Чеченские дни

Денис Бутов

Чеченские дни

ЕЩЕ ОДИН ДЕНЬ

Сижу, привалившись спиной к бетонной стене блокпоста. Жарко. Очень жарко. Хочется пить. Вытаскиваю фляжку из чехла, скручиваю крышку, делаю пару глотков. Вода горячая и тошнотно отдает хлоркой. Воду на блок привозят в молочной фляге, получается по фляжке на человека в день. Восемьсот грамм. Хочешь - пей, хочешь - душ прими. Восемьсот грамм, хоть залейся. Жарко. Бэтр мой стоит в десяти метрах, за бетонными блоками. У него сдохло чего-то в моторе, я хрен его знает, что именно. Не разбираюсь я в моторах. В моторах разбирается мой водила по кличке Гаврик. Вон он, залез в моторный отсек, только ноги торчат. Ремонтирует, наверное. А может, дрыхнет. Я бы тоже поспал, но жарко. А ему пофигу.

Другие книги автора Денис Валерьевич Бутов

Ставропольский край. Август 1997 г.

Обычно разведку и спецназ не ставили в караулы и различные дежурства по полку. И на блокпостах стояли бойцы из батальонов. У спецназа и разведки совсем другие задачи, функции и навыки. Но случилось так, что пришел дембель.

Дембель с надеждой и нетерпением ждут солдаты и сержанты. Но неизбежная нервотрепка с принятием пополнения и оформлением документов увольняющимся в запас, обучение молодых, обязательное, хоть и временное, снижение боеспособности своего подразделения — все это и делало дембель ночным кошмаром для офицеров.

Денис Бутов

ЛЕКАРСТВО ПРОТИВ МОРЩИН

День начался весело. Сразу после подъема прибежал взъерошенный Васька Сергачев и, скалясь до ушей, посоветовал прогуляться к уличному сортиру.

- А что там? - спросил я.

- Сходи, не пожалеешь!

В сортир я, честно говоря, не хотел (ночью сбегал), но все-таки пошел, потому что стало интересно. В принципе, даже без Сергачева было ясно, что возле сортира происходит что-то странное и, судя по дружному ржанью собравшейся толпы, веселое. Протиснувшись вперед, я увидел голову, торчавшую из очка. Голова принадлежала сержанту Распопину из третьей роты.

Огонь! Дым режет глаза. Бэтээр горит. Я горю! Рвутся коробки с патронами. Вылезти, немедленно выпрыгнуть! Не могу! Ноги! Ноги зажало! Горю!!! Больно!!! Не хочу!!! Харлей! Харлей, сука!!! Вытащи меня!!! Не могу больше!!! Не могу!!!

— Денис! Денис!

Я сажусь рывком на кровати. Дома. Простыня мокрая, я тоже мокрый. Вспотел, блин.

— Ты мне опять спать не даешь. Ты опять кричишь во сне.

Это мой брат. У нас с ним одна комната на двоих. С тех пор, как я уволился в запас, спокойный сон у него кончился. Если, конечно, не считать случаев, когда я не ночую дома. Впрочем, таких случаев немало.

Коля Булкин ехал отдавать долг Родине. Автобус, дымя и попёрдывая, оставил позади Колин родной поселок, Колину любимую девушку и Колино детство. На краевом сборном пункте Коля провёл почти неделю, пока «покупатель» не забрал его в часть.

Первый месяц армейской жизни Коле показался адом. Подъем, отбой, в туалет по команде, зарядка, "форма одежды два — голый торс", еда, которой Колина мама постеснялась бы кормить свиней, — все это настолько отличалось от привычной гражданской расслабленной жизни, что Коля затосковал не на шутку. Масла в огонь подбавляли сержанты, с первого дня окрестившие Колю «Булкой». После того, как Коля, подергиваясь, сумел подтянуться только полтора раза, Булкой его стали звать все, кроме, пожалуй, офицеров.

Денис Бутов

В АВГУСТЕ 96-ГО

Памяти всех российских

солдат, погибших в Чечне.

Земля вам пухом, ребята.

День первый.

Гранатомет - вещь серьезная. Рацию снесло первым же выстрелом. Вместе с радистом. Хорошо, что осталась рация в бэтре. Плохо, что бэтр зажгли на пятой минуте боя. Спросонья все действо воспринималось мной как-то дискретно, рывками.

Вот я трясущимися руками пристегиваю очередной рожок к автомату, потом прицеливаюсь, - рожок отваливается и падает на пол. На второй раз пристегнуть получилось лучше. Наверное. Не помню. Вот, всхлипнув, съезжает по стенке и съеживается клубком лейтенант Садыков. Вот у меня кончаются патроны, я переворачиваю Садыкова на спину и начинаю лихорадочно обшаривать его разгрузку в поисках рожков. Судя по развороченной груди и остекленевшим открытым глазам, помощь ему уже не нужна. В общем, он был не самым плохим лейтенантом из всех, кого я видел. Вот оскаленно-бородатая камуфлированная фигура на мушке и длинная-длинная, патронов на двадцать, очередь. Ладони липнут к цевью.

Популярные книги в жанре Современная проза

Трудно ли быть лесбиянкой? А каково быть самим собою?

Это тождественные вопросы. Это один и тот же вопрос.

Каждый человек имеет шанс быть собою.

Но, спаси нас Бог, от самих себя!

Я живу в Сан Франциско на седьмом этаже в номере дешевой гостиницы на углу Larkin и Geary. Вокруг сутками напролет воют сирены пожарных и полицейских машин, гремят мусорные баки, верещат тормоза дорогих авто. Гостиница образует с домом напротив темный, узкий коридор — так плотно они жмутся друг к другу. Окно моей комнаты выходит сюда. Поэтому не до пейзажей, но я все равно люблю смотреть в окно, хотя нижний край почти у самого пола, и если стоять рядом, кажется, что опоры нет и можно легко соскользнуть вниз. Обычно я подползаю к нему на четвереньках и высовываюсь наружу с сигаретой во рту.

Хьелля Аскильдсена (1929), известного норвежского писателя, критики называют «литературной визитной карточкой Норвегии». Эта книга — первое серьезное знакомство русского читателя с творчеством Аскильдсена. В сборник вошли роман и лучшие рассказы писателя разных лет.

Гелхвидзе Самсон Прокофьевич родился 26 марта 1958 года в городе Тбилиси, в семье служащего.В 1975 году закончил 9-ю среднюю школу г. Тбилиси и в том же году поступил В Грузинский Политехнический Институт (ГПИ) им. В.И.Ленина, на строительный факультет, который с отличием окончил в 1980 году по специальности “Промышленное и гражданское строительство”. В 1989 году защитил кандидатскую диссертацию, утвержденную Высшей аттестационной комиссией (ВАК) при Совете Министров СССР. С 1980 года по сегодняшний день работал в разных учебных заведениях и научно-исследовательских институтах АН страны. Является автором многих научных трудов и изобретений. Свои первые шаги в поэзии и прозе начал делать с 1984 года.На суд читателей представляется первый сборник рассказов автора “Торговцы болью”, в котором автор пытается, по его высказыванию, предпринять попытку изловить, хоть на миг, летящее стрелою время.Предложенный автором сборник рассказов для него является той синицей в руках, которую ему удалось изловить из улетевшей журавлиной стаи жизни прошлого. Отзывы и пожелания просим присылать на адрес отправителя.

"Это была обычная очередная командировка. Последнее время поездки стали особенно частыми и длинными, так что раз, после приезда из командировки, один из сотрудников, Игорь Кулик, поздоровавшись, вежливо спросил его: "Вы к нам надолго, Эмиль Евгеньевич?"

В этот раз он опять приехал в головной научно-исследовательский институт, где бывал часто, где впервые появился ещё студентом для преддипломной практики и с трепетом оглядывал эти священные стены, втягивал носом незнакомый "столичный" запах коридоров и лабораторий. С тех пор прошло много времени, институт разросся и начал заниматься куда более сложными вещами, но для него он стал привычным и более понятным.

О шоу бизнесе (к Бернарду Шоу отношения не имеет)

Мой мир изменился, когда я прибыла в элитную школу Кэтмир, скрытую ото всех среди снегов Аляски. Вот она я, простая девушка, месяц назад трагически потерявшая родителей. Кэтмир – это враждебное место, полное древних тайн, и теперь это мой дом. Новеньких здесь не любят. Особенно агрессивно ведет себя Джексон Вега, глава загадочного Ордена и самый популярный парень школы. Но что-то тянет меня к нему, что-то необъяснимое. Может, он поможет мне понять, как жить дальше, или… погубит?

Свою новую книгу Людмила Улицкая назвала весьма провокативно – непроза. И это отчасти лукавство, потому что и сценарии, и личные дневники, и мемуары, и пьесы читаются как единое повествование, тема которого – жизнь как театр. Бумажный, не отделимый от писательского ремесла.

“Реальность ускользает. Всё острее чувствуется граница, и вдруг мы обнаруживаем, как важны детали личного прошлого, как много было всего дано – и радостей, и страданий, и знания. Великий театр жизни, в котором главное, что остается, – текст. Я занимаюсь текстами. Что из них существенно, а что нет, покажет время”. (Людмила Улицкая)

Любовь к себе – это умение выбирать свободу! Когда ты себя любишь, ты точно знаешь, чего хочешь, и идешь к этому.

Как избавиться от негативного шума в голове, принять себя, перестать сомневаться в будущем и излучать в мир счастье и позитив? Татьяна Мужицкая, известный психолог и бизнес-тренер, поделится техниками, как соединить в себе энергии инь и ян, отдаться на волю обстоятельств и одновременно трансформировать мир, наполнив его собой. Эта книга научит вас принимать подарки от Вселенной, получать удовольствие от жизни и любить себя в каждом своем проявлении.

В формате PDF A4 сохранен издательский макет.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

МИХАИЛ БУТОВ

АСТРОНОМИЯ НАСЕКОМЫХ

...место закрытое... оно лежит внизу невидимое, его вес неизмерим... и когда они были в недоумении от вопроса... на своем пути подошел к берегу реки, протянул свою правую руку и наполнил ее... и бросил... на... и тогда... вода... перед их глазами... принеся плоды... много...

Папирус Еджертона.

Мы залезли на крышу, чтобы сниматься. А не для того - уж во всяком случае, не для того только, - чтобы битый час промерзать на таком ветру, холодном, хотя и август. И виновата во всем, естественно, Элка. Незачем ей было приглашать накануне своего молодого поклонника. То есть в гостях-то мы сидели у нее, и тут, ясное дело, хозяин - барин. Но ведь и компания у нас тесная, годами проверенная, никто из нас потребности в новых людях вроде бы давным-давно уже не испытывает. К тому же оказался ухажер не просто так - с подковыркой. Мы с Макаровым тихо обсуждали книгу Шкловского "Звезды" - забавлялись, в сущности, поскольку ни я, ни он в звездах ровным счетом ничего не смыслим - так, заглянули интереса ради в ученый фолиант. А поклонник неожиданно возбудился. "Это же, - говорит, - просто космогонический диалог, настоящая платоновская традиция. Готовая передача - бери и снимай!" Так и выяснилось, что он не то репортером, не то журналистом на телевидении.

Бутрин Сергей

Туристские приколы

Привет турью!

Тут как-то промелькнула невнятная просьба поделиться различными приколами на туристские темы. В связи с тем, что наступила пора турслетов, дневок и посвящений в туристы, нелишне, ИМХО, было бы поделиться традиционными турзабавами. Прошу имеющих высказаться дополнить перечень, подкорректировать.

1."Домбайский бокс"- двое с завязанными глазами лупят друг друга спальниками. Особо прикольно, когда тетки.

Кирилл БУТУСОВ

ИМПЕРАТРИЦА

ПРИТЯГИВАЛА К СЕБЕ

СМЕРТЬ

ВNo 9 за 2002 год опубликована статья Михаила Пазина о таинственном двойном самоубийстве в замке Мейерлинг. 30 января 1889 года там были обнаружены трупы наследника австрийского престола Рудольфа и его любовницы Вечера. Но это была далеко не единственная из трагедий, преследовавших австрийского императора Франца Иосифа на протяжении всей его жизни.

Этот монарх, доживший до 86 лет, благополучно царствовал среди взрывов и выстрелов, буквально косивших его родственников. И все эти бедствия так или иначе были связаны с его женой императрицей Елизаветой, одной из самых непонятных и загадочных женщин в истории царствующих домов Европы.

Макс Бутусов

Зачистка

Раздался выстрел и в тоже мгновение патрон, пролетев сквозь толщину дождя и разбив стекло, вонзил свое свинцовое тело в висок жертвы. Раздался хриплый крик и через секунду со стула упало тело. Оно забилось в конвульсиях, и судорожно дергаясь, замерло. Kровь хлынула из пробитой в голове дыры, но боли никто уже не чувствовал. Hи жертва, ни убийца. Тело убитого стало легче на 9 грамм. Говорят, что именно столько весит душа. Hо имел ли ее убийца ? И сколько бы весило его тело после смерти, окажись он на месте погибшего ?. Все затихло. Эхо выстрела свернулось клубком подобно рулету, и над городом вновь повисла тишина. Природа не запомнила ничего. Hичего, кроме дождя, который пришел на землю, чтобы остудить нагретые за день дороги. - Еще один. Еще одного сделал это стервец - кричал в милиции начальник отдела. - Меня же теперь понизят в должности. Черт 40 трупов за 40 дней. 40 трупов ! И он вошел вкус, этот пес ! Hачальник швырял документы по кабинеты, обливал грязью сотрудников, но легче становилось только небу. Он прогнало тучи и над осенью загорелись звезды. Яркие и холодные, как глаза убитых...