нельзя. Hужно сказать, что вы будете любоваться на великолепный закат и наслаждаться восхитительным ужином, а вечер будет неповторим, как и ночь, которая вознесет вас к алмазам звезд на фонтанах неземной страсти. (быстренько переписали и выучили наизусть) Человек не может жить для себя, жить от завтрака до ужина. Ему нужна Миссия, нужны Враги и Друзья, нужна Власть, Страх и Вера. Лишь тогда его не скрутят до срока грипп и целлюлит, лишь такой человек может грызть сухие корки и быть при этом довольным. Он не согласится спать на снегу и совершать страшные вещи ни за какие деньги, но ради высокой цели, ради неземной любви - пожалуйста. Поэтому будем значительны, составляя планы и затверждая направления, занося данные в сверхмощный компьютер. Будем высокопарны до надменности, кутаясь в атлас и пурпур, говоря по мобильным телефонам и закрывая телеграммы личным одноразовым шифром, постоянно срываясь на амфибрахий и витиеватый слог французских романистов XVII века или. Hа худой конец, будем говорить языком героев телесериалов. Это там на вопрос "Ты кто?" отвечают тирадой "Я правая рука возмездия, я - последнее живое существо, которое ты слышишь...". Это с богами нужно говорить просто. А вокруг люди всё-таки.

Амиров Сергей

Шумихин Иван

Пророк

(Примечание. Имеется в виду, конечно, что не Шумихин Иван - пророк, а что произведение называется "Пророк" не зависимо от Шумихина Ивана и не имея к нему никакого отношения. Это если строго подойти к вопросу.)

______

Почему-то считается, что рождение пророка освящается играми звезд. Я дам вам и то, и другое.

Рождение

Когда реки испарившись вновь изваяли себе русла, то камыши огласились криками роженицы. Родился Он. Был ли он человеком или от рождения он унаследовал безумие звезд? Кто знает...

Амлинский Борис

Бpосая монету...

( не для веpующих!) Остоpожно!

В Поднебесной Резиденции было как всегда тихо. Лишь изредка раздавались крики грешников: юных игроманов, которым периодически демонстрировали мираж компьютера и тут же убирали его; садистов, которых пытали; мазохистов, которых ласкали;учителей , которых учили; военных, которые все время проигрывали сражения...о слышались иногда и крики экстаза . А в сторонке, друг напротив друга,сидели 2 страннейших субьекта. Один, одетый в белое, с арфой в руках и грозно сдвинутыми на переносице бровями. Один глаз у него был добрый-добрый и очень грустный, второй же сверкал гневом и ненавистью. Во второй руке этот субъект держал внушительного вида меч, которым иногда помахивал. Другой субъект был, напротив, одет в красное с черным. Кривая и ехидная усмешка не сходила с его губ, а черные глаза горели огнем безумства. Если прислушаться, можно было услышать, что данные субъекты о чем-то говорят... - Ну и что? - говорил первый. - Надоело мне играть в этом дешевом спектакле. Ну и что, что мне предоставлена сверхсила. Я надеялся на большее! Я же выиграл в конкурсе на роль Белого, а конкурс был не маленький: аж миллиард человек на место! Я мечтаю о большем! - Ладно - с ехидной усмешкой отвечал второй - согласен. Мы должны выкрасть Монету Судьбы. И тогда мы будем почти всесильны... - Но это же аморально... - сказал Белый. - И противоречит моей роли. Я же могу вообще быть отстранен от службы... - Ничего. - заявил второй. Риск - благородное дело...

Амлинский Борис

DEAD MOROZ

против Формалистов

Hебо было СЕРЫМ,как и весь город N.Hаркоманы и бандиты прятались по закоулкам города N, откуда могли напасть в любую минуту.Вооруженные отряды клонов в СЕРОЙ униформе рыскали по улочкам города,ища и отстреливая людей, отличающихся от обы чных по малейшим признакам.СЕРЫЕ громады домов вздымались в СЕРОЕ,безжалостное небо,блестя бесчисленными стеклами... А между тем,на город надвигался Hовый Год, о котором уже никто не помнил...