Чашечка чая

Inna Zelikson

Чашечка чая

        В этот вечер я никак не могла успокоиться... и решить, что день уже закончен. Что ничего больше не осталось, как залезть в наполненную пеной ванну и отправиться спать! 

         Бывает вот такое ощущение, что: еще не вечер. Оно заставляет нас...  И я уже одеваюсь, я еще не знаю, куда пойду,  я может  обманываю саму себя... но это чувство - надо идти - не дает покоя...   Део без запаха и привычные духи. Мягкий свитер... и джинсы.. я явно не собираюсь в ресторан и это правда. Темный карандаш скользит вокруг губ...  сверху ложится телесная помада... совсем прозрачная... просто губы блестят, слегка влажные... 

Другие книги автора Инна Зеликсон

Inna Zelikson

Эйлат

      В разгар рабочего дня, когда от предпраздничной суматохи, я совсем забыла, что завтра уже праздничный день, раздался твой звонок, я скажу тебе честно - я не была готова. Эйлат... 

      Вот уж не думала, что ты сможешь когда-нибудь поехать со мной. Ну это звучит как прикол - мол -  поедем в Эйлат - избитая фраза местных ловеласов. Напомнило мне как когды-то услышала в Ереване, стоя на экскалаторе в метро мужик обратился к длинноногой блондинке : "Дэвушка! Пойдем я тебе МОРЕ покажу!" 

Inna Zelikson

Ночные встречи

        Смородиновый ликер. Сладкий, как мои мечты. Вот и пришла ночь. И слова крутятся на языке:  

У тебя есть сын, у меня лишь дочь.

У тебя есть день, у меня лишь дым:

        Где-то там, на другом конце города спишь ты. Весна разгорячила нам кровь и принесла новые соки спящим горожанам. А хочешь я расскажу тебе про завтрашний день, про длинный week-end, который мы проведем вместе.

Популярные книги в жанре Эротика, Секс

Ну, вот, приехали, — сказал Виталик, отстёгивая ремень безопасности. Ну, вот, приехали, — сказал Виталик, отстёгивая ремень безопасности.

Их машина остановилась возле большого серого здания, скромно называемого «лучшим клубом в Москве», справа от широкой лестницы заполненной молодёжью.

— Зря мы так рано, — сказал Сергей. — Видишь, только недавно начали пускать.

— Да ладно тебе, подождём немного и пойдём, стоит ли из-за какой-то ерунды переживать.

Наше светило делит все человечество на 12 типов. Каждому типу соответствует свой месяц и знак зодиака. Каждый из нас наделен особыми качествами, которые предопределяют сексуально поведение. Обладая знаниями о знаке зодиака партнера, можно не только предугадать его поведение, а также завоевать сердце возлюбленного.

Вашему вниманию предлагается сексуальный гороскоп для знака Близнецы.

Наше светило делит все человечество на 12 типов. Каждому типу соответствует свой месяц и знак зодиака. Каждый из нас наделен особыми качествами, которые предопределяют сексуально поведение. Обладая знаниями о знаке зодиака партнера, можно не только предугадать его поведение, а также завоевать сердце возлюбленного.

Вашему вниманию предлагается сексуальный гороскоп для знака Весы.

Наше светило делит все человечество на 12 типов. Каждому типу соответствует свой месяц и знак зодиака. Каждый из нас наделен особыми качествами, которые предопределяют сексуально поведение. Обладая знаниями о знаке зодиака партнера, можно не только предугадать его поведение, а также завоевать сердце возлюбленного.

Вашему вниманию предлагается сексуальный гороскоп для знака Водолей.

Наше светило делит все человечество на 12 типов. Каждому типу соответствует свой месяц и знак зодиака. Каждый из нас наделен особыми качествами, которые предопределяют сексуально поведение. Обладая знаниями о знаке зодиака партнера, можно не только предугадать его поведение, а также завоевать сердце возлюбленного.

Вашему вниманию предлагается сексуальный гороскоп для знака Лев.

Наше светило делит все человечество на 12 типов. Каждому типу соответствует свой месяц и знак зодиака. Каждый из нас наделен особыми качествами, которые предопределяют сексуально поведение. Обладая знаниями о знаке зодиака партнера, можно не только предугадать его поведение, а также завоевать сердце возлюбленного.

Вашему вниманию предлагается сексуальный гороскоп для знака Овен.

Наше светило делит все человечество на 12 типов. Каждому типу соответствует свой месяц и знак зодиака. Каждый из нас наделен особыми качествами, которые предопределяют сексуально поведение. Обладая знаниями о знаке зодиака партнера, можно не только предугадать его поведение, а также завоевать сердце возлюбленного.

Вашему вниманию предлагается сексуальный гороскоп для знака Стрелец.

Эта книга, несмотря на то, что она рассказывает о путях к счастью женщины, написана для двоих - и для женщины, и для ее мужчины. Как жить вместе, как достичь счастья и гармонии в жизни? Об этом размышляет известный психиатр и сексолог Феликс Вуль, который утверждает, что, прежде всего, понимание друг друга и знание таинственных «ниточек», управляющих нашими эмоциями, способны помочь людям обрести счастье друг в друге. Мужчина рожден для счастья женщины. Женщина рождена для счастья мужчины. Это должна знать не только каждая женщина, но и каждый мужчина, если он хочет быть сам счастлив, ибо не бывает счастливого мужчины рядом с несчастной женщиной. Поэтому книга предназначена всем людям.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

К.Зелинский

Литература и человек будущего

Представление человека о себе в будущем - это условие нашего существования. Проецирование будущего есть часть незнания человеком самого себя. Это признак наличия, цели, целенаправленной организации. У наиболее высокоразвитых существ, каким является человек, умственное моделирование (научное или художественное) тех целей, каких предстоит достичь, является одним из важнейших видов человеческой жизнедеятельности. Это моделирование будущего социально окрашено... Вот почему не все плоды подобного моделирования годятся людям разных борющихся классов, воодушевляемых различными целями. Но сам механизм проецирования или даже моделирования целей будущего носит общечеловеческий характер. Стремление представить себе завтрашний день в видеопластической форме присуще было философам и древности, и средневековья, и христианским вероучителям, и русским революционным демократам (напомню известный сон Веры Павловны в романе Чернышевского "Что делать?"), и Толстому, и Достоевскому, и Горькому, так же как раньше Шекспиру и Гёте. Остроумно выразился по этому поводу Оскар Уайльд в статье "Душа человека при социалистическом строе": "...не стоит и смотреть на карту, раз на ней не обозначена Утопия, ибо это та страна, на берега которой всегда высаживается человечество. А высадившись, оно начинает осматриваться по сторонам и, увидя лучшую страну, снова поднимает паруса. Осуществление утопий и есть Прогресс". Представления о будущем человеческом обществе и о самом будущем человеке рассматривались и рассматриваются во множестве произведений на сотнях языках и в самых различных жанрах: философских трактатах, научных исследованиях, художественных и художественно-фантастических произведениях, литературно-критических эссе и т. д. Один Герберт Уэллс написал около ста книг, предметом которых является заглядывание в будущее и изображение его. Обсуждение проблемы будущего человека происходит также в самых разных аспектах: а) с точки зрения того, каким будет сам человек, круг его интересов, поведения, характер труда, его мораль; б) с точки зрения представления об устройстве будущего общества; в) развития экономики; г) развития точной науки и техники; д) в космическом общении человека с существами иных миров или путешествия на иные миры; е) в аспекте резкого изменения умственных и эмоциональных нагрузок в виду крайнего ускорения исторического процесса (усложнение противоречий, умножение автоматов, населения, изменение характера управления и т. д.). Все эти проблемы следует рассмотреть еще под одним углом зрения, а именно - под углом изменения содержания самих понятий что такое хорошо, что такое плохо. Несомненно, что люди будут по-иному представлять себе, что такое свобода и что такое несвобода, что такое наслаждение и что такое страдание. Мы проецируем в будущее лишь наши сегодняшние представления и ощущения на этот счет. Но не может быть сомнения в том, что будет меняться и физиологическая природа человека под действием новых условий и новых нагрузок - социальных и технических, в которые он будет поставлен. Это будет происходить не скоро, но и не так медленно, чтобы этого нельзя было заметить. Если социальные мечты о всеобщем равенстве и свободном творческом труде в условиях одинакового материального обеспечения, если эти мечты, соответствующие естественным потребностям человека, более или менее одинаковы со времен утопий Платона или Ямбулоса, то взаимоотношения человека и "второй природы" (по выражению Горького), вся техническая цивилизация во многих отношениях трудно представимы. Мы не знаем, какая психологическая и физиологическая нагрузка ждет человека завтра (если под "завтра" иметь в виду, например, тысячу лет). Наука и техника развиваются с революционной, стремительной быстротой. Они сами по себе превратились в могущественную силу. И уже сегодня создан ряд приборов и человек поставлен в такие условия (например, в космонавтике, в реактивной авиации, в обращении с электронными приборами, с ядерной плазмой), какие намного опережают физические возможности человека, сложившиеся в основном около полумиллиона лет тому назад. Сама звуковая речь человека (а человечество говорит сегодня примерно на двух с половиной тысячах языках) сложилась в эпоху верхнего палеолита (то есть около двухсот тысяч лет тому назад). Громадное возрастание объема информации, которой обмениваются люди, да еще при существующих многочисленных языковых барьерах, - все это тоже уже создает определенную напряженность в человеческом общении. Трудность представляет ознакомление не только с художественной, но и специальной научной литературой, издание которой по всем разделам увеличивается в геометрической прогрессии. Наконец, одной из специфических трудностей в развитии науки является ломка наглядности наших физических представлений. Переход от классической физики, связанной с именами Галилея и Ньютона, к физике микромира, связанной с именами Эйнштейна, Планка и Бора, предполагает принципиальный отказ от той наглядности, какая коренится в нашей физиологической природе. Не только космонавты и летчики реактивных самолетов физически ощутили на себе громадные перегрузки, предъявленные физиологии человека современной техникой. Психически мы все находимся под впечатлением гигантских перегрузок, предъявляемых нам современной цивилизацией в разных ее направлениях. Осмыслить эти диспропорции между устаревшей физиологией человека и второй природой, которую он сам себе создал, стремясь удовлетворить свои потребности, - не так просто. И мы не можем предсказать, а тем более смоделировать перспективы будущего в этом направлении - будут ли смягчаться эти диспропорции, будет ли техника приспосабливаться к прежним физиологическим и психическим возможностям человека или, наоборот, будут ли физиология, представления и наши рефлексы видоизменяться, приспосабливаясь к новым условиям. Например, есть люди, которые считают, что в будущем человек вполне естественно и наглядно будет представлять себе единство волны и частицы, энергии и массы (что сегодня наглядно представить невозможно). Есть авторы фантастических романов, которые считают, что и в будущем объединение в наглядных представлениях вышеназванных аспектов материи абсолютно невозможно. "Человек должен круто подниматься вверх или идти вниз, - так пишет Уэллс в своем романе "Разум у своего предела", - и все шансы как будто за то, что он пойдет вниз, к гибели. Если же он поднимется, то ему нужно будет приспосабливаться до такой степени, что он должен потерять облик человека. Обыкновенный человек находится у предела своих сил". Как вопрос о будущем человечества трактуется в современной советской и зарубежной литературе? Хочу здесь подчеркнуть, что этот вопрос не является отвлеченным и тем более вопросом одного жанра научно-фантастических произведений. Эта проблема стоит в центре идеологической борьбы между новым и старым, между социализмом и капитализмом. И понятно почему. Это предмет практической борьбы классов за завтрашний день. В. И. Ленин писал в своей работе "Три источника и три составных части марксизма", что гениальность Маркса состоит в том, что он дал научный ответ на вопросы, которые поставили создатели утопий прошлого. Сегодня новая Программа КПСС, принятая XXII съездом, дает уже практический ответ, который на протяжении многих веков ставила передовая мысль человечества, стремясь заглянуть в наше завтра. Сегодня борьба за будущий мир и будущего человека-это и борьба за сегодняшнего человека, за самосознание сотен миллионов людей. Завтра приблизилось к сегодня и вошло в сегодняшний день. В этом смысле любопытны слова английского романиста Олдоса Хаксли, автора нескольких романов, посвященных как раз обсуждению человеческой природы ("Обезьяна и сущность", "Прекрасный новый мир" и др.). В предисловии к последнему роману, изображающему некий праздничный Батлинский лагерь (видимо, в Голливуде), Хаксли цитирует Ник. Бердяева - довольно известного за рубежом русского белоэмигранта, религиозного философа: "Утопии оказываются гораздо более выполнимыми, чем мы предполагали раньше. Теперь мы находимся лицом к лицу с вопросом также жгучим, но в совершенно ином плане: как можем мы избегнуть их фактического осуществления?.. Утопии могут быть реализованы. Жизнь идет к Утопии. И возможно, что начинается новый век, в который интеллигенция и образованные классы будут мечтать о методах, как избежать Утопии, о возвращении к обществу неутопическому, менее совершенному..." Верно замечает А. Мортон, что в прежние времена буржуазия смотрела с верой вперед, и Утопия была тем, что лучшие ее представители, способные смотреть дальше узких классовых интересов и отождествлять прогресс буржуазии с прогрессом всего человечества, видели его в конце пути. Это видение вселяло надежды, хотя и не всегда давало полное удовлетворение; если даже некоторые утописты и видели, что обеты буржуазной революции не соблюдаются, они были уверены, что достаточно дать хороший совет или небольшой толчок - и все пойдет хорошо (1). Итак, перед нами, если устранить промежуточные звенья, такая картина: один английский писатель предлагает не смотреть на карту, на которой не изображена Утопия, то есть страна будущего. Другой английский писатель советует не глядеть на карту, на которой, наоборот, изображена Утопия. В прежние времена в религиозных учениях будущее изображалось двумя красками: розовой - это рай, и черной - это ад. Теперь набор красок увеличился, кроме розовой и черной, которые остались, прибавился зеленый - цвет надежды, голубой - безмятежности, и красный - как цвет победы революционных сил человечества. И. Сельвинский не без остроумия сказал в своей поэме "Челюскиниана", что полное собрание всех наших надежд - это и есть коммунизм. Прежде чем дать социологическую характеристику современных представлений о будущем человеке и человечестве, попробуем разобраться по существу в некоторых мечтаниях о нем. Конечно, как было сказано, всякие мечтания представляют собой отталкивание от существующих условий, в которых находится сам мечтатель. Как справедливо писал Монтень, мы редко остаемся внутри себя. В сторону будущего нас гонят страх, желания, надежды. Они нас часто лишают чувства и сознания того, что есть, чтобы занимать тем, что будет даже тогда, когда нас не будет. Но если эти мечты не переступают границы нашей собственной жизни, мы называем их мечтами о счастье. Г. Флобер заметил, что ожидание большого счастья - это большое препятствие для нас. Неловко как-то перед людьми говорить о том, что ты счастлив. О счастье можно иногда только прошептать кому-либо на ухо. Оно длится мгновение, как всякая полнота изменчивого бытия. И мы его инстинктивно переносим на завтрашний день. Недаром Пушкин говорил: "На свете счастья нет, но есть покой и воля". И эти строки будут нам понятны, если мы вспомним и другие строки из этого же стихотворения: "Давно, усталый раб, замыслил я побег в обитель дальнюю трудов и чистых нег". Обитель трудов - вот утопический приют счастья по Пушкину! Или вот картина пушкинской утопии:

Рафал А.Земкевич

Песнь на коронации

Песню желаете, достойные господа и прекрасные дамы? Воля ваша, спою я вам о давних временах и о твоих, король, предках. Спою о людях Эстарона, их свершениях. Может, слезы у вас вызову, может, веселый смех, а может, раздумье? Ибо, пока не отзвучала песнь, никто не знает, где больше правды - в балладе моей, или в нас самих...

Могучим было наше королевство в те далекие годы. Над нивами Босторна, над священными водами Терега, в скалах Астгорда - повсюду вздымались в небо сторожевые башни. Обитали там рыцари славные и отважные, верные клятве своей до смертного часа. Ратай не боялся тогда выходить в поле, купец путешествовал без страха, пока стояли на страже те рыцари. О, никто не смел тогда с мечом вступить в пределы нашего королевства, и не знал наш народ ни лицемеров, притворявшихся друзьями, ни сановников с черными сердцами...

Дмитрий ЗЕНИН

Константин СМИРНОВ

ЧТО ПОТЕРЯЛ ШВЕД

ПОД ПОЛТАВОЙ?

Даже поклонники императора Петра Великого не могут отрицать, что в отношениях их кумира со шведским королем Карлом XII есть странные, труднообъяснимые противоречия. Так, уже в 1700 году, первым открыв боевые действия против "скандинавского бродяги", Петр проявляет перед ним какую-то загадочную робость. Имея под Нарвой четверное превосходство в силах, Петр, едва услышав о приближении Карла, бросил свои войска и поспешно отъехал якобы для того, чтобы поторопить подход новых полков. Девять лет спустя под Полтавой, снова имея подавляющее превосходство в силах над Карлом, Петр двадцать дней пребывает в труднообъяснимом бездействии и, так и не решившись на генеральное сражение, принялся маневрировать, предоставив слабейшему его противнику первому "двинуть на русских полки"... И опять: одержав убедительную победу, русский царь выдвигает весьма умеренные предложения для заключения мирного договора. Не менее странно ведет себя и шведский король. Он - потерпевшая сторона, подвергшаяся нападению,- рвется в бой при самых невыгодных условиях, отвергает выгодные для него условия мира, ведет себя после Полтавы, будто ничего не случилось, будто он победитель. Разгадка этого таинственного противоречия лежит, как это неудивительно, в долгой, предшествовавшей истории шведско-русских отношений...

О героической жизни новгородского князя Александра Невского (1220-1263) существует целая литература. И тем не менее в жизни этого полководца и государственного деятеля, одного из крупнейших в российской истории, скрыто немало тайн и загадок, до сих пор не заходящих себе объяснения в трудах наших историков. Почему, например, Александр Ярославич был прозван Невским, а не Чудским, хотя масштабы битвы на Чудском озере значительно превосходили масштабы сражения на Неве? Почему именно за Невскую битву он был при жизни наречен Святым, а впоследствии канонизирован православной церковью? Что за переговоры вели с ним зачастившие в Новгород посланцы папы римского? Пролить новый свет на эти и многие другие загадки, связанные с жизнью Александра Невскогб, позволяет интересная гипотеза Дмитрия ЗЕНИНАизвестного советского исследователя истории рыцарства. Автор не только ученый, но и умелец. На стр. 5 он сфотографирован в сделанной им самим кольчуге - копии рыцарских доспехов времен Александра Невского. Это помогает ему войти в образ эпохи.