Человек! Чего же ты хочешь, скажи!

Махмутов Альберт

Человек! Чего же ты хочешь? Скажи!

(сборник стихов)

Смотри, как дороги судеб разбегаются вдаль! Что же людей ждёт в жизни радость или печаль? Как же каждому человеку хочется знать, Сколько ему придётся на этой земле любить и страдать.

Ты горести жизни в сердце своём не копи, В памяти не оставляй следов превратностей судьбы. Ты обиду, злость и зависть от себя гони, А в душе твоей должно оставаться место Только для одной любви!

Другие книги автора Альберт Махмутов

Махмутов, Альберт

И всё-таки люди созданы для счастья

Сборник стихов

Человек, любя в терпении Все невзгоды может стерпеть. Человек, любя в терпении Все барьеры в жизни может преодолеть. Человек, любя в терпении Все обиды может простить. Человек, любя в терпении Способен мир к лучшему изменить!

Когда человек много от горя плачет и рыдает В старости страдание его в тихую радость перерастает. А сердце и душа при этом очищаются, И от зла, зависти и лжи спасаются.

Популярные книги в жанре Поэзия: прочее

Они прекрасны — ледники чилийских кордильер, когда крошечная тень самолета скользит по их нетронутой белизне, а ты прижимаешься к иллюминатору восхищенно и печально, ибо знаешь, что там, внизу, особенно отвратительный на фоне такой красоты, какой-то жалкий выскочка уже столько лет правит страной Габриэлы Мистраль и Пабло Неруды. Пиночет любит облачаться в белоснежный генеральский мундир, подделываясь под целомудренную белизну Кордильер. Ледники раскаляются от гнева, когда это видят. Конечно, когда-нибудь не станет ни Пиночета, ни его хунты, а Кордильеры останутся. Природа, в конце концов, выплевывает из себя все то, что оскорбляет ее красоту. Эта мысль, словно тайный родник под сугробами горных невад, скрыта в поэзии чилийца Рауля Суриты. Он вообще поэт особого склада — одновременно и скрытный и беззащитно открытый. Такая скрытная открытость — результат инстинктивной самозащиты в постоянной борьбе с цензурой, с казарменной идеологией. Хочешь не хочешь, а бывает так, что нужда заставит быть метафоричным. Русским поэтам это хорошо известно — вспомним хотя бы лермонтовские «Жалобы турка». Пиночет, правда, осторожен с писателями и вообще с известными людьми более, чем с простыми смертными. Пабло Неруда был убит только морально, а не физически. Когда Виктору Харе отрубили руки, он не был так знаменит, как это случилось после его убийства. Пиночет, стараясь выглядеть либералом, в последнее время создал даже довольно ловкую полугласность. Но полугласность — это еще не гласность, и работать в условиях полугласности писателю ох как нелегко. Полугласность — это своего рода полукляп во рту. Полугласностью слишком медленно издыхающий режим балансирует разгоны демонстраций, убийства в темных закоулках.

Введите сюда краткую аннотацию

За стенкой дальней

играют
       гаммы…
Они
   недавно
звучали в Каннах.
Они упорны,
они бесстрастны.
В них столько
             пота,
что даже страшно.
Об этой странности,
как об открытии,
твердили
        разное
в газетах
критики.
Статьи подробные

Рано или поздно каждый задумывается: ради чего я живу? Кроме ненормальных и фанатиков все приходят к одному — ради жизни. А все эти «ради детей», «ради внуков», «во имя искусства» или, упаси бог, «ради отчизны»… хороши для оболваненных дураков, озвучивания в разговоре с соседями и как аргументы в семейном споре.

Вслед за первым неизбежно возникает второй вопрос: как я живу? На него столько ответов, сколько людей, потому что все зависит от созвучия души той любви, ненависти, равнодушию, боли, радости, горю… всему, что окружает нас, да и наполняет нас.

Хочу поделиться радостью - на прошлой неделе моя Настя сдала экзамен. Она у меня самая умница на свете, поэтому сдала на отлично. Осталось еще немного, она отучится, и мы поедем странствовать по Руси. А пока в меня пришли такие слова:

Поя для России

Какая ожаревшая погода,
но как и каждый раз в такие дни
люблю бродить ногами по природе, -
так хочут травку свежую они.

Ко всему. Впервые, под заглавием «Анафема», — сб. «Стрелец. Сборник второй», Пг., 1916.

Себе, любимому, посвящает эти строки автор. Впервые — сб. «Весенний салон поэтов», М., «Зерна», 1918.

Стихотворение написано предположительно в 1916 году.

«Кесарево — кесарю, богу — богово». — Видоизмененная цитата из Евангелия. Это ответ Христа фарисеям на вопрос, кого следует почитать больше: бога или римского кесаря (императора). Голиаф, —

Ода революции. Впервые — журн. «Пламя», Пг., 1918, № 27, 7 ноября. Стихотворение было написано значительно раньше, но опубликовано к первой годовщине Великой Октябрьской социалистической революции.

Использование формы оды не было случайным. Известно, что А. Н. Радищев, К. Ф. Рылеев, А. С. Пушкин использовали жанр оды для воспевания свободы. Маяковский обращается к оде, продолжив традицию высокой гражданской поэзии. Ораторский пафос «Оды революции» Маяковский переключает на политическую тему, чтобы показать разрушительную и созидательную силу, беспощадность и гуманизм народной революции. Обывательскому проклятию здесь противопоставляется человеческое, главное, что несла в себе Октябрьская революция, — творчество масс. Стихотворение носит программный характер.

Ученица Гумилева, Полонская — единственная женщина в составе легендарной питерской литературной группы «Серапионовы братья», с которой связаны ярчайшие достижения русской литературы 1920-х годов. Именно на 1920-е годы приходится пик ее поэтического творчества. О поэзии Полонской заинтересованно писали Эйхенбаум и Кузмин, Г.Иванов и Адамович, Шкловский и Эренбург… В книгу вошли полностью первые три книги ее стихов (1921–1929), а также избранные стихи и переводы (Киплинг, Брехт, Тувим) последующих лет; немало стихотворений публикуются впервые.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Хотите поучаствовать в отражении немецкой танковой атаки под Вязьмой или напасть на татарские тумены Субедея на берегу Калки? А помочь утвердиться на царском престоле Лжедмитрию Первому? Тогда присоединяйтесь к приключениям трех друзей, наших современников, сумевших придумать и собрать кустарным способом настоящую машину времени. И вот когда вы почувствуете себя богом, Мироздание подбросит несколько неприятных сюрпризов, мстя за грубые изменения, которые вы по незнанию сумели сделать в потоке времени!

Андрей Майоров

Осень...

Что такое осень - это небо,

Плачyщее небо под ногами...

Ю.Шевчyк

Сейчас сижу, пью гоpячий кофе, смотpю в окно. Идет дождь, небо гpустное, тоскливое... Hа душе так же - моpосит дождь, сеpость и неуют. Пpишла осень. Листья начинают желтеть и слетают с деpевьев, напоминая, почему-то зиму, снег... Стpанные ассоциации... Птицы молчат, пpиpода затихла, засыпает... Люди куда-то тоpопятся, спешат укpыться от дождя... Hо стоит немного пpиглядеться к ней осени, и понимаешь, что это замечательное вpемя года, по-своему кpасивое, не на что не похожее, пpавда всегда оно получается гpустным.

Сергей Майоров

НАЖАТЬ КРЮЧОК

Убить человека несложно.

Если хотеть этого.

А зачастую, когда ты этого совсем не хочешь, убийство происходит еще проще.

Сложно бывает, когда надо ударить ножом или задушить. Когда смерть получается долгой и грязной, когда все это происходит при непосредственном контакте, когда приходится видеть стекленеющие глаза и слышать останавливающееся дыхание.

Некоторым, правда, нравится именно это.

Закон оказывается бессилен, и защитить молодую девушку, ставшую жертвой тяжкого преступления, может лишь ее родственник, сотрудник уголовного розыска. Рассчитывая только на себя и своего напарника, он добивается цели. Зло наказано. Но за все надо платить, и вскоре уже он сам из охотника превращается в жертву.